Linkuri accesibilitate

Евгений Магда: „Гибридная война идет не за территории, а за умы и настроения граждан”


Евгений Магда

Евгений Магда

Гость международной конференции по вопросам безопасности „Саммит НАТО в Варшаве: новые угрозы”, которая прошла в Кишиневе, кандидат политических наук, автор книги „Гибридная война” Евгений Магда в эксклюзивном интервью Свободной Европе рассказал об особенностях гибридных войн и механизмах противодействия.

Свободная Европа: Вы эксперт по гибридным войнам, написали даже книгу об этом. Наверное, вы опирались на украинские события. Как вы думаете, насколько применим термин гибридной войны к Республике Молдова?

Евгений Магда: К сожалению, практически к любой стране Европы, особенно к тем странам, которые были в Советском Союзе, этот термин применим, и возможность такой войны не исключена. По той простой причине, что Россия стремится восстановить свое влияние на постсоветском пространстве, разрушить Европейский союз и доказать, в том числе и Молдове, и Украине, что наши государства это нечто искусственное, failed state – недееспособные государства, которые Россия готова не обязательно поглотить формально, но готова их сделать ручными.

Свободная Европа: Каково определение гибридной войны, и где она очевидна?

Евгений Магда: Я бы сказал, что гибридная война имеет много определений. Российские ученые в борьбе за эти определения зачастую пытаются скрыть ее смысл. Особенность гибридной войны в том, что они идет не за территории, а за умы. За умы, за настроения граждан другой страны. При этом используются достаточно широкие инструменты. Поэтому гибридная война – это противостояние между государствами, в ходе которого одно пытается подчинить своей воле другое с помощью разнообразных механизмов: экономических, информационных, исторических… То есть, это война, в которой собственно боевые действия не являются первоочередными, но выступают зачастую в роли катализатора, в роли такого события, вокруг которого развиваются все другие.

Свободная Европа: По вашим оценкам, в Украине когда все началось?

Евгений Магда: Я думаю, что скрытая фаза гибридной войны началась задолго до Евромайдана. Я не верю, что Россия просто так решила вдруг отхватить Крым после того, как победил Евромайдан. Я полагаю, что Россия нацеливалась на 2015 год, когда у нас по плану должны были быть президентские выборы и на кону была должность президента с широкими полномочиями. В таких условиях, как показывают украинские выборы 2004-го и 2010 годов, избрание наших президентов, сама избирательная кампания превращалась в формат холодной войны. Подчеркиваю – холодной, без применения оружия. До 2014 года Украина не знала, что такое элементы гибридной войны или убийство людей на Майдане, на улице Институтской в центре Киева. И поэтому Россия при таком благоприятном для нее сценарии, скорее всего, попыталась бы отрезать Крым в ходе президентской кампании или после нее.

То есть, России нужна была небольшая победоносная война. Так уже было в начале 20-го века, по крайней мере, по задумке российского руководства; так собиралась Россия делать и сейчас, но ей пришлось действовать быстрее, поэтому и успех оказался меньше. Но различными инструментами украинские спецслужбы, украинская армия, украинские правоохранительные органы были серьезно подорваны именно во время президентства Виктора Януковича, то есть задолго до Евромайдана.

Свободная Европа: Когда наш министр обороны говорит, что в Молдове проявляется гибридная война, то политики, которые не согласны с этим, которые выступают за дружбу с Россией, это опровергают. Кто прав, как вы считаете?

Евгений Магда: Наверное, для того чтобы дать полное определение, мне нужно зайти в какой-нибудь книжный магазин в Кишиневе в отдел книг на русском языке. Я думаю, такие есть. И по ассортименту я смогу достаточно четко сказать, идет гибридная война или нет. Если сюда завозят тот книжный мусор, который я, например, видел в Риге в центре города, где не только по отношению к Украине, событиям в Донбассе, на Евромайдане – поток клеветы, как в кирпичах в этих книгах, а и в отношении латвийской истории пренебрежительные формулировки, то, я думаю, что если и здесь, в Молдове, отрицают право страны на независимость, и делают это на русском языке, то, скорее всего, гибридная война уже в разгаре. Особенность гибридной войны в том, что не будет классического объявления войны, с вызовом посла и вручением ему соответствующей ноты. Точно так же капитуляции в гибридной войне тоже не будет.

Свободная Европа: Когда я в последний раз была в Брюсселе на саммите НАТО, там говорили о концепции противодействия гибридным войнам. И эта стратегия, скорее всего, будет предназначена и для стран-партнеров НАТО, не только для членов Альянса. С вашей точки зрения, каким образом можно предотвратить гибридную войну, и какой, на ваш взгляд, может стать стратегия, которая пока вырабатывается?

Евгений Магда: Я удовлетворен тем, что НАТО начало реагировать на вызовы гибридной войны, в принципе, были соответствующие встречи и в Киеве на эту тему. И я думаю, что интерес к украинскому опыту будет очень большой. Хотя бы по той простой причине, что Украина очень дорого заплатила за этот опыт.

Предотвращать гибридную войну достаточно сложно. Противодействовать лучше всего через эффективную политику, открытую политику, эффективную коммуникацию с населением, демонстрацию того, что власть способна не просто осуществлять преобразования, а эффективно их пояснять.

Например, сегодня Украина оказалась в ситуации, когда она действительно делает выбор: либо выжить, либо победить. Без изменений Украина не сможет кардинально развиваться. То есть, если мы не изменимся, Россия продолжит на нас давление, попытается нас, в конце концов, размазать. Поэтому Украина просто должна меняться, меняться внутри себя, осуществлять преобразования, которые откладывали на протяжении долгого времени, осуществлять – объяснять… Я думаю, что эта схема сработает и в Молдове. Потому что одними запретами российских телеканалов, российских книг, всего остального мы не решим этот вопрос. Потому что мы существуем, в наших странах, на информационном пространстве, где русский язык как минимум существует параллельно с государственными языками, украинским и молдавским, поэтому он создает свое особое информационное поле и полностью его ликвидировать, даже любыми репрессивными методами, по-моему, невозможно.

Свободная Европа: Все-таки, вы настроены оптимистично? Сможет ли НАТО, смогут ли европейские страны найти формулу эффективного противодействия гибридной войне?

Евгений Магда: Я думаю, разработка такой формулы невозможна без учета опыта украинских, как минимум, негосударственных организаций. Потому что именно негосударственные организации в Украине фактически выступили наиболее эффективными средствами противодействия в гибридной войне – например, в информационной сфере. Самые разные организацииStopFake, Инфосопротивление, мы вот создали Бюро противодействия гибридной войне. То есть, те организации, которые не зависят от государства, которые готовы быстро реагировать и готовы быть эффективными. На самом деле, негосударственные организации и медиа – это, на мой взгляд, главное вооружение в гибридной войне. Это то, чем осуществляются эти боевые действия, чем осуществляется воздействие на умы людей.

Свободная Европа: Коррупция – это элемент гибридной войны?

Евгений Магда: Да. И борьба с коррупцией – важнейший ключ к победе в гибридной войне. Потому что для Украины и для Молдовы, я думаю, важно стать полноценными европейскими государствами не только в плане получения членства в Европейском Союзе или, скажем, Республика Молдова получила, а Украина рассчитывает получить безвизовый режим с ЕС... Важно победить коррупцию, важно восстановить веру в правосудие, важно, чтобы люди понимали, что наши государства движутся в Европейский Союз не просто по воле элиты, а потому, что это естественный выбор наших народов.

XS
SM
MD
LG