Linkuri accesibilitate

Дорогие радиослушатели, добрый день. В студии Александр Фрумусаки, ведущий передачи Приднестровские диалоги. 30 минут на Радио Свободная Европа. Сегодня в выпуске:

В Тирасполе Верховный совет требует отставки главы центробанка, который предложил девальвировать приднестровский рубль. С другой стороны, администрация Евгения Шевчука обвиняет депутатов в популизме и обострении валютного кризиса. После двухлетнего перерыва в Берлине прошел очередной раунд переговоров в формате 5+2 по урегулированию приднестровского конфликта. Каковы результаты и мнения экспертов с обоих берегов Днестра?

Как обычно, начнем наш выпуск с обзора новостей и главных событий минувшей недели.

Глава приднестровского региона Евгений Шевчук выразил недоумение в связи с требованием Верховного совета отправить в отставку главу центробанка Эдуарда Косовского. Через своего пресс-секретаря Шевчук обвинил депутатов в нежелании идти на непопулярные меры, которые положили бы конец валютному кризису. Он подчеркнул, что только Верховный совет может принять решение о девальвации приднестровского рубля. На заседании в среду, 1 июня, депутаты потребовали отставки главы центробанка, который предложил, в качестве меры по преодолению валютного кризиса, девальвировать приднестровский рубль на 10%. Эдуард Косовский ответил, что девальвация по сути уже наступила, поскольку на черном рынке валюту можно купить по курсу значительно выше официального – 11,35 рубля за доллар. Косовский предложил новый курсовой коридор в 12,25 – 12,75 рублей за доллар. Как сообщают местные СМИ, на черном рынке доллар доходит и до 15 рублей. Большинство в Верховном совете считают, что экономическая деградация и валютный кризис последних месяцев – результат политики администрации Евгения Шевчука. С другой стороны, исполнительная власть региона считает причинами снижения торговли и сокращения поступлений в бюджет внешние факторы.

В Берлине 2 и 3 июня прошел очередной раунд переговоров в формате 5+2 по урегулированию приднестровского конфликта – первый после двухлетнего перерыва. Стороны выразили удовлетворение результатами дискуссий и приняли совместный протокол по дальнейшим действиям для поиска путей урегулирования. Во второй декаде июля представители Кишинева и Тирасполя вместе с посредниками – ОБСЕ, России и Украины и наблюдателями – ЕС и США продолжат на конференции в Баварии дискуссии на тему мер по укреплению доверия.

Населенные пункты на обоих берегах Днестра могут получить европейскую финансовую поддержку для модернизации социальных учреждений и инфраструктуры. Объем финансирования составит порядка 150 тысяч евро на проект, деньги будут предоставлены на конкурсной основе посредством программы „Поддержка мер по укреплению доверия”, которую финансирует ЕС и реализует ПРООН, передает IPN. В конкурсе могут участвовать города и села с населением свыше 1500 человек. В ходе конкурса приоритет будет у проектов, направленных на расширение сотрудничества между двумя берегами Днестра. До марта 2018 года модернизации подлежат 30 объектов социальной инфраструктуры. К этому времени по программе „Поддержка мер по укреплению доверия” отремонтировано свыше 70 образовательных, медицинских, культурных, спортивных сооружений, местные рынки, а также объекты инфраструктуры: дороги, системы водоснабжения, канализации, уличное освещение, системы эвакуации мусора. Программа способствует повышению доверия и развитию сотрудничеству между жителями обоих берегов реки Днестр, отмечают в ПРООН.

***

Свободная Европа: Итак, после двухлетнего перерыва международные переговоры по урегулированию приднестровского конфликта возобновлены под руководством действующего председателя ОБСЕ – Германии. Что обсуждали в Берлине и о чем договорились стороны выясняла Тамара Греждеяну.

Среди вопросов которые договорились продолжить обсуждать представители Кишинева и Тирасполя, в том числе на уровне экспертов, признание приднестровских дипломов об образовании, международное передвижение автомобилей с приднестровскими номерами, а также совершенствование механизма выполнения договоренностей, достигнутых в процессе переговоров. Эти предложения, выдвинутые российской стороной до возобновления переговоров, эксперты расценивают как односторонние уступки, навязанные Кишиневу.

