Linkuri accesibilitate

Срок полураспада. Атомный джинн


Дети, живущие в зоне отселения вокруг Чернобыльской АЭС

Дети, живущие в зоне отселения вокруг Чернобыльской АЭС

Можно ли сегодня собирать грибы в брянских лесах, сколько всего человек погибло вследствие катастрофы и есть ли будущее у атомной энергетики

В четвертой части специального проекта, посвященного 30-й годовщине аварии на Чернобыльской АЭС, Радио Свобода рассказывает о незаживающих до сих пор шрамах, оставленных катастрофой, о современном состоянии атомной энергетики и ее будущем.

ВЕРНУТЬСЯ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ ПРОЕКТА "СРОК ПОЛУРАСПАДА"

Предыдущая часть: Ликвидация не закончена

На языке сухой статистики суммарный выброс из реактора 4-го блока ЧАЭС описывается так: более десяти тысяч так называемых петабеккерелей, из них 1750 ПБк пришлось на изотоп йода I-131, 85 ПБк на изотоп цезия Cs-137, почти все остальное – на газы, которые достаточно быстро развеялись и не сыграли большой роли в радиационном загрязнении. Радиоактивные вещества поднялись в атмосферу на высоту до 9 километров и были разнесены ветрами по всему Северному полушарию. Вместе с осадками изотопы выпали на территории многих стран, например, в Скандинавии и Альпах, но больше всего пострадали нынешние Украина, Белоруссия и Россия. На них пришлось около 70 процентов от общей площади загрязнений.

Йод-131 представлял главную опасность для людей, но только в первые несколько дней после взрыва: его период полураспада составляет всего 8 суток, через полгода его концентрация падает в миллион раз. В чернобыльском следе присутствовали стронций-90 и изотопы плутония. Период полураспада плутония-239 – 24 тысячи лет. К счастью, его в выбросах было относительно немного и он в основном выпал в 100-километровой зоне вокруг ЧАЭС.

Но сегодня – и на несколько ближайших столетий – главной экологической памятью о Чернобыльской катастрофе остается цезий-137. Его период полураспада – чуть больше 30 лет. Другими словами, сегодня, в 30-летнюю годовщину Чернобыльской аварии, половина выброшенного из разрушенного реактора ЧАЭС цезия-137 еще опасна.

Этот изотоп свободно циркулирует по пищевой цепочке, попадая в почву и воду, в корневую систему растений, особенно хорошо концентрируясь в грибах. Затем он оказывается в молоке, мясе и рыбе и других продуктах, попадает в человеческий организм. Потом цезий снова оказывается в почве и продолжает свое путешествие, попутно разрушая живые клетки. В организм человека цезий-137 попадает в основном с продуктами питания, быстро всасывается через желудок в кровь и распространяется по всему телу. Радионуклид накапливается в мышцах, костях и других тканях, разрушая молекулы белков и ДНК и провоцируя образование активных форм кислорода. Все это не только приводит к гибели клеток, но и создает предпосылки для развития раковых опухолей. Даже если человек всего один раз съест загрязненный гриб, цезий-137 останется в его организме на многие месяцы.

После аварии на ЧАЭС в различных районах нынешних Украины, Белоруссии и России были определены защитные зоны разного уровня – от полностью закрытых для проживания и сельскохозяйственной деятельности до требующих периодического контроля. На наименее загрязненной их части радиоактивный фон сегодня достиг нормального уровня, однако около 10 тысяч квадратных километров по-прежнему непригодны для экономического использования, а на официально признанных загрязненными территориях сегодня проживает порядка 5 миллионов человек. Человеческая память о страшной аварии постепенно ослабевает, и люди возвращаются в покинутые места, вновь собирают грибы и ягоды в загрязненных лесах, ловят рыбу в радиоактивных водоемах. А вот цезий ничего не забыл – его губительная сила ослабла пока только в два раза.

Белорусская ССР. Деревня Бартоломеевка после аварии на Чернобыльской АЭС. 1990 год

Белорусская ССР. Деревня Бартоломеевка после аварии на Чернобыльской АЭС. 1990 год

Грибы можно найти, но вот ягоды собраны подчистую. И это все продается – что-то на трассе, что-то, я предполагаю, на рынках других городов России

Рашид Алимов, координатор токсической программы «Гринпис Россия», один из авторов доклада "Атомные шрамы", рассказывает о поездке в окрестности Новозыбкова, города в Брянской области на границе с Белоруссией, – эта местность была и остается наиболее загрязненной выбросами Чернобыля территорией в России. "Мы отправились в лес, чтобы собрать грибы и сдать пробы в лабораторию. Оказалось, что грибы можно найти, но вот ягоды собраны подчистую. И это все продается – что-то на трассе, что-то, я предполагаю, на рынках других городов России".

Все 13 проб грибов, как собранных экспертами "Гринпис" в лесу, так и купленных на рынках в местных деревнях, содержали стронций-137 в концентрации, превышающей допустимый уровень. Концентрация изотопа в одной из проб брусники превысила норму в 40 раз, а в одной из проб грибов – в 2000 раз. Повышенное содержание цезия обнаружилось в рыбе, молоке, дровах и строительной древесине и образцах почвы.

