Linkuri accesibilitate

Дорогие радиослушатели, добрый день. В студии Александр Фрумусаки, ведущий передачи Приднестровские диалоги. 30 минут на Радио Свободная Европа. Сегодня в выпуске:

Все больше компаний левобережья Днестра ориентируют свой экспорт на рынок Европейского Союза. Но инвестиции по-прежнему обходят Приднестровье стороной. Будут ли возобновлены переговоры в формате 5+2 по приднестровскому урегулированию? И на каких условиях? Точки зрения западных и московских экспертов.

Как обычно, начнем наш выпуск с обзора новостей и главных событий минувшей недели, о которых расскажет Юлия Михайлова:

В четверг в Приднестровье завершились военные учения Оперативной группы российских войск, в которые принимали участие более 500 военнослужащих и 50 единиц боевой техники. В Министерстве обороны России заявили, что эти военные мероприятия не имели ничего общего с учениями „Falcon Medic” и „Dragon Pioneer 2016”, которые практически одновременно провели на правом берегу Днестра солдаты Национальной армии Молдовы совместно с американскими врачами и военными. Тираспольские СМИ сообщают, что в пятницу в Оперативной группе российских войск, дислоцированной в Приднестровье, начались очередные сборы, на этот раз с гранатометчиками. Как сообщает пресс-служба западного военного округа вооруженных сил России, в ходе практических занятий военнослужащие научатся уничтожать бронетехнику, а также живую силу противника. Учения продлятся до конца мая.

Указом главы региона Евгения Шевчука до 25% увеличена ставка иностранной валюты, которую экономические агенты обязаны продать на торгах приднестровского Центробанка. С другой стороны, правительство региона предлагает поднять показатель обязательной продажи валютной выручки до 100%. Эти инициативы отражены в пакете антикризисных мер, направленных на стабилизацию валютного рынка и компенсации дефицита долларов и евро в Приднестровье.

На прошлой неделе, во вторник и среду, состоялись заседания экспертных групп от Кишинева и Тирасполя по вопросам внутренних дел и образования. Тирасполь требует закрыть уголовные дела, заведенные молдавской прокуратурой на ряд приднестровских чиновников, и обещает взамен прекратить уголовное преследование молдавских официальных лиц, включенных в „черный список” Тирасполя. В области образования приднестровские эксперты призывают признать дипломы об образовании, в том числе высшем, для продолжения учебы или трудоустройства за рубежом.

Глава региона Евгений Шевчук утверждает, что переговоры в формате 5+2 приостановлены в результате невыполнения ряда соглашений, достигнутых в 2012 году. Шевчук отметил и отсутствие политической стабильности в Кишиневе, а также тот факт, что рабочие группы по ряду направлений не были достаточно активными, а молдавская сторона до недавних пор уклонялась от прямых контактов. В пятницу Шевчук выступил с посланием к жителям региона, в котором сказал, что главной причиной экономического кризиса в регионе является политика ограничений, который проводят Молдова и Украина по отношению к Приднестровью, и обвинил Верховный совет, контролируемый холдингом Шериф, в намерении ввести в регион парламентскую систему управления.

Представители приднестровской администрации пожаловались во вторник в Москве, что ситуация в Зоне безопасности на Днестре накалилась в связи с полетами румынского самолета над ее территорией. Кишинев ранее заявил, что румынский самолет арендован для осуществления картографической съемки и что Тирасполь был об этом уведомлен еще в начале года, а данные аэрофотосъемки предоставляются и приднестровской стороне.

Россия отказывается исполнять решения Европейского суда по правам человека, принятых в рамках „концепции эффективного контроля”, сформулированной европейской инстанцией в решениях по ряду приднестровских дел. Об этом министр юстиции Российской Федерации Александр Коновалов заявил на Петербургском международном юридическом форуме. Российское издание Vedomosti цитирует слова Коновалова о том, что готовится соответствующий запрос в Конституционный суд Российской Федерации. „Российская Федерация, которая не имеет никакого отношения к процессам, происходящим на этих территориях, и соответственно не может их корректировать, тем не менее объявляется виноватой во всем, от начала до конца: от нарушения прав на получение образования до ответственности за низкое качество продуктов”, заявил министр юстиции России. Тезис об эффективном контроле ЕСПЧ сформулировал в 2004 г. в решении по „делу Илашку”. Согласно Суду, Приднестровская Молдавская республика продолжает существовать и противостоит молдавским и международным усилиям по урегулированию конфликта и установлению демократии и верховенства права в регионе только благодаря российской военной, экономической и политической поддержке. Следовательно, Россия несет ответственность за совершенное на территории Приднестровья, считает ЕСПЧ.