Политический представитель Тирасполя Виталий Игнатьев сказал, что предложения Российской Федерации встретили поддержку у всех участников дискуссий и получили отражение в документе, подписанном по итогам переговоров:

Виталий Игнатьев

Виталий Игнатьев

„В определенном смысле протокол является конкретной дорожной картой, которая нам позволит, шаг за шагом, предметно приближаться к решению конкретных вопросов, выходить на более позитивные уровни, создавать атмосферу доверия и поэтапно улучшать социально-экономическое положение приднестровцев и жителей Республики Молдова. Хотелось бы особо отметить, что протокол заседания содержит конкретные обязательства сторон по нахождению в самые краткие сроки устойчивых решений по таким важным вопросам, как уголовные дела против должностных лиц и граждан, совершенствование механизма гарантий, имплементация достигаемых решений в рамках переговорного процесса, участие в международном движении автомобилей с приднестровскими номерными знаками, использование за рубежом документов об образовании, которые выдаются в Приднестровье, и ряд других важных аспектов”.

Переговорщики также согласились продолжить обсуждение вопросов, касающихся восстановления телефонной связи между берегами Днестра и взаимодействие в сфере защиты окружающей среды.

Комментируя возобновление переговоров, спецпредставитель действующего председателя ОБСЕ, посол Корд Майер-Клодт сказал, что это новый толчок в процессе приднестровского урегулирования. И с точки зрения Кишинева встреча была продуктивной. Вице-премьер по реинтеграции Георге Бэлан отметил, что с возобновлением переговоров появилась надежда на то, что постепенно удастся перейти к политическому урегулированию приднестровского конфликта:

Георге Бэлан

Георге Бэлан

„Надеемся, что возобновление переговоров в формате 5+2 позволит на следующих встречах шаг за шагом приблизиться к политическим решениям по этим вопросам. На этом этапе мы постарались заложить основу продуктивных переговоров в дальнейшем. Главное для нас – благополучие граждан Республики Молдова”, сказал Георге Бэлан.

Стороны не установили пока дату новой встречи в формате 5+2, но договорились во второй половине июня, когда состоится конференция в Баварии по продвижению мер по укреплению доверия, найти решение наиболее срочных проблем в области транспорта, образования и связи.

***

Свободная Европа: Политолог Андрей Сафонов из Тирасполя, избранный депутатом Верховного совета Приднестровья по результатам выборов в конце прошлого года, не верит, что переговоры приведут к осязаемым результатам. В интервью Лине Грыу он отметил, что в условиях геополитического напряжения в регионе и предстоящих во второй половине года выборов на обоих берегах Днестра эти переговоры не более чем прощупывание почвы и „позиционные бои”.

Свободная Европа: Какие надежды вы связываете с возобновлением переговоров в формате 5+2? Как вы считаете, возможны какие-то ощутимые результаты?

Андрей Сафонов

Андрей Сафонов

Андрей Сафонов: Надо, прежде всего, четко понимать как интересы сторон конфликта – это Молдова и Приднестровье – так, конечно же, и интересы тех, кто поддерживает ту или другую сторону. До сих пор для сторон конфликта нет ответа на главный вопрос: каким образом и будут ли вообще приступать к обсуждению политических вопросов из так называемой третьей корзины? Вряд ли до этого сразу дойдет, да и вообще трудно себе представить, как это будет, потому что стороны очень долго не вели предметного диалога.

Наконец, остается вопрос, который до сих пор так и не был решен. Если говорить о политическом урегулировании конфликта, то в каких рамках это проводить? В рамках того, что все будут ориентироваться на европейское пространство, то есть Евросоюз, или же стороны будут по-прежнему следовать евразийскому вектору, как это делает Тирасполь, или евросоюзному вектору, как это делает Кишинев. Не только ответа на этот вопрос нет, но и какого-либо компромиссного варианта пока никто не предлагал.

Что же касается экономических и социальных вопросов, то здесь видится несколько большие перспективы. Но и то, это будет, очевидно, не с самого первого заседания. Например, я считаю, что такие моменты, как закрепление мирной ситуации в Зоне безопасности – а это касается всех, это свобода товарных потоков, которые идут через реально существующую границу между Приднестровьем и Молдовой, это, наконец, взаимодействие по самым разным направлениям в сфере торговли – мне кажется, здесь больше перспектив для того, чтобы решать конкретные вопросы.

