Linkuri accesibilitate

Научно доказано, что счастливые люди живут дольше и чувствуют себя здоровее. При этом у оптимистов больше шансов быть счастливыми и здоровыми. Уже четвертый год у счастья есть свой международный день 20 марта, а в пяти странах мира есть и министры счастья: в Объединенных Арабских Эмиратах, Венесуэле, Эквадоре, Шотландии и Бутане. О молдавском счастье поговорим в конце уходящей недели.

Бедность, недостаток денег – источник несчастий многих жителей Молдовы. Но при этом на вопрос, что именно приносит им удовлетворение, заставляет чувствовать себя счастливыми, большинство говорят о семье, о здоровье и свободном времени. Люди, с которыми наша коллега Татьяна Ецко поговорила на Центральном рынке Кишинева, счастливы временами и все еще ищут для себя жизненные ориентиры.

Над этим народом столько издеваются. Видите ли вы на улице хоть у кого-нибудь на лице улыбку? Люди не улыбаются, потому что радоваться нечему. Люди несчастны, жить очень тяжело. Не знаю, кто в этом виноват.

Я бы не назвала себя счастливой. Я рада за своих детей, у них хорошая работа. Это делает меня счастливой.

Я счастлив лишь наполовину, потому что мне многого не хватает. Не успеваю. Работы нет, вынужден все время искать.

Счастье – это радость, которую тебе приносят дети и внуки. Кроме того, без денег и шагу нельзя сделать. Счастливы те, кто уехал из этой страны, и не видит всей этой нищеты. Для меня счастье видеть своих детей здоровыми.

Здоровье – это счастье. Если ты не здоров, ничего не сможешь сделать. Дай тебе хоть миллионы, а сделать ничего не сможешь.

Чему нам радоваться? Посмотрите, мы мучаемся как проклятые. Мы не знаем, что будет завтра.

Нас беспокоит, что брынза не продается, но завтра может быть лучше.

Зря я вышла сегодня торговать. Всю неделю работала. Пора сеять кукурузу, а я еще не заплатила за коммунальные услуги. Мы с мужем не работаем. Это беспокоит меня сильнее всего. У кого есть работа и зарплата, те хоть немного счастливы. Человек счастлив, когда у него есть еда, одежда, средства на воспитание детей. У нас изо дня в день жизнь становится все труднее.

Свободная Европа: Молдаване говорят, что счастье – не в деньгах. Но, когда их нет, они страдают…

Без денег счастья нет. Деньги приносят нам счастье, как бы ни было худо. Говорят, что деньги – это зло, но без денег нельзя сделать и шагу.

Нет денег – нет счастья. Но и когда они есть, их нужно тратить с умом.

Откуда взяться счастью, если его нет? Люди бедны, им не на что купить продуктов. Люди приходят на рынок, старушки, молодежь хотят что-то купить, а берут лишь одну мандаринку, потому что на большее денег у них нет. Такова жизнь – иногда ты счастлив, иногда не очень… Но жизнь продолжается. Если бы у людей была работа и нормальная зарплата, тогда, думаю, они были бы счастливее.

Свободная Европа: Когда вы счастливы и когда – не очень?

Человек всегда желает большего, и, конечно, он несчастлив, всегда чего-то ищет. А если он доволен тем, что у него есть, тогда он счастлив.

Человек счастлив тогда, когда ему всего хватает, когда его дети здоровы, и у него достаточно денег. Мы умеем работать и должны быть счастливы, чтобы у нас все было. Даже если нет сил, работаешь, чтобы было на что жить, содержать и воспитывать детей. А если они здоровы, тогда счастливы и мы.

О каком счастье можно говорить, получаешь 1000 леев в месяц, а только за электричество нужно платить 600 леев и больше. Тяжело. Но ты рад, что ты дома рядом со своими детьми и спишь в своей постели.

Свободная Европа: Могли бы вы вспомнить ситуацию, когда вы были счастливы, испытывали радость?

Радость у нас каждый раз, когда мы встречаемся с детьми за столом. Вот вся наша радость. Когда приезжают дети и внуки.

Я радуюсь, когда мои дети здоровы. Нам хотя бы здоровья. Чтобы не бежать к доктору, которому нужно вложить 50 леев в карточку за два слова.

