Linkuri accesibilitate

Если бы появились люди, которые в силах что-то изменить, мы бы тоже двигались к Европе


Молдова, село Валя-Трестиень

Молдова, село Валя-Трестиень

Власти Молдовы планируют праздничные мероприятия по случаю 25-ой годовщины независимости. Премьер-министр Павел Филип уверяет, что, отмечая эту дату, власть берет на себя ответственность перед прошлым и настоящим страны, отдавая должное ее гражданам и их заслугам. И это также возможность сплочения граждан и продвижения имиджа Молдовы за рубежом. А поскольку страна может рассчитывать на доверие только по результатам реформ, пока поищем ответ на вопрос: кто и как сможет вывести общество из нынешнего состояния дезориентации и безнадежности?

В начале 90-ых годов Молдова распрощалась с советским прошлым, тоталитаризмом. Страна получила международное признание, стала членом международных организаций, ввела собственную валюту. Появились свои государственные институты. И с тех же пор в стране неискоренима бедность и непобедима коррупция, непреодолимо нарастающее недовольство граждан.

85% населения считает, что дела в стране идут в неверном направлении, а 71% говорят, что экономическое положение ухудшилось по сравнению с прошлым годом. Виноваты в этом политики и те, кто допустил кражу века из банковской системы страны. Таковы результаты недавнего опроса, проведенного Ассоциацией социологов и демографов. Половина респондентов утверждают, что живут сейчас хуже, чем до 1991 года.

В селе Валя-Трестиень Ниспоренского района люди, с которыми удалось поговорить Валентине Урсу, рассказывают, почему они так недовольны теми, кто был у власти с момента провозглашения независимости и до сих пор.

– У нас душа болит. А у кого она не будет болеть, когда видишь, что лучше ничего не стало? Видно, как мы топчемся на месте, потому что этой страной руководят взяточники, которые не думают о людях в селах.

Свободная Европа: Но вы сами их выбрали, наделили их депутатскими мандатами.

Мы их выбрали, но мы не голосовали за коррупционеров. Им, видно, не хватает сил все изменить, потому что там слишком много взяточников и продажных.

В стране нужно навести порядок.

Свободная Европа: Но кто это сделает и как?

– Мы сами. Мы, люди. Прошу вас, люди добрые, не будьте равнодушны, не продавайте свои голоса за сто-двести леев. После этого все бегут из страны и все жалуются. А кто в этом виноват? Те, кто избрали такую власть, которая покупается и продается. Я бы хотел видеть своих внуков счастливыми в нашей стране.

Свободная Европа: Много ваших уехало за границу?

Дети в селе Валя-Трестиень

Дети в селе Валя-Трестиень

​– Сын в Канаде. Мои внуки сейчас заканчивают магистратуру в Польше. Домой они, по-видимому, возвращаться не собираются. Они вернутся, только когда мы что-то сделаем.

Свободная Европа: Почему тех, кто уехал, не тянет домой?

Они бы приехали с большим удовольствием.

Свободная Европа: При каких условиях?

Когда в стране не будет этого бандитизма и этих правителей.

Свободная Европа: Вы сердитесь на руководство страны?

– Очень. Несмотря на то, что я в преклонном возрасте, слава Богу, я бы ринулся в бой, чтобы поставить их на место. Честно вам говорю. И, думаю, не только я, но и все остальные тоже.

Свободная Европа: Лучшая борьба демократическими методами…

В селе Валя-Трестиень

В селе Валя-Трестиень

​– Эта демократия только бередит раны. Те, как правит сегодня - наше руководство - не демократия, а бандитизм. Они тянут все на себя, обманывают. Люди начинают бояться. Те, кто много лет проработал на одной работе, уволены. На их место пришли те, кто состоит в Демократической партии. По всему селу, на каждом углу сидят их люди. Что это такое? Такого не было даже во времена коммунизма.

Свободная Европа: Что сельские жители в силах изменить?

Молчать и терпеть. И дети бежали из дома, потому что думают, что им делать дальше. В нашем селе уже около 60 пустых домов.

Не все люди в селах понимают, что следует понять.

Свободная Европа: И почему одни понимают, что хорошо, а другие нет?

– Люди в селах измучены, задавлены, не знают, как выйти из ситуации.