Но я думаю, что все равно, геополитические противоречия остаются между Востоком и Западом, и Кишиневу и Тирасполю это хочешь-не хочешь но придется учитывать.

Свободная Европа: Как вы думаете, почему переговоры решено возобновить именно сейчас?

Андрей Сафонов: Мне кажется, переговоры это в значительной степени демонстрация добрых намерений со стороны, прежде всего, больших игроков. Это Российская Федерация, Европейский Союз и в какой-то мере, может быть, Соединенные Штаты Америки, хотя формально американцы держатся в этом вопросе на заднем плане.

На мой взгляд, говорить о том, чтобы сейчас выйти на подписание политического решения было бы неправильно, да и я не вижу в этом каких-либо конкретных интересов, в частности, для Российской Федерации. Потому что делать своими руками так, чтобы Приднестровье перешло в сферу влияния Запада, конечно же, здравомыслящие политики в Москве не стали бы. Ну, а с другой стороны политики в Брюсселе и Вашингтоне также прекрасно понимают, что отказываться от своих финансовых, экономических, военных и политических интересов на Днестре Москва в лице ее руководства также не станет.

Свободная Европа: Чего ожидает Приднестровье от этих переговоров и что посчитал бы Тирасполь хорошим результатом?

Андрей Сафонов: На мой взгляд, для Приднестровья наилучшим результатом – это если говорить об объективных приднестровских интересах – было бы, конечно же, максимальная либерализация внешней экономической деятельности при сохранении политической самостоятельности. Собственно говоря, такая стратегия исповедовалась с первых лет существования ПМР, и нет оснований полагать, что она изменилась. Конечно, на это могут накладывать какой-то отпечаток личности переговорщиков, в частности, с приднестровской стороны, но, по крайней мере, формально та линия, которая была определена с 1990 года, она выдерживается и по сей день.

Свободная Европа: Периоды, когда проходят избирательные кампании, не самые благоприятные для ведения переговоров и для получения каких-то результатов. Известно, что во второй половине этого года выборы пройдут и в Приднестровье, и в правобережной Молдове. Не станут ли эти переговоры пустой формальностью в этих условиях?

Андрей Сафонов: Скорее всего, все-таки эти переговоры будут в большей степени для галочки, потому что выборы – это действительно тот период, когда какие-то конкретные договоренности редко достигаются, ибо никто из политиков не хочет брать на себя ответственность. Если завтра к власти придут те, кто относится критически к достигнутым договоренностям, они могут быть отменены, а те, кто вел переговоры, попросту уволены. Поэтому в данном случае, мне кажется, это, прежде всего, демонстрация хорошего тона и хороших манер, если можно так выразиться, но никоим образом не просчитывание конкретного глобального результата. Ведь по сути-то дела дипломаты, которые сейчас встречаются за круглым столом и ведут диалог, они прекрасно понимают, что их начальство, прежде всего, заинтересовано в том, чтобы сохранить свою власть. Поэтому, конечно же, они будут действовать с оглядкой на такой интерес.

Свободная Европа: Российские эксперты отмечали, что Москва заинтересована вернуться к приднестровскому урегулированию на принципах, изложенных в известном меморандуме Козака, но что Тирасполь сейчас эта формула не интересует. Какова позиция Тирасполя относительно возможного возврата к меморандуму Козака?

Андрей Сафонов: На уровне широких слоев населения, мне кажется, какого-либо интереса к переменам такого рода, означавшими бы смену государственного статуса Приднестровья, я не вижу. Почему? Потому что люди привыкли, что все вопросы, которые у них есть, они решают со своими властями, а встраиваться в какую-то сложную схему, которая предполагала бы либо подчинение, либо создание каких-то параллельных общих структур власти, многие просто не видят смысла.

Тем более, что и Молдова, и Приднестровье сейчас находятся на одинаково низком уровне социальной защиты и экономического развития. Надо признать, что, к сожалению, шансы для развития экономик обоих берегов Днестра были бездарно упущены и в настоящее время это действительно было бы объединение двух бедностей, а из этого никаких позитивных результатов, как правило, быть не может.

