Linkuri accesibilitate

„Власть думает не о народе, а только о себе и своих карманах”


Стрэшень, Молдова

Стрэшень, Молдова

За 25 лет независимости молдавские власти, вне зависимости от своей политической окраски, не сумели решить множество основных проблем, в которых погрязли граждане страны. Бедные стали еще беднее, в селах – все меньше людей, коррупция достигла масштабов национальной катастрофы, процесс реинтеграции Молдовы зашел в тупик. Почему демократия в молодом независимом государстве не способствует благополучию граждан, а отражает лишь интересы политического класса, приводит к укреплению олигархии и бедности людей?

Олигархи, по своему усмотрению, определяют настоящее и будущее нестабильного молдавского общества, граждане совсем не верят политикам, обещавшим им благополучие и процветание. Люди, с которыми мы поговорили на улицах Стрэшень считают, что нынешняя система делает богатых еще богаче, а бедных еще беднее.

– В нашем городе построили дорогу, провели воду, канализацию – что-то да сделала госпожа мэр. А в остальном – власти мало что сделали для людей. Жить очень трудно, зарплаты маленькие. Власть имущие не думают о народе, они думают только о себе и о своих карманах.

Свободная Европа: Нынешней власти с чего следует начать наводить порядок?

Стрэшень, Молдова

Стрэшень, Молдова

– Начать с себя, с парламента, перестать брать взятки, начать думать о народе. Я четыре года изучал в университете публичное администрирование, а теперь стою на рынке и торгую, так как работы нет, или зарплата маленькая.

Свободная Европа: Если бы вы были в парламенте или в правительстве, что бы вы сделали?

Я бы думал о людях, о работе для молодежи, о стариках, чтобы они могли выжить.

Свободная Европа: Какую зарплату хотела бы получать молодежь?

– 10 тысяч леев, минимум 8 тысяч.

Свободная Европа: Может ли молодой человек прожить в Молдове на 10 тысяч леев?

Более или менее, может. На море и на отдых на эти деньги не поедешь, но на коммунальные услуги, за детский сад заплатить хватит.

Свободная Европа: Вы патриот Молдовы?

Да, я патриот Республики Молдова.

Свободная Европа: Гордитесь тем, что вы граждане Молдовы?

– Горжусь.

– Не горжусь.

Свободная Европа: Почему?

– Мне здесь не нравится. Сегодня я уже никому не верю. Все меня предали и продали.

Свободная Европа: Вы – патриот Молдовы?

– Если я говорю по-молдавски, значит, я – патриот

Свободная Европа: У этого государства есть будущее? Кто построит будущее этой страны?

– У Молдовы нет больше никакого будущего. Нас продают то одному, то другому. От своих родителей я точно знаю, что из-за этого клочка земли друг друга убивали, и сегодня продолжают…

Свободная Европа: Вы считаете, что дело в геополитических интересах?

– Да.

Свободная Европа: Чьих интересов здесь больше?

– Конечно, русских. У Европы – свои интересы, у России – свои, а мы остаемся ничьи, у нас нет ни государства, ничего, и мы больше никому не верим, потому что и сами лжем.

Свободная Европа: Молдаване не способны руководить собой? Они могут управлять страной?

– Нам нужен кто-то наподобие Штефана чел Маре, который сумел бы навести в стране порядок. Нас обкрадывали со всех сторон. Турки правили нами 300 лет. Потом пришли румыны и снова забрали нас к себе. После них сюда пришли русские, и так далее. Так что мы должны сохранить то, что имеем сейчас.

– У нас всюду коррупция, нас не уважают органы правопорядка, не уважает закон. Сейчас у нас даже хуже, чем раньше: хотят – дают зарплату, не хотят – не дают; хотят – берут тебя на работу, не хотят – не берут. Если шефу покажется, что ты что-то сказал и был прав, то завтра же будешь уволен.

Свободная Европа: Значит, люди живут в страхе?

– Живем в страхе. Я работаю на двух работах.

Свободная Европа: Как навести порядок в этом государстве? Кто способен сделать так, чтобы закон был законом, а в дома людей пришло благополучие?

– Нам нужен настоящий глава государства, а парламент весь нужно выбросить на свалку.

Свободная Европа: Почему? В парламенте работают те, кого туда делегировали граждане Молдовы.

На рынке в городе Стрэшень, Молдова

На рынке в городе Стрэшень, Молдова

– Граждане голосовали не за всех из них. Они сами туда друг друга протолкнули. Разве их заботит по какой грязи топчутся люди, сколько у нас стоит хлеб, что мы едим? Это их не заботит.