– За кусок хлеба они выполняют поденную работу. Людям тяжело. Они уже не надеются на лучшее будущее.

Свободная Европа: Если будут объявлены парламентские выборы, изменит ли это ситуацию?

– Больше всего мы хотим, чтобы они больше не значились в списках, чтобы вышли из партии. Мы хотим голосовать за людей, которые на самом деле достойны руководить.

Село Валя-Трестиень, Молдова

Село Валя-Трестиень, Молдова

Раньше было две партии, и был порядок. А сегодня они, проснувшись поутру, придумывают партии. Их нужно сократить, на них тратят огромные деньги. И пусть поднимут пенсию.

Свободная Европа: Следует сократить количество партий или число депутатов?

И то, и другое.

Зачем нам там много?

Это деньги. А деньги откуда? Деньги отбирают у народа. Сокращают пенсии, детские пособия, матери получают по 500 леев. Разве можно в наши дни прокормить ребенка на 500 леев? Банка детского питания стоит больше 100 леев, и хватает ее на 4-5 дней. Это катастрофа. Люди добрые, куда мы катимся, к чему мы идем?!

Свободная Европа: Вы говорите в основном о неудачах за годы молдавской независимости. Но есть ли и какие-нибудь результаты, достижения?

Если бы люди были порядочными.

Свободная Европа: За эти 25 лет что-то все-таки было сделано?

Перемены были. Не могу сказать, что ничего не было сделано. Если бы были люди, которые были бы в силах что-то изменить, чтобы мы тоже двигались к Европе. Но появились люди, которые не заслуживали власти.

Свободная Европа: Но власти обещают продолжить путь европейской интеграции.

Я, например, нашу власть не уважаю. Извините, пожалуйста, но я им не доверяю.

Свободная Европа: Что они должны сделать, чтобы вернуть к себе доверие?

– Реформы. Я считаю, что руководителей следует выбирать из людей, которые этого заслуживают.

Свободная Европа: Все уже потеряно или вы еще надеетесь, что будущее может быть другим, каким его заслуживают молдаване?

Село Валя-Трестиень

Село Валя-Трестиень

​– Мы живем надеждой. Ведь что еще нам остается делать в нашем возрасте? Уехать мы никуда не можем, а за свой дом тоже болит душа, потому что мы много для него сделали. А взять и просто так бросить его, только потому, что к власти пришло несколько бандитов?.. Простите, что я это говорю, но можно ли иначе?! Может, наши слова – это наше оружие.

Свободная Европа: Каких изменений вы ждали в первую очередь? Что должно было быть сделано?

Разве рабочие места – это не главное? Почему дети бегут из страны? Борьба с коррупцией, нужно серьезно работать. Думаю, мы тоже что-нибудь сделаем, чтобы выбраться из этого болота.

***

Политический кризис, бедность, мизерные зарплаты и пенсии, рост цен на продукты и коммунальные услуги, коррупция на всех уровнях, и отсутствие рабочих мест – все это все волнует молодежь. Михай Гафтон – студент юридического факультета. Он считает, что Молдове нужна другая власть, которая была бы способна объединить расколотое общество.

Михай Гафтон

Михай Гафтон

Михай Гафтон: Власти страны заинтересованы в расколе общества, чтобы давление с его стороны ослабело. Именно это, к сожалению, мы наблюдаем в Молдове. Люди обращают внимание не на проблемы как таковые, а на проблемы идентичности: на каком языке ты говоришь, какого происхождения, сколько и как ты живешь, какой у тебя социальный статус, сколько у тебя денег, домов, машин и т.д. Если взять, к примеру, парламентские выборы, то, чем более фрагментарен состав парламента, тем сильнее он может манипулировать обществом. Если мы посмотрим на Великобританию, то в ее парламенте обычно две партии. В Америке то же самое. Это не значит, что там нет демократии. Это не значит, что там нельзя создать другую партию помимо основных. Просто когда избиратели идут на выборы, они все сами изучают. Да, прислушиваются к мнению других, к СМИ и т.д., но принимают самостоятельное решение. И голосуют так, чтобы их голос не пропал. То есть не голосуют за небольшие партии, которые, ясное дело, если и пройдут в парламент, то набрав мизерный процент. Соответственно, они не будут участвовать в принятии решений, их слово не будет весомым. Они голосуют за партии, которые способны изменить страну. Это показывает, что люди мыслят самостоятельно.