Ну и, наконец, возвращаемся к тому вопросу, который был уже: в рамках какого геополитического пространства это возможно было бы делать? Понятное дело, что Евросоюз вряд ли выпустит Молдову из своих рук, по крайней мере, без большой борьбы, если бы это произошло, если бы такой вопрос был поставлен. Ну, а в Тирасполе уже привыкли к тому, что Россия в лице своих вооруженных сил и, конечно же, своего политического руководства является также гарантом физической безопасности Приднестровья в целом, Приднестровья как такового. Вот почему мне кажется, что какого-либо горячего интереса ко всему этому вряд ли можно усмотреть.

Это касается, кстати говоря, и Молдовы. Когда разговариваешь с людьми в Молдове, то не замечаешь какого-то особого желания вдобавок заниматься решением проблем взаимоотношений с Приднестровьем.

Все уже притерлись, привыкли уже, выросли поколения, которые помнят только триколор на правом берегу или красно-зеленый биколор на левом. Они не помнят уже ни Советский Союз, ни тем более Королевскую Румынию до 1940 года. Поэтому каждый живет и работает в тех условиях, которые здесь созданы.

Свободная Европа: В контексте региональной ситуации, в том числе событий на Донбассе, где даже ОБСЕ признала, что дело дошло до замороженного конфликта, насколько заинтересована Россия сохранить свое влияние в Приднестровье? И тогда почему же Москва не оказывает Приднестровью более существенную поддержку, чтобы помочь региону преодолеть экономический кризис?

Андрей Сафонов: Дело в том, что, во-первых, я всегда считал и считаю, что само государство, маленькое или большое, должно в первую очередь решать свои проблемы само. И это действительно правильно, потому как сидеть постоянно на дотационной игле либо у других государств, либо у каких-то международных организаций – это в корне неправильно, это приводит только к деградации всей экономической системы.

Кроме того, что касается интересов республики, самого Приднестровья я имею в виду, они заключаются в том, чтобы создать, прежде всего, это производство, восстановить его, где можно, а где можно создать новое, и экспортировать свои товары, потому что Приднестровье всегда было и есть экспортоориентированным регионом.

Ну а Россия, конечно же, она может помочь в том, чтобы, как говорится, дать удочку, но не рыбу, то есть создать условия для такого интенсивного развития экономики в Приднестровье. Конечно, сейчас у всех не хватает денег, но мне кажется, что даже то, что Россия помогает, я имею в виду поставки газа, за который фактически не приходится платить, конечно же, это играет очень большую роль, становится подспорьем для приднестровской экономики. Быть может, у Российской Федерации есть вопросы к действующему руководству ПМР во главе с Евгением Шевчуком, ну, может быть, этим объясняется то, что финансовые вливания не такие большие, какими они могли бы быть. Но это уже опять-таки вопросы, которые связаны с персоналиями, а не с объективной экономической и политической ситуацией.

Кроме того, Россия заинтересована, вне всякого сомнения, чтобы вооруженные силы Российской Федерации оставались бы на берегах Днестра и таким образом здесь был бы действительно хороший базовый пункт для российского влияния. Это отрицать нет смысла, и ничего страшного здесь нет. Вряд ли здесь идет речь о какой-либо консолидации. Дело в том, что российская воинская группировка находится с самого начала, когда распадался Советский Союз, на берегах Днестра и таким образом речь идет просто о закреплении, которое де-факто уже произошло, возможно, разрабатываются какие-то принципы, которые бы де-юре все это закрепили, но в данном случае речь идет о том, что в Приднестровье уже давно создана и инфраструктура для того, чтобы российские войска здесь продолжали находиться, и отношение населения к этому самое благожелательное, поэтому в данном случае условия службы для российской группировки в Приднестровье весьма хорошие. Естественно, никто не хотел бы сейчас менять и ломать всю эту систему.

Свободная Европа: Каковы ваши прогнозы по этим переговорам в формате 5+2? Можно ожидать какого-то прорыва в этом году?

Андрей Сафонов: Я могу прогнозировать, что Запад в лице США и Европейского Союза ну и, конечно, при поддержке Кишинева и при поддержке Бухареста, который не вовлечен формально в переговорный процесс, но имеет здесь вполне осязаемые интересы, будут добиваться главного. А именно того, чтобы Приднестровье подписало политическое соглашение об урегулировании конфликта в границах Республики Молдова, которые признаны мировым сообществом после распада СССР на уровне ООН.