Свободная Европа: Вы сердитесь на депутатов?

– Я ими очень недовольна. Рыба портится с головы. Нас уже продали. Может, и дети наших детей должны будут отдавать все те деньги, которые они берут за границей… Что они с ними делают? Строят себе коттеджи.

Свободная Европа: У Молдовы может быть другое, отличное от сегодняшнего, будущее, чтобы люди были довольны?

– Может. Чиновники не должны брать взяток, не должны красть. А если высшая власть крадет, то как нам жить?

Свободная Европа: Все ли политики лгали 25 лет независимости или были и такие, которым вы верили?

– Может, были и честные. Мне нравилось, когда у власти были коммунисты. Они подняли пенсию, посадили всех воров. А эти дали всем волю, и каждый ворует, как может. И коммунисты воровали, но не так сильно.

– Верят ли они в Бога? Они верят только на словах, а так они – лицемеры.

– Один крадет курицу, и получает семь лет тюрьмы, а того, кто украл миллиард, судить даже не будут.

Свободная Европа: Вы считаете, что из-за политиков обнищала страна?

– Да, это их самая большая ошибка.

–.Было бы здоровье. Большего нам не нужно. Потому что те, у кого миллионы, тоже, как и я, уйдут в землю.

Свободная Европа: Молдова – маленькая страна. Почему она не развивается?

– Наша власть забыла о слове „стыд”.

Свободная Европа: Как вы это объясните? Ведь они тоже чьи-то дети.

– Они не наши дети, а наши враги.

Свободная Европа: А кому вы верите сейчас?

– Верю в Бога, который дает мне силы и здоровье. Я обрабатываю землю, и у меня есть, что есть. Верю в Бога, но не во власть. Они все на одно лицо.

Свободная Европа: Вы так раздражены, сердитесь?

– Я не сержусь, вовсе нет. Я желаю им здоровья, чтобы они дожили до моих дней, чтобы у них сохранились их миллионы. Все мы, в конце концов, окажемся в земле, только есть глупцы, которые нас обижают, и строят себе дворцы, но напрасно, потому что дворцы останутся, а мы все равно уйдем в землю.

– Страна не движется вперед, так власть бессильна. Мы работаем на земле, и у нас ничего нет. Целый день сидишь, и не продашь даже пучок лука. Я вышла на пенсию, проработав 36 лет. Сначала я получала 300 леев, а сейчас 900. Кто получает 3000 – тому тоже повысили на 10%. Я получаю 800 – и мне на 10%. Разве это справедливо?

Свободная Европа: Вы сердитесь на тех, кто правит Молдовой, но сами же за них голосуете.

Кто знает, кого выбирать, и как? Они составляют списки. Но кого в них вносят, и зачем?

– Обещают золотые горы, а потом ничего не делают.

– Как их выбирать? Должны быть два-три кандидата.

Свободная Европа: Впредь вы будете голосовать иначе?

– Мы не проголосуем больше ни за одного из них.

– Ходили к старушкам, целовали им руки и просили: „Голосуйте за нас, потому что страна будет богатой, процветающей, и минимальная пенсия будет 150 евро, а максимальная – 500”. Почему они не сдержали слова? Разве им можно верить? Хватит.

– Мы их выбирали, чтобы они поступали честно. Они крадут для себя, а некоторым не на что жить. Люди умирают. Когда у власти был Воронин, он вкладывал деньги в монастыри. А они во что вкладывают? В заграничный бизнес. А деньги, которые они украли, они тоже вывели за границу.

Свободная Европа: За 25 лет это государство могло выглядеть иначе?

– Могло бы, если бы у власти были другие, люди, которые бы боялись Бога. А здесь никто Бога не боится.

Свободная Европа: Молдаване – едины?

– Нет, в них нет единства. Любая победа достается через кровопролитие, иначе ничего не выиграть.

Свободная Европа: Вам больше нравится жить при демократии или при диктатуре?

– Лучше всего – диктатура. Если человеку будут приказывать, и заставят работать – поднимется и экономика. Молдавская кровь смешана с русской, украинской, болгарской. Вообще, молдаване должны быть очень умными, потому что говорят, если кровь смешана, то дети рождаются умными. Может, через 100 лет такой человек у нас родится. Мы – люди открытые и гостеприимные, добродушные, добросердечные. От своей же доброты мы и страдаем.

***

Колесо истории не остановить. Время расставит все по своим местам, считает молодой человек Штефан Цюпко. По его наблюдениям, люди озлоблены, возмущены и разочарованы, но ответственность за это должны взять на себя сами граждане.

