Linkuri accesibilitate

«Платные парковки и незаконные контракты кишиневской мэрии»


«Punct și de la capăt» с Натальей Морарь. Гости программы: Ион Штефэницэ и Виктор Киронда.

Свободная Европа: Я вас приветствую на волнах радио Europa Liberă. С вами Наталья Морарь и программа «Punct și de la capăt». Когда у вас уже украли все в прошлом, воруют то, что осталось сейчас, в настоящем. Казалось бы, уже нечего воровать в будущем. А оказывается, можно. Есть схема, которой позавидовал бы даже сам Остап Бендер. Она касается мэрии Кишинева и контракта по парковкам на ближайшие 25 лет. Оказывается, мы с вами 25 лет будем платить деньги некой оффшорной компании, вернее, компании, которая зарегистрирована оффшорными компаниями. 90 процентов всех денег будут идти именно ей, а не мэрии Кишинева. При этом парковки построим мы с вами, из наших с вами денег, которые мы будем платить как налоги. Как вообще возможны такие схемы в центре Европы мы говорим сегодня с моими гостями в студии. Итак, как можно у людей воровать будущее, когда в настоящем ничего не осталось, мы говорим с моими сегодняшними гостями: независимым муниципальным советником Ионом Штефэницэ. Добрый день, добро пожаловать на Europa Liberă

Ион Штефэницэ: «Здравствуйте!»

Свободная Европа: …И гражданским активистом Виктором Киронда. Добрый день.

Виктор Киронда: «Здравствуйте!»

Свободная Европа: Виктор, начнем с Вас, потому что Вы несколько дней назад вышли с пресс-конференции с вашим коллегой Адрианом Филипом, где представили очень интересную схему о кишиневских парковках, при помощи которых у нас, по всей видимости, в течение 25 ближайших лет будут вороваться деньги. Из того, что мы будем платить в качестве оплаты за парковки. Объясните мне, как вообще такое возможно: украсть то, чего еще нет?

Виктор Киронда: «Во-первых, схема совсем не интересная, она просто наглая. Потому что нужно иметь очень большую наглость, чтобы создавать вообще такие схемы, где в открытую, в наглую создаются все предпосылки для того, чтобы муниципальный бюджет, чтобы мы, люди, теряли публичные деньги, которые могут идти на развитие города, на создание лучших условий, на реставрацию тротуаров и так далее».

Свободная Европа: Объясните для тех, кто еще не в курсе, кто, может, с четверга еще не успел узнать об этой схеме, в чем она заключается.

Виктор Киронда: «Вкратце схема следующая. На основании публично-частного партнерства создаются платные парковки».

Свободная Европа: А был проведен конкурс?

Виктор Киронда

Виктор Киронда

Виктор Киронда: «Да, был проведен конкурс. С конкурсом вроде все в порядке. Проблема в условиях контракта. Условия контракта совсем не в пользу мэрии, не в пользу публичного бюджета. Потому что эти платные парковки даются частному инвестору, и подразумевается, что он должен инвестировать какие-то деньги, чтобы создать платные парковки…»

Свободная Европа: Сотрудничество должно быть, конечно же, взаимовыгодным. То есть, выиграют не только они, но и мы тоже.

Виктор Киронда: «Смысл такого типа публично-частного партнерства в том, чтобы частный инвестор делал инвестиции, предоставлял городу какие-то публичные услуги».

Свободная Европа: Грубо говоря, у нас проблема с парковками, у нас пробки…

Виктор Киронда: «Да, обычно так делается с транспортом, с мусором…»

Свободная Европа: Мэр нам обещал, что есть фирма, которая все это обеспечит. За это фирма будет получать деньги. Но здесь Вы говорите, в принципе, что с конкурсом все в порядке. Я Вас внимательно слушала в четверг и мне просто бросилась в глаза информация о том, что компания, с которой был подписан контракт, и которая выиграла конкурс, была зарегистрирована в Вене за месяц до конкурса. Это вроде бы как австрийская компания, но выходит, что эта новая компания не имеет никакого опыта в плане управления парковками, и при этом ее зарегистрировали две другие оффшорные компании.

Виктор Киронда: «Да, они сделали консорциум из трех компаний, одна из которых существующая австрийская компания, которая предоставляет такие услуги в Будапеште и в каких-то еще венгерских городах».