В данном случае эта позиция, конечно, будет расходиться с позицией Тирасполя и с позицией Москвы. Вокруг этого и развернется главная борьба на переговорах. То есть, образно говоря, Кишинев при поддержке Запада потребует приступить к рассмотрению политических вопросов из третьей корзины. Эти усилия могут быть приглушены политической борьбой и предвыборной кампанией в самой Молдове. О Приднестровье мы уже говорили.

Поэтому мне кажется, что основная интрига будет пролегать именно по линии включения политических вопросов в повестку дня. Но я не вижу пока каких-то оснований для того, чтобы предполагать прорыв на этом фронте. Скорее всего, будет то, что называется „позиционные бои”.

Свободная Европа: Эксперт из Тирасполя Андрей Сафонов отвечал на вопросы Лины Грыу.

***

Свободная Европа: И в Кишиневе эксперты скептически оценивают шансы на прогресс в переговорном процессе 5+2 и выражают особую обеспокоенность возможными уступками со стороны молдавских властей. Моя коллега Валентина Урсу накануне переговоров в Берлине побеседовала с Ионом Ляху, бывшим членом молдавской делегации в Объединенной контрольной комиссии, которая осуществляет контроль за ситуацией в Зоне безопасности на Днестре:

Свободная Европа: Наша беседа проходит накануне возобновления переговоров в формате „5+2”, они состоятся в Германии, которая в этом году исполняет мандат председателя ОБСЕ. Два года посредники и наблюдатели не встречались в этом формате. Какие надежды связываете вы с этим раундом переговоров?

Ион Ляху

Ион Ляху

Ион Ляху: От этого формата я не жду ничего. Коль скоро наблюдатели, посредники и участники позволили Тирасполю и Москве лукавить и педалировать совершенно иные вопросы, с этого самого момента формат 5+2 практически себя исчерпал. Он уже не является жизнеспособным”.

Свободная Европа: Но другой формат, альтернативный существующему 5+2, еще не родился. И возобновление переговоров – в любом случае шаг вперед.

Ион Ляху: Ни в коем случае не значит, что возобновление переговоров, ведение переговоров – лучше, чем отказ от них. Именно в рамках этого формата были приняты очень и очень негативные для нас решения. В частности, я имею в виду протокол, в соответствии с которым Приднестровью за переговорным столом был предоставлен равный статус с остальными участниками.

Свободная Европа: Но актуальные вопросы, представляющий повышенный интерес для жителей обоих берегов Днестра, они должны подниматься и решаться в каком-то переговорном формате?

Ион Ляху: Для этого существует формат „1+1”, представители Тирасполя и Кишинева могут встречаться хоть каждый день. И формат рабочих групп, которые также могут встречаться. Сейчас Тирасполь выдвигает идею, согласно которой в заседаниях этих рабочих групп должны участвовать и политические представители. Не знаю, насколько оригинальна эта идея, я, во всяком случае, ее не поддерживаю. Но, Бога ради, если она обеспечит положительный результат – почему бы и нет?

Свободная Европа: Вы на самом деле верите, что 1+1, то есть представители Кишинева и Тирасполя, могут прийти к компромиссу?

Ион Ляху: Ни в коем случае. Я просто ответил на ваш вопрос. Тирасполь настаивает, в принципе, на двух блоках проблем, связанных с транспортом, железнодорожным и автомобильным. В рамках рабочих групп разработать определенные схемы, но они должны основываться на принципах взаимности, чтобы и Молдова, Кишинев что-то от этого получил.

Свободная Европа: Насколько реальна угроза давления на Кишинев, с целью заставить пойти на недопустимые уступки? И какие уступки может еще сделать Кишинев в пользу Тирасполя?

Ион Ляху: Такая угроза всегда существует. И я твердо убежден, что в этом случае возобновление переговоров произошло не по доброй воле Кишинева. Пересеклись два потока, скажем так. С одной стороны, России и Тирасполю необходимы какие-то шаги в этом направлении. С другой, Германия как председатель ОБСЕ крайне заинтересована в каком-то осязаемом результате – положительном результате. И в нашем случае единственное, что можно решить в срочном порядке – это созыв формата. Тем более, что и Тирасполь, и Москва, а также Киев не имеют ничего против за счет Евросоюза и ОБСЕ съездить в Берлин на пару дней, попить кофе и вернуться домой.