Штефан Цюпко: Несколько лет назад я прочитал интересную книгу: "1984" Джорджа Оруэлла. И там было написано, что у людей всегда такие правители, каких они заслуживают. И это так. Во-первых, кто виноват в том, что эти люди пришли к власти? Мы все. Я тоже. Мы все виноваты в том, что они находятся у власти, мы отвечаем за то, что в стране ничего не меняется к лучшему. И нам всегда нужно внешнее напутствие. Мы никогда сами не думали о том, что должны сделать. Нам нужны перемены внутри страны, независимо от пути, который мы для себя выбираем.

Свободная Европа: Люди считают, что власти уже столько раз наступали на одни и те же грабли, и не сделали из этого никаких выводов.

Штефан Цюпко: Власти наступают на одни и те же грабли, но все дело в том, что у нас власть меняется слишком часто. Со временем, учась в университете, и начав работать, я понял, что за такой короткий срок как четыре года невозможно составить и полностью реализовать ни один план. Политику развития страны нужно определить на десятки лет вперед, а не на четыре года или восемь лет. И, соответственно, кто бы ни пришел к власти, должен руководствоваться этим политическим курсом, а не делать резких, кардинальных изменений. У нас несколько лет были одни, потом к власти пришли другие, разделявшие совершенно иные политические взгляды. И благодаря этим взглядам они пытаются заработать политический капитал и защитить свои олигархические позиции.

Ведь что такое олигархия? Это когда власть сконцентрирована в руках очень узкого круга людей. У нас так и происходит. Люди апатичны, не борются, а только критикуют. Но если бы они попали во власть, они поступали бы точно так же.

Ведь что такое олигархия? Это когда власть сконцентрирована в руках очень узкого круга людей. И у нас так и происходит. Потому что люди, большей частью, апатичны, не борются, а только критикуют. Но если бы они попали во власть, они поступали бы точно так же. К примеру, в книге „Обитаемый остров” братьев Стругацких те, кто были в оппозиции, и кто были у власти, ничем друг от друга не отличались. Оппозиционеры обещали, что, когда они придут к власти, будут все делать хорошо, хотя на самом деле, сделали бы точно также как и их предшественники. Если взглянуть на историю, то революции никогда не шли людям на пользу. Единственная революция, которая принесла благо в долгосрочной перспективе, была научно-техническая революция в Европе и в Северной Америке.

Свободная Европа: Ты задаешься вопросом о том, являешься ли ты патриотом этого государства, Республики Молдова?

Штефан Цюпко: Если бы я жил, к примеру, во Франции, то я, разумеется, был бы за Францию. Но, поскольку я проживаю в Молдове, а кроме того жил и гостил в других странах, то я понял, что мое сердце тянется к Молдове, хотя я здесь и не родился. Мой отец, например, не из Молдовы, он здесь тоже чужой.

Свободная Европа: Откуда он?

Штефан Цюпко: Важно то, что я из Молдовы. Мой отец или моя мама могли быть откуда угодно. Я мог бы быть здесь всего лишь приезжим, но понять, что мой дом здесь, и душой меня тянет сюда.

Свободная Европа: Твой отец из России?

Штефан Цюпко: Да, оттуда. Однако важнее всего то, что он не отсюда. Мой отец мог приехать из Африки, а мама – из Бразилии, встретиться, например, в университете, а я мог бы остаться жить здесь. Но не потому, что я здесь родился или провел здесь свое детство, а потому что чувствую, что эта страна действительно моя родина. Я побывал и в других странах, и в Румынии...

Свободная Европа: У Молдовы есть будущее?

Штефан Цюпко

Штефан Цюпко

Штефан Цюпко: Конечно, есть. И всё здесь будет хорошо. Возможно, это произойдет не так быстро, как мы хотим, но все обязательно будет хорошо. Через некоторое время ситуация стабилизируется, как и в западных странах. Если посмотреть, то и у них когда-то были проблемы.

Свободная Европа: Что бы ты хотел, чтобы произошло в Молдове в следующие 25 лет?

Штефан Цюпко: В 90-е годы я жил в России. Тогда там было очень сложно, а в Молдове было намного стабильнее. Но когда мы приехали сюда, мы столкнулись с проблемой, с которой не сталкивались там: с отключением электричества. С годами эта проблема исчезла, то есть, жизнь постепенно налаживается. И через 25 лет, думаю, будет еще лучше, вырастет уровень благосостояния каждого гражданина, пенсионеры будут получать более высокие пенсии.

Свободная Европа: Как Молдове избавиться от бедности и коррупции?