***

Свободная Европа: Четвертый инвестиционно-экономический форум, организованный торгово-промышленной палатой Приднестровья при поддержке правительства региона, прошел на левом берегу Днестра Республики Молдовы 19 и 20 мая. Около 800 человек заинтересовались мероприятием, среди гостей – представители 43 иностранных организаций из 18 государств.

Тема нынешнего форума: „Приднестровье в условиях кризиса: от политики выживания к политике развития”. В ходе тематических панельных дискуссий участники обсудили возможности расширения внешних рынков для экспорта приднестровской продукции, целесообразность предложенной властями коррекции системы налогообложения, технологии привлечения иностранных инвестиций. Отдельно шла речь о механизмах поддержки предпринимательства и о системе технического контроля и регулирования.

Пока эксперты дискутировали, представители производственных предприятий региона рассказывали заинтересованным иностранным гостям, чем привлекательна их продукция и на каком этапе и какого рода сложности возникают при экспорте продукции за пределы Приднестровья.

В день завершения форума наши корреспонденты спросили у прохожих, что нужно сделать для того, чтобы заинтересовать инвесторов вкладывать средства в развитие производственного сектора региона:

- Что мешает развитию? Чиновники, наверное, они больше берут себе. Нужна какая-то антикоррупционная организация. Но хотя, тоже важно, кто там будет работать. Правильно?!

- В первую очередь играет роль политическая ситуация: мы зажаты с двух сторон, смысл инвесторам вкладывать сюда какие-то деньги, капитал, если они не смогут потом нормально выводить эти деньги или товар.

- Зачем сюда? Есть Москва – туда надо вкладывать.

- Сейчас пик скачущего курса валют – вообще тяжело что-то сказать. Все крупные организации тянут одеяло на себя. Причем, люди, простой народ, не зависимо от его желания, остался ни с чем – он не может не выехать, ничего. Кто-то должен нам помочь. А вот кто? – Это очень тяжело сказать. Ни президент, ни какие-то другие фирмы, которые об этом сейчас говорят, для народа пока ничего не сделали. Это я говорю со своей колокольни. Мне, допустим, надо делать ребенку операцию за пределами Приднестровья – я не могу выехать туда с приднестровскими рублями. И никто никогда в мое положение не войдет.

- Мы в такой ситуации находимся, в таком окружении, что очень трудно сказать, что можно сделать. С нами никто не хочет работать. Никто не хочет сюда что-либо вкладывать, потому что мы такой регион, что сегодня мы есть, а завтра неизвестно, что с нами будет.

- Необходимо напрямую выходить на успешные компании за рубежом и приглашать их прийти на наш рынок, например, от какой-нибудь Икеи до… не знаю. Чем мы можем быть полезными, какими производствами для глобальных компаний? Возможно, мы могли бы стать частью международной корпорации, чтобы инвесторы пришли к нам что-то развивать и вкладывать сюда деньги.

Для инвестиционного климата важны вопросы права собственности, налоговая система и правосудие, юридическая основа, чтобы правоотношения в области собственности разрешались каким-то понятным для иностранных компаний способом. У нас есть люди, которые еще способны работать, какие-то производственные мощности.

- Понятно, что в статусе непризнанности у нас много проблем с какими-то законодательными штуками, с налоговой системой, но уже существуют положительные примеры производств и схем, когда инвестиции оправдываются. Действительно, есть и люди, готовые трудиться, и ресурсы. Например, в сельское хозяйство или пищевую промышленность если бы были инвестиции, то это было бы достаточно эффективно. Я думаю, что это просто дело времени и открытости региона.