Свободная Европа: Одно из заявлений специального представителя ОБСЕ по приднестровскому урегулированию состояло в том, что они не будут настаивать на переговорах ради переговоров, и что необходимы более существенные и конструктивные дискуссии…

Ион Ляху: Если бы договорились обсудить что-то важное и конструктивное, об этом бы сообщили. Сейчас Тирасполь заявляет, что переговоры в формате 5+2, намеченный на июнь раунд, пройдет, скорее всего, под влиянием российской инициативы нон-пейпер, которая включает три вопроса: свободу передвижения, выполнение ранее достигнутых договоренностей и мораторий на политически мотивированные уголовные дела.

Свободная Европа: Регистрационные номера, телефонные коды...

Ион Ляху: Иными словами, вопросы, далекие от тематики формата 5+2 – проблем реинтеграции, проблемы урегулирования конфликта. И в этом случае, скажите на милость, какой смысл созывать формат с такой повесткой?

Свободная Европа: И каков ваш вывод? Как вести себя Кишиневу, который должен проявить и дипломатический подход, и прагматизм, и не идти не уступки, которые вызывали бы у многих недоумение?

Ион Ляху: В условиях, когда Кишинев полностью зависим во всем, от политических вопросов до финансовых, он не может в одиночку вести какую-то политику, даже в сфере, касающейся исключительно Молдовы. Кишиневу приходится учитывать мнения участников формата, партнеров, как говорят сегодня. Что касается партнеров, я уже сказал: им что-то нужно. И в этом случае решено было созвать формат. Разумеется, это будет неэффективный, безрезультатный раунд.

Свободная Европа: Некоторые эксперты полагают, что сегодняшние события на востоке Украины, и непростая ситуация, которая сложилась в Российской Федерации, могли бы способствовать разрешению приднестровского конфликта. Потому что этот конфликт, говорят, один из самых легких и его можно решить в пользу жителей обоих берегов Днестра.

Ион Ляху: Каждый наблюдатель, каждый обозреватель имеет право на собственное мнение. Но наша ситуация такова, что вопрос решить легко невозможно, кто бы что ни говорил. Эксперты, которые говорят: „наш конфликт решить легче”, имеют, наверное, в виду, что в его основе нет религиозных или глубоких межэтнических разногласий, как, например, в Нагорном Карабахе.

Свободная Европа: Сравнивают с конфликтами в Грузии, Украине, Крыму…

Ион Ляху: Тем не менее, имеющиеся у нас мотивы достаточны для того, чтобы конфликт не был урегулирован теми методами или формами, которые применялись прежде.

Свободная Европа: И что делать?

Ион Ляху: Созвать сообщество экспертов и выработать реальный план, план, действительно основанный на реалиях этого конфликта. Не хочу раскрывать сейчас скобки, не тот случай, но возможность существует.

Свободная Европа: Какие скобки не хотите раскрывать?

Ион Ляху: Это все-таки стратегический план. И если бы он был разработан, Тирасполю не обязательно знать все нюансы. В последнее время мы делали им уступки за уступкой, в том числе в вопросах транспорта, железнодорожного сообщения – в соответствии с прежними решениями, приднестровские поезда могли покинуть территорию Республики Молдова только через Единец, сейчас же они опять проходят через Первомайск. Им уступка за уступкой. А нам что?

Мы могли бы взамен добиться хотя бы свободы для приднестровских школ, чтобы их не притесняли до такой степени, чтобы не окружали колючей проволокой? Но мы даже этого не сделали. Идея в чем? Если вы хотите существовать как автономия в составе Республики Молдова, то давайте решать проблему сообща. Если вы хотите быть сепаратистами, значит, Молдова должна поставить точку, сказать, что это сепаратистский режим, с которым достичь консенсуса невозможно, и на какое-то время вообще прекратить всякие отношения с этим регионом. Тогда ситуация была бы другая.

Свободная Европа: Молдавско-украинский диалог может как-то ускорить разрешение приднестровского конфликта?

Ион Ляху: Именно благодаря молдавско-украинскому диалогу после 2014 года, когда президентом стал г-н Порошенко, ситуация изменилась. Иначе не видать нам тех изменений со стороны Тирасполя, которые наблюдаем сегодня. Во-первых, практически к нулю свелись контрабандные потоки. Тирасполь понял, что если Кишинев перестанет платить за электроэнергию, в бюджет региона никаких поступлений не будет. Но снова та же проблема: в Кишиневе некому воспользоваться такими возможностями… Нам все разжевывают и подносят на блюдечке с золотой каемочкой – остается только в рот положить. Но и этого мы сделать не можем…

Свободная Европа: Кто разжевывает и подносит?

