Linkuri accesibilitate

Экономика обоих берегов Днестра испытывает гораздо больше схожих проблем, чем может показаться на первый взгляд.

Дорогие радиослушатели, добрый день. В студии Александр Фрумусаки, ведущий передачи Приднестровские диалоги. 30 минут на Радио Свободная Европа. Сегодня в выпуске:

Экономика обоих берегов Днестра испытывает гораздо больше схожих проблем, чем может показаться на первый взгляд – экономическая ситуация параллельно ухудшается и там, и там, - утверждают аналитики центра Expert-Grup. Джулия Ауц - молодой немецкий фотограф, запечатлела жизнь Приднестровья, ее фотографии в течение двух недель были представлены в художественной галерее в Германии. Российский военный эксперт Павел Фельгенгауэр говорит об угрозе войны на фоне конфликта в Сирии, но утверждает, что в Молдове военный конфликт сегодня маловероятен. Бывший советник Владимира Путина Андрей Илларионов раскрывает подлинные причины реформ, проведенных в СССР и затем в России в начале 90-х годов. И… с какими надеждами встречают эту весну жители Приднестровья? Эти и другие вопросы обсудим в ближайшие полчаса.

Как обычно, начнем наш выпуск с обзора новостей и главных событий минувшей недели:

В пятницу, накануне вступления в силу соглашения о прекращении огня в Сирии, российская авиация продолжала бомбить „террористические организации, которые включены в соответствующий список Совбеза ООН". Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков опроверг обвинения в том, что удары направлены и против „умеренной” оппозиции, на которую распространяется инициатива по Сирии, согласованная между Соединенными Штатами Америки и Российской Федерацией.

Премьер Украины Арсений Яценюк принял предложение России об отмене ограничений на транзит грузовиков между двумя странами. Как только Россия отменит запрет в отношении украинских машин, Киев на условиях взаимности примет аналогичное решение, сказал украинский премьер. Украина запретила транзит российских грузовиков 15 февраля, после того, как Москва ввела аналогичные ограничения в отношении украинских фур.

Европейский суд по правам человека обязал Россию выплатить 29 тысяч евро молдавскому гражданину Борису Мозеру, который провел три года в тюрьме в Приднестровье. В решении суда говорится, что именно Россия, а не Молдова, нарушила ряд статей и положения Европейской Конвенции по правам человека, допустив жестокое и унизительное обращение с Мозером, арестованном в 2008 году по обвинению в мошенничестве. В левобережных тюрьмах содержатся около 1200 граждан Молдовы, несмотря на неоднократные требования Кишинева об их освобождении.

Генеральный прокурор Молдовы Корнелиу Гурин ушел в отставку на второй день после того, как парламент одобрил реформу Прокуратуры. Отставка Гурина, которого считали ставленником Демократической партии, фигурировала в последние месяцы в списке требований проевропейских и пророссийских протестующих, а также неоднократно становилась „яблоком раздора” в проевропейских правящих альянсах в последние годы.

В Молдове социалисты заявили о намерении возобновить на этой неделе антиправительственные выступления с требованием досрочных выборов. Игорь Додон сказал, что акции протеста будут проходить у парламента в дни пленарных заседаний.Левая оппозиция в парламенте внесла проект о вотуме недоверия в отношении министра обороны Анатола Шалару. Социалисты и коммунисты обвиняют министра от Либеральной партии в продвижении идеи присоединения Молдовы к НАТО, что, по их мнению, подрывает нейтралитет страны. Лидер ПКРМ Владимир Воронин припомнил одно из интервью, в котором Шалару сказал, что Молдова находится в состоянии войны с Россией. Это не первая критика парламентской оппозиции в адрес Шалару. Осенью прошлого года в связи с аналогичными обвинениями его вызывали в прокуратуру.

Приднестровский лидер Евгений Шевчук заявил на торжественном мероприятии по случаю 23 февраля - дня защитника отечества, который в отмечают в Приднестровье, что приднестровской армии необходимо быть всегда готовой к отражению возможных провокаций экстремистов. Шевчук обеспокоен тем, что он назвал „отдельными заявлениями политических лидеров и в Молдове, и в Румынии, которые высказываются о возможном применении силы в отношения Приднестровья”, и подчеркнул, что, цитирую, „это не остается незамеченным и демонстрирует, что приднестровским вооруженным силам, отрядам специального назначения надо быть всегда готовым для отражения возможных провокаций экстремистов”, конец цитаты.