Свободная Европа: До 2009 года Партия коммунистов обладала достаточным количеством голосов и мандатов, и могла принимать в парламенте любые решения.

Михай Гафтон: Партия коммунистов пришла к власти на фоне разочарования общества в демократическом альянсе, который существовал до 2000 года. Они вступили на плодородную почву. Чего тогда хотела большая часть общества? Просто стабильности.

Свободная Европа: Есть ли разница в том, как правят в Молдове левые и правые партии?

Михай Гафтон: У нас распространено искаженное понимание концепций правых и левых. В Евросоюзе, например, существуют левоцентристские партии. Это не значит, что это непременно пророссийские или экстремистские партии. Доктрина этих партий ориентирована на социальную защиту человека, а не только на развитие государства или, вообще, государственных институтов. У нас, к сожалению, другая история: правые партии считаются проевропейскими партиями, а левые – пророссийскими.

Свободная Европа: А есть ли в стране промолдавские партии?

Михай Гафтон: Их практически нет. Большинство спекулирует на этой идее: на том, идем ли мы в направлении Европы или России. Мало кто или почти никто не говорит: „Давайте наведем порядок и у нас в стране. А после этого станем думать, куда нам идти”. В этом отношении у нас задолженности. Мы не научились наводить порядок у себя дома. Мы не научились думать о себе и о здоровом развитии общества, всех наших граждан, к сожалению. У нас только спекулируют на идее, куда мы движемся: на Восток или на Запад.

Свободная Европа: Или, напротив, во время опросов общественного мнения респонденты отвечают, что Молдова идет по неверному пути. Возникает вопрос: а когда Молдова пойдет по верному пути?

Михай Гафтон: Только когда мы осознаем, что существуют реальные проблемы: разбитые дороги, низкие зарплаты, несправедливые суды, слабая экономика, проблемы в социальной и культурной сфере. Потому что, к сожалению, ни одно из наших правительств не обращало внимания на культуру и, соответственно, на образование. Развитие граждан Молдовы должно начинаться с культуры, помимо воспитания, которое мы получаем в школах. Потому что в школах не столько воспитывается хороший гражданин, сколько хороший человек, который знает историю, математику, румынский и русский языки. Но культура не развивается. Она развивается, только когда ты ходишь в театр или в кино.

Свободная Европа: Студент Михай Гафтон тоже избиратель. Почему за все эти 25 лет у нас чаще всего голосовали против кого-то и почти никогда за кого-то или за что-то?

Михай Гафтон: Мы возвращаемся к той же проблеме – в нас нет культуры, потому что она не развивалась. Каждый гражданин должен развиваться.

Свободная Европа: Как это сделать, если говорят, что у граждан нет примеров для подражания? Без них сложно создать политическую элиту, а если не будет политической элиты, то и политической культуры не будет. Все взаимосвязано.

Михай Гафтон: Если мы хотим, чтобы у нас была серьезная элита, хотим навести порядок в стране и развивать культуру, то мы должны начать с развития семьи и общества. К сожалению, у нас не обращают внимания на семью. Любой хороший гражданин, соответственно, хороший политик, начинает с семьи. Потому что в обществе нет моделей. А если и есть, то их слишком мало. А мы живем в эпоху глобализации, мы не живем в закрытом государстве. Мы взаимодействуем с европейским миром, со всей планетой. И, соответственно, должны перенимать оттуда модели, так как они есть.

Свободная Европа: Поскольку доверие к государственным институтам и к государству в целом утрачено почти полностью, задам тебе такой вопрос: если бы Михай Гафтон стоял во главе страны, в парламенте, правительстве, что особенного он сделал бы для того, чтобы государство выглядело иначе, а его граждане гордились, что живут в Молдове? От политиков в первую очередь требуют реформ. Какие реформы ты бы провел?

Михай Гафтон: Социальную реформу. Реформы в других областях: в юстиции и экономике. И мы должны изменить мышление, стимулировать его, чтобы оно развивалось. Только так мы достигнем успеха в любых реформах.