Штефан Цюпко: Через воспитание людей. Многие уезжают за границу, но скоро многие из тех, кто уехал, вернутся домой, потому что душой и разумом их тянет на родину, и они вернутся обратно… Накопив зарубежный опыт, увидев как там живут люди, они начнут менять здесь все к лучшему. Уже есть примеры сел, коммун, которые модернизировали люди, побывавшие за границей. Думаю, это распространится по всей Молдове. Так что через 25 лет все будет еще лучше, чем сейчас.

Может, мы не будем жить так хорошо, как мы хотим, но наши дети будут жить немного лучше, а наши внуки будут жить при том, что сегодня мы могли бы назвать раем. Уровень благосостояния растет.

Может, мы не будем жить так хорошо, как мы хотим, но наши дети будут жить немного лучше, а наши внуки вообще будут жить при том, что мы сегодня могли бы назвать раем. Уровень благосостояния растет. Просто, люди все время ждут моментальных результатов, здесь и сейчас. Например, почему множество моих коллег по университету не идут работать после учебы? Потому что они видят, что зарплата низкая. Да, она действительно низкая, а как ты хочешь? У тебя нет опыта, ты ничего не знаешь, но хочешь получать высокую зарплату. Ты должен быть готовым работать много лет, чтобы постепенно стать профессионалом в своей области и в результате сказать: „Ну, я действительно заслуживаю 1000 евро в месяц. Если вы не будете платить мне эти деньги, я устроюсь в другую компанию, потому что знаю, что я хороший и ответственный специалист, который знает свое дело”. Люди проявляют мало инициативы и, во-вторых, ищут проторенных путей. Намного легче уехать за границу, где тебя, может, и не ждут с калачами, но где нужно приложить намного меньше усилий, чем у нас, чтобы стать успешным человеком или добиться чего-то в жизни, обладать достаточным состоянием и достичь стабильности, обеспечить семье хороший уровень жизни. В нашей стране добиться этого намного сложнее.

***

На заре периода национального возрождения, как в глубинке, так и среди политиков, было сильное желание перемен. Было стремление обрести свободу, независимость, радикально изменить политическую, социальную, экономическую системы, развиваться, опираясь на западные ценности. Но в отличие от некоторых других республик бывшего СССР, Молдова топталась на одном месте. Мы спросили политического комментатора, журналиста и писателя Игоря Волницкого, как объяснить бесконечный переходный период на протяжении всех 25 лет независимости Молдовы.

Писатель и журналист Игорь Волницки

Писатель и журналист Игорь Волницки

Игорь Волницки: Переходный период стал своего рода оправданием, как бессилия политиков, так и общества, нежелания двигаться в определенном направлении. Когда общество оказывает на политический класс определенное давление, этот политический класс становится ответственней и вырабатывает решения, способные изменить ситуацию. К сожалению, за эти 25 лет мы терпели в основном одни неудачи, а виной всему – безответственность политиков и в чем-то наше, общества, равнодушие.

Свободная Европа: Граждане осуждают руководство страны, независимо от его политической окраски. Но ведь и сами люди тоже ответственны за то, что политики, депутаты оказались во власти…

Игорь Волницки: Граждане делают осознанный выбор, когда у них есть возможность узнавать о действиях политиков, быть защищенными перед лицом демагогии, которой политики занимаются все это время. Какие условия нужны для того, чтобы граждане информировались, и, соответственно, делали ответственный выбор?

К сожалению, и я, и вы, как журналист, вынуждены признать, что молдавская пресса сейчас в подчиненном положении.

Во-первых, у них должен быть доступ к объективной, качественной информации. А источник этой информации - СМИ. К сожалению, и я, и вы, как журналист, вынуждены признать, что молдавская пресса сейчас в подчиненном положении. С другой стороны, существует настойчивое желание политиков постоянно манипулировать общественным мнением, используя для этого не только прессу, но и другие средства. И здесь я имею в виду те ощутимые человеческие ресурсы, которые были в распоряжении власти все 25 лет независимости. Разве мы можем требовать многого от граждан, которыми все время манипулировали, обманывали и дезинформировали посредством прессы?

Свободная Европа: Но если граждане столько раз наступали на одни и те же грабли, почему они не учатся отличать правду ото лжи, манипуляцию от реальности?

Игорь Волницки: В книге о политической истории нашей страны „История партий”, которую я пишу, и которая выйдет уже в третьем издании, я отмечаю эти настроения. Год назад, впервые в нашей истории, всего за три-четыре месяца после парламентских выборов народное возмущение достигло невероятного уровня. Социологические исследования регистрировали недовольство на уровне 92-ух процентов – такое невозможно себе представить в демократической стране. Но каждый раз политики находили „конфету” для электората. Что же это были за „конфетки”, которые они бросали людям все эти годы? Когда общественное недовольство достигло предела, который сами политики назвали критическим, началось переформатирование власти.