"У людей выработался особый взгляд на вещи, – рассказывает Алимов. – Мы с ними говорили про грибы – вроде все понимают, все говорят: «Да, конечно, мы знаем, грибы в лесу – это опасно, мы их не берем. Но, конечно, вы понимаете, что без грибов не может быть солянки!» Оказывается, у них солянку едят с грибами, а грибы – из тех самых лесов".

У нас свое коровье молоко, хлеб печем сами. Ну, с радиацией... тут все с радиацией. Я сама родилась, когда взорвалось на станции. Живу же

Примерно так же обстоят дела и на Украине, где "Гринпис" тоже провел исследование: повышенное содержание цезия-137 и стронция-90 было обнаружено в золе, соломе, продуктах питания даже в районах, признанных сегодня пригодными для сельскохозяйственной деятельности. В докладе "Атомные шрамы" приводятся слова Галины Чумневич, живущей с двумя детьми в сельской местности Рокитновского района примерно в 200 километрах от ЧАЭС: "У нас свое коровье молоко, хлеб печем сами. Ну, с радиацией... тут все с радиацией. Я сама родилась, когда взорвалось на станции. Живу же. Ем, живу, так и они будут питаться тем, что есть. [...] Главное бы здоровье было, я считаю. У меня мама вот заболела раком после чернобыльской аварии сразу, умерла".

В результате аварии на Чернобыльской АЭС на территорию Белоруссии выпало 85 процентов радиоактивных осадков. Радиоактивному загрязнению подверглось более 46 тысяч кв км ее территории. В загрязненных районах сегодня проживают около 2,5 миллионов человек, в том числе 500 тысяч детей. Наиболее пострадала от аварии Гомельская область, Брагинский район, вошедшие в 30-ти километровую зону отчуждения. На снимке: дозиметрист Константин Щукин производит замеры на экспериментальной свиноферме в деревне Воронец (Брагинский район), в зоне отчуждения

В результате аварии на Чернобыльской АЭС на территорию Белоруссии выпало 85 процентов радиоактивных осадков. Радиоактивному загрязнению подверглось более 46 тысяч кв км ее территории. В загрязненных районах сегодня проживают около 2,5 миллионов человек, в том числе 500 тысяч детей. Наиболее пострадала от аварии Гомельская область, Брагинский район, вошедшие в 30-ти километровую зону отчуждения. На снимке: дозиметрист Константин Щукин производит замеры на экспериментальной свиноферме в деревне Воронец (Брагинский район), в зоне отчуждения

Алимов приводит оценку: из 5 миллионов человек, проживающих на официально загрязненных территориях, миллион ежегодно получает дозу, превышающую предельно допустимую. "Чернобыльская катастрофа – это не что-то уже закончившееся, не что-то, что можно изучать на отдалении. Это то, с последствиями чего мы продолжаем сталкиваться и сегодня", – говорит он.

Последствия чернобыльской аварии продолжают отравлять людям жизнь – в прямом и переносном смысле – не только в Украине, России и Белоруссии, но и за многие тысячи километров. Саамские оленеводы в Центральной Норвегии полностью зависят от продажи оленины. Но олени пасутся на пастбищах, на которые когда-то выпали радиоактивные осадки, и питаются лишайником, способным очень хорошо накапливать радионуклиды. Специально для саамов в Норвегии даже пошли на повышение официально допустимых норм концентрации цезия в мясе оленя, но в некоторые годы, как, например, в 2014-м, и этого оказывается мало: из-за рекордного урожая грибов олени оказались более радиоактивными и были отпущены на волю.

Специалисты по-прежнему спорят о статистике влияния чернобыльской аварии на человеческое здоровье. В первые месяцы после аварии от острой лучевой болезни умерли всего 29 человек, а вот оценки того, как сильно радиация повлияла на уровень заболеваемости, в первую очередь раком, среди ликвидаторов и жителей загрязненных территорий, отличаются очень сильно. Одна из наиболее консервативных оценок сделана Всемирной организацией здравоохранения, по их данным, чернобыльская катастрофа привела примерно к 9 тысячам дополнительных смертей. "Гринпис", ссылаясь на исследование белорусских ученых, называет другие значения – от 90 тысяч до 115 тысяч дополнительных смертей от рака, которые будут продолжаться еще многие годы.

В деревню Воротец Брагинского района едут дозиметристы

В деревню Воротец Брагинского района едут дозиметристы

Разумеется, далеко не все долгосрочные последствия аварии можно измерить с помощью дозиметра или найти в медицинской статистике. Катастрофа изменила судьбы сотен тысяч ликвидаторов и их родных, людей, которые были вынуждены покинуть родные места, тех, кто и по сей день живет на зараженных территориях. Огромный эффект произошедшее оказало и на отношение к атомной энергетике. К моменту взрыва реактора 4-го энергоблока ЧАЭС история мирного атома насчитывала примерно те же 30 лет, что прошли с момента аварии до сегодняшнего дня. И если в первую половину этого 60-летнего срока атомная энергетика казалась символом прогресса, способности человека использовать во благо самые разрушительные природные силы, то после чернобыльской аварии появились другие устойчивые ассоциации – опасность, невидимая смерть, неконтролируемость.

