Linkuri accesibilitate

В России продолжают обсуждать сенсационный указ президента Владимира Путина от 5 апреля о создании Федеральной службы войск национальной гвардии (Росгвардии) численностью 300 тыс. человек (!). Это решение главы российского государства интересно со всех точек зрения: мотивация, иерархия, масштаб, реализация, внутренний и внешний контекст и т.д.

Дабы не утомлять читателей чрезмерным количеством бюрократических деталей, приведу лишь несколько фактов. Во-первых, новая супер-структура будет подчиняться напрямую президенту. То есть это реинкарнация лейб-гвардии времен Российской империи. Во-вторых, гвардии передаются Внутренние войска МВД, а также ОМОН, СОБР и вневедомственная охрана, то есть министерство внутренних дел почти полностью лишается силовой базы. В-третьих, в задачи гвардии будет входить борьба с терроризмом и защита конституционного порядка, т.е. налицо дублирование функций ФСБ. В-четвертых, главным гвардейцем назначен генерал армии Виктор Золотов – абсолютно и бесповоротно преданный Путину человек.

При этом газета «Коммерсант» приводит внушительные данные о военно-техническом оснащении президентской лейб-гвардии. Это свыше 1600 бронемашин пехоты БМП-1 и БМП-2, различные модификации бронетранспортеров БТР-70, БТР-80 и новейшие БТР-82С, бронеавтомобили «Тигр», «Урал» и БРДМ, артиллерийские установки типа Д-30 и ПМ-38 (всего 35 единиц), транспортные самолеты Ил-76 и Ан-72, ударные вертолеты Ми-8АМТШ и Ми-24, транспортные вертолеты Ми-26.

Вы представляете себе эту армию в армии, это государство в государстве? Суперспецслужба, способная переплюнуть если не Минобороны, то уж МВД и ФСБ совершенно точно. Между тем, «Ъ» ссылается на источники в силовых структурах, по словам которых, план создания Росгвардии был разработан еще в 2014 году, но в связи с событиями в Украине и «ассоциациями с ее Национальной гвардией, принимавшей активное участие в боях на Донбассе, с российской реформой решили повременить».

В интервью изданию «Накануне» президент Коллегии военных экспертов, кандидат политических наук, генерал-майор Александр Владимиров заметил, что сегодня в России нет насущной необходимости создания Национальной гвардии как института силовой защиты конституционного строя. «Во-вторых, дело это опасное – так, из-за этого всего можно просто столкнуть армию с этой Национальной гвардией, которая подчиняется президенту. В-третьих, вопрос создания Национальной гвардии нигде не прописан и никогда не обсуждался в экспертном сообществе и российской общественностью. И последнее: я считаю, что для того, чтобы конституцию хотелось бы защищать, она сама должна быть серьезно изменена и стать не «конституцией для Ельцина», а конституцией для России», - добавил эксперт.

Политический обозреватель РБК Кирилл Рогов считает, что создание Росгвардии, прежде всего, означает «беспрецедентные потери» для МВД России. «Если основная ресурсная база нового ведомства «отпилена» от МВД, то второй ногой «армия Золотова» стоит на территории ФСБ. Например, расходы на противодействие терроризму… теперь, скорее всего, будут либо увеличены, чтобы хватило уже на две «конторы», либо разделены между Золотовым и (директором ФСБ) Александром Бортниковым», - пишет Рогов на сайте РБК. Он далее отмечает, что выходец из Девятого главного управления КГБ (охрана первых лиц) Виктор Золотов не является «своим» для «настоящих» чекистов, т.к. в 90е годы ушел в коммерческую охранную деятельность.

«Логика создания подобных чрезвычайных структур – это логика «эскалации безопасности», характерная для многих режимов в стадии кризиса. И состоит она в том, что чем больше режим видит угроз, тем решительнее начинает расправляться с этими угрозами – оппозиционерами, заподозренными в нелояльности элитами и так далее. Но каждая такая победа приносит не успокоение, а новых реальных или предполагаемых врагов и новые потенциальные угрозы, которые требуют немедленного ответа – наращивания силовых возможностей. «Эскалация безопасности» - это нестабильность, продуцируемая самим режимом под лозунгом предотвращения рисков дестабилизации», - резюмирует эксперт и проводит аналогию с Чаушеску…

Агентство РБК цитирует вездесущий центр Stratfor, по мнению которого, Путин хочет обезопасить себя от возможной нелояльности других силовых ведомств, в том числе вооруженных сил, «в случае государственного переворота». «Это позволяет предположить, что глава Кремля сомневается, останутся ли другие силовые структуры, - ФСБ, Внутренние войска МВД или даже армия – лояльными к нему в случае государственного переворота. Будучи прилежным исследователем истории России, Путин, видимо, пытается избежать опасной незащищенности, которую чувствовал его предшественник [Борис Ельцин] во время всего своего правления», - говорится в тексте.

Я в целом скептически отношусь к аналитике «теневого ЦРУ», т.е. Stratfor, но в данном случае не могу не согласиться. Первый же вопрос, которым я задался при прочтении новости от 5 апреля: а чем ФСБ не устраивает Путина? Чекисты перестали быть «родными» для российского президента? Я не думаю, что на Лубянке и тем более в МВД рады президентскому указу. Боюсь, как бы не получился обратный эффект: желая обезопаситься от кого бы то ни было, Кремль восстановит против себя извечных соперников – ведь МВД и КГБ/ФСБ негласно враждуют еще с советских времен, но теперь у них есть общая обида. Да и Сергей Шойгу вряд ли обрадуется появлению «параллельной армии».

Но самое опасное для России отнюдь не в ведомственной ревности. Фактически мы становимся свидетелями того, как российский царь (чего уж стесняться) максимально сужает свой круг доверия, выводя за его пределы даже самых приближенных лиц. Бортников, Колокольцев, Патрушев – они теперь кто? А может, Путин опасается интриг олигархов, которые продолжают терять миллиарды долларов от санкций и дешевой нефти и уже не боятся роптать на Кремль? Или, быть может, президенту нужно «успокоительное» для Кадырова и других региональных «топов»?

В конце концов, никто не отменял внешнее давление на хозяина Кремля – панамское дело и более ранние, исходившие от Минфина США обвинения Путина в коррупции не могут не заставить его нервничать. Рейтинг под 90% - это хорошо, но от переворотов и заговоров рейтинги еще никого не спасли. А впереди март 2018 года, когда Путин теоретически может выдвинуться на второй (де-факто на четвертый) срок. Какое решение он тогда примет, вопрос не столь отдаленного будущего. Но – готовь сани летом, а телегу зимой.

XS
SM
MD
LG