Свободная Европа: Мнения жителей Тирасполя

***

Свободная Европа: В рамках работы IV Инвестиционно-экономического форума в Приднестровье один из спикеров панельной дискуссии, касающейся систем технического регулирования, Сергей Кроитору рассказал о взаимодействии с приднестровскими экономическими агентами, желающими экспортировать произведенный товар за пределы Республики Молдова. В интервью нашей коллеге Карине Максимовой генеральный директор организации SGS Moldova, которая занимается экспертизой и сертификацией продукции, а также производителей, осуществляющих экспортно-импортные операции, Сергей Кроитору отметил, что в последние годы число обращений за сертификатами соответствия с левого берега Днестра существенно возросло:

Свободная Европа: По Вашим наблюдениям, как сейчас работают те приднестровские предприятия, которые экспортируют свою продукцию в страны Евросоюза уже в рамках Соглашения о Зоне углубленной и всеобъемлющей торговли (DCFTA) с ЕС?

Сергей Кроитору: Все, что мы делаем, мы делаем в соответствии с международными стандартами. Есть ряд приднестровских предприятий, которые обращаются к нам, чтобы мы подтвердили, что произведенная ими продукция соответствует мировым стандартам. Они экспортируют ее в разные страны, но большинство – в Евросоюз. Это подтверждает тот факт, что требования Соглашения DCFTA посильно для приднестровских предприятий, они могут производить и импортировать свою продукцию в Евросоюз. Нет особых проблем в этом отношении.

Свободная Европа: В ходе форума приднестровская чиновница озвучила мысль о том, что приднестровские экономические субъекты страдают из-за двойной системы сертификации, которую они вынуждены проходить и на левом, и на правом берегу Днестра. О чем говорит Ваша практика работы с левобережными предприятиями, так ли это на самом деле?

Сергей Кроитору: Организация, которую я представляю, является не государственной, а частной. Мы не подменяем государственные структуры, государственную сертификацию и так далее. А данные вопросы, которые Вы затронули, необходимо решать на уровне государственных служб, чьи представители должны встретиться, переговорить, чтобы разрешить эти конфликтные проблемы. И я думаю, что они разрешимы.

Свободная Европа: Уменьшилось ли за последнее время число приднестровских предприятий, которые обращаются к вам за международными сертификатами? Говорят, в регионе кризис.

Сергей Кроитору: Наоборот. В последние годы приднестровские предприятия все больше и чаще обращаются к нам, чтобы получить подтверждение соответствий качества, безопасности продукции, которую они экспортируют. То есть, они стали более активными и нашли тот путь подтверждения качества и соответствия их продукции для того, чтобы она успешно экспортировалась.

Свободная Европа: Своим мнением поделился генеральный директор SGS Moldova Сергей Кроитору.

***

Свободная Европа: Германия в качестве действующего председателя ОБСЕ начала дискуссии по возобновлению в первых числах июня переговоров в формате 5+2 по приднестровскому урегулированию, прерванных около двух лет назад. Напомним, помимо двух сторон конфликта в так называемый формат 5+2 входят посредники – ОБСЕ, Россия и Украина – и наблюдатели: Европейский Союз и Соединенные Штаты Америки.. В интервью моей коллеге Лилиане Барбэрошие американский политолог Владимир Сокор заявил, что под напором Москвы Германия осуществляет давление на Кишинев, пытаясь склонить его к односторонним уступкам, которые привели бы к возобновлению переговоров в формате 5+2, а именно: признать регистрационные номера приднестровских автомобилей, международный телефонный код и дипломы приднестровских учебных заведений.

Свободная Европа: Очевидно, что Германии, которая находится на середине срока своего мандата председателя ОБСЕ, хотелось бы перейти к существенным и заметным действиям по урегулированию конфликтов в Донбассе и Приднестровье. Спецпредставитель действующего председателя ОБСЕ побывал в Молдове, Украине и России, чтобы обсудить эти вопросы. Было объявлено, что возобновление переговоров в формате 5+2 по урегулированию приднестровского конфликта возможно в начале июня. И также ясно, что существует неофициальный документ с предложениями России по возобновлению этих переговоров, которые касаются, в частности, гарантирования достигнутых соглашений, дел, заведенных в Кишиневе в отношении приднестровских лидеров, свободы передвижения… Что должно произойти для того, чтобы тот или иной шаг в сторону возобновления переговоров не обернулся серьезными уступками для Кишинева?

Владимир Сокор

Владимир Сокор

Владимир Сокор: Думаю, именно этого желает Германия как действующий председатель ОБСЕ. Ежегодно, где-то в середине года, активизируются усилия соответствующего председателя ОБСЕ по достижению хотя бы минимальных каких-то результатов к итоговому совещанию в конце года, которое традиционно проходит в начале декабря. Поэтому в середине года каждый председатель ОБСЕ начинает нервничать и суетиться, стремясь обеспечить хоть какие-то результаты к итоговому совещанию.

