Linkuri accesibilitate

27 марта в Кишиневе состоялся очередной Марш сторонников объединения Молдовы с Румынией, а затем учредительный съезд новой организации – «Сфатул Цэрий-2» («Совет страны-2»). В очередную годовщину объединения Бессарабии с Румынией важнейшей общественной темой снова стала возможная «Униря». Однако в отличие от предыдущих лет, сегодня об этом вполне серьезно говорят не только молдавские политики при фактическом невмешательстве властей, но и достаточно высокопоставленные люди в Бухаресте. За последнее время политики и эксперты из-за Прута опубликовали ряд проектов, не замечать которые мы не можем.

Сначала свой план обнародовал сенатор от Национально-либеральной партии Румынии (партия нынешнего президента Клауса Йоханниса, между прочим) Виорел Бадя. Он совместно с профессором Раду Карпом опубликовал 18-страничный документ «Республика Молдова – приоритет политики Румынии». Ничего особо «смертельного» он не предлагает и, более того, не декларирует объединение двух стран, но достаточно скрупулезно прописывает сферы жизни, которые предстоит унифицировать или гармонизировать для максимального сближения. Как бы то ни было, появление такого плана было воспринято в Кишиневе как знаковое событие.

Гораздо более радикальный и прямолинейный план в виде «дорожной карты» обнародовал 10 дней назад эксперт Черноморского университетского фонда в Бухаресте, бывший советник двух румынских премьеров Петришор Пею. Для начала обращу внимание читателей на то, что 1 октября 2014 года в Кишиневе состоялась презентация молдавского филиала Фонда, на открытие которого специально прибыл директор «Стратфор» Джордж Фридман (ваш покорный слуга имел честь присутствовать там). Состав гостей из Бухареста не оставлял сомнений в том, что за Фондом стоят серьезные (ну, очень серьезные!) ведомства в Румынии, а значит, деятельность формально неправительственной организации в определенной степени выражает интересы официального Бухареста.

Так вот, Петришор Пею начинает свой опус с признания того, что многие жители РМ, даже не будучи убежденными сторонниками объединения с Румынией, считают это наименьшим злом в сравнении с полным беспределом, который творится в стране. Достаточно жестко эксперт критикует политиков в Бухаресте и Кишиневе за бесчисленные, по его мнению, грехи (не хотят, не могут, не умеют, не знают, боятся и т.д.), самым большим из которых он считает отсутствие плана или «дорожной карты» по возможному объединению Молдовы с Румынией. Господин Пею приводит в пример Южную Корею, где существует министерство объединения, и предлагает применить эту модель в Румынии. Эксперт полагает, что у ведомства должно быть две основополагающие задачи: координация финансовой помощи Кишиневу и разработка «исчерпывающих моделей» для достижения объединения.

Кроме того, предлагается два десятка принципов, первым из которых указывается «объединение одним махом», то есть никаких этапов и шагов. Петришор Пею спешит успокоить представителей национальных меньшинств Молдовы, гарантируя им полноценное включение в общественную жизнь «новой» Румынии на основе успешного опыта социальной инклюзивности венгров. Еще один пункт очень порадует молдавских чиновников: им обещают зарплаты как в Румынии, причем с первого же дня. То же самое обещают пенсионерам РМ.

Вместе с тем, автор «дорожной карты» указывает на два «самых чувствительных» пункта – это приднестровский конфликт и финансирование унионистского плана. «Приднестровскую проблему можно обсудить в прямом трехстороннем диалоге Бухарест – Москва – Кишинев, отказавшись от ошибочного формата 5+2 и перейдя к единственно реальному формату 2+1», - пишет Петришор Пею. Он даже предлагает провести обмен населением на случай появления несогласных.

Что касается финансирования, автор считает, что на эти цели понадобится 10 млрд. долларов США, причем 1,5 млрд. составляет бюджет Молдовы, а значит, Румынии придется подыскать оставшиеся 8,5 млрд. долларов. Примерно половину искомой суммы Бухарест, по мнению эксперта, сможет получить из структурных фондов ЕС, а остальное – от улучшения бюджетно-налоговой политики плюс от роста экономики, вызванного собственно объединением. Правда, мне непонятна последовательность: финансирование унири будет частично производиться за счет благоприятных экономических последствий самой унири? А если они будут не очень благоприятными? Петришор Пею считает, что, чем раньше Румыния начнет крупные инвестиции и совместные проекты в Молдове с целью гармонизации финансовой сферы, тем меньше потом придется тратить на объединение. Логично.

Однако в заключительной части публикации автор называет ее «теоретической конструкцией» и «попыткой перечисления проблем», а не навязывания повестки дня. В этой части он больше апеллирует к властям Румынии, призывая прекратить игнорирование проекта унири и считая это предательством.

