Linkuri accesibilitate

15 марта исполнилось пять лет с того дня, как социальный конфликт в Сирии, вспыхнувший двумя месяцами ранее, перерос в гражданскую войну, а затем и в войну с международными террористами. На Ближнем Востоке война в Сирии по длительности и кровопролитности уступает только ирано-иракской войне 1980-1988 годов. За прошедшие пять лет жертвами кровавого конфликта стали около 250 тыс. человек, несколько миллионов стали беженцами или внутренне перемещенными лицами; страна лежит в руинах, а экономика и инфраструктура – в глубоком нокауте, от которого оправятся лишь через многие годы.

С марта 2011 года внутренний социальный конфликт эволюционировал (или деградировал) сначала до гражданской войны между сторонниками и противниками Башара Асада, а потом до крупномасштабной войны внутренних группировок (алавиты, умеренные сунниты, курды) против сотен и тысяч различных групп террористов. От простых дезертиров и авантюристов до невиданных изуверов-головорезов из «Джебхат ан-Нусра» и «Исламского государства (Ирака и Леванта)» - кого только не носит сейчас истерзанная сирийская земля!

Кроме чудовищного по жестокости террора в отношении «неверных» (алавитов, шиитов, курдов, армян, езидов, ассирийцев и др.), война в Сирии ознаменовалась также масштабным культурным геноцидом (уничтожение уникального наследия Ассирии и эллинистического периода, разрушение церквей и других объектов культа, разграбление музеев и прочих историко-культурных собраний). Сирия и Ирак превратились в крупнейших «черных» поставщиков антиквариата – хотя иногда думаешь, что пусть лучше тысячелетние артефакты перекочуют в дома каких-нибудь парижских коллекционеров, чем обратятся в пыль!

Помимо прочего, джихадистский террор фактически привел к значительному и во многих случаях окончательному исходу немусульманского (и при этом автохтонного!) армянского и ассирийского населения Сирии и Ирака, к сокращению ареала езидов и алавитов. «Столкновение цивилизаций», о котором более 20 лет назад писал Сэмюел Хантингтон, сегодня самым зловещим и вопиюще жестоким образом становится объективной реальностью.

Вот несколько ужасающих цифр от Информационного центра ООН: «Сегодня… Сирия переживает масштабную гуманитарную катастрофу. Дети не ходят в школу, 70% населения не имеет доступа к питьевой воде, 80% находятся за чертой бедности. Каждый второй житель покинул свой дом. 4,5 млн. человек бежали из страны. Большинство из них – в Ливан, Иорданию и Турцию. Европа изнемогает от наплыва сирийских беженцев. Тысячи людей гибнут ежегодно, добираясь до ее берегов по морю».

Вместе с тем, одной из удивительных метаморфоз сирийского конфликта стало то, что многие оппозиционеры, изначально с оружием в руках восстав против Башара Асада, при виде многотысячных банд «гастролеров» решили прекратить борьбу против правительства и принялись очищать страну от террористов. Как жаль, что понимание простой истины «террористы намного опаснее Асада» пришло к международным игрокам намного позже, чем к простым сирийским оппозиционерам.

В интервью каналу Russia Today член Национального координационного комитета за демократические перемены Маджид Хаббу сказал, что начавшийся в 2011 году сирийский кризис имел две основные причины. «Первая причина – отсутствие политического сотрудничества и произвол спецслужб. Вторая – систематическая коррупция в правительстве. Всё это привело к мирным протестам, в ходе которых люди требовали гражданских свобод и социальной справедливости», - пояснил собеседник. Однако он признал, что из-за своего выгодного стратегического положения Сирия оказалась под пристальным вниманием внешних сил, которые захотели установить над страной контроль «путём разжигания внутренних конфликтов и кризисов». «Если говорить об интервенции со стороны региональных и прочих внешних сил, к сожалению, было предпринято всё возможное, чтобы придать сирийскому кризису религиозный характер и поддерживать противостояние в военной фазе», - добавил Хаббу.