В основном, в ОБСЕ председательствуют маленькие страны, большинство членов Организации – страны небольшие, маловлиятельные и без особых интересов в нашем регионе. Германия – исключение в этом плане. Германия сегодня самая влиятельная страна в Западной Европе, и у нее ость определенные интересы в регионе. Она заинтересована достичь с Россией двусторонних компромиссов чтобы доказать свою ведущую роль в Западной Европе и тот факт, что Берлин в состоянии прийти к двусторонним соглашениям с Москвой, в том числе через страны нашего региона. Этим объясняется визит Корда Майера-Клодта, спецпредставителя министра иностранных дел Германии Франка-Вальтера Штайнмайера по замороженным конфликтам.

Что предлагает Германия? Министерство иностранных дел Германии осознает, что на итоговом совещании ОБСЕ похвастать особо будет нечем, и пытается заручиться какими-то хотя бы символическими результатами. Поэтому Германия предлагает уступки со стороны Кишинева, поскольку добиться таких уступок со стороны Тирасполя, то есть со стороны Москвы, не может.

Какие уступки предлагает Германия Кишиневу? Предлагает признать регистрационные номера приднестровских автомобилей с приднестровским флагом на табличке, но с кодовым обозначением страны „MD”. Иными словами, надпись MD должна соседствовать с приднестровским флагом. По мнению Берлина, автомобили и грузовики с такими номерными знаками должны получить разрешение на международное передвижения, то есть, не только в Молдове. Второе предложение Германии состоит в признании международного телефонного кода Приднестровья. И третье предложение – признать приднестровские дипломы об образовании. К примеру, диплом Тираспольского университета, с оружием в руках захваченного более 20 лет назад приднестровскими силовиками, которые выдворили оттуда преподавательский состав и студентов. Лично я побывал в Тираспольском университете в начале 1992 года, и всего лишь через несколько месяцев приднестровцы, а на самом деле русские, разогнали молдавских преподавателей и студентов.

Таковы предложения Германии – односторонние уступки. Это не новые предложения. Не первый год Тирасполь и Москва пытаются добиться от Кишинева этих уступок. Кишинев отказывается. Надеюсь, и впредь Кишинев не будет предпринимать никаких шагов, которые привели бы к признанию, шаг за шагом, капля за каплей, Приднестровья отдельно от Республики Молдова.

Существует и российское предложение, так называемый нон-пейпер, который пока остается секретом. Суть нон-пейпера состоит в том, что стороны формата 5+2 должны принять документ, который обязывает Кишинев и Тирасполь исполнять решения, принятые в формате 5+2. Я считаю, что это опасное предложение. Москва и раньше пыталась наложить на Кишинев юридические обязательства по исполнению решений формата 5+2, решения, которые могут быть приняты под нажимом Москвы и Тирасполя.

Так вот, министерство иностранных дел Германии чувствует – и правильно, кстати, чувствует – что Республика Молдова является слабой стороной в этих переговорах, так как Россия избавляет Тирасполь от любых уступок. Поэтому растет давление на Кишинев в надежде заставить его пойти на односторонние уступки исключительно ради того, чтобы Германия смогла показать какие-то результаты в конце года. Берлин хочет практически любой ценой созвать до конца года это совещание в формате 5+2, который несколько лет уже не собирался для переговоров. Собирался неофициально для неформальных обсуждений, но не для официальных переговоров. Берлин хочет показать, что именно Германии удалось созвать формат 5+2. Тирасполь и Москва выдвигают условия, которые я отметил чуть выше – признание регистрационных номеров приднестровских автомобилей, признание телефонного кода, признание приднестровских дипломов. И этой ценой Германия хочет созвать формат 5+2, чтобы показать в конце своего мандата какие-то результаты – пусть мизерные, но тем не менее…

Свободная Европа: И в этой ситуации Кишинев что может сделать? Ведь не может же он повернуться спиной и сказать: мы не хотим возобновлять переговоры на таких условиях?