Между тем, есть кое-что примечательное и в информационном пространстве Молдовы. Так, лидер унионистского движения Acțiunea-2012 Джеордже Симион в интервью изданию Newsmaker заметил, что национальные меньшинства РМ тоже вступают в ряды унионистов, но в целом они плохо информированы об этой тенденции и потому испытывают страх и недоверие. Господин Симион уверен, что число сторонников унири в Молдове достигает 40% (по данным ноябрьского Барометра общественного мнения – всего 21%), а в Румынии таких и вовсе 75%.

Что интересно, собеседник издания совершенно справедливо критикует власти Молдовы, которые «из-за собственных эгоистичных интересов не проводили соответствующей политики» интеграции национальных меньшинств (я сам как-то писал о проблемах языковой интеграции). Критика была озвучена и за отсутствие полноценного диалога с жителями Гагаузии, которые, как известно, в абсолютном большинстве выступают против объединения с Румынией. Симион убеждает и жителей Приднестровья в том, что национальным меньшинствам за Прутом живется хорошо. В доказательство он приводит пример Клауса Йоханниса, этнического немца, ставшего президентом Румынии.

Далее Симион говорит, что для организации унири необходимо провести переговоры Бухареста с Берлином и Москвой, а для финансирования процесса нужно будет изыскать по 20 млрд. долларов в год в течение 20 лет. При этом лидер унионистской организации выражает уверенность в том, что Молдова доказала свою неспособность сама собой управлять. «Республика Молдова никогда не станет нормальным государством, у нее нет экономических предпосылок для этого, нет государственной идентичности. Единственным шансом для территории между Прутом и Днестром стать частью ЕС является создание общего государства с Румынией», - полагает Симион.

Вот на этих его мыслях мне хотелось бы остановиться отдельно. Не будучи унионистом, я всё-таки вижу значительную правоту сторонников объединения в том, что власти Молдовы немало способствуют росту антигосударственных настроений. Посудите сами: в последние годы Молдова тонет в нескончаемых коррупционных скандалах; рейдерские атаки, финансовые махинации и пресловутый миллиард стали неотъемлемыми атрибутами власти фейковых «европейцев» в Кишиневе. «Захваченное государство» превратилось из научно-теоретической категории в суровую реальность сегодняшнего дня; олигархический режим Плахотнюка стал подменой власти и ее же alter ego. И тогда можно понять людей, особенно из правого лагеря, которые говорят «лучше объединение с Румынией, чем бесконечный хаос».

В то же время у многих «официальных» унионистов Молдовы проглядывают вполне утилитарные мотивы. Во-первых, это в тренде. Во-вторых, говорильней на тему объединения всегда можно прикрыть собственное бессилие или бездарность (а под это дело не грех и поворовать!). То есть, по сути, идет культивирование иждивенчества на государственном уровне.

В-третьих, именно сегодня педалирование темы унири (посмотрим на небывалую активность олигархических СМИ и карманных «государственных» структур) позволяет власти отвлекать внимание людей от острых социальных проблем (а они остры как никогда). Чем жарче споры, тем спокойнее хапугам наверху.

В-четвертых, навязывание унионистской повестки профессиональными шулерами во власти позволяет им в очередной раз внести цивилизационный раскол в обществе и особенно в оппозиции. Давайте вспомним: беспрецедентное объединение трех оппозиционных сил в январе не на шутку испугало власть, т.к. ее противники сумели отложить в сторону как раз эти геополитические страшилки.

В-пятых, и это очевидно, раздувание унири теми силами, которые раньше не были особо замечены в ее лоббировании (например, группировки, близкие к Демократической партии), может говорить об их желании «оседлать» процесс и с этой целью получить доступ к щедрому финансовому потоку из Бухареста. Проще говоря, записные молдавские унионисты желают припасть устами к денежной реке и вдоволь оттуда напиться, не будучи на самом деле идейными сторонниками объединения.

В общем, вопрос объединения Молдовы с Румынией будет только обостряться с приближением столетнего юбилея великой унири 1918 года, и я уверен, что эта идея, которую искренне поддерживают десятки тысяч людей в Молдове, стала источником политического и финансового обогащения ушлых бессарабских политиков. Давайте скажем честно: кому они нужны в Румынии? Кто им там позволит воровать миллионы и миллиарды, как в Молдове? Она авантюристы, но не самоубийцы. Им в действительности не нужно объединение с Румынией, ибо для них это политическая смерть. А простые люди, верящие в свои идеалы, будут продолжать в них верить. В конце концов, народ и только народ вправе решить, быть Молдове или нет. Хотите унирю – проведите референдум; мой призыв адресован и идейным, и конъюнктурщикам…

Arată comentarii

XS
SM
MD
LG