Когда я была счастлива в этой жизни? Когда дети были маленькими, хотя мы строили дом, но все были рядом, никто никуда не уезжал, все были дома. А теперь, что за счастье, когда дети уехали зарабатывать деньги? Можно ли быть счастливым оттого, что здесь у детей нет будущего? Сын окончил академию полиции, проработал два года и уехал на заработки в Германию. Какое счастье нам, родителям, когда сидишь и тоскуешь, оттого, что их нет дома? Пусть и деньги есть, а счастья все равно нет, если детей нет рядом.

***

Многие несчастливые люди не задумываются о возможной помощи психологов, их консультациях или терапии, в то время как другие при помощи специалиста могут преодолеть периоды депрессий и несчастий. Анжела Николаоу – психолог, психотерапевт и лектор Молдавского госуниверситета. Она знает о причинах счастья и несчастья как в теории, так и благодаря профессиональному опыту. Вот что она говорит о тех, кто чувствует себя несчастными.

Анжела Николаоу

Анжела Николаоу

Анжела Николаоу: Они не довольны, например, работой, отношениями с близкими людьми – любимым, мужем, детьми – личной и профессиональной нереализованностью. Меньшее значение при этом играет материальная сторона вопроса. Я бы сказала, что в основе лежит неудовлетворенность. Счастливые люди – удовлетворенные люди.

Свободная Европа: Как выглядит счастливый человек?

Анжела Николаоу: Взгляните на меня.

Свободная Европа: А несчастливый?

Анжела Николаоу: Несчастливый? У несчастливого человека на лице маска – он нахмурен, печален, проявляет ко всему апатию и скучает. Иногда это может быть маска агрессии – в глазах нет блеска, плечи приподняты немного, он постоянно вздыхает.

Свободная Европа: В целом, молдаване чаще видят стакан наполовину полным или пустым?

Анжела Николаоу: Мы чаще акцентируем свое внимание на отсутствии у нас чего-либо, а не на том, что у нас есть. И вот когда мы видим одни недостатки, наше восприятие находит подходящие знаки вокруг нас, которые могли бы подтвердить эти недостатки или их отсутствие. А когда мы концентрируем свое внимание на том, чем мы обладаем, на том, что прекрасно, тогда наше восприятие, все когнитивные процессы, ищут ориентиры, которые могли бы сохранить состояние удовлетворения».

Свободная Европа: На первый взгляд, это сделать просто, но на практике все немного сложнее. В погоне за материальным благополучием счастливое состояние души уходит на второй план. Или нет?

Анжела Николаоу: Психологи говорят, что если до 35-40 лет человек и способен ставить перед собой цель достичь материального счастья, то в результате кризиса 35-40 лет он может пересмотреть свои ценности. И те, которым хватает смелости пересмотреть свои взгляды на эти ценности, и кто обращается к духовным, психологическим ценностям, те меняют профессию, может, не зарабатывают так же много, но становятся более счастливыми. Идя по улице, и общаясь с людьми, я задаюсь вопросом: почему в этом мире столько возможностей, а мы всегда выбираем только одну из них – быть несчастливыми.

Свободная Европа: Как сильно на нас влияют среда, воспитание и семья?

Анжела Николаоу: Они сильно. Потому что не зря говорят о домашнем воспитании. Характер ребенка формируется к трем годам. До этого возраста ребенок слепо перенимает поведенческие модели родителей, потом идет в детский сад, там происходит его первая социализация.

Свободная Европа: То есть, счастье можно воспитать?

Анжела Николаоу: Конечно.

Свободная Европа: И первой моделью является семья?

Анжела Николаоу: Да, семья. Поцелуй при выходе из дома, совместная еда, вопросы о том, чем ты занимаешься, что чувствуешь, обмен мыслями, небольшие, простые, недорогие подарки.

Свободная Европа: То есть, выходом может стать воспитание в себе способности быть счастливым?

Анжела Николаоу: Точно. Поскольку, опять же, можно научиться быть счастливым и мыслить позитивно. Это развивается.

Свободная Европа: Вы говорите, что позитивному мышлению можно научиться. Кроме того, вы считаете, что для нас характерно видеть стакан наполовину пустым. Чем вы объясните, что у нас так часто обращают внимание на то, чего не хватает?