Шевчук добавил, что в 2014-2015 годах Приднестровью пришлось фактически восстановить и модернизировать всю технику и выделить дополнительные средства для повышения обеспеченности вооруженных сил. „В условиях нестабильности на границах, непонятных призывов объединения Молдовы и Румынии мы и сегодня видим необходимость, целесообразность наличия и финансирования собственной армии и правоохранительных органов”, подчеркнул Шевчук.

Он сказал также, что вывод российских миротворцев из Приднестровья может привести к вооруженному конфликту, так как, цитирую, „российские военные – это стержень миротворческой операции, вокруг которого формируется мир на берегах Днестра ”. „Пока нет окончательного политического урегулирования конфликта, нет смысла и в выводе российской группы войск ”, сказал Шевчук, он подчеркнул при этом, что идея вывода российских миротворцев из Приднестровья исходит от тех, кто хочет „разморозить” конфликт и даже привлечь силы НАТО для его урегулирования.

***

Свободная Европа: Этот год високосный, в феврале 29 дней, завтра наступает календарная весна. Это новые надежды, новые планы на будущее, новые ожидания. С какими надеждами встречают весну жители Приднестровья? Этот вопрос наши корреспонденты задали случайным прохожим, встреченным на улицах Тирасполя и Бендер.

Надеемся на лучшее, конечно. Хотелось бы, все об этом говорят – и зарплаты, и все. Понимаем, что в мире такая сложная ситуация, мы в любом случае зависим от этого. Ну, хочется, надеемся на лучшее, живем как-то. Хоть и тяжело, сложно, но ничего. Все хорошо.

Ничего не чувствую. Скорее бы уже тепло было. Любовь – это само собой, семья, дети, это всегда хорошо. Да чтобы у нас все хорошо было в Приднестровье. Чтобы работы было побольше и зарплаты повыше, в принципе.

Ожидание тепла. Скорее бы наступило тепло, вот-вот уже начинается, но все еще есть холодные дни, хочется прямо весны-весны, чтоб все расцветало, настроение от этого поднимается. Хотелось бы скорее написать дипломную работу, сдать госы, и быть свободной.

Ни о чем не думаю, ни о чем не мечтаю как бы. Настроение хорошее, весеннее. Теплее стало, солнце светит. Как-то веселее, не так пасмурно. Ожидаешь чего-то лучшего с приходом весны. Заботы появляются другие. К земле тянет – посев, уборка. Очередной виток жизни.

За-ме-ча-тель-ное настроение. Ожидания? Радости! Вот я весну очень люблю. Больше всех времен год. Вопреки Александру Сергеевичу Пушкину, который говорил Весной я болен; вонь, грязь… Это возрождение, и природы, и человека, потому что настроение повышается, когда голые деревья покрываются новой, молодой зеленью – это же чудесно.

Чувствую себя превосходно, и детки тоже. Ждем каких-то улучшений нашей экономической обстановки. Когда весна, начинаешь думать о хорошем, хочешь куда-то выехать, погулять, на природу. О хорошем только думается.

Настроение позитивное, хочется каких-то новых впечатлений, радостей, каких-то новых начинаний. Ну, наверное, у каждого они свои, у кого-то в семье, у кого-то в работе, у кого-то в любви, поэтому для каждого, наверное, свое что-нибудь особенное должно случиться этой весной.

Ждем всегда лучшего, а там – как получится. Лучшего в политическом плане. Чтобы в Сирии все было спокойно, чтоб на Украине все стабилизировалось. Чтобы пенсию вовремя давали. Чтобы продукты не дорожали. Чтобы была и работа, чтоб наши дети не уезжали. Самые насущные вопросы.

Пенсию сейчас не задерживают, но она очень маленькая…

Свободная Европа: С такими мыслями и надеждами встречают весну жители Приднестровья.

***

Свободная Европа: Джулия Ауц - молодой фотограф из Германии, побывала в Приднестровье, и запечатлела жизнь и настроения юношей и девушек, живущих в этом уголке земли, изолированном от мира. Молодежь, жаждущая бурлящей жизни, во всех ее красках, и словно застывший осколок советского прошлого, безрадостный и бесперспективный. О таких ощущениях рассказывает фотограф и отмечает, что попыталась передать это в своих снимках. Об этом материал Лины Грыу:

27-летняя Джулия Ауц провела в Приднестровье два месяца, с апреля по май 2014 года, а серия сделанных там фотографий пополнила ее дипломную работу. Приднестровье выбрала потому, что на Западе о регионе мало кто знает, а его непризнанность вызывает интерес к жизни проживающих там людей. Она фотографировала парней и девушек на пляжах и в парках, где они проводили весенние дни, в их квартирах, на улицах, школах, где они строят свое будущее.