Свободная Европа: Но как ты объяснишь тетушке Марии и дядюшке Иону, что нужно изменить мышление?

Михай Гафтон: Я бы не стал им напрямую указывать, что нужно менять мышление. Я бы сказал иначе: советские времена давно прошли. Пришло время жить в новой реальности. Другими словами, им я бы сказал так: не столько доверяйте тому, что вам говорят, сколько проверяйте, что вам говорят. Да, слушайте, но проверяйте, соответствует ли реальность тому, о чем говорят, например, по телевизору.

Свободная Европа: Люди знают, что то, о чем говорят в СМИ, часто не совпадает с реальностью.

Михай Гафтон: А если не совпадает, значит, что-то нужно изменить. Следует начать с социальных проблем, юстиции, экономики, чтобы сформировать у себя другое видение, иначе подходить к проблеме. Потому что у нас все делается по принципу „так нужно”, а не потому что нам это необходимо.

Свободная Европа: Спустя 25 лет многие говорят о том, что молдаване упускают шанс управлять собой сами. Действительно ли они настолько бессильны?

Михай Гафтон: Я бы не сказал, что мы неспособны управлять государством. Проблема в другом: мы в этом не заинтересованы. Множество факторов способствуют этому, среди которых на первое место я поставил бы исторический фактор, поскольку большую часть нашей истории мы провели в составе других государств. Мы привыкли, что кто-то другой решает наши проблемы. И, к сожалению, по инерции это продолжается сегодня.

Студент юрфака Михай Гафтон

Студент юрфака Михай Гафтон

Мы ждем, чтобы кто-то пришел. Если задать этот вопрос в селе, то люди ответят: „Придут европейцы и построят нам хорошие дороги” или „Придут русские, Путин, и все сделает”. Мы ждем других, чтобы они пришли стали бы наводить порядок в нашем доме. Выходит, что мы должны сидеть у ворот и ждать каждого встречного, звать его в дом и говорить: „Прошу, скажи мне, что делать”. Наше время отличается от 20-го века. То есть, нынешний статус-кво и политические, дипломатические методы решения не совпадают с теми, которые были в 20 веке. К сожалению, с людьми не общаются. Отсутствие общения ведет к деградации. Мы должны укрепить связь между обществом и государством через общение. И как только мы это сделаем, исчезнут и общественный абсентеизм, и общество станет развиваться как элемент управления.

Свободная Европа: В чем ты мог бы в первую очередь упрекнуть нынешнюю власть?

Михай Гафтон: Уже в школе, может, даже в университете, я пришел к выводу, что очень мало людей чувствуют необходимость учиться, они не стремятся получать знания. Они ходят в школу или в университет, потому что так им сказала мама или папа, или чтобы показать, какие вещи они купили от Dolce & Gabbana, или показать, какие они курят сигареты или какую водят машину. Все это связано с материальными ценностями. Также мои упреки относятся к судебной системе. К сожалению, мы видим, что наше законодательство и методология его применения оставляет желать лучшего, дела изучаются не достаточно глубоко. Поэтому возникают пробелы. Когда я говорю о судебной системе, то имею в виду не только суды или иные учреждения, я имею в виду также и парламент, так как парламент это высший законодательный орган страны.

Свободная Европа: То есть, упреки в адрес политического класса. Ты мог бы продолжить этот список?

Михай Гафтон: Как человек, как гражданин, я в первую очередь вижу проблемы административного характера.

Свободная Европа: Как Молдова может избавиться от коррумпированного политического класса? В общем, как она может избавиться от бедности и коррупции?

Михай Гафтон: Либо через эволюцию, то есть через постепенное развитие, в результате которого исчезнут конкретные члены политического класса, появятся новые, и таким образом мы очистимся. Это длительный процесс. Или другой вариант, с большими жертвами – через революцию и силовое свержение политического класса. Решение тоже зависит от нас. Чтобы свергнуть политический класс или, вообще, чтобы что-то изменить, нужна альтернатива, что-то лучшее. Однако в этом-то и проблема, что в Молдове, к сожалению, почти нет альтернативы нынешнему политическому классу. Большинство молодых людей, так называемая свежая кровь, способная что-то изменить, уехала за границу. Не знаю, насколько легко будет их вернуть обратно и поставить на соответствующие посты, потому что они построили свою жизнь в другой стране. Вернуть их домой очень сложно.

