Linkuri accesibilitate

Карабах: весеннее обострение


Осколки разорвавшегося снаряда

Осколки разорвавшегося снаряда

По данным ООН на понедельник, по меньшей мере 33 человека погибли и свыше 200 ранены в зоне конфликта в Нагорном Карабахе

Ситуация в Нагорном Карабахе, где накануне возобновились бои, остается напряженной. В понедельник представители Азербайджана заявили об уничтожении командного пункта вооруженных сил Армении в Нагорном Карабахе. Сайт минобороны Азербайджана сообщил о гибели высокопоставленных армянских офицеров. Представитель минобороны НКР Сенор Асратян данные об операции и погибших офицерах опроверг. Другой армянский военачальник Арцрун Ованнисян написал на своей странице в Фейсбуке, что солдаты вооруженных сил Армении вывели из строя тяжелую огнеметную систему противника, а также сбили вражеский беспилотник.

Также в Минобороны Армении сообщили об уничтожении в зоне конфликта трех азербайджанских танков. В общей сложности, по информации Еревана, с момента обострения конфликта Баку потерял 17 танков, два боевых вертолета и большое количество бронетехники.

Нагорный Карабах обвиняет вооруженные силы Азербайджана в гибели мирных жителей. "Вчера азербайджанские подразделения попытались войти в село. Результат вы видите", – заявил пресс-секретарь Нагорно-Карабахской республики Давид Бабаян, напомнив о кадрах с телами погибших пожилых людей, опубликованных ранее в армянских СМИ.​ В случае широкомасштабных военных действий Армения признает независимость Нагорного Карабаха. Об этом в понедельник на встрече с послами стран – членов ОБСЕ заявил президент Армении Серж Саргсян.

Вот что рассказал находящийся в зоне конфликта корреспондент Азербайджанский службы Радио Свобода:

– Я сейчас нахожусь в городе Агдам, это азербайджанская территория, занятая армянами. Село я не могу назвать, это просто невозможно. Сейчас ситуация очень тяжелая. Идут бои. Люди боятся.

– Вы слышите обстрелы?

– Да, слышим. Боеприпасы из "Града" и из орудий.

– А вы слышите обстрелы с обеих сторон конфликта?

– Да, с обеих сторон. Даже школу здесь закрыли. Люди очень боятся.

– Насколько близко вы сейчас находитесь к зоне обстрела? Военные вас подпускают? Как там с журналистами общаются?

– Нет, военные не подпускают. Они не хотят, чтобы мы подошли поближе. Мы спрашиваем у людей, смотрим. Очень тяжелая ситуация.

– Что говорят люди об этом конфликте, о нынешнем обострении? Вы видели тела убитых, раненых?

– Нет, этого мы не видели. Я сам не видел. Но говорят, что после 1992-1993 годов такой ситуации еще не было.

– Есть какие-то следы разрушения от обстрелов?

– Нет, в дома ничего не попало, я не вижу.

По мнению азербайджанского политолога Рахима Мусабекова, в обострении конфликта виновата армянская сторона:

Бои идут по-прежнему почти по всей линии соприкосновения

– Бои идут по-прежнему почти по всей линии соприкосновения. В данном случае стараются армяне, которые посредством военной активизации хотят, в конечном итоге, и для своей внутренней аудитории, и для мира, и Азербайджану продемонстрировать силу армянского оружия. Но я думаю, что эти потуги оборачиваются потерями.

– То есть, по-вашему, конфликт в ночь с 1 на 2 апреля был инициирован армянской стороной?

– Они обстреляли азербайджанскую деревню, которая отбита у армян. И там один человек погиб, второму ноги пришлось удалить. Ответ Азербайджана был достаточно жестким. Та точка, высота, с которой постоянно обстреливалась азербайджанская деревня, была взята.

– А какие цели преследует руководство Армении, вновь обостряя этот конфликт?

– У него цель одна. Они понимают, что долговременно выдерживать гонку вооружений, военное напряжение, блокаду со стороны Азербайджана сложно. Они всеми усилиями хотят, посредством международного то ли мониторинга, то ли еще чего-то, существующую линию фронта закрепить. Фактически суть – в той или иной форме легализовать осуществленные территориальные захваты.

– Каким вам видится решение нагорно-карабахской проблемы?

Армяне не хотят разговаривать о статусе​

– Это решение давно всем ясно. Армяне не хотят разговаривать о статусе. Они хотят разговаривать о легитимизации отделения Нагорного Карабаха и вдобавок получить еще кусок азербайджанской территории для так называемого коридора. Хотя и в Нагорном Карабахе жило 50 тысяч азербайджанцев. И то, что они называют "коридором", это же не пустыня. Там жили почти 100 тысяч азербайджанцев. Вот так на территории Азербайджана они для себя выкраивают жизненное пространство. Понятно, что Азербайджан с этим никогда не согласится. Предложение конкретное было – выводятся армянские оккупационные силы с азербайджанской территории, вводятся разделительные миротворческие силы, восстанавливаются отношения, обеспечивается безопасность. И уже в этом контексте, посредством переговоров, определяется статус Нагорного Карабаха. Именно статус, а не механизм отделения Нагорного Карабаха от Азербайджана. Я думаю, что в этом контексте можно найти решение.

