Linkuri accesibilitate

Россия не смогла убедить ведущие нефтедобыващие страны заморозить добычу сырья на январском уровне

Вечером в воскресенье в столице Катара Дохе безрезультатно завершились переговоры министров энергетики ряда нефтедобывающих стран, в том числе и России, о замораживании добычи сырья на уровне января текущего года. Консультации продолжались весь день, однако сторонам так и не удалось достичь компромисса: часть участников переговоров, в первую очередь Саудовская Аравия, настаивали на том, что к соглашению должны присоединиться и другие крупные производители нефти, в частности, Иран, представители которого в Доху не приехали. На фоне провала переговоров мировые цены на нефть в понедельник возобновили падение.

Переговоры по замораживанию добычи нефти на январских уровнях, инициированные Россией, закончились полным провалом. В столицу Катара в воскресенье приехали представители 11 государств, входящих в организацию стран – экспортеров нефти (ОПЕК), а также еще 7 стран – независимых производителей сырья. Еще утром казалось, что сторонам удастся согласовать и принять некий документ, который хотя бы фактом своего появления на свет оказал поддерживающее влияние на мировые нефтяные цены. Однако к вечеру эти надежды исчезли, и стороны покинули переговоры без какого-либо результата.

В ходе консультаций много говорили о позиции Ирана, который только вышел из-под международных санкций и наращивает сейчас поставки нефти на мировой рынок. Его представители в Доху не приехали, тем самым прямо заявив о том, что к соглашению о замораживании добычи страны присоединяться не собираются. Впрочем, по словам министра энергетики России Александра Новака, не только позиция Тегерана остановила переговоры.

Александр Новак на встрече в Дохе, 17 апреля 2016 года

Александр Новак на встрече в Дохе, 17 апреля 2016 года

"Не Иран причина недостижения соглашений. Как может быть страна, которая не принимала участие во встрече, быть причиной недостижения договоренностей? – сказал он. – Это позиция Саудовской Аравии, которая считает, что в этой сделке должны участвовать все нефтедобывающие страны. То есть основная причина – это разные подходы к условиям соглашения".

В итоге стороны договорились продолжить мониторинг нефтяных цен и, возможно, провести новую встречу уже в июне. Реакция рынка оказалась предсказуемой: провал встречи в Дохе возобновил снижение цен на нефть. Насколько неожиданными оказались итоги переговоров? Вот мнение партнера и аналитика компании RusEnergy Михаила Крутихина:

– Финал был абсолютно предсказуемым. Единственное, я ожидал какого-то неформального заявления, совместной декларации о взаимном намерении способствовать стабилизации нефтяного рынка – что-то в этом роде. Но, судя по всему, даже на это у участников не хватило ни сил, ни желания.

– Как вы это все можете объяснить? Все сейчас поминают Иран, который не захотел присоединяться…

Михаил Крутихин

Михаил Крутихин

– Нет, Иран здесь не главное. Я думаю, что Саудовская Аравия и ее союзники по Персидскому заливу хотели обеспечить солидарность ОПЕК. Они готовы были бы в принципе примириться с тем, что конкурируют с американцами, с их сланцевой революцией, но не с тем, что освободившиеся ниши на рынке займут, скажем, иранцы. И вот с этим саудовцам примириться было нельзя – они были готовы вместе с иранцами замораживать добычу, чтобы совместно противостоять натиску американской нефти на рынок, но уходить с рынка для того, чтобы его занимали иранцы, они не готовы. Именно поэтому они настаивали: либо солидарность всех членов ОПЕК, либо если никакой солидарности, то и никаких решений.

– Не кажется ли вам странной ситуация, когда собираются страны, контролирующие только половину рынка нефти, и пытаются о чем-либо договориться? Ведь есть и другие крупные страны-нефтепроизводители: США, Норвегия, Мексика…

– Вот поэтому с самого начала и было понятно, что это отчаянная и рекламная попытка продемонстрировать, что члены ОПЕК и несколько других стран готовы сделать что-то для стабилизации нефтяных цен. Но надежды на успех было совсем мало. Тем более что министр иностранных дел Саудовской Аравии говорил, что никакими манипуляциями с объемами его страна заниматься не будет, пусть сам рынок решает цену. Кувейт также объявил, что он расширяет работы на континентальном шельфе, Нигерия объявила об увеличении нефтедобычи. Помимо Ирана еще и Ирак призвал операторов нефтяных проектов ускорить работу. Так что многие страны даже внутри ОПЕК недвусмысленно показали, что никакими ограничениями себя баловать не будут.

– Но все-таки высказано намерение мониторить цены, собраться в июне на новую встречу. Вы видите перспективы таких согласований в будущем?

– Нет, это все пустое: пустая риторика, которая ни к чему не ведет, – полагает Михаил Крутихин.

Несколько иная точка зрения у начальника аналитического отдела инвестиционной компании "Универ Капитал" Дмитрия Александрова:

– Итоги встречи, в общем, стали неожиданностью. С одной стороны, легко сказать: ну часто такое бывает, ничего другого не следовало и ожидать. Но все-таки мы в очередной раз рассчитывали на то, что некое всеобщее здравомыслие возобладает и будет хотя бы для проформы сделано некое совместное заявление. Оно не потребует никаких реальных действий, но при этом позволит оказать и на рынок влияние, и подтвердить значимость и договороспособность и стран-членов ОПЕК, и остальных приехавших в Доху нефтедобывающих стран. Но, к сожалению, возобладала (видимо, в последний момент) некая логика "междусобойчика", то ли региональной какой-то политики. Может быть, зря мы этого не ожидали, но исход, к сожалению, неожиданный.