О Приднестровье Джулия Ауц услышала по радио и подумала, что поездка туда может оказаться интересным опытом.

Джулия Ауц

Джулия Ауц

Джулия Ауц: „В самом начале я слышала много плохого о Приднестровье, говорили, что там исчезают люди, что очень трудно работать из-за КГБ и многое другое, что вызывало опасения. Но когда я туда приехала, да и за время пребывания там никаких проблем не было. Было очень тепло – несмотря на то, что на календаре был апрель, погода была на редкость теплой. Это был нелегкий для меня опыт, потому что я не говорила на русском языке, а там все на русском, все названия улиц написаны только на кириллице, и если спрашивала что-то у людей, они меня не понимали, потому что практически никто не говорит на английском. Так что ориентироваться мне было достаточно сложно”.

Свободная Европа: Многие из тех, кто приезжают в Приднестровье, говорят, что ощущение такое, словно они вернулись в Советский Союз, переместившись в прошлое. У вас тоже было такое ощущение?

Джулия Ауц: „Да, такое ощущение было, притом достаточно сильное. Я никогда не была в Советском Союзе, но, думаю, там именно так все и было. В Приднестровье много советских памятников, наименования улиц сохранились… Мне было даже интересно”.

Свободная Европа: В одной из статей вы говорили, что уловили большую разницу между молодым поколением приднестровцев и людьми старшего возраста. В чем состоит эта разница?

Джулия Ауц: „Многие из пожилых людей, с которыми мне довелось побеседовать, говорили, что при социализме было лучше и что они с ностальгией вспоминают о тех временах, хотели бы вернуться в Советский Союз. Они мечтают, что Приднестровье станет частью России.

Тогда как молодое поколение… Думаю, для них все гораздо сложней. У них крайне мало возможностей, дипломы местных учебных заведений не признают за рубежом, и для молодых приднестровцев очень трудно реализоваться дома, найти работу. Многие их них хотят уехать из Приднестровья, в Россию или другую страну, потому что дома у них никаких перспектив нет. Практически заняться нечем – летом немного лучше, потому что тепло и можно выйти на природу, а зимой невыносимо”.

Свободная Европа: Вам известно, какой жизнью живет молодежь в Германии или других европейских странах, и вот сейчас вы познакомились и с жизнью приднестровской молодежи. Эта жизнь сильно отличается? Что вас больше всего поразило в этом плане?

Джулия Ауц: „У нас очень много возможностей, мы можем ездить куда захотим, можем попробовать свои силы в любом деле. Для них это из области фантастики. Потому что люди там очень бедны и мало кто может позволить себе путешествовать, увидеть мир. Думаю, подавляющее большинство лишено этой возможности и единственное, что они видели – это Россия. У них не было возможности увидеть другие страны, другие уголки мира.

Как и всем сверстникам, юношам и девушкам Приднестровья хотелось бы заводить новых друзей, ходить на плавание, посидеть в кафе. Но у них мало денег и они не могут себе позволить пойти в бар или клуб, что для нас совершенно естественно”.

Свободная Европа: Судя по фотографиям вы очень сблизились с людьми и люди были рады общению с вами, не боялись фотокамеры – и это не совсем привычно для Приднестровья. Как вам удалось так сблизиться с людьми?

Джулия Ауц: „Даже не знаю… Иногда контакт установить было очень просто, люди попадались открытые и искренние, они потом представляли меня своим друзьям, знакомым… А иногда разговора не получалось, потому что русский я не знаю, им быстро надоедало общаться со мной через Google Translate… Без камеры, думаю, общаться было бы еще труднее, так что … фотоаппарат мне, бесспорно, помог.

Свободная Европа: Какое ваше самое хорошее впечатление от Приднестровья? И какое самое плохое?

Джулия Ауц: „Лучшее впечатление, думаю, связано с теми замечательными людьми, с которыми мне довелось познакомиться в Приднестровье. Они показали мне свой город, впустили в свою жизнь, проявили поразительную открытость – и это было потрясающе. Мы вместе ходили гулять, ходили на пляж, в театр – было бесподобно. Незабываемый опыт!

Что касается другой крайности… Иногда я не могла снимать из-за службы безопасности, там были люди, которым хотелось, чтобы я прекратила съемки. Но, как правило, все обходилось, проблем не было, все было хорошо. Правда, в силу незнания языка я так и не поняла, чего они опасались. Нередко даже было странно, потому что я не делала ничего запрещенного. Я знала, что нельзя снимать военные объекты, но что касается людей и населенных пунктов, где все поголовно фотографировали и фотографировались… Мне это непонятно”.