Свободная Европа: Но одна из этих компаний зарегистрирована в оффшорной зоне.

Виктор Киронда: «Да, компания, которая будет осуществлять проект в Кишиневе, была создана недавно, за пару месяцев до конкурса».

Свободная Европа: Также у нас получилось с аэропортом: был стратегический инвестор из России, компания, которая управляет двумя аэропортами. При этом, спустя какое-то время, эта компания выводится из консорциума, и в результате остается единственная оффшорная компания, которая управляет нашим аэропортом.

Виктор Киронда: «Самая большая проблема данной схемы в том, что этому инвестору все парковки даются в бесплатное пользование на 25 лет».

Свободная Европа: Сколько парковочных мест в городе?

Виктор Киронда: «2500 парковочных мест в центре города и 25000 по всему городу».

Свободная Европа: На 25 лет.

Виктор Киронда: «Это около 15 гектаров земли на улицах, на тротуарах и так далее. При этом из всех денег этого проекта, то есть, из денег, которые мы будем платить за парковки, бюджет будет получать только 10%, а частный инвестор – 90%».

Свободная Европа: А что показывает международная практика? Сколько имеет город, когда заключаются такие контракты?

Виктор Киронда: «В нормальных городах создаются услуги по типу терминалов для оплаты. То есть, как у нас в городе есть терминалы, где можно оплатить какие-то услуги. Эти терминалы берут за свои услуги, там, один процент, максимум четыре».

Свободная Европа: А все остальное идет городу?

Виктор Киронда: «Остальное идет тому, кто предоставляет услугу. Если это авиабилеты, то идет авиакомпании. Когда мы оплачиваем на терминале телефон, то платим поставщику телефонных услуг. А сейчас получается, что город дает места для парковки, город все это обеспечивает, за публичные деньги все это делается, но платить мы будем частному лицу».

Свободная Европа: Я правильно понимаю, что все эти парковки, все эти две с половиной тысячи мест в центре города, а в сумме 25 тысяч парковочных мест, сделаны в основном на средства из кредита на реставрацию дорог, который мэрия получила от Европейского банка реконструкции и развития? На эти деньги сейчас параллельно строятся парковки. То есть, получается, что на те деньги, которые мы, жители Кишинева должны будем вернуть, потому что это кредит, который мы взяли на какое-то количество лет. Но придет фирма, которая получит эти парковки бесплатно, и будет получать 90 процентов из тех денег, которые мы будем за них платить?

Виктор Киронда: «Точно, парковки обустраиваются за наши деньги, то есть, за кредит, который мы должны будем возвращать, а после этого мы должны будем еще платить за парковки, плюс еще пени возможные за нарушение режима парковки».

Свободная Европа: Еще один вопрос. Мы еще поговорим об условиях контракта, но меня очень волнует, что будет в случае, если контракт будет расторгнут. Вот, допустим, приходит новый мэр либо у муниципального совета что-то получается в этом смысле, и разрывается контракт. По контракту мы наверняка должны будем заплатить этой фирме большую неустойку.

Виктор Киронда: «Все деньги, которые они теоретически потеряют…»

Свободная Европа: Могли бы заработать за 25 лет…

Ион Штефэницэ: «А этот контракт прошел через Муниципальный совет?»

Виктор Киронда: «Нет, пока не прошел, но был уже подписан».

Ион Штефэницэ: «Тогда он не легальный».

Свободная Европа: Вот теперь вопрос к Вам, господин Штефэницэ. Вот есть контракт, подписанный господином Грозаву, вице-мэром. Господином Киртоакэ было подписано руководство о том, что компании, которые сейчас реставрируют дороги в центре, должны обеспечить и парковочные места, хотя по контракту, в самом начале, этого предусмотрено не было. Такой вопрос, господин Штефэницэ: вот есть контракт, который подписывается кем-то из мэрии. При этом он не проводится через Муниципальный совет. Мы не знаем, кто в этом участвует, но, честно говоря, мне кажется, что уши растут отсюда, из Кишинева, а не из Австрии или Венгрии, потому что все повторяется, как и в случае с аэропортом.

Виктор Киронда: «Да».

Свободная Европа: Нам всем рассказывают, что это стратегический инвестор из Российской Федерации. Оказалось – компания, аффилированная с Шором. Может, сейчас уже и не с ним, но в любом случае – оффшорная компания. Здесь тоже две оффшорные компании – Кипр и Мальта. Подписывается контракт. Он вообще может иметь силу в случае, если не был проведен через Муниципальный совет?