Анжела Николаоу: Думаю, это объясняется, в первую очередь, историко-культурными особенностями. Если ограничиться нашей страной, то можно говорить о стереотипном воспитании детей – в строгости, с опорой на авторитеты, с соблюдением безусловных ограничений, отсутствием свободы в выражении эмоций и мыслей. Ко мне приходят клиенты и говорят: „Я выражаю свою любовь” или „Моя мама могла поцеловать или обнять меня только перед сном” или „Я показываю ребенку свою любовь только перед сном”. Я спрашиваю: „Почему?” – „Чтобы не разбаловать его. Чтобы он не садился на шею”. Не знаю, почему, в нас есть внутренний страх, что если ты будешь счастлив, то обязательно что-то случится. Человек боится быть счастливым, полагая, что произойдет что-то плохое. Это предрассудки, которые основываются, возможно, на не самом счастливом опыте. В нашу страну приходили все, кто ни пожелает, и мы должны были адаптироваться к этим условиям.

Свободная Европа: Говорят, что счастье заразительно. Что скажет психолог? Это так?

Анжела Николаоу: Если ты излучаешь улыбку, если кто-то улыбается или смеется, то другие тоже начинают смеяться. Смех заразителен. Если глаза блестят и на твоем лице улыбка, если ты настроен оптимистично, мыслишь позитивно, вокруг тебя много позитивных и оптимистичных людей. Эти молекулы распространяются подобно вирусу. Такой же вирус — печаль, негативное мышление. Но и от него есть вакцина.

Свободная Европа: Что это за вакцина?

Анжела Николаоу: В первую очередь, нужно сконцентрироваться на позитивных моментах. Например, начинается дождь, и человек говорит: „Дождь, грязь, я запачкаю обувь”, а я бы призвала обратить внимание на другое: „Как это приятно, появится радуга, урожай будет богаче, трава зеленее”. В основе счастья лежит позитивное мышление.

Свободная Европа: Молдаване обладают позитивным мышлением?

Анжела Николаоу: Не все. Таких мало. На улице я вижу людей, которые мало улыбаются, у которых нет блеска в глазах.

*

По сравнению с населением других стран, молдаване не самые счастливые, но и несчастными их тоже назвать трудно. Например, в недавнем исследовании ООН, который публикуется уже четвертый год, Молдова занимает 55 место в списке из 156 стран, то есть находится в первой половине этого списка. При составлении рейтинга исследователи проанализировали показатель средней продолжительности жизни, уровень ВВП на душу населения, социальной поддержки, восприятие коррупции и свободы в принятии жизненных решений. Исследователи выяснили, что в последние годы самые счастливые люди живут в Дании. Виктор Голубей – молдаванин из Басарабяски, живет в Копенгагене. Молодой человек уехал в Данию пять лет назад, чтобы поступить в магистратуру по специальности информационные технологии, и остался там работать. В телефонном разговоре Татьяна Ецко попыталась узнать у Виктора, как живут самые счастливые люди на свете, и как он чувствует себя в стране счастливых людей.

Виктор Голубей

Виктор Голубей

Виктор Голубей: Глядя на прохожих, я бы не сказал, что в Дании живут самые счастливые люди на свете. Но, в любом случае, у них есть свои радости – даже солнце на небе делает их счастливыми. Здесь можно увидеть множество людей, которые общаются. И даже то, что светит солнце и стоит хорошая погода, делает их счастливыми. Думаю, мы тоже должны ценить подобные мелочи жизни.

Свободная Европа: Насколько счастливы жители Дании по сравнению с молдаванами?

Виктор Голубей: Не могу сказать, что существует большая разница между кем-то из Румынии или Молдовы и кем-то из Дании. Мне кажется, что, в общем, люди здесь не испытывают стресса. Во-первых, они намного расслабленнее и проще, без предрассудков. Разумеется, их уровень жизни намного выше. Гарантированность рабочего места имеет в Дании тоже очень большое значение. Здесь наемный работник защищен в отличие от Румынии или Молдовы. Здесь практически нет коррупции. Никто никуда не спешит. То есть, люди здесь вообще пытаются делать все, что в их силах, а если это невозможно, то никто не делает из этого проблемы.

Свободная Европа: Возможно, это объясняется уверенностью в завтрашнем дне?

