Linkuri accesibilitate

22 февраля 1946 года советник посольства США в Москве Джордж Кеннан отправил в Вашингтон телеграмму. Казалось бы – что тут особенного? Это была, однако, самая длинная телеграмма в истории американской дипломатии – 8 тысяч слов. Посольство получило из Вашингтона запрос, почему СССР не поддерживает создание ВБ и МВФ. Составление ответа было поручено 42-летнему Кеннану, но он не смог дать лаконичное пояснение и «разошелся». Кто бы мог подумать, что этот опус станет не просто рекордом телеграфного жанра, но и эпохальным документом, который ляжет в основу американской политики, а самого Кеннана назовут «отцом политики сдерживания».

Я приведу два важнейших, по моему разумению, фрагмента из этого документа. Во-первых, «Основы советского мировоззрения»: «У истоков маниакальной точки зрения Кремля на международные отношения лежит традиционное и инстинктивное для России чувство незащищенности... По мере налаживания контактов с экономически более развитым Западом к этому чувству прибавился страх перед более компетентным, более могущественным, более организованным сообществом на этой территории. Но эта незащищенность внушала опасение скорее российским правителям, а не русскому народу... По этой причине они все время опасались иностранного вторжения, избегали прямого контакта между западным миром и своим собственным, боялись того, что может случиться, если русский народ узнает правду о внешнем мире… И они искали пути к обеспечению своей безопасности лишь в упорной и смертельной борьбе за полное уничтожение конкурирующих держав, никогда не вступая с ними в соглашения и компромиссы».

Во-вторых, Часть 5 «Практические выводы с точки зрения политики США».

1. Советская власть в отличие от власти гитлеровской Германии не является ни схематичной, ни авантюристической. Она не следует жестко установленным планам. Она не рискует без необходимости. Невосприимчивая к логике рассуждений, она весьма восприимчива к логике силы. По этой причине она может легко ретироваться – что она обычно и делает – в любой момент, когда встречает сильное сопротивление.

2. По сравнению с западным миром в целом Советский Союз гораздо слабее. Таким образом, его успех будет зависеть от степени сплоченности, целенаправленности и решительности, которую западный мир может ему противопоставить. И в нашей власти повлиять на этот фактор.

З. Успех советской системы как формы власти внутри страны еще не доказан окончательно. Необходимо наглядно продемонстрировать, что она может выдержать решающее испытание успешного перехода власти от одного отдельного лица или группы лиц к другому.

4. Вся советская пропаганда за пределами сферы советской безопасности является в своей основе негативной и разрушительной. Поэтому относительно просто ей противостоять посредством разумной и конструктивной программы.

Жестко? Предельно! Как свидетельствуют исторические источники, Джордж Кеннан ненавидел советский строй, но испытывал теплые чувства к русскому народу. Наверное, это во многом обусловило его недолгое пребывание на посту посла США в СССР – с мая по сентябрь 1952 года. Как утверждает программный директор Московского центра Карнеги Андрей Колесников, известный американский специалист по «холодной войне» и биограф Кеннана Джон Льюис Гэддис писал, что «длинная телеграмма» появилась после того, как Кеннан послушал речь Сталина в Большом театре 9 февраля 1946 года.

«В этом выступлении диктатора Кеннан, тонкий знаток вторых смыслов политического диалекта сталинской эпохи, увидел готовность Советов к противостоянию с Западом. Он и до этого, начиная с самых ранних лет своей дипломатической службы, весьма проницательно оценивал характер сталинской политики, а посла США Гарримана, имевшего прямую телефонную линию с тираном, предупреждал о том, что Сталин никогда не прекращал вести политику «в терминах сфер влияния»», - отмечает Колесников в материале на страницах газеты «Ведомости».

Между тем, автор говорит, что телеграмма 70-летней давности будто повествует о нынешней российской власти, которая сегодня так же, как сталинизм тогда, смотрит на мир, как на «злобный, враждебный и грозный, но несущий в себе ростки медленно распространяющейся болезни и обреченный на полное разрушение из-за усиливающихся внутренних катаклизмов». «За 70 лет не изменилось почти ничего, и телеграмма Кеннана читается как послание в будущее. Или как статья в сегодняшнем номере The New York Times», - саркастически резюмирует Колесников.

Этот же автор опубликовал статью в российской версии журнала Forbes, где также провел параллели между 1946 и 2016 годом. «В нынешних обстоятельствах новым диалектом языка силы стали санкции. Российское же руководство и пропагандистская cash machine перешли на язык, полностью заимствованный даже не у позднего СССР, а у послевоенного, маниакального, сталинского Советского Союза, использовали диалект «гибридных», торговых и информационных войн. В экономическом смысле в ущерб своему же населению, но при его безусловном одобрении. Военный дискурс власти, применение ею силы, оборонные расходы будут поддерживаться большинством населения как часть сохранения важнейшей для массового сознания ценности «стабильности» и вновь обретенного статуса (и чувства) «великой державы». Признаками которой являются военная и геополитическая мощь», - сетует Андрей Колесников.

После такого обилия жестких цитат мне остается с грустью добавить, что Джордж Кеннан действительно оказался очень проницательным человеком, коль скоро его идеи легли в основу политики «холодной войны». Но вряд ли даже он, дожив, кстати, до 101 года и уйдя в мир иной в 2005 году, мог себе представить, что оскал противостояния двух систем сменит благостные улыбки перестройки и демократического романтизма 90х годов. Да и потом – почему вдруг две системы? Разве Россия не отказалась от социализма, встав на рельсы рыночной экономики, плюрализма и гражданских свобод?

Возможно, Кеннан все-таки ошибся в одном принципиальном вопросе: психология осажденной крепости характерна не только для правителей России (Киевской Руси, Московского царства, Российской империи, СССР), но и для ее народа. Исторически так сложилось, что нашествия с востока как-то поглощались и растворялись в пресловутом русском мире, а вот захватчики с запада жестко «опрокидывались» назад и получали отпор. Почему – разговор отдельный и непростой. Но это почти как данность. Поэтому «длинная телеграмма» снова актуальна…

XS
SM
MD
LG