Ион Штефэницэ: «Я считаю этот контракт абсолютно нелегальным. И все контракты, которые не прошли через Муниципальный совет, я тоже считаю нелегальными».

Свободная Европа: Но ведь есть контракты, которые не прошли и действуют.

Ион Штефэницэ

Ион Штефэницэ

Ион Штефэницэ: «Действуют, потому что у нас в Молдове нет правосудия. Если бы было правосудие, все эти контракты были бы расторгнуты».

Свободная Европа: На Ваш взгляд, каковы шансы? Вообще, мы знаем, какое у нас сейчас правосудие, мы знаем, какая у нас прокуратура, Центр по борьбе с коррупцией. На мой взгляд, уже на следующий день после того, как ребята вышли с этой пресс-конференции, где они предоставили контракт и все описали, их должны были хотя бы спросить: ребята, откуда у вас эта информация, расскажите нам подробнее, давайте разберемся, вызовем сейчас Грозаву, вызовем сейчас людей из этой компании, будем разбираться, посмотрим, кто прав, кто виноват. Этого не произошло. Вопрос к Вам. Вот при этой судебной системе, при этом правосудии, которое у нас сейчас есть, есть шансы, что контракт все-таки вступит в силу?

Ион Штефэницэ: «Я не верю в это, потому что знаю, что у нас есть очень много имитации работы правоохранительных органов. Даже если бы Виктора вызвали и спросили, откуда у него такая информация, почему он считает так или иначе. У нас очень много имитации. За шесть лет я понял то, что творится у нас в Молдавии. Я понял, как в области охраны культурного наследия ведется рейдерский захват культурного наследия, как работают схемы, как получают бесплатно усадьбы, а потом продают их за миллион двести тысяч леев. Вот пример в Гура-Быкулуй: усадьба бояринов Яновских, которую в 2006 отдали бесплатно, местная власть просто подарила это имение какому-то фонду, зарегистрированному на Чеканах в одной из квартир. И через год они продают усадьбу за миллион двести тысяч».

Свободная Европа: Как это можно, объясните мне, как это можно? И не было возбуждено никакого уголовного дела?

Ион Штефэницэ: «Была имитация, так сказать. Прошло три года…»

Свободная Европа: …И дело списано, закрыто.

Ион Штефэницэ: «Дело списано. И никто здесь не виноват… А на сайте 999.md мы уже можем найти, что ее опять продают за 120 тысяч евро».

Свободная Европа: Хорошо, все прекрасно понимают, что на сегодняшний день в Молдове правосудия фактически нет. Безусловно, есть честные судьи, не надо обобщать, но они скорее в порядке исключения работают, и, как правило, такие дела им не попадают. Вот не попадают. Почему-то всегда, когда дела касаются больших усадеб, домов в центре города, земли, они всегда попадают именно к тем судьям, про которых журналисты потом пишут, что у них дом, машина Porsche Cayenne и так далее. Такой вопрос. Учитывая, что нет у нас правового государства, ребята контролируют все, получается, что будем там возмущаться, не будем возмущаться, этот контракт может вступить в силу? И нас могут заставить платить деньги этой компании?

Виктор Киронда: «Я думаю, гражданское общество должно быть активнее и просто бойкотировать все это».

Свободная Европа: А как бойкотировать, если ты работаешь в центре, хочешь приехать, и у тебя нет никаких парковочных мест, потому что есть компания, которая на 25 лет по контракту получила право управлять парковками города. Нет больше, нет, они, вот представьте себе, займут все. Насколько поняла, мэрия еще должна будет взять на себя обязательство решать вопросы со всеми, у кого есть кафе и бордюр перед кафе.

Виктор Киронда: «А если не решит проблему, должна будет платить этому частному инвестору деньги за нерешенные вопросы с местными».

Свободная Европа: Насколько реально вступление в силу этого контракта? То есть, сейчас есть что-то, чтобы его приостановить?

Виктор Киронда: «Если взять с юридической точки зрения, контракт-то подписан».

Свободная Европа: Подписан.

Виктор Киронда: «То есть, сейчас инвестор идет в суд и подает в суд на мэрию».

Ион Штефэницэ: «Виктор, если он подписан, то почему он тогда требовал встретиться со мной?»

