Linkuri accesibilitate

Будет или нет девальвирован приднестровский рубль? Перспективы российской экономики и опасения финансовых аналитиков.

Дорогие радиослушатели, добрый день. В студии Александр Фрумусаки, ведущий передачи Приднестровские диалоги. 30 минут на Радио Свободная Европа. Сегодня в выпуске:

Будет или нет девальвирован приднестровский рубльэтот вопрос обсуждается как на уровне администрации, так и среди приднестровских предпринимателей. Что думают об этом рядовые граждане региона? Перспективы российской экономики вызывают опасение финансовых аналитиков. Разгорается все больше дискуссий вокруг целевого использования денег со специального счета, на который поступают деньги за израсходованный в Приднестровье природный газ. Реакция тираспольской администрации и комментарии экспертов с обоих берегов Днестра.

Как обычно, начнем наш выпуск с обзора новостей и главных событий минувшей недели.

Министр иностранных дел России Сергей Лавров заявил, что Москва не позволит Западу „наказывать” Россию за самостоятельную внешнюю политику. „Мы готовы для самого конструктивного сотрудничества с нашими западными партнерами, включая Европу и Соединенные Штаты. /…/ Но только на равноправной и взаимовыгодной основе при условии невмешательства во внутренние дела друг друга”, — заявил министр во вторник на пресс-конференции в Москве. Лавров назвал „дестабилизирующими и недальновидными” разворачивание противоракетного щита США и действия НАТО по расширению альянса ближе к границам России. Лавров также отметил ненадежность транзита через Ураину в Европу российского природного газа.

В Белом доме заявили, что мнение министерства финансов США о коррумпированности президента России Владимира Путина соответствует позиции администрации Барака Обамы. Об этом заявил пресс-секретарь Белого дома Джош Эрнест. Исполняющий обязанности заместителя главы минфина США по вопросам терроризма и финансовых преступлений Адам Шубин заявил в документальном фильме Би-Би-Си, показанном на прошлой неделе, что Путин является „олицетворением коррупции”. Шубин, курирующий вопросы санкций в американском минфине, отметил, что российский лидер „обогащает своих друзей, своих близких союзников и исключает тех, кто не относится к его друзьям и не занимает государственные должности”. В Кремле эти обвинения назвали „чистым вымыслом”.

Часть укра­ин­ских та­мо­жен­ных про­пуск­ных пунк­тов пе­рей­дёт под кон­троль ино­стран­ных ком­па­ний в целях борь­бы с кор­руп­ци­ей. П­ере­да­ча та­мо­жен­ных пунк­тов пройдет в ходе ре­фор­мы го­су­дар­ствен­ной налоговой служ­бы, ко­то­рая яв­ля­ет­ся одной из при­о­ри­тет­ных для укра­ин­ско­го правительства в 2016 году, заявил премьер-министр Украины Арсений Яценюк.

Приднестровская прокуратура начала проверку по факту нецелевого использования средств, поступающих на специальный газовый счет, из которого покрывается часть социальных расходов региона. Пресса писала, ссылаясь на депутатов, которые находятся в оппозиции по отношению к лидеру региона Евгению Шевчуку, что часть этих денег была направлена на функционирование исполнительных структур. Приднестровский центробанк выступил с официальным заявлением, в котором отмечается, что „поступление и расходование средств по данному счету является строго целевым”, а Евгений Шевчук призвал жителей региона, цитирую, „не поддаваться на голословные вбросы в СМИ различных провокаторов, в том числе спецслужб соседних государств”, конец цитаты. По его словам, "газовые деньги" являются источником погашения дефицита бюджета и пенсионного фонда, с их помощью решались задачи, связанные с балансированием денежной массы, стабилизацией рубля, поддержанием обороны и безопасности. Подробности в ходе сегодняшней передачи.

Евгений Шевчук заявил на встрече с жителями села Суклея, что экономическая ситуация в 2016 году будет еще сложнее, чем в 2015 году, и что первостепенная задача администрации – не допустить обострения кризиса.

Объем про­мыш­лен­но­го про­из­вод­ства в Приднестровье в про­шлом году со­ста­вил 767 мил­ли­о­нов дол­ла­ров и по срав­не­нию с 2014 со­кра­тил­ся более чем на 15%. Вы­рос­ло про­из­вод­ство толь­ко в двух от­рас­лях – элек­тро­энер­ге­ти­ке и по­ли­гра­фии. Все осталь­ные секторы при­дне­стров­ской промышленности по ито­гам года по­ка­за­ли спад. Самым боль­шим он ока­зал­ся в хи­ми­че­ской про­мыш­лен­но­сти (-35,8%), в производстве стро­и­тель­ных ма­те­ри­а­лов (-32%), в чер­ной ме­тал­лур­гии (-18%) и в лег­кой про­мыш­лен­но­сти (-15%).

