Linkuri accesibilitate

Виктор Парликов: Мы финансируем сепаратизм в своей стране уже более 20 лет...


Молдавская ГРЭС

Молдавская ГРЭС

Интервью с экспертом в области энергетики IDIS Viitorul.

Гость программы – эксперт в области энергетики IDIS Viitorul, бывший директор Национального агентства по регулированию в энергетике Виктор Парликов.

Тема беседы – очередное снижение тарифов, на этот раз на электроэнергию. В прошлую субботу НАРЭ решило снизить тарифы на 8% для клиентов государственных поставщиков и на 10% для клиентов частных операторов. Решение вступает в силу 1 апреля.

Свободная Европа: НАРЭ снизило тариф на электроэнергию после того, как о грядущем удешевлении объявило правительство. Примерно так же произошло и раньше с ценами на природный газ, затем на бензин и дизтопливо. Для начала скажите, пожалуйста, как вы расцениваете такую форму принятия решений?

Виктор Парликов: Знаете, я испытываю противоречивые чувства. Потому что, с одной стороны, действительно – и я не раз обращал внимание на это раньше, когда политики начинают говорить о тарифах, а НАРЭ делает то, что говорят политики об этих тарифах –это вызывает большие сомнения относительно независимости этой структуры. В последние годы об этом во весь голос говорил не только я, но и международные институты.

Что же касается процедуры, сейчас, при этом последнем пересмотре тарифов, все было сделано, по моему мнению, лучше, чем до сих пор. Во-первых, наконец-то мы увидели проект формирования тарифов – цифры, которые выносят на обсуждение до заседания. Правда, они были предложены к обсуждению незадолго до заседания, буквально накануне, но, тем не менее, это шаг вперед и мы постепенно возвращается к нормальному положению дел. Заседание прошло не как в случае с тарифами на природный газ, которые были одобрены за закрытыми дверями, без участия представителей гражданского общества и СМИ; на этот раз были дискуссии, были дебаты, процедура было более прозрачной. Разумеется, сомнения в отношении независимости агентства не развеялись полностью, они сохранятся до тех пор, пока о тарифах будут говорить политики. Этот момент я пока не понял, и именно это я имел в виду, когда прокомментировал заявление премьер-министра о ситуации на энергетическом рынке. Потому что у премьер-министра, у правительства много других дел кроме обсуждения тарифов в энергетическом секторе. Например, он мог бы сказать, о какой закупочной цене договорились.

Свободная Европа: Сейчас, если иметь в виду последнее снижение тарифов на электроэнергию, насколько экономически обоснованным вам оно представляется, тем более что, как вы сами отметили, были представлены и расчеты?

Виктор Парликов: Это решение не принимает в расчет все, что предполагает методология, прежде всего я имею в виду финансовые отклонения. Финансовые отклонения – это потери, которые понесли предприятия энергетического сектора, когда лей резко подешевел в конец 2014-го и в начале 2015 года. Эти негативные финансовые отклонения, как они называются с методологической точки зрения, не были учтены, что и позволило снизить тариф. Если бы эти финансовые потери были приняты во внимание, мы бы говорили, даже при снижении закупочной цены, о повышении тарифов, так как суммарно эти финансовые отклонения превышают миллиард леев, по подсчетам компаний.

Свободная Европа: Если можно, расшифруйте, пожалуйста, в чем суть этих финансовых отклонений, чтобы поняли и наши слушатели…

Виктор Парликов: В двух словах: мы покупаем электроэнергию в долларах, цена согласована в долларах. И когда в конце 2014 года и в начале 2015-го валютный курс резко вырос на фоне ситуации в банковской системе (история с украденным миллиардом и пр.), компаниям, которым нужны были доллары для оплаты электроэнергии, не могли их покупать на внутреннем рынке по 12, 13, 14 или 15 леев, им приходилось выкладывать за один доллар уже целых 20 леев.

Свободная Европа: И поскольку НАРЭ не отреагировало оперативно и не повысило тарифы, поставщики понесли потери.

Виктор Парликов: Да, цены не были пересмотрены в оперативном порядке, и компаниям пришлось вести расчеты по курсу 11,9-12 леев.

Свободная Европа: В феврале пресс-служба правительства сообщала, что премьер встретился с главой компании Gaz Natural Fenosa – кишиневским поставщиком – и пообещал план, даже был подписан меморандум о возмещении этих потерь. Но сегодня тариф снижен. Как вы считаете, чем чревато такое решение?

Виктор Парликов: В ходе заседания я высказал свое мнение на этот счет. Разумеется, ситуация непростая. Совершенно ясно, что в сложившейся социально-экономической ситуации правительство хочет снизить тарифы для потребителей – и я их вполне понимаю. С другой стороны, инвесторы имеют право на возмещение этих потерь. И я на заседании предложил следующее: так как одна из главных проблем операторов рынка состоит не столько в том, как и когда они начнут возмещать эти потери, сколько в юридическом признании – на первом этапе – этих потерь. На данный момент, насколько мне известно, нет юридического подтверждения со стороны властей и прежде всего со стороны НАРЭ размера этих финансовых потерь, не включенных в тарифы, но которые подлежат возмещению. Зачем обсуждать, сколько возмещать, если даже сумма не известна?