Свободная Европа: Кто требовал встретиться?

Ион Штефэницэ: «Мы получили письмо, что вот этот инвестор, эта компания хотела встретиться со всеми фракциями в Муниципальном совете. В том числе, и с независимым советником. Почему они тогда требовали встретиться, обсудить вот эти вопросы? Я просто отказывался».

Свободная Европа: А Вы встречались с ним?

Ион Штефэницэ: «Нет, я отказывался от этой встречи, потому что я с самого начала видел, что это рейдерский захват публичного пространства. Это не бизнес-план, который идет на пользу города. Там, где я учился, в Нарбоне или в других городах, в Париже, есть платные парковки, но все это идет на пользу города и горожан. А не в пользу одного инвестора, который делает деньги за счет инвестиций из нашего местного бюджета».

Виктор Киронда: «Который еще неизвестно кто…»

Свободная Европа: В том-то и дело. Мне, допустим, повезло. Я тоже путешествовала, видела города, европейские и не только, но обычно это многоэтажные парковки либо подземные парковки. Там не воруют у людей, которые ходят пешком, или у людей, которые ездят на колясках, либо у мам с детьми, у пенсионеров, да у тех, кто просто не хочет ездить на машине, потому что хотят заниматься спортом, дышать свежим воздухом. У них не воруют это пространство. А здесь выходит, что эти бордюры, которых и так почти нет в Кишиневе, заберут для машин, и нам останется…

Ион Штефэницэ: «В исторической части Кишинева есть очень много мест, где можно построить многоэтажные парковки. Такой бизнес-план действовал бы очень удачно. Есть определенные участки: строй и на 49 лет этот участок твой».

Свободная Европа: А почему не пошли по этому пути?

Виктор Киронда: «Потому что строить многоуровневые либо подземные парковки – это же инвестиции, тут же нужна техника, стройматериалы…»

Ион Штефэницэ: «Делать деньги из ничего!»

Виктор Киронда: «Нужно тратиться, а так что, Европейский банк реконструкции и развития же не придет строить нам многоэтажные парковки. Сейчас тротуары есть, эти парковочные места обустроены. Пришел, поставил счетчик, электронный сканер и собирай деньги, какие проблемы?»

Свободная Европа: Правда, что по контракту эта компания, в момент, когда она уйдет, допустим, через 25 лет или через 2 года, то заберет электронный софт, всю эту систему оплаты. Получается, они вообще ничего не инвестируют. То есть, город останется ни с чем. И при этом сможет на 25 лет обеспечить анонимную оффшорную компанию.

Виктор Киронда: «Они потратятся на краску, чтобы нарисовать линии, и на дорожные знаки, чтобы показать, что здесь платная парковка, и все».

Свободная Европа: Я хочу спросить вас не как житель Кишинева, а просто как неравнодушный гражданин. Как вообще такие схемы возможны?

Виктор Киронда: «Возможно, чтобы эта схема начала работать, стали собирать деньги, и мы проснулись бы, когда уже будет поздно».

Свободная Европа: Как с украденным миллиардом было.

Виктор Киронда: «Да. Мы нашли эту схему, сделали ее публичной, предпринимаем какие-то шаги, чтобы ее остановить, надеемся, что она не придет в действие, и таким образом мы как-то это остановим».

Свободная Европа: Кто-нибудь из официальных структур, в первую очередь меня интересует мэрия, как-то отреагировали на вашу пресс-конференцию?

Виктор Киронда: «Вчера я видел, журналисты сделали уже репортаж о нашей пресс-конференции и заодно позвонили мэру и Гамрецкому, главе Департамента общественного транспорта. Спросили: как Вы комментируете? Мэр сказал, что это вообще необоснованные обвинения, что это все вранье, и на него идет кампания дискредитации и так далее».

Свободная Европа: Скорее всего вами управляла «мына Московей».

Виктор Киронда: «Но директор Департамента общественного транспорта даже не пытался как-то вырулить ситуацию. Он признался, что так и есть, да, действительно, этой компании передаются все парковки, а что вы хотели? У него была реакция из разряда: а что вы открыли Америку так сразу!»

Свободная Европа: Я правильно понимаю, что этот контракт Вы получили не от мэрии, хотя вы требовали его и от мэрии, чтобы мэрия его опубликовала.