Виктор Голубей: Существует гарантия сохранения рабочего места для наемных рабочих. Даже если кого-то увольняют, все равно существует пособие по безработице, которое позволяет удержаться на плаву. Они не берут работу на дом, за исключением случаев, когда хотят усовершенствовать свои навыки. В остальном, они пытаются проводить время с семьей или друзьями. Очень важно, что они позволяют себе путешествовать с детьми, вместе проводить свободное время. К сожалению, в Молдове это сложнее сделать. И еще очень важно, что у каждого работника есть пять-шесть недель оплаченного отпуска. Здесь довольно высокие пенсии, пенсионеры путешествуют, в то время как у нас они, к сожалению, весь день работают мотыгой. Много занимаются спортом. Если я сейчас выйду на улицу, то обязательно встречу какого-нибудь человека 60-70 лет, который бегает.

Свободная Европа: Ты считаешь, что все связано только с материальным достатком?

Виктор Голубей: Я полностью согласен с тем, что это связано не только с материальной стороной, но и это важный аспект. У нас люди не совсем доверяют тем, кто управляет страной, пытаются их порицать вместо того, чтобы сфокусироваться на том, что они делают, чтобы стать лучше в своем деле. Мы немного скованны. Это может быть связано и с финансовой ситуацией в Молдове.

Свободная Европа: Что такое датское счастье? Ты ощущаешь его и становишься сам счастливее?

Виктор Голубей: Для меня символ датского счастья – это велосипед. Тот факт, что люди могут позволить купить себе машину, но, тем не менее, предпочитают велосипед, который дает свободу поехать куда угодно, когда ты этого хочешь, без того, чтобы загрязнять окружающую среду, очень интересен. Я здесь счастлив и до тех пор, пока ко мне относятся практически как датчанину, передо мной здесь открывается множество перспектив, как в личном, так и в профессиональном плане.

*

Диана Кеяну-Андрей, доктор социологических наук и глава Центра исследований и консультирования Sociopolis тоже размышляет о счастье молдаван.

Диана Кеяну-Андрей

Диана Кеяну-Андрей

Диана Кеяну-Андрей: Молдаване всегда довольствовались малым, исходя из условий, в которых они живут. Если подойти к этой проблеме с философской точки зрения, то большинство молдаван никогда не ставило перед собой великих целей, к которым они могли бы стремиться. Напротив, ставя перед собой мелкие цели, они живут сегодняшним днем. Поэтому чаще всего они счастливы. Когда спрашиваешь человека, счастлив ли он, то он стремится ответить утвердительно, поскольку, опять же, это проблема своеобразия нашего народа. Мы пытаемся произвести хорошее впечатление или хотим, чтобы все считали, что у нас все хорошо, даже если сталкиваемся с определенными трудностями. И это мы замечаем, в том числе, в попытке молдаван красиво одеваться, строить большие дома, которые красиво выглядят снаружи. Если посмотреть на людей на улице, то они выглядят несчастливыми, начиная с детей и заканчивая взрослыми, потому что мы, опять же, не воспитаны в духе позитивного общения. Повседневные заботы заставляют нас выглядеть печальными, занятыми, не видеть происходящего вокруг нас.

Свободная Европа: А как благополучие, счастье простых людей влияет на то, что происходит в обществе, на политику?

Диана Кеяну-Андрей: Из-за того, что перемен было мало, и чаще это было движение назад, нежели прогресс, у людей уже нет слишком больших ожиданий, и они довольствуются малым. У нас были определенные ожидания сразу же после обретения независимости. Мы, казалось бы, кое-что обрели: румынский язык, триколор. Потом к власти пришли коммунисты. Затем мы были рады приходу демократов, связывали с ними довольно много надежд, которые не оправдались. В результате, все отчаялись. И тогда, что же делать в сложившейся ситуации? Довольствоваться малым или начать борьбу. Однако молдаванам не свойственно бороться, что обусловлено слишком частыми завоеваниями этого народа, который привык к необходимости адаптироваться к каждому новому завоевателю. Сейчас мы снова вынуждены адаптироваться в основном к тому, что у нас есть, и радоваться тому, что у нас есть, и меньше бороться. Потому что мы не умеем бороться, не умеем отстаивать свои ценности, не умеем требовать. Это главная проблема. Мы зациклившемся на других ценностях и в этом наша проблема, в том числе в вопросе о счастье.