Владимир Сокор: Нет, разумеется. Более того, Кишиневу следует призывать к возобновлению переговоров в формате 5+2. Несмотря на то, что возобновление переговоров, можно не сомневаться, ни к чему не приведет. Все абсолютно согласны с тем, в том числе Кишинев, и даже я согласен, что разговор надо продолжать – любой диалог лучше молчания. Но другое дело, если Кишинев начнут склонять к каким-то односторонним уступкам ради возобновления переговоров, которые, по сути, ни к чему не приводят – переговоры ради переговоров. Иными словами, Кишиневу советуют пойти на конкретные уступки, которые привели бы к заведомо стерильным переговорам, как показывает весь опыт переговорного процесса после 2005 года. Переговоры в формате 5+2 проходят с 2005 года, с затяжными перерывами. Переговоры в формате 5+2 проходили крайне редко. Неформальные встречи проходят, официальные переговоры – нет.

В двух словах: нет никаких оснований для того, чтобы Молдова пошла на односторонние уступки исключительно ради возобновления переговоров, которые в любом случае ведут в никуда, и тем самым дать Германии возможность показать хоть что-то, пусть самые крошечные результаты в конце года.

Свободная Европа: Предлагаю более внимательно присмотреться к этим условиям и предложениям, которые выдвигаются. Например, предложения Германии. Интерес Германии в чем? Зачем ей выступать с такими предложениями – о признании регистрационных номеров, телефонного кода, дипломов?

Владимир Сокор: По двум причинам. Первая на поверхности: потому что Тирасполь и Москва обуславливают возобновление переговоров в формате 5+2 какими-то предварительными уступками со стороны Кишинева. А именно: признанием номерных знаков приднестровских автомобилей, признанием международного телефонного кода Приднестровья и признанием учебных заведений. Иными словами, речь идет о признании Приднестровья – шаг за шагом, капля за каплей; это даже не шаги, а шажочки, ведущие к признанию отдельного Приднестровья. Именно поэтому Москва и Тирасполь добиваются этих маленьких шагов, этих уступок. И они, по сути, шантажируют Германию, они знают, что Германия хочет возобновления переговоров в формате 5+2, поэтому и выдвигают эти предварительные условия – чтобы подыграть желанию Германии.

А позиция Германии, как уже отмечалось выше, имеет две мотивации. На краткосрочный период показать какой-то результат в конце года, пусть маленький, но результат. Это на краткосрочный период, до конца года. В долгосрочной же перспективе – привести к политическому урегулированию на условиях, приемлемых для Москвы и Тирасполя. А приемлемые для Москвы и Тирасполя условия означают признания, пусть и не юридического, но де-факто, отдельного существования Приднестровья в той или иной формуле. Формуле, которая, возможно, на бумаге признает целостность и суверенитет Республики Молдова, но на деле закрепит существование Приднестровья отдельно от Республики Молдова. Признание капля за каплей, шаг за шагом …

Свободная Европа: И, по предложению России, с обязательным исполнением ранее достигнутых договоренностей. Чем вызвано это предложение? Разве были проблемы, связанные с выполнением договоренностей? Неужели Кишинев самая непоследовательная сторона в том, что касается выполнения договоренностей?

Владимир Сокор: Кишинев самая уязвимая сторона, самая слабая, по сути, сторона, потому что у него нет такого сильного внешнего покровителя, какой есть у Тирасполя в лице России; это с одной стороны, с другой же – из-за внутреннего разлада в самой Республике Молдова. Россия традиционно на этих переговорах требовала, чтобы любые решения имели юридическую силу и обязательный характер. Это классическая формула, которую российская дипломатия неустанно повторяет на каждом шагу вот уже более 20 лет: обязательство со стороны Кишинева выполнять „раннее достигнутые договорённости”. Именно это российская дипломатия твердит двадцать с лишним лет. Тирасполь заставить невозможно, а с Кишиневом, возможно, получится.

В сложившейся ситуации Кишиневу нужно выбраться из ловушки. Любые международные переговоры, как и вся история международных отношений, изобилуют примерами, в которых наиболее слабая сторона, даже если на бумаге и идет на определенные условия-ловушки, пытается выбраться из них. Такова история дипломатии испокон веков. Так вот, Россия хочет, чтобы для Кишинева любая договоренность на бумаге, достигнутая, возможно, по принуждению, стала обязательной. В этом вся суть российского нон-пейпера, полный текст которого засекречен.

Свободная Европа: Мы говорили об ОБСЕ, говорили о России, о Приднестровье, которое поддерживает позицию России. Но остальные стороны формата 5+2, как смотрят они на все эти предложения, как относятся к этому нажиму?