Каждый раз политики находили „конфету” для электората. Что же это были за „конфетки”, которые они бросали людям все эти годы? Когда общественное недовольство достигло предела, который сами политики назвали критическим, началось переформатирование власти.

Осенью, когда этот уровень опять достиг предельных высот, начались отставки правительства, аресты, медийные, политические шоу и т.д. В начале текущего года – снова всплеск общественного недовольства и власти прибегли к новым популистским мерам, типа понижения цен, тарифов, прозвучали и осуждающие заявления. Всё для того, чтобы нынешняя власть еще на месяц-два выиграла позиции в борьбе с гражданами. Но, в конечном итоге, когда они увидели, что ситуация вновь выходит из-под контроля, прибегли к решению Конституционного суда о прямых выборах президента страны. То есть, периодически, раз в несколько месяцев, народ „подкармливают”, бросают „кость”, и он ее поднимает, благодарит и идет дальше.

Свободная Европа: На протяжении всех 25 лет молдавские политики говорили постоянно о «руке Москвы», давлении России. Что думает Игорь Волницки о давлении Кремля, о настойчивых намеках на «нужный» Молдове вектор внешней политики? И почему молдавским политикам не хватает мужества взять судьбу этого государства в свои руки и самим решить, что делать дальше?

Игорь Волницки: Речь не столько о мужестве, сколько об элементарной политической спекуляции. Политикам приходится выбирать между двумя вариантами: первый – воспитать общество в определенном духе, и второй – склониться к одному из мнений, положению вещей в обществе. Второй вариант – самый удобный и легкий. И до тех пор, пока в Молдове часть электората, почти 50%, согласно некоторым оценкам социологов, ориентирована на Москву, каждый раз будут появляться политики, которые – пусть даже они не во всем искренни – будут спекулировать на этих настроениях, будут называть себя сторонниками России или ЕС. Потому что не только сторонники России, но и те, кто называют себя проевропейцами, на самом деле занимаются обычной политической спекуляцией, и в действительности им безразлично, в каком направлении будет развиваться Молдова.

Свободная Европа: Разве за эти 25 лет не было промолдавских политиков?

Игорь Волницки: Они были. Но, опять же, посмотрите, что, по мнению наших политиков, означает промолдавский. Промолдавский – это обязательно – и об этом говорят сами политики – что-то ориентированное против унионистского движения, которое тоже существует в нашем обществе. И каждый раз те, кто называл себя сторонниками Молдовы, неизвестно, почему, позиционировали себя противниками унионистов. Они, называя себя сторонниками Молдовы, боролись не столько за Молдову, сколько с унионистами. Очень легко бороться, разрушая что-то, и намного сложнее защищать и продвигать определенные ценности, что-либо строя.

Свободная Европа: На крайних полюсах политические силы намного мощнее тех, которые действительно могли бы решить судьбу этого клочка земли?

Игорь Волницки: Спасибо за этот вопрос. За двадцать лет работы над „Историей партий” я обнаружил этот небольшой парадокс. Крайние всегда были в Молдове малочисленными, но очень активными. Настолько активными, что 10% на одном полюсе и 10% на другом задавали тон общественной жизни Молдовы, а остальные – которые в определенные периоды в центре достигали 40-50% , правоцентристы или левоцентристы до 75-80% – неизвестно, почему, смирялись с этим сведением счетов, боями между представителями полярных сил, доказывая тем самым, что являются очень и очень аморфной массой.

Центристский, право- или слегка левоцентристский электорат довольно условен, это электорат, который не желает взывать к ответственности политиков, но ждет от них чудес. Электорат, который быстро разочаровывается, быстро переориентируется, ищет альтернативы, не работает со своим политиком, и не способен призвать его к ответственности.

Более того, центристский, право- или слегка левоцентристский электорат, так сказать, довольно условен, это электорат, который не желает взывать к ответственности политиков, но ждет от них чудес. Электорат, который быстро разочаровывается, быстро переориентируется, ищет альтернативы, не работает со своим политиком, и не способен призвать его к ответственности. Приведу вам несколько примеров из „Истории партий”. Посмотрите, формирования, которые заняли политический центр, и которые должны были обеспечить это равновесие, быть той массой, которая удержала бы Молдову на плаву, и определила бы ее более или мене нормальное развитие – кто в последние годы занимал этот сегмент? Альянс Наша Молдова, Социал-демократический альянс Думитру Брагиша, Либерально-демократическая партия, Социал-либеральная партия и т.д. Где они все? Хорошо, социал-либералы были немного правее, но первые три занимали только этот сегмент. Где они сейчас?