Ион Ляху: Киев. При таких благоприятных условиях, какие обеспечил нам Киев, мы давно уже могли оказаться в ситуации, когда нам не указывали бы, какую проблему обсуждать, а просили бы сесть за стол переговоров и рассмотреть тот или иной вопрос.

Свободная Европа: Роль, которую продолжает играть Российская Федерация в процессе поиска решения приднестровского конфликта – какой видится вам сегодня? Вновь стала актуальной тема федерализации, но российское видение федерализации не очень совпадает с позицией Кишинева и даже Киева, который столкнулся с проблемой аннексии Крыма….

Ион Ляху: Да, полностью с вами согласен. Хочу отметить одно: Российская Федерация и сегодня видит урегулирование приднестровского конфликта точно так же, как видела в 2003 году, в соответствии с меморандумом Козака. Но сейчас ее и это не очень интересует. Россию интересует решение проблемы другим способом – приходом к власти в Республике Молдова однозначно пророссийской партии, готовой на второй же день реализовать все предложения, о которых говорит партийный лидер – предложения по федерализации.

Свободная Европа: Г-н Додон?

Ион Ляху: Да. Иными словами, полное отделение и возможность для России расширить территорию размещения своих военных баз не только на левом берегу Днестра, но и на правом. Вот тогда, возможно, нам разрешат продавать вино в Россию.

Свободная Европа: Диалог, переговоры надо продолжать?

Ион Ляху: Надо, однозначно.

Свободная Европа: Но когда ведешь переговоры, но результата никакого? Сегодня само слово „переговоры” стало чуть ли не нарицательным, как и выражение „урегулирование приднестровского конфликта”, потому что люди уже не верят, что об этом кто-то еще думает всерьез и что проблема решаема…

Ион Ляху: Кто может сказать, когда в последний раз было четко объявлено: делегация Республики Молдова во главе с премьер-министром или министром иностранных дел едет в Москву на переговоры, где будет обсуждаться одна, вторая, третья проблема, с конкретным указанием повестки дня, и чтобы мы знали, что они туда поехали? И ожидаемого результата достичь не удалось. Почему? Кишинев предложил одно, второе, третье…

Мы сами не знаем, имеет ли наше правительство единый взгляд на эти проблемы или нет? Или, в зависимости от ситуации, мы быстренько меняем свою позицию. Надо быть последовательными, придерживаться одной линии, иметь свою точку зрения и отстаивать ее. Не удастся сегодня – удастся завтра. Пусть и завтра не удастся, но мы будем знать, что проявили настойчивость, проявили последовательность.”

Свободная Европа: Если бы вы были у власти, у вас был бы план урегулирования приднестровского конфликта?

Ион Ляху: Разумеется.

Свободная Европа: И как скоро этот конфликт можно было бы решить и, главное, какой ценой?

Ион Ляху: Не хочется жонглировать терминами, это было бы неправильно. Но, по крайней мере, было бы ясно, какую тактику выбрали, кто наш противник и кто наш союзник, партнер. А у нас даже в этом вопросе нет полной ясности.

Свободная Европа: Цена урегулирования приднестровского конфликта – она высока?

Ион Ляху: Да, очень высокая, но не настолько, как утверждают некоторые наши политики. Необходимо учесть ряд факторов, но, чтобы было ясно, вспомните 2011 год, когда главой приднестровского региона был избран Евгений Шевчук. Вопреки мощному давлению со стороны Москвы был избран Шевчук – несмотря на свои не обязательно промосковские взгляды.

Значит, в Приднестровье есть определенный потенциал, который надо использовать – человеческий, экономический, политический и т.д. – но его надо использовать, его надо оживить, привлечь на свою сторону. Разговоров об этом много, но реально ничего не сделано.

Свободная Европа: Своим мнением поделился кишиневский эксперт Ион Ляху.

***

Свободная Европа: Дамы и господа, наша передача подошла к концу. Ее ведущий Александр Фрумусаки благодарит вас за внимание и прощается до следующей встречи. Вы слушали Радио Свободная Европа.

Arată comentarii

XS
SM
MD
LG