Свободная Европа: Что-то изменилось бы, если бы они все-таки вернулись?

Михай Гафтон: Да. Но, опять же, любое развитие проходит постепенно. Если бы мы установили другой режим, другую форму государственного правления, был бы хаос. Любая эволюция должна проходить постепенно. В том числе, если придет черед моего поколения – представим себе такой сценарий, – которое наведет порядок, придаст государству стимул развития в верном направлении, то радикальных изменений все равно не будет, хотя простые люди почувствуют желаемые изменения. Придет следующее поколение, которое продолжит дело моего поколения. Так мы постепенно построим нормальное, развитое государство и обретем преемственность. Потому что если одна партия продвигает один тип правления, а за ней приходит другая, которая поворачивает все на 180 градусов, это нездоровое развитие.

Свободная Европа: Люди потеряли доверие к политикам, потому что, как говорят сами граждане, они сразу занялись сколачиванием состояния? Так возникла пропасть между низами и верхами. Насколько это заметно в молдавском обществе?

Михай Гафтон: Очень заметно, потому что политики, которые пришли к власти в результате протестов 7 апреля 2009 года, тогда говорили: „Мы – здоровая альтернатива. Мы хотим построить европейскую Молдову”. Что значит европейская Молдова? Это страна с хорошими дорогами, с пенсиями, которые выплачиваются вовремя, большими зарплатами и т.д. Вот европейская модель, которая исключает любой вид государственной кражи, любое уклонение от уплаты налогов. То есть, Евросоюз ставит акцент на компромиссе, на совместном развитии. Власть об этом говорила, заявляла об этом, обещала, и мы в это поверили, проголосовали за эту власть, но, к сожалению, за годы своего правления они показали обратное…

Свободная Европа: Может ли эта власть, которую общество столько проклинает, что-то еще изменить? И, вообще, о чем сейчас думают власти?

Михай Гафтон: Граждане полностью утратили веру в эту власть. Не думаю, что у нее еще есть шанс что-то радикально изменить, потому что были скомпрометированы как отдельные лица, так и вся политическая элита и ее взгляды. Поэтому, я считаю, что должна появиться альтернатива.

Свободная Европа: Почему они не уходят по своей воле?

Михай Гафтон: Есть такая поговорка: аппетит приходит во время еды. Доказано, что когда человек получает абсолютную власть, влияние на все государственные сферы, – ему довольно тяжело от этого отказаться. Он укореняется во власти и, насколько возможно, держится за нее руками и ногами.

Свободная Европа: Но в обществе растет недовольство…

Михай Гафтон: Мне бы хотелось, чтобы оно росло быстрее, но оно растет слишком медленно. Поэтому и говорят, что молдаване как народ, как нация, очень мягкие. Именно это характеризует нас как нацию. Поэтому мы столько терпим и, как говорится, все проглатываем.

Свободная Европа: Через 25 лет Молдова будет другой?

Михай Гафтон: Независимо от власти, от социального и экономического аспектов, наш менталитет развивается. Проблема в том, что от остального мира мы отстаем почти на сто лет. К сожалению, мы пока хромаем… Мы должны ускорить наше развитие и сориентироваться в пространстве.

Свободная Европа: Михай Гафтон, студент юридического факультета, гордится тем, что является гражданином этой страны, которая в этом году отмечает 25-летнюю годовщину своей независимости?

Михай Гафтон: Я горжусь этим государством и этой нацией. Но, опять же, я горжусь государством, но не политическим классом. Я горжусь своей страной, своей землей. Я горжусь тем, что я молдаванин, так как у молдаван, как нации, а не как государственного образования, богатая история. Однако я не испытываю гордости за власть, которая 25 лет правит этой страной, за существующее у нас социальное равнодушие. И не горжусь тем, что, к сожалению, мы наплевали на наши традиции, на нашу историю. Мы просто идем, куда глаза глядят: нам кажется, что справа лучше, что поле там ровнее, а как только рельеф меняется, мы опять поворачиваем налево. То есть, мы не знаем своих корней, не знаем, куда мы идем, и в результате имеем то, что имеем.

