Linkuri accesibilitate

Юрие Лянкэ: У молдавского кризиса — внутренние корни, а не „рука Москвы”


Бывший премьер и министр иностранных дел уверен, что кабинет Павла Филипа не изменит политику Молдовы в отношении России.

Пока министр иностранных дел Андрей Галбур находился в Москве, где обсуждал со своим российским коллегой Сергеем Лавровым приднестровский вопрос, миграционную проблематику и европейскую интеграцию, в Кишиневе Василе Ботнару попросил экс-премьера и экс-министра иностранных дел Юрие Лянкэ оценить внешнеполитический курс действующего правительства Республики Молдова.

Свободная Европа: Г-н Лянкэ, вы, вероятно, лучше кого-либо другого умеете читать между строк, понять скрытый смысл и уловить недосказанное на таких встречах в верхах. И мне хотелось бы начать с недавней встречи министра иностранных дел Республики Молдова с Сергеем Лавровым. У многих сложилось впечатление, что Лавров пытался представить все так, будто он соблаговолил принять вассала: похвалил за первый визит в Москву, за готовность продолжать учить русский язык и т.д. – нотки высокомерия проскальзывали с его стороны. Как вы считаете, г-ну Лаврову это удалось, или же министру Галбуру удалось сохранить вертикальность?

Юрие Лянкэ

Юрие Лянкэ

Юрие Лянкэ: Я подобные встречи не обязательно рассматриваю как матчи, в которых кто-то должен победить, а кто-то уступить. С моей точки зрения, встречи такого рода благотворны для обеих сторон. Во-первых, они позволяют сохранить диалог – и, насколько мне известно, в 2015 году таких встреч на уровне министров иностранных дел между Молдовой и Россией не было. С другой стороны, они дают возможность раскрыть собственную точку зрения, посмотреть, что изменилось. Уверен, после затянувшейся паузы Кишиневу было интересно протестировать позицию Москвы, возможные новые элементы, появившиеся в результате развития событий не столько на двустороннем уровне, сколько в контексте обострения ситуации между Западом и Востоком, возрождения риторики и действий времен холодной войны, посмотреть, не изменилась ли позиция Москвы по приднестровскому урегулированию, по Соглашению об ассоциации с Европейским Союзом. Так что, с моей точки зрения, это была полезная встреча как для Кишинева, так и для Москвы.

Свободная Европа: А Кишинев – как вы считаете, не дал ли Кишинев повод Москве считать, что в проевропейской ориентации Республики Молдова наметился перекос, возможно небольшая трещина?

Юрие Лянкэ: Из того, что прозвучало на совместной пресс-конференции Лаврова и Галбура, новых элементов, новых акцентов я не уловил, по крайней мере, в риторике нашего министра: ни в том, что касается нашей главной цели – европейской интеграции, которая, к сожалению, сильно скомпрометирована не Москвой, а нашими собственными действиями, что породило полное разочарование; ни в приднестровской проблематике. Это не значит, что на встречах при закрытых дверях не могут возникнуть какие-то моменты. Но, по крайней мере, я ничего нового в этом плане не уловил.

Свободная Европа: Мне хотелось подвести вас к следующей идее: попытается ли Кремль сорвать проевропейский курс Республики Молдова крайне жесткими методами, как в Украине, или предпочтет более изощренные способы, например, парламентские выборы?

Юрие Лянкэ: Могу лишь повторить ранее сформулированный тезис: самые большие враги наши не за рубежом, а мы сами. У кризиса, который переживает Молдова, внутренние корни, не „рука Москвы” виновата в том, что после ноябрьских 2014 года выборов мы пребываем в состоянии перманентного кризиса, что мы лишились доверия как зарубежных партнеров, так и собственных граждан. Не Москва виновата в том, что правительства у нас менялись каждые три-четыре месяца и в этих условиях в Кишиневе не с кем было разговаривать, не было ясности в приоритетах, целях и задачах, никто не знал, какие действия следует предпринимать у себя дома для того, чтобы оказаться состоятельным на внешней арене. Конечно, Москва будет пользоваться этими огромными упущениями, этими проколами на внутреннем уровне, которые мы допускаем, появлением новых реваншистских сил, которые находят поддержку. Таким образом, я считаю, что Москва предпочтет менее воинствующий путь, который дорого ей обходится и на международном уровне, портит ее лицо, влечет санкции, как было в случае с Украиной, а санкции больно бьют по экономике и оборачиваются финансовыми потерями. Убежден, Москва попытается лишь как-то подпитывать эти противоречия, существующие в самой Молдове, поддержать сторонников провосточного, пророссийского вектора. Так вижу я положение дел, динамику событий: они не прибегнут к сценариям, которые использовали в Крыму или восточной Украине, имею в виду Донбасс.

Свободная Европа: С другой стороны, когда вы были министром иностранных дел, и когда были премьером, Кишинев обращался к западным партнерам, конечно, не такими словами: „Защитите нас от России” или „Помогите стать независимыми от России”, например, в энергетическом плане. Сейчас Кишинев осмелится проситься под крыло Запада, если не справился с домашним заданием?