Свободная Европа: Этот новый опыт, который вы приобрели – вы бы порекомендовали его и своим друзьям, коллегам?

Джулия Ауц: „Да, однозначно да! Было очень интересно, увлекательно. Скажу больше: я бы не прочь побывать там еще раз, мне действительно понравилось. Не скрою, были и трудности, но в целом все было прекрасно: и погода изумительная, и знакомства интересные, я узнала новую жизнь, появились новые друзья”.

Свободная Европа: Немецкий фотограф Джулия Ауц поделилась своими впечатлениями о поездке в Приднестровье. Ее фотографии в течение двух недель были представлены в художественной галерее Мангейма в Германии.

***

Свободная Европа: Доходы в бюджет Приднестровья продолжают падать и показывают отрицательные значения даже по сравнению с аналогичным периодом прошлого года – разгаром экономического кризиса и стремительного сокращения поступлений в бюджет. В январе приднестровский бюджет получил на 34 миллиона приднестровских рублей меньше, местные бюджеты – на 13 миллионов рублей меньше по сравнению с январем прошлого года. В социальном фонде – на 12 миллионов меньше.

Кроме того, приднестровская пресса пишет, что жизненно важных лекарств хватит до июля, а задолженность по медикаментам составляет 13 с половиной миллионов рублей, и это осложняет проведение будущих тендеров по закупке лекарств.

Несмотря на финансовые проблемы и падающие доходы, проект бюджета Приднестровья, который сейчас находится на рассмотрении верховного совета, предусматривает увеличение зарплат и пенсий на 4 и, соответственно, 5%. В прошлом году в условиях острого безденежья администрации пришлось пойти на крайне непопулярные меры и урезать на 30% зарплаты бюджетникам и пенсии. В этом году пенсии и зарплаты выплачивают в полном объеме, но накопленная задолженность перед бюджетниками оформлена как долг, который будет погашаться по мере поступления денег в казну. Администрация региона и в этом году рассчитывает на поддержку России – Евгений Шевчук недавно побывал в Москве, где заручился обещанием вице-премьера Дмитрия Рогозина, что в конце февраля Россия перечислит деньги для выплаты надбавок, которые получает каждый приднестровский пенсионер – в прошлом году это было 7 долларов в месяц.

Экономическое сближение двух берегов Днестра в последнее время усилилось в связи с ухудшением экономической ситуации в обоих регионах, отмечает кишиневский центр экономических исследований Expert-Grup. Всё же темпы ухудшения в приднестровском регионе выше, чем на правом берегу. Такие выводы содержатся в последнем номере журнала Приднестровская экономическая реальность, который отражает наиболее важные экономические и политические тенденции в восточных районах Республики Молдова.

Показатель конвергенции – или показатель сближения двух экономик - вырос в третьем квартале прошлого года до 97,8% в сравнении с 90% в первом квартале 2014 года. Главные причины роста этого показателя связаны с активной динамикой инвестиционной деятельности, внешней торговли и инфляционными тенденциями на обоих берегах Днестра.

Инвестиционная деятельность снизилась в 2015 году на 20,3% по сравнению с предыдущим годом. В сфере внешней торговли регресс зафиксирован на обоих берегах, хотя экспорт несколько сильнее сократился на правом берегу (15,9% против 14,7% в Приднестровье), а импорт в большей степени сократился на левом берегу (30,4% против 25% в правобережной Молдове).

Вместе с тем, на правом берегу в течение 2015 года национальная валюта обесценилась на 25%, в то время как номинальный курс „приднестровского рубля” остаётся стабильным и составляет 11,1 рубля за 1 доллар. На правом берегу девальвация национальной валюты привела к росту инфляции – до 9,7%, на левом же берегу Днестра наблюдалась дефляция в размере 1,1%.

Expert-Grup подчёркивает, что эволюция показателя экономической конвергенции в очередной раз продемонстрировала, что экономики обоих берегов Днестра переживают схожие проблемы. В обоих случаях модели экономического роста не являются устойчивыми и подпитываются в основном за счёт внешних источников, которые постепенно иссякают (денежные переводы, а также финансовая помощь – с Запада, в случае правого берега Днестра, и с Востока – в случае левого берега).

Также, обе экономики очень малы и, соответственно, зависимы от внешних рынков, в частности, рынков ЕС и СНГ, а потому испытывают серьёзные проблемы в плане конкурентоспособности. Кроме этого, на обоих берегах усилилась политическая нестабильность на фоне протестов и вероятности досрочных выборов на правом берегу и, соответственно, выборов главы региона на левом берегу, которые состоятся в конце этого года.