Свободная Европа: Исчезли, потеряв свой электорат.

Игорь Волницки: Но, прежде чем исчезнуть, они очень быстро и эффектно росли, а потом исчезли. Как так?

Свободная Европа: Как вы это объясните?

Игорь Волницки: Разумеется, это феномен, я бы назвал его даже предметом ситуационного анализа, и даже порекомендовал бы политикам, которые стремятся получить голоса центристского или правоцентристского электората, хорошо изучить историю, посмотреть, какие ошибки допускали те, кто уже стремился завоевать этот сегмент, и почему произошли эти политические и предвыборные катастрофы. С другой стороны, речь идет и о нестабильности этого сегмента, о его нежелании работать со своими политиками, дать им хотя бы еще один шанс, и, что важнее всего, призвать их быть более ответственными. С другой же стороны, существует политическая миграция, безответственность политиков, которые всю свою деятельность основывают на движении по карьерной лестнице. А когда политический проект идет под уклон, они не борются ни за него, ни за лидера, с которым этот проект ассоциируется, ни даже за руководство этого проекта, потому что прекрасно знают, что в рамках электорального сегмента, который они занимают, все очень и очень часто меняется. И если, образно выражаясь, умирает политический лидер или политический проект, то они, будучи по своей натуре оппортунистами, завтра же вступят в ряды другого проекта. Посмотрите на все те структуры, которые сегодня с большой помпой выходят из ЛДПМ. Это те же самые структуры, которые в 2007-2008 уходили из таких формирований как Центристский союз, как Альянс Наша Молдова и даже Христианско-демократической народной партии. То есть, это те же политические мигранты. Не хочу никого винить, но меня, как гражданина, оскорбляет, что у нас есть политики, которые все время прячутся за успешными, одномоментными проектами, которые показывают блестящий рост благодаря успешным лидерам, а когда эти проекты идут под уклон, когда эти лидеры себя компрометируют, они исчезают и начинают карьеру с нуля. Так не пойдет, друзья, будьте и вы ответственны.

Свободная Европа: Разве за 25 лет независимости не было ни одного честного порядочного человека, авторитетных людей, которые могли бы составить ту самую политическую элиту, в которой так нуждается Молдова? Вначале, основы национального возрождения заложили писатели, творческие люди, но где сейчас найти интеллигенцию?

Игорь Волницки: Это правда. Я сам задаюсь вопросом: „Куда подевалась интеллигенция?”. Недавно я опубликовал статью, где приводил пример Солженицына, писал о тех видных интеллектуалах, которые, например, так хорошо описаны Солженицыным в романе „В круге первом”, интеллектуалы, которым хватило мужества оказать сопротивление Сталину и его империи, выросшей на страхе, на НКВД, который заполнял людьми подвалы, на сломанных судьбах, на костях. Этим людям хватило мужества стать интеллигенцией, которая дала шанс на будущее всей нации. Но где наша интеллигенция? В этом мой вопрос, и я пытался на него ответить.

Свободная Европа: Значит, таких людей нет?

В начале 90-ых годов в интеллектуальной среде проявились лидеры. В какой-то момент, интеллигенция включилась в политическую жизнь страны, и это участие придало ей больший вес.

Игорь Волницки: Этим вопросом я завершил свою статью. Я написал так: люди добрые, у нас есть либо интеллектуалы, которые принимают участие в жизни страны, либо те, которые ищут комфорта, и их не заботит происходящее вокруг, либо у нас совсем их нет. У меня до сих пор нет ответа на этот вопрос. Да, в начале 90-х годов в интеллектуальной среде проявились лидеры. То есть, в какой-то момент, интеллигенция включилась в политическую жизнь страны, и это участие придало ей больший вес. Вспомните парламент 90-го года и частично 94-го и 98-го. Кто задавал в них тон? Хорошо, в 94-98-м были аграрии, но какой сильной, прекрасной и замечательной была тогда политическая оппозиция. Это была чистая оппозиция. Где сейчас интеллигенция?

Свободная Европа: Другой вопрос: как в молдавскую политику может попасть новая кровь?

Игорь Волницки: Не как попасть, попадет, но что она станет там делать?

Свободная Европа: Подстроится под систему.

