Linkuri accesibilitate

Ион Ляху: „Российская Федерация и сегодня видит решение приднестровского конфликта точно так же, как видела в 2003 году”


Ион Ляху

Ион Ляху

Интервью с бывшим членом Объединенной контрольной комиссии.

В столице Германии возобновились переговоры в формате „5+2”. 2-3 июня проходит постоянная конференция по политическим вопросам в процессе приднестровского урегулирования. В переговорный формат „5+2” входят Кишинев и Тирасполь как стороны конфликта, Российская Федерация, Украина и ОБСЕ в качестве посредников, а также Соединенные Штаты Америки и Европейский Союз в качестве наблюдателей. Последний раунд переговоров состоялся два года назад в Вене. Бывший член объединенной контрольной комиссии Ион Ляху считает, что этот формат себя исчерпал.

Свободная Европа: Наша беседа проходит накануне возобновления переговоров в формате „5+2”, они состоятся в Германии, которая в этом году исполняет мандат председателя ОБСЕ. Два года посредники и наблюдатели не встречались в этом формате. Какие надежды связываете вы с этим раундом переговоров?

Ион Ляху: „От этого формата я не жду ничего. Коль скоро и наблюдатели, и посредники, и участники позволили Тирасполю и Москве лукавить и педалировать совершенно иные вопросы, с этого самого момента формат 5+2 практически себя исчерпал. Он уже не является жизнеспособным.”

Свободная Европа: Но другой формат, альтернативный существующему „5+2”, еще не родился. И возобновление переговоров – в любом случае шаг вперед.

Ион Ляху: „Ни в коем случае не значит, что возобновление переговоров, ведение переговоров – лучше, чем отказ от них. Именно в рамках этого формата были приняты очень и очень негативные для нас решения. В частности, я имею в виду протокол, в соответствии с которым Приднестровью за переговорным столом был предоставлен равный статус с остальными участниками.”

Свободная Европа: Но актуальные вопросы, представляющий повышенный интерес для жителей обоих берегов Днестра, они должны подниматься и решаться в рамках какого-то переговорного формата?

Ион Ляху: „Для этого существует формат „1+1”, представители Тирасполя и Кишинева могут встречаться хоть каждый день. И формат рабочих групп, которые также могут встречаться. Сейчас Тирасполь выдвигает идею, согласно которой в заседаниях этих рабочих групп должны участвовать и политические представители. Не знаю, насколько оригинальна эта идея, я, во всяком случае, ее не поддерживаю. Но, Бога ради, если она обеспечит положительный результат – почему бы и нет?”

Свободная Европа: Вы на самом деле верите, что „1+1”, то есть представители Кишинева и Тирасполя, могут прийти к компромиссу?

Ион Ляху: „Ни в коем случае. Я просто ответил на ваш вопрос. Тирасполь настаивает, в принципе, на двух блоках проблем, связанных с транспортом, железнодорожном и автомобильном. В рамках рабочих групп разработать определенные схемы, но они должны основываться на принципах взаимности, чтобы и Молдова, Кишинев что-то от этого имел.”

Свободная Европа: Насколько реальна угроза давления с целью заставить Кишинев пойти на недопустимые уступки? И какие уступки может еще сделать Кишинев в пользу Тирасполя?

Ион Ляху: „Такая угроза всегда существует. И я твердо убежден, что в данном случае возобновление переговоров произошло не по доброй воле Кишинева. Пересеклись два течения, скажем так. С одной стороны, России и Тирасполю необходимы какие-то шаги в этом направлении. С другой, и Германия как председатель ОБСЕ крайне заинтересована в каком-то осязаемом результате – положительном результате. И в нашем случае единственное, что можно решить в срочном порядке – это созыв формата. Тем более, что и Тирасполь, и Москва, а также Киев не имеют ничего против на деньги Евросоюза и ОБСЕ съездить в Берлин, побыть там пару дней, попить кофе и вернуться домой.”