В результате экономический и социальный регресс подорвал доверие к институтам власти, политическая нестабильность тормозит реализацию реформ, призванных вывести как правый, так и левый берег Днестра из экономического и социального тупика. Чтобы разомкнуть этот порочный круг органы власти должны действовать иначе, и решение от 18 декабря 2015 года о внедрении в приднестровском регионе положений Зоны свободной торговли с ЕС является в этом смысле хорошим знаком, отмечает Expert-Grup.

***

Свободная Европа: Российский военный эксперт Павел Фельгенгауэр считает, что Россия готовится к большой войне с Турцией. В недавнем комментарии, опубликованном «Новой газетой» эксперт, которому удалось спрогнозировать в 2008 году российско-грузинскую войну, полагает, что российско-турецкое столкновение может произойти на сирийской территории, одновременно с осадой города Алеппо. Моя коллега Лилиана Барбэрошие спросила Павла Фельгенгауэра, на чем основан этот его прогноз:

Павел Фельгенгауэр

Павел Фельгенгауэр

Павел Фельгенгауэр: Дело идет к войне, конечно, то есть угроза войны нарастает стремительно, в том числе общеевропейской войны. Теперь в общем понятно. Сценарий, как она может возникнуть… ну, если раньше надо было как-то придумывать, что где-то на Черном море, например, американский самолет столкнется с российским перехватчиком – ну просто будет столкновение в воздухе. Потому что впрямую, скажем, из-за того, что происходило на Украине, никак не следовало. Прямого столкновения НАТО и России не следовало. А в Сирии это очень даже возможно, потому что если начнется серьезное столкновение, военный конфликт между Россией и Турцией, это очень сейчас вероятно, очевидно вероятно, то в этот конфликт может быть легко вовлечено и НАТО. И такой конфликт может сначала перерасти из локального в Сирии, у восточного Средиземноморья, в воздушном пространстве над ними, в общую войну России с Турцией, включая Черное море, и прилегающую область, а потом может перерасти и в принципе в общеевропейскую войну, в том числе может перерасти в общеевропейскую ядерную войну.

Это все очевидно сейчас – что это может произойти. Не значит, что это произойдет, но это серьезные вероятности, двузначные вероятности – просто я не знаю, 10%, 20%, это сложно прикидывать точно в процентном выражении. Но ясно, что это о вполне реальных вещах мы говорим, возможности соскальзывания в такой конфликт, и чем дальше как бы никто всерьез не занимается тем, чтобы с этим разобраться. Вот генеральный секретарь говорил о том, что надо быть поспокойнее, надо провести деэскалацию, но это благие слова, не более того. Пока ситуация только становится хуже.

Свободная Европа: Как это предотвратить?

Павел Фельгенгауэр: Как? – не знаю пока. Есть методы – челночная дипломатия, надо как бы Турцию и Россию развести, нужны какие-то очень четкие договоренности, кто где останавливается в северной Сирии, потому что если Россия идет и наши союзники к турецкой границе и пытаются ее, что называется, закрыть, то столкновение практически неизбежно..

Свободная Европа: И в Восточной Европе, в частности, в Украине, насколько реальна военная угроза?

Павел Фельгенгауэр: С Украиной другая история. Ну, я думаю, что пока Турция и Сирия важнее, а в Украине сейчас правительственный кризис, будут, наверное, смотреть, как он будет развиваться, может, они сами разберутся. Так что, вполне возможно, сейчас вот проходит время возможной зимней кампании, потом начнется распутица, всякие дела – и реально можно только летом, начиная с июня где-то говорить о возможном серьезном обострении на украинских фронтах.

Свободная Европа: Порошенко говорил об угрозе эскалации

Павел Фельгенгауэр: Он несколько преувеличивает, потому что в общем так же плохо, не скажу – хуже, примерно так и было. Все лето простояли в готовности и, наверное, следующее так же будут стоять. Но сейчас вроде бы не будет. Опять же, гарантировать ничего нельзя, но скорее всего не будет зимней кампании. Значит, все откладывается на лето.

Но в принципе стратегические цели России не изменились, они такие же на Украине, такие же в Молдове – построить периметр обороны. И эти бывшие советские республики часть этого периметра обороны. Должны быть какой-то частью русского мира или протекторатами российскими, или что-то еще в этом духе.

Это стратегия России. А тактически могут быть разные способы достижения общестратегической цели. Они могут быть экономические, финансовые, политические, ну и военные, конечно.

Но в принципе путинская Россия не настолько агрессивна, как можно представить. В том смысле, что Путин сам не любит рисковать с завоевательными войнами. Вот, скажем, в восьмом году могли взять Тбилиси? Могли. В августе 2008 года. Но не взяли. Решили потом туда просунуть Бидзину Иванишвили и как-то так вот договориться.