Владимир Сокор: К сожалению, не очень обращают внимание, потому что сами обременены проблемами совершенно иного характера.

Госдепартамент США еще несколько лет назад решил уступить Евросоюзу ведущую роль в представлении интересов Запада в случае Республики Молдова. Американцы отошли на второй план, предоставив Европейскому Союзу роль первой скрипки. Такое решение было принято еще в конце правления администрации Джорджа Буша – так что это довольно старый вопрос. Тем временем, Европейский Союз слабеет изнутри и все чаще возникают ситуации, при которых Германия берет на себя роль лидера со стороны Западной Европы, не обладая соответствующим мандатом со стороны всего Европейского Союза.

Но Германия слишком сильна для того, чтобы ЕС смог помешать или чем-то обусловить ее инициативы. Это хорошо видно на примере Украины: в переговорах ЕС не представлен. Германия и Франция участвуют в переговорах, но не от имени Евросоюза, не как уполномоченные Евросоюза. В переговорах по Украине Франция участвует чисто формально, они играет крайне незначительную роль в тени Германии. По сути, переговоры по Украине, так называемый нормандский формат, превратились в двухсторонний диалог между Берлином и Москвой.

Аналогичная ситуация наблюдается и в случае Кишинева с Приднестровьем. Европейского Союза на переговорах не видно, не видно его и на подготовительных этапах переговоров, последние годы каждое лето проходит конференция в Германии – не в другом месте, а именно и только в Германии. Кроме того, в этом году Германия председательствует в ОБСЕ. Следовательно, все карты в руках Германии, Евросоюз отсутствует. Складывается впечатление, что Германия вытеснила Пиркку Тапиола из этих переговоров – его участия не видно. Несмотря на то, что г-н Тапиола играл очень большую роль в прошлом году и два года назад, сейчас он не заметен.

Так что, как я уже говорил, Германия открывает „меню” европейцев – из-за частичного самоустранения Соединенных Штатов Америки и внутренних проблем в самом Европейском Союзе. Более того: если раньше канцлер Ангела Меркель подключалась к молдавской проблематике, сейчас она, обремененная внутренними проблемами – миграция только одна из них – предоставила ведущую роль в этом вопросе министерству иностранных дел, которое возглавляет г-н Штайнмайер. А у г-на Штайнмайера два дедлайна, два крайних срока: один в декабре, когда истекает его мандат действующего председателя ОБСЕ, второй в следующем году, когда состоятся парламентские выборы в Германии и. возможно, г-н Штайнмайер в правительство не вернется и министром иностранных дел уже не будет, поэтому его очень заботит, какое наследие он оставит. Сам Корд Майер-Клодт, представитель г-на Штайнмайера, в ходе состоявшихся на днях бесед говорил, что по истечении мандата председателя ОБСЕ Германия хочет оставить за собой историю успеха – примерно так он сформулировал свою мысль. Термин „история успеха” хорошо всем известен, и он не пользуется хорошей репутацией – уже не пользуется. Но Германия, такая серьезная сила, похоже, готова довольствоваться хоть какими-то результатами, пусть крохотными, лишь бы что-то показать.

Поэтому я бы посоветовал молдавскому правительству, вице-премьеру Георге Бэлану не идти на односторонние уступки.

Свободная Европа: Лилиана Барбэрошие беседовала с западным аналитиком Владимиром Сокором.

***

Свободная Европа: В последние месяцы молдавско-российских отношений мы видим, что Лавров в Кишиневе был, министр иностранных дел Республики Молдова ездил в Россию, на этой неделе было объявление о том, что в июне возможно возобновление переговоров ,в формате 5+2 по Приднестровью. Идет речь о каком-то сближении на внешнеполитическом уровне Молдовы и России, или же это некое тестирование партнера, какие-то игры, которые не значат серьезного восстановления двусторонних отношений?

Сергей Уткин: „Я был бы рад удивиться, увидев, что действительно это начало некоего плодотворного переговорного процесса, но у меня пока возникает ощущение, скорее, что это попытка молдавского правительства укрепить свои позиции. Оно сформировалось в очень сложных условиях, с огромным количеством претензий к этому процессу со стороны как внутриполитических сил в Молдове, так и зарубежных партнеров, в том числе со стороны Запада очень заметная была озабоченность всеми коррупционными скандалами. И новое правительство, как мне кажется, хочет показать, что оно не является временным. Что оно уже себя вполне хорошо ощущает для того, чтобы с позиции государственных интересов вести переговоры по вопросам урегулирования конфликта, говорить вполне уверенно с Россией, с Западом, то есть оставить в прошлом вот этот этап внутренней смуты.

