Linkuri accesibilitate

Евгений Губчак: У Таможенного союза свои правила перевозки, и наши машины задерживают на границе ряда стран евразийского пространства


Интервью с генеральным секретарем Ассоциации международных автомобильных перевозчиков Молдовы (AITA).


Более 60 молдавских машин с грузом были задержаны на российско-украинской границе две недели назад после того, как Украина запретила импорт товаров из Российской Федерации. После вмешательства молдавских и украинских властей ситуацию удалось разблокировать: были установлены десять пропускных пунктов для автотранспорта и четыре пункта для железнодорожного транспорта. Также, украинская сторона установила несколько пропускных пунктов на границе с Белоруссией. Корреспондент Свободной Европы обсудила эти перемены с генеральным секретарем Ассоциации международных автомобильных перевозчиков Молдовы Евгением Губчаком.

Евгений Губчак: Украинская сторона имеет свои противостояния, скажем так, с российской стороной, то запрет у одних, вторых, третьих. Но украинская сторона, как и российская сторона, является участником международного права, международной конвенции перевозки грузов, членом Всемирной торговой организации ВТО, где они обязались создавать все благоприятные условия для быстрого прохода товаров, границ по их территории. И они, скажем так, во время своих разборок не совсем корректно поступили в этом отношении и забыли о своих обязательствах. После того, как мы как партнеры по бизнесу, транспортники, другие страны Европы, которые пострадали, обратились к нашим коллегам-украинцам, наше правительство в лице министерства, премьер-министра обратилось тоже к Правительству, Международный автомобильный клуб в Женеве тоже по нашей просьбе обратился к правительству Украины – они поняли, что допустили… ну, промах, скажем так, не совсем корректно поступили и они 20-го числа уже издали свой дополняющий указ об этих мерах по транзиту. На сегодняшний день будет считать, что проблема снята и пока ее не существует.

Все транзитные грузы идут по территории любой из стран, которая подписала конвенцию 1949 года, где написано, что есть орган, Международный автомобильный клуб, который существует при организации Объединенных Наций и уполномочен IRU выдавать карнеты TIR и быть гарантом того, что товар, который идет транзитом по территории любой из 69 стран, покинет территорию страны. И это гарантийная, глобальная цепь. То есть, во главе ее стоят лондонские страховые компании, они гарантируют, что в случае, если товар остался на территории, они за него возмещают государству все потери. Так что украинцы знают об этом прекрасно, они думают… а может, и не думают, просто это была их техническая недоработка, я бы так сказал.

Там стояли машины и молдавские, и российские, и румынские. Там очень много машин стояло в очереди. Все машины стояли абсолютно одинаково, не спрашивали, молдаване или не молдаване, все стояли, потому что были заблокированы. Получается, украинская сторона противопоставила себя ВТО, МДП, то есть то, что они подписали и признали: что они гарантируют, что эти будут работать на территории с их стороны. Поэтому все попали в этом самом…

Что касается того, что молдавская сторона заблокирована с двух сторон, то для этого есть решение Организации Объединенных Наций декабря 2014 года, есть другие решения, где сказано, что странам, не имеющим выход к морю, страны-соседи должны обеспечить беспрепятственный проезд по своей территории, не создавать проблемы с транзитом. То есть эти вещи все согласованы международным правом.

Свободная Европа: Как фактически будут осуществляться проверки на границе?

Евгений Губчак: Значит, когда любое транспортное средство, независимо от страны происхождения, приходит на пограничный переходный пункт, на стороне, с которой они выезжают, они предъявляют документы на груз и документы на транспортное средство. Что имеется в виду? Документы на международные грузы – CMR, TIR, инвойсы и все остальное, и предъявляют к контролю транспортное средство, на котором стоит пломба. Таможенные органы имеют право досматривать, но, как правило, если стоит международная организация, которая гарантирует, и пломба стоит, то таможенные органы доверяют этому органу, тем более, что идет транзитом. Они доверяют этому органу. Дальше идет контроль автомобиля – чтоб кроме транспортного отсека, в котором находится груз, в автомобиле не было других вещей, запрещенных к перевозке. В некоторых странах ограничение на топливо, в других странах ограничение на другие вещи, то есть это все контролируется, контролируется водитель, его право управлять данным транспортным средством, и дальше контролируются документы, дающие право данному транспортному средству пересекать или въезжать в ту или иную страну. Эти все вещи проходят контроль, сейчас правило такое, что контроль на границе в одном окошке: то есть и транспортники, и таможенники в одном лице и один человек контролирует все эти вещи, проверяет и если видит, что нарушений нет, допускает машину к выезду или въезду на свою территорию, в зависимости от того, где находится машина.

Просто каждая сторона пытается для себя найти какие-то выгоды и облегчения в своей работе. Вот у нас сегодня есть проблема снова, скажем так, на евразийском пространстве. Все страны евразийского пространства являются членами международных договоров, все признали международные договора, признали их прерогативы над своими договорами, должны адаптировать свои договора к международным правилам. Что получается? Таможенный союз – евразийское пространство – принял решение, что в Таможенном кодексе перевозка грузов, скажем, третьих стран запрещена; то есть, для молдавских машин перевозка грузов из Белоруссии в Россию запрещена. А в договоре между Молдовой и Россией, и Белоруссией, всеми странами евразийского пространства сказано, что для этих целей выдается разрешение третьих стран. То есть я, перевозчик молдавский, имею разрешение, могу взять груз из Белоруссии и везти его на Казахстан, на Армению, на Россию и так далее. А таможенный кодекс запрещает. И вот тут наступает момент: с одной стороны, государство белорусское разрешает, а с другой не разрешает. Начинает арестовывать наши машины.

Такое впечатление, что мы говорим о 21 веке, об облегчении перевозки грузов, об облегчении доставки грузов, о снятии всех барьеров, о либерализации рынков и так далее, а на самом деле создает всякие проблемы, чтоб это не работало. Каждая страна, которая участвует в этом процессе, ищет какие-то препоны, чтоб другие не работали. Я не понимаю эту позицию: почемус трибун ООН, ВТО говорят о либерализации рынков, свободы перемещения товаров, рабочей силы, людей, а когда доходим до конкретного вопроса, говорят: нет, этому ехать нельзя, этот работать не может, этот идти не может. То есть, декларируем одно, а получаем другое.

Молдова: фото и видео

XS
SM
MD
LG