Так что операция на Украине – это очень серьезно, это очень большая война. Это нужно три фронта… по минимуму два фронта, около пяти танковых армий задействовать, 150-200 тысяч бойцов, чтобы взломать просто украинский фронт. Украинцы лучше готовы, чем они когда-либо были, во всяком случае, лучше, чем в 2014 году, так просто фронт не взломать. На это надо решиться. Пока очевидно, что они стараются этого избежать. Во всяком случае, об этом официально заявляет Николай Патрушев – что Украина, если будет продолжать нынешнюю политику, точно развалится и ее ждут экономический, политический и финансовый крах. Значит, по-видимому, такое мнение в Москве, значит, надо подождать этого краха и не рисковать большой войной.

Свободная Европа: Теперь о Молдове спрошу. В Кишиневе с удивлением узнали, что Высший совет безопасности России рассматривал ситуацию в Молдове. К чему бы это?

Павел Фельгенгауэр: Потому что Молдова важна. И потому что там идут внутренние проблемы, которыми Москва могла бы, наверное, воспользоваться. Молдавия рассматривается как составная часть российских национальных интересов, а Путин говорит, что примирение с Западом возможно, если он признает российский национальный интерес. Ну, это, наверное, другое название для сферы влияния. И туда входят, конечно, все республики бывшего СССР в той или иной мере. Так что никакой военной угрозы реально не существует для Молдовы. Что уже хорошо.

Свободная Европа: Но в прессе все выглядит далеко не так гладко. Например, СМИ писали, что на Совете Путину доложили, что военный аэропорт в Тирасполе готов к действиям, речь шла об операции под кодовым названием Туман”… и т.д. и т.п.

Павел Фельгенгауэр: Ерунда это. Нет там никаких дивизий и не готов он ни к каким боевым действиям. Я знаю более или менее там ситуацию, там просто взлетно-посадочная полоса – и все. А поскольку пока Приднестровье и Молдова отделены от России Украиной, которая в общем недружественная сейчас Москве никак, то там ничего и не развернешь. Всерьез. А то, что там есть, это совершенно не годится для наступательных операций

Там у нас очень небольшой контингент, три батальона: один штабной и охранный и два мотострелковых. Тяжелого вооружения практически нет никакого, зенитного вооружения тоже нет никакого. Какие-то несколько старых танков есть у этих приднестровцев, но они тоже практически недееспособны. А без танков наши генералы вообще воевать не приучены. Они всегда танки считают. И перебросить туда танки через Украину невозможно. И молдавские вооруженные силы мало дееспособны, можно сказать недееспособны, к наступательным боевым действиям не годятся, и приднестровские, и наш контингент, который тоже состоит из приднестровцев, в основном, контрактников, эти два малюсеньких батальона, которые по очереди бывают как бы миротворцами. Все это не годится для наступательной войны. Это, как говорится, не Южная Осетия, куда могла войти потом наша колона, а тут они откуда возьмутся? Так что военной реальной угрозы сейчас в этом регионе нет.

Свободная Европа: На вопросы Лилианы Барбэрошие отвечал российский военный эксперт Павел Фельгенгауэр.

***

Свободная Европа: Бывший советник Владимира Путина в 2000-2005 годы, экономист, политик и общественный деятель Андрей Илларионов раскрывает подлинные причины реформ, осуществленных в СССР и затем в России в начале 90-х годов.

В передаче „Культ личности” на Радио Свобода, Андрей Илларионов сказал, что в 1991-1994 годах произошла гигантская операция по искусственному уничтожению сбережений, которые находились у граждан и у предприятий гражданского сектора, и перераспределение ресурсов вначале в денежном виде, а потом и в виде реальных активов в пользу некоторых общественно-политических групп, близких к бывшей номенклатуре.

Андрей Илларионов

Андрей Илларионов

Андрей Илларионов – один из самых известных российских экономистов, член команды и, в то же время, острый критик премьера-реформатора Егора Гайдара - одного из главных идеологов экономической реформы в России начала 90-х годов. Первые вопросы относительно характера реформ, начатых в России, у Андрея Илларионова возникли в период, когда команда Гайдара дистанцировалась от мощного демократического движения в России, в котором участвовали Андрей Сахаров, Галина Старовойтова, Юрий Афанасьев и многие другие, кто ориентировался в большей мере на защиту прав человека. Но гайдаровцы проявляли жесткое неприятие этих идей и отстаивали технократический подход.