Виктор Киронда: «Мой коллега, с которым я выходил на пресс-конференцию, Адриан Филат, как житель города подал в суд на мэрию на базе того, что он потребовал прозрачности, публичности. Мэрия, по-моему, четыре месяца, пока не началась эта тяжба, даже суду не хотела давать этот контракт. То есть, даже судья не могла его получить. В конечном итоге, пришел этот экономический агент и попросил включить себя в качестве участника в судебный процесс. И как участник уже судебного процесса он принес этот контракт. То есть, я даже предполагаю, что инвестор, возможно, этот человек, который приходил и хотел со всеми встретиться, может быть, и не собирался обязательно обворовывать город. Это уже не первый раз, когда другим инвесторам или каким-то там компаниям, которые участвуют в конкурсе, администрация, мэрия, дирекция транспорта говорит: вот такие условия, хочешь работать – хорошо, не хочешь – пошел отсюда. Так работает компания „Delta”, которая сейчас по документам занимается ремонтом улиц, но в действительности эта компания отстранена от работ».

Свободная Европа: А кто занимается ремонтом?

Виктор Киронда: «Занимаются частные подрядчики, компании господина Гамрецкого и его друзей».

Свободная Европа: То есть, официально выиграла инвестор из Румынии, а в реальности занимается компания господина Гамрецкого?

Виктор Киронда: «Да. Вы видели, как эти работы проводятся, видели, как они долго это делают, как некачественно…»

Свободная Европа: Видели водопад на Негруци.

Виктор Киронда: «Понятно. Возможно, у них были какие-то скандалы с кампанией „Delta”, но я не думаю, что эта компания стала бы так портить себе имя с проектами в других странах. То есть, все равно есть какой-то, знаете, предел. А их просто поставили в ситуацию: вы только занимаетесь подписанием бумаг и не всовываетесь в строительство, и все».

Свободная Европа: Как же это возможно, повторяю свой вопрос, господин Штефэницэ?

Ион Штефэницэ: «Если у нас закон не действует, то в этой стране все возможно. Закон у нас не действует! Плюс те, которые руководят городом, они проводят консультации с горожанами? Нет! У нас все политики Кишинева решаются в одном кабинете по одному адресу…»

Свободная Европа: Вот только небольшая ремарка. То, что они с горожанами не проводят консультации, меня мало удивляет. Но меня очень удивила история с французским посольством, про которую Вы нам можете, допустим, рассказать. Как так получилось, что сейчас французское посольство вынуждено переехать из своего офиса на улице Бернардацци, если не ошибаюсь, поскольку вокруг строится дом-монстр. Я не знаю, может это будет красивый дом, но это вообще непонятно, как такое возможно в городе, в котором должен соблюдаться закон!

Ион Штефэницэ: «Я высказывался по этой теме. Еще в 2014 году наше Агентство направило обращение в Градостроительную инспекцию, СИБ, Генеральную прокуратуру, в парламентскую комиссию. Эти учреждения ничего не делали, а экономический агент уже успел построить многоэтажный дом. Мы просто плюнули на дипломатическую миссию, которая поддерживает Молдавию, поддерживает Кишинев. 18-19 апреля Вы видели ответ французского посольства. Они организовали для нас форум с французскими экспертами по градостроительству, по планированию города. Был подписан договор о сотрудничестве между Молдавией и Францией в области культурного наследия».

Свободная Европа: Это же позор!

Ион Штефэницэ: «Для нас это позор. Потому что эта коррупция уничтожает не только культурное наследие, они разрушили все – медицину, просвещение! И сюда замешана политика – политика телефона, политика партии, назначения в разных учреждениях по линии партии. И вот, поскольку у нас не действуют прокуроры и СИБ, и сложилась такая ситуация».

Свободная Европа: Выходит, что Ваш пример, пример того, как Вы боролись за французское посольство, потому что эта проблема действительно уже несколько лет длится…

Ион Штефэницэ: «Здесь, в парламенте, требовали, чтобы меня наказали, не „Liri-Tur”, которая тут строит, а господин председатель комиссии обращался в Министерство культуры, чтобы директора Агентства по реставрации памятников, наказали за то что я неадекватно обращаюсь к членам комиссии».

Свободная Европа: Это когда было, в каком году?