Игорь Волницки: Вот и ответ. Им бросят „кость”, они увидят, что есть определенная возможность, некое благо, и все накинутся на эту „кость”, и начнут подстраиваться под систему. Посмотрите, что произошло в 2009 году. Какое-то время я работал в правительстве Молдовы, занимал публичную должность. В обществе были настроения, которые привели тех политиков к власти. Появилось много молодежи.

Свободная Европа: Молодежь ждала перемен после 2009 года. С этой точки зрения можно понять ее разочарование, возмущение, осуждение руководства страны.

Игорь Волницки: Я прекрасно понимаю этих молодых людей, потому что они стояли в авангарде перемен, были теми, кто фактически стали причиной изменений. Хорошо, многие говорят: „Мы должны быть благодарны политику X, поскольку он проявил большую смелость, перейдя в другой политический лагерь, сделав тем самым возможным уход коммунистов в оппозицию”. Я согласен, политики сыграли свою роль в событиях после 7 апреля 2009 года, особенно после 29 июля 2009 года, когда прошли досрочные парламентские выборы. Но одни ли политики? Основная заслуга в этих переменах принадлежит молодежи. Хорошо, можно говорить о тех 7000-8000 молодых людей, которые, согласно некоторым оценкам, вышли тогда на площадь, но и после этого у них были определенные ожидания. Некоторые из них, кстати, вошли в команду правления того или иного политического формирования, но, опять же, произошло то, о чем я говорил.

Свободная Европа: По-видимому, им не дали времени на то, чтобы завершить свой мандат, или, напротив, они перешли на сторону тех, кто завлек их той самой „костью”, о которой вы говорили выше.

Игорь Волницки: Так и есть. Очень важно никого не задеть. Когда мы говорим о поколении 2009 года, то мы должны разделить его минимум на два лагеря. Были те, кто предпочли удобную позицию, кто переняли схемы, унаследованные от коммунистов, потому что увидели в этом некоторую материальную выгоду, комфорт, но так как не все получили материальную выгоду, не нужно обижать всех. Были и такие, кто просто разочаровались, отступили назад, и заполнили ряды апатичного электората. У нас есть множество таких примеров. Поэтому я и говорил, что есть те кто выиграли, но есть и разочарованные.

Свободная Европа: Есть и патриоты?

Игорь Волницки: Кстати, если говорить об этих 25 годах, не думаю, что когда-либо еще в молдавских условиях так близко к истине определялось понятие „патриота”. Кто провозгласил себя патриотами? Опять же, те, кто вели борьбу с унионистами. Со своей стороны, унионисты тоже считали себя патриотами. Патриотами называли себя и те, кто выражал определенное отношение к приднестровской проблеме, и так далее. То есть, каждый понимал слово „патриот” так, как это было ему выгодно. И не только слово „патриот”. Мы, вообще, как общество, не были способны определить некий набор принципов, ценностей, вложить в основные понятия определенный смысл, чтобы все вместе по ним ориентироваться, не оспаривать столько раз то или иное понятие.

Свободная Европа: В какой-то момент у нас говорили, что европейская интеграция могла бы стать основой национальной идеи, и даже консолидировать общество, которое политики так сильно раскололи на „своих” и „врагов”, на „провосток” и „прозапад”. У нас все время искали козла отпущения, но никогда не настаивали на разрешении настоящих проблем, которые расшатывают государственность Молдовы – на избавлении от бедности, коррупции, политической скверны.

Игорь Волницки: Я вспомнил политиков, которые пользовались понятием европейской интеграции в контексте объединения, консолидации общества. Помню, что после 2009 года это делали все четыре лидера Альянса за европейскую интеграцию. Трое из них, образовав полтора года спустя АЕИ-2, подтвердили свой выбор, включив его в свои политические программы.

Кроме красивых заявлений, есть и реальность, которая довольно печальна, и заключается она в том, что молдавские политики, на левом, правом флангах или в центре политического спектра, любого политического цвета, сторонники любой доктрины, никогда не были заинтересованы в объединении молдавского общества.

