Linkuri accesibilitate

Как журналист Сергей Вилков противостоит тандему "Единой России" и РПЦ

Центр “Э” Саратовской области проводит проверку по факту публикации в социальных сетях картинки с изображением Богородицы в маске и младенца Христа в противогазе.

Коллаж разместил на своей странице в "Фейсбуке" игумен Нектарий и написал, что это перепост подзамочной публикации журналиста саратовского издания “Общественное мнение” Сергея Вилкова. Игумен поинтересовался у своих читателей, “как должно в такой ситуации действовать? Не обращать внимания, оставив “расти до жатвы”, или не препятствовать тем представителям православной общественности, которые считают, что судебный иск по данному поводу необходим”. Несмотря на то что большинство комментаторов были против судебного преследования Вилкова, а многие осудили самого Нектария за религиозный фанатизм и чрезмерную ранимость, центр “Э” назначил экспертизу пасхально-первомайского коллажа.

Сергей Вилков рассказал Радио Свобода, что причина возмущения главы информационного отдела саратовской епархии игумена Нектария связана с его земными интересами. Он близкий друг и партнер депутата от “Единой России” Саратовской областной думы и бизнесмена Сергея Курихина, который давно пытается препятствовать расследованиям журналиста.

– Сергей, как вы думаете, что символизирует эта картинка и почему она оскорбила чувства игумена Нектария?

– По просьбе моего адвоката я не буду говорить, размещал я у себя на странице этот коллаж или нет. На ней изображена женщина, похожая на Богородицу, в маске и с символом анархии. У нее в одной руке ребенок в противогазе, а в другой – “коктейль Молотова”. На мой взгляд, это удачная ироничная иллюстрация совпадения праздников Первое мая и Пасхи с намеком на революционность первоначального христианства. Ничего обидного для верующих людей. Я не думаю, что претензии игумена Нектария связаны с оскорблением его религиозных чувств. Он близкий друг моего давнего оппонента депутата Курихина. Два года продолжается наше противостояние. За моими страницами в соцсетях все это время следит целый пул аккаунтов. В интересах моих недоброжелателей они постоянно мониторят мои посты, чтобы найти повод привлечь меня к уголовной ответственности.

За моими страницами в соцсетях все это время следит целый пул аккаунтов

– Кто такой Сергей Курихин?

– Курихин обладает огромным теневым влиянием в Саратовской области.

– Но он просто депутат.

– На мой взгляд, реальный политический вес Курихина больше, чем у губернатора Саратовской области. Можно сказать, что он "серый кардинал" нашего региона. Курихин – гениальный интриган, который еще в 90-е создал паутину влияния среди силовиков, общественников и журналистов. Мой коллега Александр Крутов и я занимались расследованием интересных ситуаций, связанных с Курихиным. После этого сначала напали на Крутова, а потом избили меня. Мы были уверены, что нападения связаны с нашими текстами о Курихине. После того, как я публично озвучил свои предположения на странице в социальной сети, на меня возбудили уголовное дело за клевету. Думаю, Курихин задался целью меня посадить.

– Почему игумен Нектарий его поддерживает в борьбе против вас?

– У Курихина и игумена Нектария несколько совместных фондов, которые занимаются строительством храмов. Они учредили православный клуб рукопашного боя “Патриот”.

– Что это такое?

Игумен Нектарий и клуб "Патриот"

Игумен Нектарий и клуб "Патриот"

– Там дети изучают Слово Божие и рукопашный бой. Курихин очень гордится этим проектом. Всем говорит, что учредил его на свои деньги, но мы знаем, что “Патриот” получает государственные гранты.

Бойцов из этого клуба я подозреваю в нападении на меня. Я видел, что они за мной следили, а потом набросились со спины, быстренько побили и убежали. Кроме того, я расследовал строительство саратовской епархией храма на федеральной земле, на территории университета. После этого Нектарий предложил мне прийти к нему в епархию, чтобы поговорить. Я сказал, что пусть сам приезжает в редакцию, если хочет. Игумен со мной встречаться не стал, но рекомендовал моему издателю и главному редактору Алексею Колобородову изменить кадровую политику.

– Явно не о вашем повышении просил. Как отреагировал Колобородов?

– Я продолжаю работать.

– Расскажите о ваших расследованиях деятельности Курихина.

– Самая громкая история связана с попыткой другого депутата “Единой России” Саратовской областной думы и друга Курихина Леонида Писного купить должность губернатора нашего региона за десять миллионов евро у мошенников, которые представлялись сотрудниками администрации президента. Изучив материалы уголовного дела, которое было возбуждено против мошенников, я понял, что к нему, наверное, имеет дело Курихин. Он – негласный лидер строительного лобби, Писной – тоже

Купить должность губернатора нашего региона за десять миллионов евро у мошенников, которые представлялись сотрудниками администрации президента

застройщик. У нас выстроилась теория, что это консолидированный проект застройщиков по продвижению своего человека на пост губернатора незаконными методами. Правовая оценка действий Писного во время судебного разбирательства не была дана. Он прошел только потерпевшим по делу о мошенничестве.