Юрие Лянкэ: Конечно, сейчас наша сила убеждения, способность уговорить Запад вмешаться, используя определенные рычаги, и вмешаться не только в интересах Кишинева… Проблема Республики Молдова в том, что это очень маленькая страна и поэтому всегда будет в тени Украины. И тот факт, что мы находимся в тени, иногда нам на руку – может, великие мира сего забудут о нас, но иногда это плохо для нас, потому что интересы, акценты, энергия, финансовые, человеческие ресурсы направляются в сторону ключевых игроков, таких, как Украина в нашем регионе. И если мы вызвали к себе полное недоверие, породили этот скептицизм в отношении нашего поведения, в отношении нашей предсказуемости, конечно, сложнее убедить наших партнеров вмешаться. И вмешаться не обязательно посредством ужесточения риторики в адрес Москвы. Например, на каких вопросах настаивал я в диалоге с Западом, будучи министром или премьер-министром? С моей точки зрения, санкции, введенные против Российской Федерации, нарушили нормы не только Зоны свободной торговли на пространстве СНГ, но и определенные положения, которые исходят из того, что и Россия, и мы, и западные страны являемся членами Всемирной торговой организации. И когда они обсуждали отношения между ЕС, например, и Российской Федерацией, в том числе взаимно введенные санкции, я просил не игнорировать нашу проблему, потому что она входит в общие рамки. Конечно, есть проблема присутствия иностранных войск, есть проблема сепаратизма, и в этих вопросах мы нуждаемся в поддержке. Но, опять же, очень многое зависит не только от вертикальности, от состоятельности нашего обращения, но и от доверия, которым мы пользуемся на Западе. Пока, к сожалению, доверие к нам очень и очень низкое, буквально в два хода нам удалось его разрушить. Так что вы правы, сегодня в диалоге между Западом и Востоком Молдове гораздо труднее занять свое место. А когда нас игнорируют, не замечают, труднее найти системные решения, обеспечить неуклонное развитие.

Свободная Европа: И снова хочу узнать ваше мнение как эксперта. Понимаю, вы находитесь в оппозиции, но, тем не менее, какие три вещи вы бы сделали иначе, не так, как это делает нынешняя власть? Во внешнеполитической деятельности, имею в виду…

Юрие Лянкэ: Внешняя политика, как говорил основатель марксистско-ленинской философии, является продолжением внутренней политики. И если не понять, что без целенаправленных действий по ключевым направлениям, о которых мы постоянно говорили с нашими западными партнерами после 2009 года: во-первых – юстиция, во-вторых – банковский сектор, в-третьих – экономика и т.д., но первые два направления, по моему мнению, абсолютно ключевые – если не доказать свою решимость и надежность, если не выполнять конкретных действий, не проявить оперативность, максимальное ускорение, очень трудно будет восстановить отношения с Западом. И диалог – посмотрите, сколько делегаций побывало в Молдове из Европейского Союза в 2015 году, целая вереница делегаций, вспомните, комиссары, главы Европейской комиссии, Европейского Совета, евродепутаты, министры иностранных дел, премьер-министры. Где мы находимся сегодня? И тот факт, что диалог находится в подвешенном состоянии, сказывается и на финансовой поддержке и т.д. и т.п. Одной лишь попыткой слыть активными на международном уровне, без усилий восстановить то, что труднее поддается восстановлению – доверия со стороны Запады – мы не сможем вернуть в нормальное русло свои отношения с ЕС и США. Приоритетным являются только действия на внутреннем плане. Если мы проявим на этот раз более серьезный подход к делу, если докажем, что извлекли уроки из своих ошибок, начнем с реформы юстиции и не станем больше настаивать на том, чтобы, например, Высший совет магистратуры возглавил тот же человек, который уже занимал эту должность и не смог возродить доверие к этому институту, не смог перестроить работу этого органа – трудно доказать, по крайней мере, что ты готов попытаться осуществить реформы.

Свободная Европа: Правительство утверждает, что работа в этом направлении разворачивается на всех парусах, что внесены законопроекты о Центре по неподкупности, Прокуратуре, что начинается оздоровление этой системы. Это не совсем убедительно?

Юрие Лянкэ: С моей точки зрения, единственное направление, где правительство действительно проявило новаторский подход, это отбор президента Национального банка, с чем я искренне их поздравляю. В остальном, что касается реформы юстиции, одного лишь проекта закона недостаточно, это касается и прокуратуры – там важны детали. Однако до сегодняшнего дня я так и не уверен в том, что приняты именно те меры, действительно необходимые для того, чтобы возродить этот институт, вывести его из-под влияния политического фактора, сделать его подлинно независимым и функциональным. Я хочу услышать от правительства, каков план реформирования в целом. Нельзя реформировать полицию, если не реформировать прокуратуру и юстицию. Невозможно рассчитывать на независимую и функциональную прокуратуру, если инстанции по-прежнему будут судить предвзято. Хочу увидеть – ведь прошло уже два месяца после формирования большинства – системный подход: что сделаем по линии Национального центра по неподкупности, это сделаем по линии НЦБК, ВСП, ВСМ и т.д. Вы слышали о таком подходе? Я не слышал. Я ведь не только политик, прежде всего я гражданин этой страны и хочу связывать свое будущее, будущее моих детей с будущим страны. И хочу видеть перемены к лучшему. Пока же я их не вижу. И также не видят их наши зарубежные партнеры. Говорю это со знанием дела.

XS
SM
MD
LG