Вариант, который я предложил на заседании, состоял в следующем. В качестве первого шага НАРЭ включает в решение пункт, в котором ясно сказано, что утвержденные тарифы не включают финансовые потери на такую-то сумму. Потому что в НАРЭ эти расчеты есть, они не отрицают наличие этих потерь, у них есть конкретные цифры и в прошлом году даже аудит проводился.

Свободная Европа: И что это даст?

Виктор Парликов: Лично я считаю, что компаниям легче будет согласиться с сокращением тарифов, если эти потери будут, как минимум, признаны юридически.

Свободная Европа: По этим потерям, насколько известно, подан иск в международные инстанции. Как вы думаете будет развиваться ситуация?

Виктор Парликов: НАРЭ не согласилось на включение или юридическое признание этих потерь, но, согласно меморандуму между министерством экономики и компанией Gaz Natural Fenosa, есть еще время до июня, чтобы стороны обсудили некоторые моменты.

Свободная Европа: И какие решения возможны?

Виктор Парликов: Правительство, насколько я понимаю, пытается найти альтернативные формы возмещения этих потерь, не через тарифы. Если вы помните, и раньше были ситуации, когда правительство проводило эмиссию государственных ценных бумаг под гарантию каких-то долгов. Такая практика существовала и, как я понимаю, сейчас правительство пытается найти другие формулы и рассматривает ряд вариантов возмещения этих финансовых потерь поставщиков другими методами, не через тариф.

Свободная Европа: И в этом случае за счет чего будут возмещены эти потери?

Виктор Парликов: Из бюджета.

Свободная Европа: Иными словами, за счет того же потребителя, только в иной форме?

Виктор Парликов: Если возмещается через тариф, платят потребители пропорционально расходу. Если же возмещается через бюджет, платят налогоплательщики пропорционально размеру уплаченных налогов.

Свободная Европа: Г-н Парликов, Украина резко снизила внутреннее потребление электроэнергии и сейчас там налицо избыток экспортного потенциала. Как вы считаете, почему официальный Кишинев не спешит воспользоваться этим моментом и продолжает закупать электроэнергию только у Молдавской ГРЭС?

Виктор Парликов: С закупной электроэнергии у Молдавской ГРЭС есть определенная проблема, но это не связано с ценой. Лично я считаю, что сейчас у нас цена вполне приемлема. Цена, согласованная сейчас с Молдавской (Кучурганской) ГРЭС, которая расположена в городе Днестровск в Приднестровье, практически аналогична оптовой цене на украинском рынке.

Свободная Европа: Известно, какие предложения сделали украинцы на этих переговорах?

Виктор Парликов: Мне неизвестно, какую цену предложили украинцы. Но мы следим за оптовыми ценами на украинском рынке и знаем, что они на уровне 4,1-4,2 цента против 4,9 цента – нашей закупочной цены. Но к этим ценам, естественно, следует добавить транспортные затраты, то есть попутно еще наберутся какие-то расходы. Разница между 4,9 и 4,2 мне представляется приемлемой, особенно если сравнить с тем, что мы имели до недавних пор, когда на украинском рынке электроэнергия стоила от 4 до 5 центов, мы же ее покупали почти по 7 центов.

Свободная Европа: Однако сейчас существуют мнения о том, что, покупая электроэнергию у Молдавской ГРЭС, мы финансируем, поддерживаем сепаратистский режим. Нас должен интересовать этот аспект, как вы считаете, или для нас важна только цена?

Виктор Парликов: Однозначно. И это второй аспект, о котором я говорил. Да, цена для нас приемлемая, но проблема в том, у кого покупаем. На этот момент обратили внимание уже многие эксперты. Мы сейчас проводим исследование, которое расставит все точки над „i” в этом вопросе. Проблема в чем? Мы финансируем сепаратизм в собственной стране уже более 20 лет, мы его финансируем не только сейчас посредством этого контракта, и финансируем мы этот режим различными путями. Действительно, это очень большая проблема, и был короткий период, когда сложилась тупиковая ситуация – осенью 2014 года, когда украинцы не могли экспортировать, иными словами, экспорт был невозможен до 2016 года…

Свободная Европа: Но, тем не менее, этот круг можно было разорвать, как вы считаете?

Виктор Парликов: Да, я считаю, что можно было. Разумеется, будь у нас сравнительно эквивалентные предложения цен, по моему мнению, следовало бы отдать предпочтение украинцам, хотя бы по объемам, потому что мы вряд ли смогли закупать весь объем из Украины, так как это связано с техническими проблемами, но, по крайней мере, предпочтение следовало отдать украинской стороне, я считаю.

XS
SM
MD
LG