Андрей Илларионов: Разногласия с коллегами – и с Гайдаром, и с Чубайсом – у нас проявились и потом, в 1992 году, по ключевому вопросу денежной эмиссии Центробанка. Они настаивали на эмиссии, я выступал против. Другой ключевой вопрос, по которому мы спорили, - бюджетный дефицит. Я считал, что бюджетного дефицита не должно быть. Гайдар увеличил его до 23% ВВП. Цифры, которые трудно встретить даже во время войны. Даже во время Первой и Второй мировых войн можно было по пальцам пересчитать страны, в которых в отдельные годы наблюдались соответствующие бюджетные дефициты. И это в условиях смертельной войны, когда на кону стояло выживание нации, государства, людей. А тут, в общем, без всякой войны, на пустом месте раздут такой бюджетный дефицит! И этот дефицит финансировался прямой денежной эмиссией Центробанка по приказам и распоряжениям, исходившим из правительства РФ. Под каждым из них стояла подпись Гайдара. Мне это было абсолютно непонятно, я неоднократно к нему обращался, спрашивал, зачем это делается, это же разрушительно. Для экономиста не было секретом, что с небольшим лагом в 3-4 месяца эта денежная масса выливается на рынок, и приходит волна инфляции, гиперинфляции со всеми последствиями, экономическими и политическими. Результаты оказались как раз именно такими, о которых я говорил, и эта волна смела это правительство.

Андрей Илларионов говорит, что было много других споров в 90-е годы, но ему не удалось убедить коллег в неправильности пути. И уже потом, после смерти Гайдара, с 2010 года Андрей Илларионов стал более тщательно анализировать те решения, которые он принимал в 1991-1992 годах, их причины, и обнаружил некоторые поразительные моменты.

Андрей Илларионов: Я узнал о том, что в декабре 1991 года, в разгар нашего кризиса, Гайдар отправил 300 миллионов долларов на Кубу, на поддержку режима Фиделя Кастро... Это когда ежемесячный бюджет всей РФ составлял порядка 250 миллионов долларов, 300 миллионов было отправлено на поддержку Фиделя Кастро и на сохранение базы ГРУ Генштаба в Лурдесе, пригороде Гаваны! Базы, по поводу которой уже было принято политическое решение о закрытии.

Затем, рассказывает Андрей Илларионов, случайно раскрылась еще одна загадка - 1993 года. Тогда молодой экономист встретился с вице-премьером, министром финансов Борисом Федоровым, который спросил его, где миллиард – тот самый миллиард, который, и это все знали, летом-осенью 1992 года МВФ выдал в качестве резервного кредита. Министр финансов признался тогда, что миллиарда нет, деньги МВФ исчезли бесследно.

Андрей Илларионов: А по тем временам миллиард долларов это примерно 1/10 или 1/12 часть бюджета РФ. Я не знаю, выяснил ли Борис до конца своей жизни судьбу этого миллиарда. Я это сделал уже после его смерти. Нашел документы и восстановил всю цепочку. Это было сделано в 2010 году. И выяснилось, что полученный миллиард долларов Егор Тимурович Гайдар отдал на спасение так называемого Евробанка. Это банк, который был приобретен Народным комиссариатом иностранных дел СССР в 1926 году в городе Париже, и в течение последующих 65 лет использовался как финансовая крыша советских секретных операций в Европе. Через этот банк финансировалась подрывная деятельность против европейских стран. В недрах этого Евробанка исчез золотой запас Испании, который республиканцы во время Гражданской войны отдали на хранение Советскому Союзу. И вот поскольку этот Евробанк финансировался из отчислений от советского экспорта зерна, нефти, тракторов, чего угодно, то в 1991 году, когда по решению Горбачева произошла либерализация внешнеэкономической деятельности, то, естественно, советские внешнеторговые организации перестали отчислять средства на поддержку этой самой "крыши". И в течение короткого времени Евробанк оказался на грани банкротства. Несоответствие между его обязательствами и активами составило сумму порядка миллиарда долларов. Собственно говоря, в этой ситуации можно было пойти по вполне возможному и ожидаемому пути ликвидации организации, которая является банкротом, и к тому же занималась нелегальной деятельностью на территории других стран. Однако Егор Тимурович принял решение направить миллиард долларов на спасение этого Евробанка. И ни копейки, ни доллара, ни цента из этого миллиарда МВФ не осталось на территории России, не пошло ни на поддержку пенсионеров, ни на поддержку студентов, ни на экономические программы, ни на что другое. Причем, как выяснилось, это решение было секретным.