Свободная Европа: То есть, концентрация на материальных ценностях?

Диана Кеяну-Андрей: Да, больше на материальных ценностях, чтобы компенсировать отсутствие духовных смыслов.

Свободная Европа: Недавнее исследование ООН показывает, что молдаване счастливее своих соседей - украинцев или румын. На Украине военный конфликт и это как-то можно понять. Но соседи из Румынии? Чем мы отличаемся от них, может иначе воспринимаем счастье, хотя живем вроде бы хуже с экономической точки зрения?

Диана Кеяну-Андрей: Нас отличает уровень развития. Экономика Румынии по сравнению с молдавской находится сегодня на более высоком уровне, и качество жизни у наших соседей выше. Поэтому я и говорила, что очень важны ожидания. Возможно, наши соседи желают большего. Мы научились довольствоваться малым, исходя из наших условий. Но реальность показывает нам, что ничего не меняется, и иногда мы делаем два шага назад и один вперед, и снова два назад и один вперед. Если проследить ситуацию с 90-х годов, то наши соседи проделали большой путь развития. Поэтому они ставят перед собой более ясные и значимые задачи, и больше борются ради их достижения. В этой борьбе они не всегда чувствуют себя счастливыми, поскольку не могут быстро достичь поставленной цели. У нас же, с учетом того, что проделали мы очень мало, наши задачи намного меньше, и мы рады и счастливы от каждой маленькой цели, которой мы достигаем, от каждой позитивной перемены, которая происходит в обществе.

Свободная Европа: Лишь бы не было хуже.

Диана Кеяну-Андрей: Чтобы не было хуже.

Свободная Европа: Какой из подходов более здоров и практичен?

Диана Кеяну-Андрей: С философской и социологической точек зрения, думаю, хорошо, что народ развивается хотя бы тогда, когда население ставит перед собой ясные цели, знает, чего хочет и куда направляется. И тогда подход наших соседей более результативен. В Молдове большинство людей, чаще всего, не ставит перед собой великих целей, которые определяли бы направление их развития, либо не может их сформулировать и не делает этого из-за очень неясной обстановки. И это оказывает пагубное влияние не только на экономическое, но и на социальное развитие. Большинство не ставит перед собой ясных целей, за которые они могли бы бороться, достигать их и это сказывается на уровне развития страны. Они чувствуют себя счастливыми, когда делают маленькие шаги, которые им доступны, живя сегодняшним днем.

Свободная Европа: Это кажется парадоксом.

Диана Кеяну-Андрей: В итоге, это и есть парадокс. Это парадокс человека, который живет сегодняшним днем, и меньше всего думает о завтрашнем дне.

Свободная Европа: Что влияет на восприятие счастья в той или иной стране или регионе?

Диана Кеяну-Андрей: Вероятно, на это в основном влияют глобальные конфликты. Потому что у тех, кто живет в зонах военных конфликтов, меньше возможностей радоваться, или у них больше забот по сравнению с другими. Также, там, где меньше забот, в том числе бытовых, люди стремятся быть более счастливыми.

*

Счастье можно, скорее, объяснить интенсивностью социальной жизни, чем сиюминутными приятными ощущениями, считает социолог Ион Жигэу. По его словам, для измерения счастья нужно принимать в расчет как индивидуальные особенности, так и влияние общества.

Ион Жигэу: Проблема в том, что молдаване действительно несчастны. И они не верят в свое будущее. Молдаванам, на самом деле, не нравится неопределенность. А в условиях рыночной экономики мы каждый день сталкиваемся с этой неопределенностью. Кроме того, то там, то здесь, случаются войны, плюс бедность, люди уезжают, не хватает рабочих мест, проблемы в отношениях и т.д.

Свободная Европа: Что же они делают? Оставляют свои невзгоды дома и пускаются в скитания в надежде на счастье?

Ион Жигэу: По большей части есть два главных направления миграции: на Восток, куда уезжают время от времени, и на Запад, где обосновываются и забирают туда семьи. Там они чувствуют себя счастливыми, потому что там есть уверенность, определенность. Если у человека там есть работа, он может хорошо жить. Рабочих мест, например, в некоторых странах предостаточно, если есть желание работать.

Свободная Европа: Вы считаете, что если в Молдове кому-то хочется работать, это сделать сложнее?