Свободная Европа: Одно из заявлений специального представителя ОБСЕ по приднестровскому урегулированию состояло в том, что не будут настаивать на переговорах ради переговоров и что необходимы более существенные и конструктивные переговоры…

Ион Ляху: „Если бы договорились обсудить что-то важное и конструктивное, об этом бы сообщили. Сейчас Тирасполь заявляет, что переговоры в формате „5+2”, намеченный на июнь раунд, пройдет, скорее всего, под влиянием российской инициативы нон-пейпер, которая предусматривает три вопроса: свободу передвижения, выполнение ранее достигнутых договоренностей и мораторий на политически мотивированные уголовные дела.”

Свободная Европа: Регистрационные номера, телефонные коды...

Ион Ляху: „Иными словами, вопросы, далекие от тематики формата „5+2” – проблем реинтеграции, проблемы урегулирования конфликта. И в этом случае, скажите на милость, какой смысл созывать формат с такой повесткой? ”

Свободная Европа: И каков ваш вывод? Как вести себя Кишиневу, который должен проявить и дипломатический подход, и прагматизм, и не идти не уступки, которые вызывали бы у многих недоумение?

Ион Ляху: „В условиях, когда Кишинев полностью зависим во всем, от политических вопросов до финансовых, он не может в одиночку вести какую-то политику, даже в сфере, касающейся исключительно Молдовы. Кишиневу приходится учитывать мнения участников формата, партнеров, как говорят сегодня. Что касается партнеров, я уже сказал: им что-то нужно. И в этом случае решено было созвать формат. Разумеется, это будет неэффективный, безрезультатный раунд.”

Свободная Европа: Некоторые эксперты полагают, что сегодняшние события на востоке Украины, а также непростая ситуация, которая сложилась в Российской Федерации, могли бы способствовать разрешению приднестровского конфликта. Потому что этот конфликт, говорят, один из самых легких и его можно решить на благо жителей обоих берегов Днестра.

Ион Ляху: „Каждый наблюдатель, каждый обозреватель имеет право на собственное мнение. Но наша ситуация такова, что вопрос решить легко невозможно, кто бы что ни говорил. Эксперты, которые говорят: „наш конфликт решить легче”, имеют, наверное, в виду, что в его основе лежат не религиозные или глубокие межэтнические разногласия, как, например, в Нагорном Карабахе.”

Свободная Европа: Сравнивают с конфликтами в Грузии, Украине, Крыму…

Ион Ляху: „Тем не менее, имеющиеся у нас мотивы достаточны для того, чтобы конфликт не был урегулирован теми методами или формами, которые применялись прежде.”

Свободная Европа: И что делать?

Ион Ляху: „Созвать сообщество экспертов и выработать реальный план, план, действительно основанный на реалиях этого конфликта. Не хочу раскрывать сейчас скобки, не тот случай, но возможность существует.”

Свободная Европа: Какие скобки не хотите раскрывать?

Ион Ляху: „Это все-таки стратегический план. И если бы он был разработан, Тирасполю не обязательно знать все нюансы. В последнее время мы делали им уступку за уступкой, в том числе в вопросах транспорта, железнодорожного сообщения – в соответствии с прежними решениями, приднестровские поезда могли покинуть территорию Республики Молдова только через Единец, сейчас же они опять проходят через Первомайск. Им уступка за уступкой. А нам что?

Мы могли бы взамен добиться хотя бы свободы для приднестровских школ, чтобы их не притесняли до такой степени, чтобы не окружали колючей проволокой? Но мы даже этого не сделали. Идея в чем? Если вы хотите существовать как автономия в рамках Республики Молдова, то давайте решать проблему сообща. Если вы хотите быть сепаратистами, значит, Молдова должна поставить точку, сказать, что это сепаратистский режим, с которым достичь консенсуса невозможно, и на какое-то время вообще прекратить всякие отношения с этим регионом. Тогда ситуация будет другая.”

Свободная Европа: Молдавско-украинский диалог может как-то ускорить разрешение приднестровского конфликта?

Ион Ляху: „Именно благодаря молдавско-украинскому диалогу после 2014 года, когда президентом стал г-н Порошенко, ситуация изменилась. Иначе не видать нам тех изменений со стороны Тирасполя, которые наблюдаем сегодня. Во-первых, практически к нулю свелись контрабандные потоки. Тирасполь понял, что если Кишинев перестанет платить за электроэнергию, в бюджет региона никаких поступлений не будет. Но снова та же проблема: в Кишиневе некому воспользоваться такими возможностями… Нам все разжевывают и подносят на блюдечке с золотой каемочкой – остается только в рот положить. Но и этого мы сделать не можем…”

Свободная Европа: Кто разжевывает и подносит?