Что на самом деле случилось в начале 90-х годов в СССР? Андрей Илларионов пришел к выводу, что речь шла о четко отлаженной схеме лишения большинства населения накопленных сбережений, их переориентация на ограниченное число людей, которые составляли тогда политическую и экономическую элиту страны.

Андрей Илларионов: Чем руководствовался Гайдар? Я много об этом думал. Он был, с одной стороны, заинтересован в проведении экономических реформ, но реформ, нацеленных на определенную группу людей. Реформ для отдельной группы людей, а не для всех. Он однажды, по крайней мере, достаточно честно об этом сказал /…/ в своей лекции в Лондонской школе экономики, если не ошибаюсь, в 1994 году. Он там достаточно откровенно сказал, что его и его товарищей задача заключалась в том, чтобы дать собственность тем, кто был рядом с ней. И перечислил эти группы. В том варианте, который опубликован на английском языке, это МГБ, то есть сталинских времен название спецслужб, "красные" директора, бандиты. А потом, собственно, аналогичное соображение высказал Анатолий Борисович Чубайс, отвечая на вопрос, была ли наша приватизация справедливой. Конечно, нет, сказал он. И пояснил: самое главное, что мы сделали, это ломали через колено общество. Никакого права там, естественно, не было. И собственность дали тем, кто был рядом с ней. И тоже были названы "красные" директора, бандиты и еще кто-то.

Если посмотреть, кому выдавали кредиты ЦБ по распоряжению правительства Гайдара, кого финансировало правительство в 1992 году, то мы видим – это ВПК, агропромышленный комплекс, операции по финансированию спецслужб, открытые и закрытые. То есть на самом деле выясняется, что это целенаправленная, сознательная политика по перенаправлению имеющихся экономических ресурсов от всех других частей российского общества по вполне конкретным направлениям.

Более того, добавляет Илларионов, становится понятным, зачем была развязана гиперинфляция в начале 90-х годов. Экономист подчеркивает, что экономической необходимости в раздувании бюджетного дефицита, в колоссальной денежной эмиссии не было. Это было сделано, по его мнению, для того, чтобы с помощью этой гиперинфляции уничтожить, обнулить сбережения рядовых граждан и обычных предприятий гражданского сектора.

Андрей Илларионов: В течение двух лет гиперинфляция 1992 и 1993 годов от тех сбережений, которые были накоплены до начала 1991 года, до начала этих самых реформ, оставила от 1,5% до 2%. Они были фактически все уничтожены, у всего общества. Но! Как только это было сделано, началась программа приватизации, в т. ч. и приватизации за деньги. У кого оказались деньги? У тех, кто смог перевести эти деньги либо за рубеж, либо, например, в Банк "Россия", как теперь мы знаем, либо у тех организаций, которым направлялись бюджетные субсидии по распоряжениям Гайдара или кредиты из ЦБ.

Таким образом, получается, что в 1991-1994 годах произошла гигантская операция по искусственному уничтожению сбережений, которые находились у граждан и у предприятий гражданского сектора, и перераспределение ресурсов вначале в денежном виде, а потом и в виде реальных активов в пользу некоторых общественно-политических групп.

Случайно это получилось или нет? Ответ, по мнению Илларионова, содержится в статье Егора Гайдара 1989 года, написанной и опубликованной до того, как все это произошло. Он там четко говорит: самое главное в экономике это не рыночные механизмы, это не свобода рыночного ценообразования. Самое главное – кто контролирует активы.

Андрей Илларионов: Егор Тимурович был действительно выдающимся человеком, очень умным человеком. И он прекрасно понимал, что нужно делать. И эта операция по масштабу вовлеченных средств, наверное, не имеет себе равных в мире. За короткий срок вывести активы не просто на десятки, на сотни, на миллиарды долларов в реальном измерении, может быть, на триллионы долларов, из-под контроля т. н. общенародной или государственной собственности и передать их в руки относительно небольшой группы людей, выбранных по политической целесообразности, по идеологической близости, по близости к тому, чем занимался отец Гайдара, и к чему он сам, судя по всему, был ментально очень близок…

Андрей Илларионов отмечает также, что в своей последней книге, написанной в 2006 году, Егор Гайдар предупреждает, что у власти всегда должен быть наготове "последний полк", готовый выполнить любой ее приказ. Контроль активов это, хорошо, но удержать эти активы можно только тогда, когда у вас есть "последний полк", с оружием наизготове.

***

Свободная Европа: Дамы и господа, наша передача подошла к концу. Ее ведущий Александр Фрумусаки благодарит вас за внимание и прощается до следующей встречи. Вы слушали Радио Свободная Европа.

XS
SM
MD
LG