Другая история. Мой коллега Крутов проводил расследование убийства прокурора Саратовской области Евгения Григорьева. По версии следствия, заказчиком убийства прокурора был директор завода “Серп и молот” Алексей Максимов (он потом в камере якобы повесился). Максимов думал, что прокурор содействует рейдерским притязаниям со стороны Курихина на его бизнес, поэтому убил Григорьева. Курихин привел Григорьева на этот пост, так что эта версия мне кажется обоснованной. Мы расследовали покушение на Курихина. Его кортеж обстреляли, охранника убили. Как мы выяснили, покушение было связано с длительными разборками депутата с его партнерами из Нижнего Новгорода, которые вкладывались в саратовское строительство. До попытки убийства Курихина покушение было совершено на его нижегородских партнеров. Скорее всего, депутата пытались убрать в ответ на это. Почти никто их журналистов, кроме нас, не освещал это дело, не давали возможности. Конечно, Курихину не нравилось, что мы вытаскиваем наружу такие истории, и он захотел нас убрать.

– Сергей Курихин на сайте “Четвертая власть” пишет, что вы работаете по заданию главного редактора издания “Общественное мнение” Колобородова, с которым Курихин некогда находился в дружеских отношениях, а потом лояльность вашего руководителя купил другой политик. А вы только пешка в этой игре.

– Он еще меня в этой статье обвиняет в судимости за употребление наркотиков. На самом деле меня привлекали к административной ответственности за распитие алкогольных напитков на улице. Я подал на Курихина в суд за клевету. В ответ депутат заявил, что его превратно поняли журналисты, а они подтвердили его слова. Курихин правильно рассчитывал, что я не буду судиться с коллегами и превращать мое дело против него в журналистскую свару. У издателя и главного редактора “Общественного мнения” Алексея Колобородова действительно сложности в отношениях с Курихиным, но никакой вражды между ними не было. Война началась после того, как я стал заниматься расследованиями деятельности Курихина. Колобородов долго сдерживал мои намерения, объяснял, что начнутся проблемы. Он был прав. Главреду через посредников передавали предложение Курихина избавиться от моих услуг, но Колобородов своих людей не сдает.

– Что дальше? Вы и ваше издание планируете победить Левиафана в лице тандема РПЦ и “Единой России”?

Депутаты Сергей Курихин и Леонид Писной

Депутаты Сергей Курихин и Леонид Писной

– Недостойно одному человеку бояться другого, и я буду работать по-прежнему. Журналистика в провинции – скучное дело. О ерунде писать не хочется, а Курихин – очень любопытный персонаж. Конечно, я знаю, что этот депутат очень мстительный. Он не даст жить в Саратове мне и нашему коллективу. В идеале я хочу, чтобы Курихин, как истинный православный человек, отдал свое богатство бедным и ушел в монастырь. В нашем мире это вряд ли возможно, поэтому сядем либо мы, либо он.

– О чем вы, кроме Курихина, пишите?

– Расскажу недавнюю историю. Два друга выпивали у одного их них на квартире. Первый уснул, а второй поссорился с подругой хозяина квартиры, зарезал ее и убежал. Первый проснулся, увидел труп, вызывает родственников, чтобы спрятать тело. Его поймали и посадили. Второй через полгода после убийства пришел в полицию и написал явку с повинной. Он давал показания, просил, чтобы его отправили в колонию вместо невиновного друга. Дело пересматривать не стали, потому что иначе полетят головы. В результате невиновный в заключении уже много лет, а убийца мучается от угрызений совести, требует, чтобы его посадили. Он, кстати, очень верующий и религиозный человек. А системе безразличны судьбы этих людей. В общем, я пишу на разные темы. У меня уклон в правозащитную журналистику. Я – участник антифашистского движения Саратова. Правда, его уже почти нет.

– Почему так произошло? Еще несколько лет назад о столкновениях “фа” и “антифа” очень много писали.

Хочу, чтобы Курихин, как истинный православный человек, отдал свое богатство бедным и ушел в монастырь

– В Саратове участников движения антифа деморализовал прессинг со стороны государства. Несколько лет назад ультралевые и ультраправые противостояли друг другу. Теперь мы все выживаем в условиях жесточайшего прессинга со стороны власти. Сейчас я иногда по работе общаюсь с националистами, с которыми раньше сильно враждовал. Ультраправых расколола война с Украиной. Как реальная боевая сила они почти исчезли. Государство гасит любую активность, чтобы отсрочить момент, когда придется расстаться с большими кусками собственности.

– Видит в левых угрозу?

– Левые не очень популярны у прессы. А вот у населения нашей страны будут востребованы, особенно сейчас в условиях кризиса, если получат рупор.

– Почему вы так решили?

– Идея либералов заменить Путина на Шмутина у народа не находит понимания. А вот если спросить население, готовы ли они поддержать национализацию госкорпораций, которые работают по принципу частных, большинство ответит “да”. Но пока сохраняется тенденция к самым реакционным варварским методам охранительства, которые использует правящий класс. С подачи власти общество все глубже сползает в мракобесный авторитаризм.

XS
SM
MD
LG