Ион Ляху: „Киев. При таких благоприятных условиях, какие обеспечил нам Киев, мы давно уже могли оказаться в ситуации, когда нам не указывали бы, какую проблему обсуждать, а просили бы сесть за стол переговоров и рассмотреть тот или иной вопрос.”

Свободная Европа: Роль, которую продолжает играть Российская Федерация в процессе поиска решения приднестровского конфликта – какой видится вам эта роль сегодня? Вновь стала актуальной тема федерализации, но российское видение федерализации не очень совпадает с позицией Кишинева и даже Киева, который столкнулся с проблемой аннексии Крыма….

Ион Ляху: „Да, полностью с вами согласен. Хочу отметить одно: Российская Федерация и сегодня видит урегулирование приднестровского конфликта точно так же, как видела в 2003 году, в соответствии с меморандумом Козака. Но сейчас ее и это не очень интересует. Россию интересует решение проблемы другим способом – приходом к власти в Республике Молдова однозначно пророссийской партии, готовой на второй же день реализовать все предложения, о которых говорит партийный лидер – предложения по федерализации.”

Свободная Европа: Г-н Додон?

Ион Ляху: „Да. Иными словами, полное отделение и возможность для России расширить территорию размещения своих военных баз не только на левом берегу Днестра, но и на правом. Вот тогда, возможно, нам разрешат продавать вино в Россию.”

Свободная Европа: Диалог, переговоры надо продолжать?

Ион Ляху: „Надо, однозначно.”

Свободная Европа: Но когда ведешь переговоры, но результата никакого? Сегодня само слово „переговоры” стало чуть ли не нарицательным, как и выражение „урегулирование приднестровского конфликта”, потому что люди уже не верят, что об этом кто-то еще думает всерьез и что проблема решаема…

Ион Ляху: „Кто может сказать, когда в последний раз было четко объявлено: делегация Республики Молдова во главе с премьер-министром или министром иностранных дел едет в Москву на переговоры, где будет обсуждаться одна, вторая, третья проблема, с конкретным указанием повестки дня, и чтобы мы знали, что они туда поехали? И ожидаемого результата достичь не удалось. Почему? Кишинев предложил одно, второе, третье…

Мы сами не знаем, имеет ли наше правительство единый взгляд на эти проблемы или нет? Или, в зависимости от ситуации, мы быстренько меняем свою позицию. Надо быть последовательными, придерживаться одной линии, иметь свою точку зрения и отстаивать ее. Не удастся сегодня – удастся завтра. Пусть и завтра не удастся, но мы будем знать, что проявили настойчивость, проявили последовательность.”

Свободная Европа: Если бы вы были у власти, у вас был бы план урегулирования приднестровского конфликта?

Ион Ляху: „Разумеется.”

Свободная Европа: И как скоро этот конфликт можно было бы решить и, главное, какой ценой?

Ион Ляху: „Не хочется жонглировать терминами, это было бы неправильно. Но, по крайней мере, было бы ясно, какую тактику выбрали, кто наш противник и кто наш союзник, партнер. А у нас даже в этом вопросе нет ясности до конца.”

Свободная Европа: Цена урегулирования приднестровского конфликта – она высока?

Ион Ляху: „Да, очень высокая, но не настолько, как утверждают некоторые наши политики. Необходимо учесть ряд факторов, но, чтобы было ясно, вспомните 2011 год, когда главой приднестровского региона был избран Евгений Шевчук. Вопреки мощному давлению со стороны Москвы был избран Шевчук – несмотря на свои не обязательно промосковские взгляды.

Значит, в Приднестровье есть определенный потенциал, который надо использовать – человеческий, экономический, политический и т.д. – но его надо использовать, его надо оживить, привлечь на свою сторону. Разговоров об этом много, но реально ничего не сделано”.

XS
SM
MD
LG