Ион Штефэницэ: «Это было в 2015-м, когда мы заседали в парламенте по этому вопросу. Градостроительную инспекцию тогда вызвали, Министерство культуры вызвали, меня вызвали, но почему на это заседание элементарно не вызвали экономического агента?»

Свободная Европа: Фирму, которая это строит.

Ион Штефэницэ: «Все ясно! Просто я делаю свое дело, отсюда до сюда, и все».

Свободная Европа: Вообще, это удивительная история! Вы, не как физическое лицо, а как глава Агентства по охране культурного наследия, отправили запрос в Генеральную прокуратуру, в СИБ, в Центр по борьбе с коррупцией?

Ион Штефэницэ: «Нет».

Свободная Европа: А в министерство? Куда Вы направили?

Ион Штефэницэ: «В Генеральную прокуратуру…»

Свободная Европа: Отправили запросы, как я понимаю, но ответов не было. Или были?

Ион Штефэницэ: «Нет, в Генеральной прокуратуре сказали, что это не их дело. СИБ меня прослушал два раза по этому вопросу, а Градостроительная инспекция ответила мне на две странички о том, что там все легально, что они получили право на строительство через процесс, через Высшую судебную палату».

Свободная Европа: В общем, господин Штефэницэ не как физическое лицо, а как глава Агентства по охране исторического наследия, исторических памятников, два года боролся, отправлял запросы в Генпрокуратуру, в Службу информации и безопасности, писал куда мог, в парламентскую комиссию приходил, и не получилось. И теперь посольство Франции вынуждено искать себе новый офис. В общем, позорная история для любого европейского государства. Позорная. Я не знаю, есть ли такие страны, где из-за того, что частный предприниматель получает, скорее всего, незаконно, право – потому что у нас, знаете, там, где решение суда, там, скорее всего, закона не было – строить дом, посольство ведущего европейского государства вынуждено искать себе другой офис. Насколько я понимаю, они ищут исторический памятник, чтобы поддержать историческое наследие Республики Молдова.

Виктор Киронда: «Французы же дышат культурой. Поэтому они требуют, чтобы это был исторический памятник».

Свободная Европа: Два года боролся, не получилось. Вы вышли с пресс-конференцией, позволили всей стране узнать о том, каким образом планируется нас обворовывать на протяжении 25 лет. И даже если этих парковок не будет, эта компания сможет подать на нас в суд и получить через суд упущенное за 25 лет. Вообще, есть шанс, что на этот раз получится отвоевать наше право?

Виктор Киронда: «Я не удивлюсь, если не получится, потому что у нас сложно бороться. Понимаете, у нас коррупция как раковая опухоль захватила уже практически весь организм. И вот такие клетки как господин Штефэницэ или единичные государственные институты, которые как-то сопротивляются, рано или поздно окружат или уберут».

Ион Штефэницэ: «Национальный инспекторат по памятникам ждет реформа».

Виктор Киронда: «Сейчас господина Штефэницэ трудно уволить, но если будет реорганизация, тогда...»

Свободная Европа: А будет же конкурс, будет реформа, как бы реформа, вас переформируют в институт. Для этого уже будет новый конкурс, и уже по конкурсу Вы наверняка не пройдете.

Ион Штефэницэ: «Я верю в проект, который европейцы хотят начать в пользу агентства. Да, в это я верю, а в эти реформы, в результате которых мы просто меняем названия…»

Свободная Европа: Давайте поговорим о том, что вообще остается людям делать. Наша программа выйдет в эфир в воскресенье, в день, когда люди, скорее всего, придут на протест. Каждый выходит на протест по своей причине – одни потому, что поддерживают Платформу, другие потому что не поддерживают, но при этом не могут не выйти, и так далее. Уже известно, что по всем селам распространяются директивы от всем известной партии о том, чтобы мэры от этой партии обеспечили неявку людей на протест. Что будем делать, когда их лишают даже права протестовать? Они делают расследования – органы не реагируют, они борются – их в результате наказывают, как в Вашем случае, не фирму, а Вас хотели наказать. Что людям делать, объясните?

Виктор Киронда: «Не знаю, насколько это действенно, запрещать людям выходить из собственного села и идти на протест».

Свободная Европа: Можно зарезервировать все автобусы, и человеку просто будет тяжело добраться.