Сергей Уткин

Сергей Уткин

Тему Приднестровья, конечно, Кишинев может откладывать в долгий ящик снова и снова, то есть здесь нет никаких причин все просто бросить и заниматься только этим. Здесь видимо именно желание, чтобы возобновление переговоров показало молдавское правительство с другой стороны, как, в общем, полноценную сторону этих переговоров.”

Свободная Европа: Скажите, а зачем России эта игра? Ведь все прекрасно понимают, что Россия – не кукла, которая позволяет себя использовать молдавским правительством для укрепления собственных позиций. Видимо, со стороны России тоже есть какой-то интерес в этой имиджевой игре…

Сергей Уткин: Думаю, России тоже достаточно важно, как именно будет выглядеть и как будет работать правительство Молдовы, насколько оно будет конструктивно вести себя в вопросах, которые важны для России, пойти навстречу, провести переговоры, в том смысле, чтобы установить более близкий контакт… Видимо, по крайней мере, нет такого желания – заклеймить, как у нас иногда бывает, молдавское правительство как некое антироссийское или что-то неприемлемое для России, наоборот, посмотреть на то, не получится ли с ним нормально взаимодействовать по тем темам, по которым это необходимо. Потому что все другие сценарии оказываются, в общем, довольно рискованными, в том числе для России. То есть, поддержка Приднестровья в пику Кишиневу – ну, в общем, поддержка Приднестровью в общем-то оказывается, и будет оказываться, но это будет означать, что фактически с Кишиневом происходит какой-то разрыв, который потом может быть использован в том числе через призму, которую любят в Кремле – да? – геополитическую, то это может быть потом использовано и Западом. Зачем создавать противоречия, которые можно использовать? Если в принципе мы все понимаем, что в Молдове на самом деле достаточное количество людей, в том числе в правительственных кругах, которые на Россию смотрят спокойно, без какого-то фанатизма в ту или другую сторону, но с готовностью принимать во внимание российские озабоченности и искать выгоду, в первую очередь, наверное, экономическую, на направлении взаимодействия именно с российской стороной.

И если Россия может здесь в какой-то степени поспособствовать экономической успешности молдавского правительства, чтобы не было всех этих блокад, экономических ограничений, уйти от этого, то наверное для молдавского правительства это было бы важно, а для России это была бы возможность получить какую-то более предсказуемую, более стабильного партнера, от которого не будут ждать каких-то гадостей, каких-то неожиданностей.”

Свободная Европа: В контексте возобновления переговоров по Приднестровью – что должно бы измениться для того, чтобы Россия согласилась на окончательное урегулирование этого конфликта? Потому что общее было мнение о том, что Приднестровье используется для того, чтобы удержать Молдову в сфере влияния, опять же то, о чем говорили – не допустить того, чтобы она стала Румынией, то есть как рычаг давления и на Молдову, и на регион. Возможно ли какое-то стечение обстоятельств, и каким оно должно быть, чтобы Россия на следующих переговоров, которые начнутся в июне, сказала – да, давайте решать проблему, пора ставить точку в этом вопросе… Или Приднестровье все-таки нужно России и дальше?

Сергей Уткин: Идея, которая в Москве во властных кругах по-видимому доминирует, она на самом деле понятна. Вопрос, скорее, в том, может ли она сработать или нет. И здесь я пессимистически настроен, то есть я не вижу какого-то прорыва или быстрого прогресса. То есть, понятно, что урегулирование этого конфликта должно произойти на условиях, которые фактически будут означать закрепление молдавской государственности как государственности, не направленной против России, да? Как государственности, в рамках которой просто невозможно будет изменить, допустим, положение о нейтралитете. Государственности, в рамках которой невозможно будет развивать активно какие-то двусторонние военные контакты со странами Запада, потому что там будут серьезные и на постоянной основе присутствующие силы, которые будут против этого. Государства, в котором русский язык будет играть роль наряду с румынским, молдавским – это уже, наверное, мало волнует Кремль, как именно будет называться язык, но вот чтобы русскоязычный элемент тоже присутствовал и был закреплен, и что это была одна из опор государства. То есть фактически речь идет о том, что Молдова должна как-то закрепиться в статусе государства, которое не делает выбора между Западом и Россией, а признает, что – да вот, мы такие, у нас и румынский, и русский, и у нас многоэтническое государство, и сохранение этого многоэтнического государства, сохранение государства, где разные очень территории вместе – именно сохранение его будет нашей национальной идеей. Что наша идея не в том, что мы уйдем на Запад, и может быть даже не в том, что мы присоединимся к Евразийскому союзу, потому что, в общем, опять же чисто географически сейчас это – особенно после тех событий в Украине – достаточно сложно себе представить. Но, по крайней мере, что мы не будем совершать этот выбор в сторону Запада.