В марте 2012 года пришел президент Тимофти, который в своей инаугурационной речи, помню это как сейчас, использовал точно такую же фразу: идея европейской интеграции должна стать основой консолидации общества. Но, кроме красивых заявлений, есть и реальность, которая довольно печальна, и заключается она в том, что молдавские политики, на левом, правом флангах или в центре политического спектра, любого политического цвета, сторонники любой доктрины, никогда не были заинтересованы в объединении молдавского общества. Общество, объединившееся на основе общих принципов и ценностей, это общество, которое требует ответственности, но не это было нужно нашим политикам. Каждый раз, когда нужно было отвлечь людей от глубоких социальных, экономических, проблем, проблем в сфере юстиции или в любой другой области, говорилось о том, что общество расколото. Сначала на площадь выходили пророссийские силы, потом государственники, потом унионисты и т.д. Создавался ложный образ врага. И – вперед! Никто ни о чем не спрашивал, до тех пор, пока у общества есть тема для разговоров. И вот, эта тема для разговоров, которую постоянно подбрасывают политики – и я говорю об этом со всей ответственностью, указывая на это в „Истории партий”, которую пишу уже более двух десятилетий – все время находится в основе заявлений и действий наших политиков. Если наше общество и расколото, то в этом заслуга только политического класса.

Свободная Европа: Это объясняет, почему так много говорят о том, что ни в прошлом, ни в настоящем большая часть населения, в том числе некоторые представители политического класса, не совсем верно понимают или не хотят понимать что такое демократия, правовое государство, свободная экономика.

Игорь Волницки: Как они могут все это понять, если они скомпрометированы? Разве за 25 лет независимости мы построили у себя демократию? Конечно же, нет. Демократия у нас только на бумаге. Разве наши государственные учреждения работают в интересах человека? Конечно, нет. Все те шоу, которые мы наблюдаем годами, и речь идет не только о нынешней власти, а обо всех, кто руководил страной, начиная с 94-года и до сих пор, государственные институты как служили правящему политическому классу, так и служат. Как обычному человеку верить этим учреждениям, когда он каждый день туда ходит, и ему заявляют: „Здесь нужно заплатить столько. Там нужно сделать так. Здесь нужно сделать шаг назад”»? Он видит, чем занимаются государственные учреждения. Как ему им доверять? Далее, почему до сих пор только церковь и частично пресса возглавляют списки доверия населения?

Свободная Европа: Почему институт президентства, парламент и правительство замыкают рейтинг доверия граждан?

Игорь Волницки

Игорь Волницки

Игорь Волницки: Более того, речь не только о драматическом падении доверия граждан к государственным институтам, но о драматическом падении доверия к людям, которые занимают руководящие посты в этих институтах. На днях я видел опрос, который касался коррупции в госинститутах. И когда все это сопоставляешь, то видишь: в нашем государстве впервые у власти находятся люди с уровнем доверия меньше 5%, а в некоторых случаях даже меньше 1%. Это позор.

Свободная Европа: Кто воскресит Республику Молдова?

Игорь Волницки: Люди больше не видят будущего Молдовы. Унионистское движение значительно, существенно выросло именно из-за разочарования, которое простые люди чувствуют в отношении государства Республика Молдова. Я имею в виду все государственные институты, которые утратили доверие людей.

Свободная Европа: Но у государства есть будущее?

Игорь Волницки: Если мы будем продолжать в том же духе, то, боюсь, очень-очень скоро мы будем вынуждены констатировать, что у государства Республика Молдова нет будущего.

Свободная Европа: Скоро – это несколько лет?

Игорь Волницки: Да. Перспективы, о которых говорят сторонники унионистского движения, не взяты с потолка, не просто символическая цифра. Посмотрите, был 1918 год, и скоро наступит 2018-й. Если тем, кто разочаровался в государстве Республика Молдова, предоставить другую альтернативу, которая была у них до недавнего времени, и которая называлась интеграцией в ЕС, при всех проблемах, с которыми сталкивается ЕС, несмотря на заявления господина Юнкера и других официальных лиц о перспективах расширения Евросоюза и т.д., граждане Молдовы реагируют на все эти посылы, которые они получают каждый день. Граждане понимают, что теряют перспективу европейской интеграции, постепенно теряют перспективу объединения с Румынией, а если они окончательно потеряют и последнее, то, что им еще остается? Государство, которое потерпело крах?

Свободная Европа: А Игорь Волницки гордится тем, что он гражданин Молдовы?

Игорь Волницки: Если честно, до сих пор я говорил как политический комментатор и журналист. Сейчас во мне заговорил писатель, который не дремлет уже несколько месяцев, спит по два-три часа, и мучается всеми этими вопросами. Открою скобки: надеюсь, мой добрый друг Дориан Фуртунэ на меня не обидится – я, он и кое-кто еще, втроем, серьезно размышляем о сути того, что называется молдавской нацией, о сути молдавского общества, о менталитете жителей Молдовы. Мы собираемся написать книгу, в которой раскроем суть этих явлений, тревог, которые беспокоят жителей между Прутом и Днестром, и не только в течение последних 25 лет, но на протяжении всей их истории.

XS
SM
MD
LG