По мнению обозревателя армянской службы Радио Свобода Азы Бабаян, новый конфликт в Нагорном Карабахе, наоборот, был спровоцирован Азербайджаном:

Для армянской стороны очевидно, что перестрелку начали азербайджанские войска

– Для армянской стороны очевидно, что перестрелку начали азербайджанские войска. По крайней мере, это так выглядит. И в пользу той версии, что это все-таки начала азербайджанская сторона, говорит еще тот факт, что армянской стороне и карабахской стороне больше незачем было начинать войну, потому что они в 1994 году выиграли эту войну и отвоевали большую часть своих территорий. Речь идет о Нагорно-Карабахской республике, и еще отвоевали некоторую зону безопасности, как они говорят, чтобы обеспечить безопасность самого Нагорного Карабаха. То есть начинать войну никакого резона у Карабаха не было.

– Какую цель преследуют азербайджанские власти, обостряя конфликт в Нагорном Карабахе?

– Скорее всего, тут могут быть какие-то внутриполитические причины. Потому что нельзя постоянно в течение нескольких десятков лет говорить, что, да, мы пойдем и отвоюем нашу территорию, наши районы и ничего при этом не делать. Та военная риторика, которая постоянно присутствовала в Азербайджане последние 20 лет, естественно, не могла продолжаться вечно. Рано или поздно какую-то военную операцию азербайджанская власть должна была начать, иначе это выглядело уже смешно, их бездействие вызывало иронию даже у самих азербайджанцев. Поэтому они думали, что начнет азербайджанская сторона военную операцию, отвоюет какие-то территории, пусть небольшие, пусть какие-то деревеньки отвоюет и представит это как свою большую победу. В принципе, мы это и наблюдали, потому что, начав военные действия, 2 апреля уже днем азербайджанская сторона заявляет, что они в одностороннем порядке прекращают военные действия. Немного нелогично, но если исходить из того, что именно Азербайджан начинал наступательные действия, это вполне вписывается именно в такую логику их стратегии – начать какой-то блицкриг, завоевать что-то и преподнести своему населению как большую победу. Тем более мы понимаем, что там, в Азербайджане, очень сложное социально-экономическое положение, потому что падают цены на нефть.

Рано или поздно какую-то военную операцию азербайджанская власть должна была начать

Директор Центра кавказских исследований Александр Искандарян уверен, что обострившийся конфликт будет улажен в течение короткого времени, но его гуманитарные последствия будут ощущаться еще долго:

– Постепенное нагревание военных акций – это составная часть этого конфликта. За последние несколько лет от снайперских перестрелок постепенно дошло до таких вот более-менее широкомасштабных боевых действий, которые происходят в данный момент. Если вы спрашиваете о том, чье было нападение, то нападение было с азербайджанской стороны. Но то, что сейчас происходит на линии соприкосновения на границе Карабаха, – это столкновение после этого нападения.

– Если предположить, что этот конфликт обострила азербайджанская сторона, то какие, может быть, краткосрочные цели преследует сейчас Азербайджан, возобновляя этот конфликт?

– Это не краткосрочные цели. Армяне победили в войне 1990-1994 годов. Война закончилась, и Карабах находится под управлением армян. Азербайджан, наоборот, потерпел поражение в этой войне. Поэтому реваншистские настроения, попытка каким-то образом изменить эту ситуацию – она существует в Азербайджане. На фоне падения цен на нефть, на фоне усложняющейся социальной ситуации, когда надо каким-то образом консолидировать элиты и, собственно говоря, что-то говорить народу, карабахская проблема – довольно инструментальная. Ее можно использовать для того, чтобы привносить элементы консолидации. В этом смысле карабахская проблема работает.

Как вы думаете, каковы могут быть гуманитарные последствия этого апрельского обострения конфликта?

– Масштабы очень серьезные. Это как минимум десятки погибших людей с одной и с другой стороны. Более того, будет больше, потому что бои идут прямо сейчас. К сожалению, есть убитые не только среди военнослужащих, но были удары "Градами" по населенным пунктам. Есть пострадавшие и убитые среди мирного населения, в том числе дети, старики, женщины, и так далее. Гуманитарные последствия огромные. Такой степени ожесточенности акции или конфликта, эскалации не было, начиная с 1994 года, то есть с окончания войны. Я не думаю, что это затянется очень надолго. Не похоже на то, что будет продолжаться годами. Более того, я думаю, что цели этого политические, а не военные. Инструментарий военный. Это остановится через сравнительно короткое время. Это может быть 1-3 дня, 1-2 недели. За это время могут погибнуть сотни людей. Это, конечно, огромная гуманитарная пропасть, – подчеркивает Александр Искандарян.

По данным ООН, в результате возобновившихся активных боевых действий в регионе за сутки (2 апреля) погибли не менее 33 человек. В их числе 30 военнослужащих и трое гражданских лиц, сообщается в докладе Управления ООН по координации гуманитарных вопросов. В нем отмечается, что число раненых, гражданских и военных пока официально не подтверждено. По данным неофициальных источников, их может быть более 200. В населенных пунктах, рядом с которыми проходят бои, по данным ООН, живут более 14 тысяч человек. В случае продолжения конфликта они могут стать беженцами, отмечают в ООН.

В ООН также отмечают, что пока не планируется оказывать какую-либо международную гуманитарную помощь какой-либо из сторон конфликта. "Правительство Азербайджана сообщило об отсутствии внутреннего перемещения жителей на территории страны из-за конфликта, в то время как со стороны Армении около 50 человек попросили о временном убежище в Ереване", – сказано в отчете.

XS
SM
MD
LG