Ион Жигэу

Ион Жигэу

Ион Жигэу: Некоторых привлекают большие зарплаты, которые платят в других местах. У нас зарплаты действительно невысокие. Но как говорил один старый еврей-философ из Кишинева, с которым я был знаком в 60-е годы, и которого я очень уважал: „Не важно, сколько ты зарабатываешь. Важно, сколько ты тратишь”. А наши молдаване с их свадьбами, крестинами, домами…

Свободная Европа: На свадьбах и крестинах их глаза все-таки светятся от счастья.

Ион Жигэу: В тот момент люди чувствуют какую-то определенность.

Свободная Европа: Потратить все в один день, чтобы потом думать, что живешь в бедности целый год?

Ион Жигэу: На другой день вспоминаешь, что нужно возвращать долги, что есть болезни, что нужно растить детей и содержать стариков.

Свободная Европа: 30 лет назад счастье отличалось от сегодняшнего?

Ион Жигэу: Люди всегда жаловались на те же вещи и радовались тем же вещам. То есть, психологически за эти 30 лет мы не изменились. Просто тогда наши мозги не были такими промытыми. Тогда люди доверяли друг другу. Очень важно доверять нашим близким, другим людям. Тогда было это взаимное доверие, люди собирались вместе, чтобы друг другу помогать, копали колодцы, за которыми ухаживали целые поколения. Сейчас люди друг другу в основном не доверяют. Это тоже элемент счастья, тот элемент, который придает уверенности, что, когда что-нибудь произойдет, тебе бросятся на помощь, даже если ты об этом не просишь, что твой сосед точно тебе не навредит. Сегодня в больших селах есть по два-три ночных бара. Иногда по селу, где еще сохранились старые молдавские традиции, довольно опасно ходить по улице ночью. Это элемент неуверенности. Не потому что дети или внуки тех, кто тогда доверял друг другу, радикально изменились. С точки зрения психологии, мы несильно изменились.

Свободная Европа: Но молдаване все время винят во всем соседа, мэра, министра, президента страны.

Ион Жигэу: Когда я сказал, что нам промыли мозги… Тех, кто отличался некоторой независимостью, отправили в Сибирь. Те, кто остались, привыкли к тому, что все зависит от председателя колхоза, бригадира.

Свободная Европа: Так было раньше. Но и сегодня есть много граждан, которые привыкли перекладывать вину на других, и не брать ответственность на себя. Потому что никто не может заставить другого быть счастливым.

Ион Жигэу: Скажите, пожалуйста, почему Моисей вел евреев из египетского рабства 44 года? До тех пор, пока не умер последний из тех, кто родился в рабстве.

Свободная Европа: Этот пример приводят довольно часто. Должна ли Молдова, спустя 25 после обретения независимости, прождать еще 20 лет, и уже потом нагрянет настоящее счастье?

Ион Жигэу: Больше. Сегодня человек живет дольше, чем во времена Моисея. Тогда средний возраст был не больше 30 лет.

Свободная Европа: Вы ждете, чтобы кто-то сделал вас счастливым?

Ион Жигэу: Нет. Я, все-таки, был рожден и воспитан другими людьми. Мои родители и дедушки с бабушками были независимыми людьми, никто не совал носа в их дела, они никого не просили дать им еды или работы. Даже я не ищу себе работы, а придумываю ее для себя. Наши люди ждут, когда им что-то дадут, создадут условия для труда здесь, а отправляясь на Запад или в Россию, они берутся за любую работу и не имеют больших претензий.

Свободная Европа: Когда Ион Жигэу считает себя счастливым?

Ион Жигэу: Всегда. По натуре я философ. Каждый из нас, как может, должен выполнять свой долг по отношению к своему народу и стране.

Свободная Европа: То есть, если молдаване возьмут свою судьбу в свои руки, у них есть шанс стать счастливыми?

Ион Жигэу: Конечно, да. Они не должны ждать, что кто-то что-то им даст. Потому что никто ничего не дает даром, хочет что-то взамен. Возможно, у тебя попросят взамен почку, свободу или даже жизнь. И тогда не лучше ли ни у кого ничего не просить?

Свободная Европа: Но давать.

Ион Жигэу: Конечно.

XS
SM
MD
LG