Свободная Европа: Чем ты объяснишь тот факт, что бывшая власть сожгла Декларацию независимости?

Михай Гафтон: Это абсолютная низость. Это должно заставить этих людей задуматься, потому что невозможно оставаться гражданином Молдовы после того как предал огню Декларацию независимости.

***

У многих молдаван годы независимости ассоциируются с материальными трудностями и поверхностными процессами бесконечного переходного периода. Мэр села Мэгдэчешть Криулянского района Люба Кожокару считает, что с начала 90-х годов у Молдовы были как периоды успеха, так и трудностей.

Мэр села Мэгдэчешть Люба Кожокару

Мэр села Мэгдэчешть Люба Кожокару

Люба Кожокару: За 25 лет власть допустила много ошибок, но было сделано и много хорошего. Я второй срок на посту мэра. Четыре года первого мандата, которые были частью этих 25 лет, для нас, для села Мэгдэчешть, были очень благоприятными. С божьей помощью, мы сумели реализовать множество проектов. Мы изменили облик нашего села с помощью нашей команды, вместе с советниками, сельчанами. Все эти пять лет люди нам помогали. Мы построили новый корпус детского сада. Нам помогли люди, районный совет, сельский совет. Построили канализационные сети, две насосные станции, очистную станцию. Все село приняло в этом участие. Мы все приложили усилия, и благодаря взаимному согласию сумели сделать много хорошего.

Свободная Европа: На уровне государства не хватает именно такого сплочения. Потому что общество расколото, начиная с вопроса о геополитическом векторе, который пока что разделяет граждан на тех, что поддерживает Восток или Запад, и заканчивая «нашими» и «вашими».

Люба Кожокару: На протяжении этих лет очень хорошо было видно недопонимание между представителями власти. Это недопонимание привело к тому, что люди потеряли к ним доверие. Поэтому в селах люди фактически сплотились вокруг мэра и мэрии. В селах единственная надежда – это мэр. Знаете, что еще говорят люди? „Боже, почему в этой стране с такой богатой землей нет руководителя, который не был бы алчным, который думал бы о людях, о народе?”

Свободная Европа: И каков ответ? Почему в Молдове не появляется такого национального лидера, который жил бы интересами граждан и страны?

Люба Кожокару: Люди полагают, что этот человек еще не родился. Очень жаль, когда думаешь о стране, в которой столько умных людей. Но, значит, есть причина.

Свободная Европа: Люди говорят, что за эти 25 лет много было украдено, кто-то разбогател, кто-то обеднел, никому не было дела до судьбы этого государства.

Люба Кожокару: Было сделано и много хорошего.

Свободная Европа: Вы свободны от центра? Вы можете поступать, как считаете нужным?

Люба Кожокару: Я считаю, что мэры должны быть аполитичными. Так было бы лучшего всего. Потому что в селе мы не занимаемся политикой. В селе мы заняты административными вопросами.

Свободная Европа: Все слишком политизировано – чиновники, обычные граждане, школы, детские сады, больницы.

Люди полностью утратили доверие к власти и государству...

Люба Кожокару: Да, все слишком политизировано, но так не должно быть. Люди устали от политики. Мэгдэчешть – молодое село, средний возраст жителей около 40 лет. Здесь живет 6000 человек. Это живое село, оно развивается. Мало кто уехал отсюда на заработки. Но люди устали о политики. Они полностью утратили доверие к власти и государству.

Свободная Европа: Как мэр, вы могли бы сказать, при каких условиях можно вернуть доверие к государственным институтам?

Люба Кожокару: Если у нас состоятся корректные выборы, если президент страны будет избран как следует, то люди понемногу изменят свое мнение. Ситуация понемногу начала бы меняться. Сколько себя помню, я еще не видела такой сложной ситуации, как сейчас.

Свободная Европа: Если бы мэр села Мэшдэчешть, госпожа Кожокару, была министром или депутатом, она была бы в состоянии что-то изменить?