***

После аварии на ЧАЭС реакторы типа РБМК были существенно модернизированы: конструкцию поглощающих стержней изменили так, чтобы исключить концевой эффект, были разработаны новые системы аварийной защиты. На сегодняшний день в России действует 13 реакторов РБМК на трех АЭС, в том числе на четырех блоках Ленинградской АЭС – той самой, где эта технология была впервые введена в строй в начале 70-х. И хотя модернизированный вариант РБМК считается безопасным, только один реактор этого типа, на Смоленской АЭС, был запущен уже после чернобыльской аварии, а строительство Костромской АЭС, которую также предполагалось оснастить реакторами РБМК, было приостановлено.

"Все действующие сейчас реакторы РБМК постепенно приближаются к этапу вывода из эксплуатации", – рассказывает научный сотрудник Центра энергетики и безопасности Дмитрий Конухов. Остальные российские АЭС используют реакторы альтернативного типа – ВВЭР, изначально лишенные генетических проблем проекта РБМК, так что, во всяком случае, прямое повторение чернобыльских событий на них невозможно. Он же используется Росатомом в качестве экспортного варианта – на Бушерской АЭС в Иране, которую подключили к сети в 2011 году, и на строящихся станциях в Китае и Индии.

Технология ВВЭР является стандартом для атомной энергетики во всем мире. Однако такие реакторы тоже не защищены от серьезных аварий – они уже случались на американской АЭС "Три-Майл-Айленд" в 1979 году и на японской "Фукусиме-1" в 2011 году. Впрочем, последняя стала следствием сильнейшего землетрясения и мощного цунами.

Конухов уверяет, что российские АЭС хорошо защищены от природных и техногенных катаклизмов и от терроризма – в первую очередь, новыми технологиями. Например, компьютеру В-3М, работавшему на ЧАЭС, нужна была пара десятков минут для вычисления ключевого показателя контролируемости реактора – оперативного запаса реактивности. Процессор современного смартфона в 10 раз мощнее этой машины. Чернобыльская авария не в последнюю очередь произошла из-за того, что происходящие в реакторе процессы нельзя было полноценно смоделировать на компьютере – сегодня, когда компьютерное моделирование заменило даже испытания ядерного оружия, это вполне возможно. Но малая вероятность аварийной ситуации по-прежнему компенсируется потенциально огромным масштабом экологических и экономических последствий.

В "городе-призраке" Припять возле Чернобыльской АЭС. 8 апреля 2016 года

В "городе-призраке" Припять возле Чернобыльской АЭС. 8 апреля 2016 года

"Если бы в стоимости атомного электричества учитывались все реальные расходы, то оно бы стоило гораздо дороже, чем мы привыкли думать", – говорит Рашид Алимов из "Гринпис". К таким расходом он относит, например, и стоимость ликвидации аварий прошлого, и решение проблемы ядерных отходов, и дорожающее обеспечение безопасности АЭС, в том числе антитеррористической.

До "Фукусимы" 60 стран планировали развивать атомную энергетику, а после нее этих стран-новичков осталось 45. Отрезвляющее влияние было, но говорить о кризисе атомной энергетики не приходится

"Я считаю, что у атомной энергетики есть будущее", – говорит Дмитрий Конухов из Центра энергетики и безопасности. Он объясняет, что за пять лет, минувшие с катастрофы на японской "Фукусиме", от использования АЭС отказались только две страны –Германия и Швейцария, а Саудовская Аравия, ОАЭ, Белоруссия и многие другие страны, наоборот, готовятся начать производить атомную энергию. "До "Фукусимы" 60 стран планировали развивать атомную энергетику, а после нее этих стран-новичков осталось 45. Отрезвляющее влияние было, например, в странах, у которых вся площадь меньше 30-километровой зоны отчуждения, как в Бахрейне, но говорить о кризисе атомной энергетики не приходится", – убежден он. В прошлом году в эксплуатацию были введены сразу 10 атомных реакторов – больше, чем в последние годы.

Скорее всего, в ближайшие годы мы не будем наблюдать повсеместного отказа от ядерной энергетики – ни в России, ни в мире. Несмотря на ощутимые риски, в ее пользу играет все еще слишком много экономических и политических факторов. Но технологии возобновляемой энергетики, в частности солнечной, в последние годы развиваются столь стремительно, что уже очень скоро зеленая энергия будет на равных конкурировать и с угольной, и с атомной. Похоже, как бы ни был полезен нам атомный джинн, рано или поздно его все же придется отправить обратно в бутылку. Но пока сложно сказать наверняка, кто вместо него будет крутить для человечества педали динамо-машины – солнечный и ветряной джинны или их термоядерный кузен.

Предыдущая часть: Ликвидация не закончена

ВЕРНУТЬСЯ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ ПРОЕКТА "СРОК ПОЛУРАСПАДА"

XS
SM
MD
LG