Виктор Киронда: «Люди, если захотят, доберутся. Проблема в другом. Вот мы эту пресс-конференцию сделали не только для того, чтобы рассказать всем, но дать понять и этим людям, что они все-таки не могут делать все, что захотят. Да, они могут создавать какие-то схемы, какие-то вещи, могут там брать взятки и так далее, но есть предел. Есть предел, и вот я понимаю, когда меня обворовывают, но я не люблю, когда меня считают глупцом или совсем дураком, что мы не понимаем очевидного. В любом случае придут парламентские выборы, все эти деятели все равно придут к людям говорить что-то про европейские нормы, про интеграцию и так далее. Я хочу, чтобы люди в тот момент вспомнили о всех этих схемах, о всех этих вещах, о всей этой коррупции, которую в течение четырех лет эти люди обеспечивают и покрывают, и потом, когда придет Дорин Киртоакэ и будет плакать в прямом эфире, чтобы люди понимали, что этот человек врет и притворяется. И он играет свою роль. И на выборах думали не о „мына Московей” или о каком-то там геополитическом векторе, а о том, что творится в этом городе, и как обстоят дела. Потому что очень многое, то есть, во многом эта система, которая сейчас, держится на примаре города Кишинев. Он был первым из проевропейских деятелей, который получил такую большую функцию, в смысле большое место, кресло, и из этого пункта начала расти вот эта гангрена».

Свободная Европа: Думаете, он решает в этом всем?

Виктор Киронда: «Нет, но на нем все держится. Он может и не решает, но на его функции, то, что он занимает должность генерального мэра муниципия Кишинев, на нем очень многое держится. Эти схемы во многом держатся на нем. Поэтому я думаю, что в рамках какого-то референдума либо в другом формате, на досрочных или на обычных выборах, люди должны перестать воспринимать Дорина Киртоакэ как большого европейского спасителя, и начали воспринимать его как часть этой большой раковой опухоли, которая захватила Молдову. И начинать ее потихоньку убирать».

Свободная Европа: Господин Штефэницэ, что остается людям делать?

Ион Штефэницэ: «Быть нравственно цельными, требовать свои права. Я вспоминаю, когда я проводил время во Франции, во время учебы. Тогда французы требовали свое право. Допустим, те, которые в январе-феврале требовали свое, они уже получили. Когда были какие-то изменения в Кодекс труда и вся молодежь вышла…»

Свободная Европа: Да и сейчас молодежь во Франции бастует, и не только молодежь. Все протестуют. Они постоянно протестуют.

Ион Штефэницэ: «Только за последний год народ вышел, и есть какие-то изменения».

Свободная Европа: Значит, нужно продолжать протестовать.

Ион Штефэницэ: «Конечно, надо протестовать! Но если они видят, что мы вот так и сидим, то конечно, они будут творить то, что они хотят».

Свободная Европа: Самое интересное, что когда люди протестуют во Франции, там наверняка в деревни по разнарядке не рассылают директивы о том, что, не дай Бог, люди приедут в Париж протестовать! А вот у нас…

Ион Штефэницэ: «Я хочу сказать, что если нас будет много, и мы будем требовать свое – „sabia nu ne va taia”, и все. Давайте будем помнить эту пословицу какое-то время и требовать. Я хочу, чтобы каждый гражданин делал свое дело, чтобы прокурор делал свое дело, полицейский делал свое дело, и тогда в этой стране будет порядок. У нас маленькая страна, и здесь хватит одного года, чтобы навести здесь порядок и превратить ее в маленькую Швейцарию».

Свободная Европа: Честно Вам скажу, в качестве вывода, смотря на таких людей как Вы, господин Штефэницэ, как Вы, господин Киронда, хотя правильно говорит ты, потому что мы друг друга хорошо знаем, смотря на вас, я набираюсь оптимизма, так как понимаю, что, несмотря на то, что у нас воровалось в прошлом, и воруется сейчас, в настоящем, честно говоря, появляется надежда, благодаря в том числе вам, что, может быть, хотя бы в будущем вороваться не будет, или, по крайней мере, будет вороваться меньше. А для этого нам нужно всем объединяться и бороться за свои права. Спасибо большое, я желаю вам удачи с парковками, вернее всем нам желаю удачи с парковками и с историческими памятниками. Надеюсь, что у нас будет меньше таких поводов собираться в этой студии и обсуждать такие горькие темы. Увидимся через месяц на волнах радио Europa Liberă. Всего хорошего.

XS
SM
MD
LG