Люба Кожокару: Если бы Господь захотел, чтобы я встала во главе страны, я бы душу отдала ради людей. Я часто думаю: почему власть не спрашивает себя, сколько нужно человеку? Почему они не становятся ближе к людям? Почему не совершают прекрасные поступки, чтобы остаться героями своего народа? Что значит эта погоня за миллионами, миллиардами?! Что все это значит, люди добрые?! Недавно мы встречались с людьми, прикованными к постели, у нас есть социальная столовая. Мы кормим этих людей, носим им еду на дом. Мы говорим с этими людьми, стариками. Они очень мудрые. Они мне сказали: „Госпожа Люба, идите выше. Спросите, скажите им, что человеку не нужны миллионы. Пусть они молятся о здоровье, а миллионы с собой не забрать”… Почему они этого не понимают?! Люди всегда мне это говорили.

Свободная Европа: С чего нужно начать в государственном управлении?

Люба Кожокару: Я бы сказала, что нужно начинать снизу. На выборах мы должны быть очень внимательны: за кого проголосуем, тот и будет нами править… Мы верили во многих людей и сейчас разочаровались в них. Люди разочаровались и уже не знают, кому верить. Избиратели сейчас говорят: „Если бы завтра прошли выборы, я не знаю, кого выбирать вместо прежней власти?”. Я тоже не могу ответить на этот вопрос. Мы все знаем, чего хотим. Мы хотим порядочных, компетентных, честных людей, которые думали бы о народе. Но не знаю, как и когда мы к этому придем.

Свободная Европа: Как развивалась Молдова в течение 25 лет, кто выиграл и кто проиграл?

Люба Кожокару: Пострадал в основном народ. За эти годы люди не видели почти ничего хорошего: пенсии мизерные, зарплата 4000 леев, самопожертвование и самоотдача людей… На 4000 леев зимой даже нельзя покрыть расходы на коммунальные услуги. А из страны уходят миллиарды. Наша мэрия выделяет 320 тысяч на обустройство территории в таком большом селе. А те села, где нет предприятий, выделяют по 30-40 тысяч леев. Что можно сделать на 30 тысяч леев во время больших снегопадов или дождей? Нужно чистить дороги. Люди требуют. А те, кто наверху, не думают, что если низы будут довольны, то и наверху будут результаты. Мы, мэры, сейчас сталкиваемся с большим количеством проблем, связанных с децентрализацией.

Свободная Европа: Почему верхи с таким трудом отдают рычаги контроля и власти?

Думаю, нам нужна революция, чтобы власть поняла как важно проводить конкретные реформы...

Люба Кожокару: Мы задаем тот же вопрос: почему? Многие эксперты говорили следующее: „У вас в Молдове децентрализация проходит с большим трудом”. Думаю, нам нужна революция, чтобы власть поняла как важно проводить конкретные реформы, а не только разглагольствовать. А то, что сейчас сделали депутаты… Люди выбирали их не для того, чтобы они продавались и покупались. Они выбрали их, чтобы те решали проблемы людей…

Свободная Европа: Здесь, в селе, люди обсуждают проблему политической миграции?

Люба Кожокару: Да. Особенно у нас, в Мэгдэчешть, так как мы находимся всего в 12 км от Кишинева. У нас много интеллектуалов. Люди очень осуждают депутатов, которые переходят из партии в партию.

Свободная Европа: Спустя 25 лет – вернусь к этой идее – может ли появиться политическая элита?

Мэрия села Мэгдэчешть

Мэрия села Мэгдэчешть

Люба Кожокару: Она могла бы появиться, но с большим трудом. Видите, сейчас почти все государство захвачено одной партией. Мы не против них, если бы увидели конкретные дела в пользу граждан, если бы был виден результат их труда. Если они будут работать и делать реальные вещи для народа, то люди изменят к ним свое отношение.

Свободная Европа: Почему если власть уже однажды наступила на грабли, во второй раз она не извлекает из этого уроков?

Люба Кожокару: У нас, молдаван, не извлекает. Не знаем, что будет дальше. Пусть будет та власть, что есть сейчас, но пусть будут конкретные дела. Мы хотим видеть перемены. Может, люди успокоятся, и дело не дойдет до протестов.

Свободная Европа: В завершении, в следующие 25 лет может появиться другая Молдова?

Люба Кожокару: Не знаю, что вам сказать. У нас так часто все менялось, но в последнее время все стоит на месте. Даже не знаю, что будет дальше. Все ждут. А в глубине души они хранят частичку надежды.

XS
SM
MD
LG