Экономические потери Сирии поражают воображение. Как свидетельствует оценка международной благотворительной организации World Vision, война обойдется Сирии в 1,3 трлн. долларов к 2020 году – именно так организация оценивает упущенный экономический рост. Как пишет «Коммерсант» со ссылкой на данные исследования, упущенный рост достигает 275 млрд. долларов США. Ежемесячно – 4,5 млрд.. Даже если конфликт завершится в 2016 году, он будет стоить Сирии от 448 млрд до 689 млрд. долларов, а если продлится до 2020 года, то обойдется в 1,3 трлн., и на восстановление экономического уровня придется потратить до 15 лет. «Финансовые потери переходят в человеческие: потери в образовании, в здравоохранении, в рабочих местах, упущенные возможности. Издержки от конфликта ошеломляют. Если мы не будем действовать сейчас, то война будет влиять не только на поколение детей, но и на поколение их детей», - заявил директор британского подразделения World Vision Тим Пилкингтон. Подробную информацию о потерях Сирии за пять лет можно увидеть в материале BBC.

Известный российский политолог Федор Лукьянов, анализируя пятилетнюю войну, вспоминает, что в 2011 году, на романтической волне «арабской войны», эксперты на Западе, в Турции и странах Залива прочили Асаду скорый крах по тунисскому сценарию (массовые гражданские протесты) или по ливийскому сценарию (внешнее воздействие). «В России указывали на отличие сирийского случая от остальных: неоднородный в этническом, религиозном и идейном смысле состав населения, достаточно дееспособная армия, консолидированный правящий класс, знающий, что на кону не просто власть, а физическое выживание, мощная поддержка Ирана, для которого вопрос сохранения статус-кво имеет жизненно важный характер и прочее. И делали вывод, что «эффект домино» на Сирии как минимум застопорится», - пишет Лукьянов на сайте «Газеты». Как видим, российские наблюдатели тогда оказались правы. Впрочем, вряд ли кто-то мог предсказать, что сопротивление Асада (а по сути, алавитов, умеренных суннитов, курдов, а также армян, «Хезболла», иракских шиитов) будет настолько долгим и ожесточенным.

«Между 2011 и 2015 годами ситуация в стране, конечно, неуклонно ухудшалась, но опровергала прогнозы о неизбежности революционного слома. А ярость Кремля по поводу того, чем закончилась его компромиссность по ливийскому вопросу, подпитывала неуступчивость на сирийском направлении и блокировала любые попытки легитимировать возможную смену режима в Дамаске», - поясняет далее российский политолог.

Можно долго рассуждать на тему недальновидности и/или догматичности отдельных внешних игроков, которые вплоть до последнего времени, как мантру, повторяли слова «Асад потерял легитимность, Асад должен уйти», будто в упор не видя «хороших» оппозиционеров, которые быстро выродились в банальных террористов (и это еще до выхода ИГИЛ на авансцену). Всякие «красные линии» были отличным идеологическим подспорьем для противников Асада всех мастей. И так бы и продолжалась война всех против всех, если бы в июне 2014 года державшийся особняком и несколько в тени интернационал под названием «Исламское государство Ирака и Леванта» не устроил блицкриг в Западном Ираке. ИГИЛ, переименовав себя в ИГ, перевернул с ног на голову весь геополитический, этнический, конфессиональный и, не в последнюю очередь, энергетически-коммуникационный расклад в регионе Леванта и Междуречья.

Позорное бегство иракской армии, на которую американские налогоплательщики, сами не ведая, угробили миллиарды долларов (какой разительный контраст с обескровленной, но высокомотивированной армией Асада!), а также изуверская жестокость, перед которой меркнут даже злодеяния «Талибана» и «Аль-Каиды», наконец-то вызвали прозрение в умах «друзей Сирии». Сначала тихо, а потом всё более отчетливо западное сообщество заговорило о том, что Башар Асад, может, и потерял легитимность, но джихадисты ИГ во сто крат хуже, и взятие ими Дамаска и/или Багдада приведет к невиданной в новейшей истории цивилизационной катастрофе. В последнее время западные дипломаты, в первую очередь американцы, стали признавать, что уход Асада более не ставится во главу угла – сначала нужно разобраться с террористами. Не прошло и пяти лет…

Продолжение следует

XS
SM
MD
LG