– А вообще имеет ли смысл в нынешних условиях договариваться об ограничении, о замораживании добычи странам, которые контролируют только половину рынка? Ведь есть же Иран, США, Мексика, которые не участвовали в переговорах и даже не проявили к ним никакого интереса…

– Смысл все равно есть, потому что важен не столько фактический объем общей добычи, сколько избыток нефти. Хотя это не определяет ценовых уровней, но это задает направление движения цен (а их величина определяется уже факторами наличия свободной ликвидности, оптимизма в экономике). Тем не менее, если бы даже собравшиеся страны сумели договориться, это бы уже заложило в рынок ожидания, что возможно и сокращение объемов добычи.

Не только нет готовности убрать текущий профицит с рынка, но и, возможно, увеличить в дальнейшем добычу

Кроме того, это сразу же означает, что не будет автоматической реакции на повышение спроса, что не будет автоматически увеличиваться доля стран, которые занимаются производством, то есть их добыча останется фиксированной. Это все формирует иные ожидания на рынке. А здесь мы видим, что не только нет готовности убрать текущий профицит с рынка, но и, возможно, увеличить в дальнейшем добычу, если будет благоприятная для добывающих стран ситуация со стороны спроса. Несмотря на то что это не все нефтедобывающие страны, но это основные страны-экспортеры. Поэтому форум по своему составу вполне репрезентативный с точки зрения влияния на рынок.

Александр Новак (второй справа) и министры энергетики стран Персидского залива и Венесуэлы. Встреча в Дохе в феврале 2016 года, на которой так же не удалось заключить соглашение о заморозке объемов добычи нефти

Александр Новак (второй справа) и министры энергетики стран Персидского залива и Венесуэлы. Встреча в Дохе в феврале 2016 года, на которой так же не удалось заключить соглашение о заморозке объемов добычи нефти

– Участники встречи в Дохе не договорились, но готовы продолжить переговоры в июне. На ваш взгляд, есть ли перспективы, что к тому времени удастся достичь компромисса и провести более результативную новую встречу уже с договоренностями?

– На мой взгляд, сейчас просто переговорные усилия уже ничего не дадут. Здесь есть два основных фактора, которые могут оказать влияние. Либо к этому времени Ирану удастся увеличить собственные объемы добычи, и он смягчит свою позицию, согласившись присоединиться к соглашению, просто обозначив верхнюю планку собственной добычи, после которой он готов остановиться и не наращивать. Либо должны произойти значительные ухудшения в мировой макростатистике по США, Китаю, Европе, и это приведет к просадке нефти до 30 долларов за баррель. Тогда вновь резко повысится договороспособность производителей, ведь все эти попытки найти соглашение реально начались лишь после того, как нефть упала ниже 30 долларов, а предварительное базисное соглашение между Россией и Саудовской Аравией о встрече в Дохе было достигнуто при ценах в районе 27–28 долларов за баррель. Поэтому все должны опять серьезно испугаться, – полагает Дмитрий Александров.

Нефтяной рынок на провал переговоров в Дохе уже отреагировал и сделал это весьма предсказуемо. Насколько падение цен на нефть может продолжиться в дальнейшем? Михаил Крутихин считает, что катастрофы ожидать не стоит. "Если даже будет какая-то нервная реакция рынков, нефть может пойти вниз до 40 долларов за баррель, может быть, даже до 35. Но, оттолкнувшись от этих показателей, она снова пойдет вверх – я предполагаю, что до конца года средняя цена будет на уровне 45 долларов за баррель Brent", – говорит он. Примерно такой же прогноз у Дмитрия Александрова из компании "Универ Капитал":

Возможно снижение к району в 37 долларов за баррель Brent

– Худший сценарий на сегодня – это возобновление снижения на американской сессии. В этом случае, на мой взгляд, район 39 долларов за баррель окажется поддержкой. Дальше все будет зависеть от новых комментариев, от позиции инвестиционных банков, которые тоже будут в течение сегодняшнего и завтрашнего дня озвучивать собственное видение ситуации. И на этом фоне возможно снижение (и оно будет технически весьма логично выглядеть) к району в 37 долларов за баррель Brent. Отсюда уже возможен возврат к 40 долларам и консолидации на уровне 38–40, – считает Дмитрий Александров.

Впрочем, российские власти даже такой уровень цен вряд ли устроит, поскольку следствием этого станут бюджетные проблемы, полагает Михаил Крутихин:

Начнется исчерпание Фонда национального благосостояния под различные проекты, под удержание страны от сползания в болото социальной напряженности

– Да, бюджетные потери будут. Если верить Центральному банку, то в первом квартале Россия получала за баррель экспортированной нефти всего 32 доллара по сравнению с 52 долларами годом ранее. И банк ожидает, что на 40 долларов за баррель Россия выйдет только к 2020 году. Я думаю, что это очень пессимистичный сценарий – все-таки в этом году будет немного больше. Хотя нельзя исключать каких-то неожиданностей. А у России положение тяжелое. Если нефть будет в среднем 35 долларов за баррель в этом году, то придется, я думаю, залезать в кубышку, Резервный фонд будет исчерпан очень быстро, и начнется исчерпание Фонда национального благосостояния под различные проекты, под удержание страны от сползания в болото социальной напряженности.

XS
SM
MD
LG