С одной стороны, в общем, понятна озабоченность Кремля, но с другой стороны понятно и то, что в Молдове есть достаточно влиятельные и заметные политические силы, которые не являются какими-то маргинальными, крайними, прорумынскими, но при этом они вполне серьезно и искренне считают, что европейская перспектива для Молдовы крайне важна. Что нужно в конечном счете вступать в Европейский Союз и что это шанс на более активное, более успешное развитие.

И насколько эта линия может примириться с теми изменениями в государственной структуре, которые наверное приветствовали бы в Кремле – это вопрос, который пока, скорее, не решается, то есть это явное противоречие интересов.

А в том плане, как это могло бы выразиться в практическом ключе… Ну, вы знаете, когда вот при приднестровцах упоминают план Козака, они все сразу говорят: ой, ну это было в общем давно и неправда, и уже много воды утекло, вот тогда да, было предложение, а теперь и нет такого предложения, в общем, мы об этом даже и не думаем. В общем, речь о том, что Приднестровье было бы очень мощно представлено в молдавской государственной структуре, так, чтобы действительно иметь влияние, а не просто сдать все позиции и дать возможность Кишиневу определять все дела в Приднестровье , да? Если выстроить такую структуру, в каком-то, может быть, не полном подобии, а в некотором подобии с тем, что было в меморандуме Козака, наверное, по крайней мере в Кремле на это смотрели бы с определенным интересом. Вопрос в том, что пока не возникает ощущения, что стороны конфликта вообще готовы об этом говорить. И с той, и с другой стороны есть люди, которые сразу, с порога говорят, что нет, это все вообще уже в прошлом… Ну, а с молдавской стороны еще и, на мой взгляд, был довольно примечательный эпизод, да?, когда была вот эта запись с выступлением Стрельца, где он в общем открытым текстом говорил о том, что, ну, вы знаете, у нас в правительстве было столько забот, что мы по большому счету даже не успели подумать, а чего мы хотим собственно достичь в этих переговорах по Приднестровью, какой собственно у нас план и чего мы хотим добиться. То есть, есть еще такая неопределенность, связанная с внутриполитическими процессами, с другими фронтами работ, которые тоже нельзя упускать из виду.

Свободная Европа: В двух словах, 2016-ый для региона – каким вы его видите? Главное, чтобы не было хуже, или все-таки какие-то позитивные подвижки можно просматривать?

Сергей Уткин: „Я был бы рад позитивным подвижкам, но лично мне кажется – лишь бы не было войны, что называется. Если удастся более или менее сохранить существующее положение и при этом, допустим, еще достаточно уверенно отойти от всех этих тем торговых блокад кого бы то ни было, да? – и Приднестровья, и ограничения молдавских товаров в России – если по этим темам удалось бы продвинуться, я думаю, это был бы очень позитивный итог. Но здесь есть достаточно много точек, в которых может произойти срыв, в том числе в связи с выборами, которые всегда – время такое – мало предсказуемы в любой стране и всегда выборное время может стать, в том числе, временем потрясений. Не хотелось бы этого. Хотелось бы, чтобы обошлось без потрясений.”

Свободная Европа: заведующий отделом стратегических оценок Центра ситуационного анализа Российской академии наук Сергей Уткин отвечал на вопросы Лины Грыу.

***

Свободная Европа: Дамы и господа, наша передача подошла к концу. Ее ведущий Александр Фрумусаки благодарит вас за внимание и прощается до следующей встречи. Вы слушали Радио Свободная Европа.

XS
SM
MD
LG