Украина планирует возобновить во втором квартале этого года поставки электроэнергии в Молдову и Беларусь. Согласно прогнозу министерства энергетики и угольной промышленности Украины, в 2016 году экс­порт электро­энер­гии в Бе­ла­русь и Мол­до­ву ожи­да­ет­ся на уровне 5,2 млрд кВт/час. Летом 2015 года Украина из-за нехватки электроэнергии прекратила ее экспорт в Республику Молдова. Сейчас 30% элек­тро­энер­гии, потребляемой Мол­до­вой, вы­ра­ба­ты­ва­ют мол­дав­ские ТЭЦ, а осталь­ные 70% Кишинев по­ку­па­ет у Мол­дав­ской ГРЭС. Молдова по­треб­ля­ет еже­год­но около 4 млрд кВт/час элек­тро­энер­гии. В 2013 г. Кишинев за­ку­пи­л у Укра­и­ны 1,455 млрд. кВт/час элек­тро­энер­гии. Рынок правобережной Молдовы – единственный, куда поставляет свою электроэнергию Молдавская ГРЭС, и потеря этого рынка лишит приднестровский бюджет значительных доходов.

***

Moldova - Supreme soviet, administration, Tiraspol

Moldova - Supreme soviet, administration, Tiraspol

Свободная Европа: Приднестровские власти в очередной раз вернулись к обсуждению антикризисных мер, с помощью которых можно было бы не допустить краха экономики региона и тотального обнищания жителей. Как сообщает наш корреспондент в Тирасполе Карина Максимова, по данным региональной службы статистики, в 2015 году 33 из 50 крупнейших предприятий-налогоплательщиков сократили выплаты в Единый фонд социального страхования, средства которого идут на погашение пенсий, социальные выплаты определенным категориям граждан и некоторых других гарантированных платежей. В минувшем году расходы Фонда почти вдвое превысили доходы, из-за чего возникли сложности с обеспечением полного объема выплат. С марта по декабрь 2015 года, по распоряжению властей, пенсии и зарплаты приднестровцы получали на уровне 70-ти процентов. Сумму недоплат фиксировали, о чем выдавали соответствующую справку. На 1 декабря прошлого года задолженности достигли 36 миллионов долларов.

С декабря 2015 года, после проведения парламентских выборов, на которых команда действующего главы региона потерпела поражение, пенсии и зарплаты бюджетникам стали выплачивать в полном объеме. Средства на это, как объясняют власти, нашлись в специальном резервном правительственном фонде, использовали и транш российской помощи, в размере почти двух миллионов долларов.

Сегодня вопрос удержания стабильного курса приднестровского рубля экономисты называют ключевым. Опираясь на текущие показатели притока и оттока валюты в регион, власти считают, что явных предпосылок для обесценивания местной денежной единицы нет.

«Если мы начнем девальвировать рубль, то следующее, что последует – это инфляция. А это удар по пенсионерам, удар по доходам населения. Что касается выгоды экспортеров, то на короткий промежуток времени девальвация способна помочь. Но затем неизбежно последует увеличение минимальной оплаты труда вслед за ростом инфляции, и уже в среднесрочной перспективе это все равно приведёт к увеличению издержек производства. Поэтому с точки зрения поддержки экспорта в условиях приднестровских реалий девальвация представляет собой довольно сомнительный механизм», - сказал новый глава парламентского комитета по экономической политике, бюджету и финансам Александр Мартынов.

Его точку зрения разделяет и ответственная за экономическое развитие региона Алевтина Слинченко. Она пояснила, что девальвация приднестровского рубля повлечет за собой снижение реальных доходов граждан. По ее оценкам, при сохранении суммарных показателей зарплат продуктовая потребительская корзина в случае инфляции сократится как минимум вдвое, поскольку около 80% продовольствия Приднестровье импортирует.

Что думают граждане Приднестровья о курсе доллара в регионе, необходимо ли его увеличивать, как это происходит в странах региона? Об этом мы спросили прохожих на улицах Тирасполя и Бендер.

Если курс действительно поднимется, то что у нас будет тогда? Мы получаем вот пенсию, допустим, полторы тысячи. И тогда нам будет совсем тяжело жить. Пенсию выплатили, да…

Оставить так, как есть. Так намного проще. И банковским. Сохранять проценты вкладов по открытию счетов. Так намного проще и лучше всем.

Я считаю, что все должно быть как в цивилизованном мире. Потому что надо учитывать, что здесь остаются в основном, проживают пенсионеры и студенты. Все остальные более или менее здоровые люди все уехали куда-нибудь на заработки. Сюда приходит неимоверное количество валюты, такие, как доллары и евро. И меня, знаете, какая жаба душит? Вот 20 евро просто душит жаба, что он на 20 копеек дороже доллара. Ну, смешно вообще… Поэтому, короче, все сами будут страдать от этого, я думаю, надо, конечно, что-то делать с валютой. Хотя я человек как бы в прошлом местный, а сейчас уже давно не местный, вот так наездами приезжаю и мне, если честно, не очень это нравится.

Честно? Ну, мне кажется, попробовать стоит поддержать его, потому что пока у нас обстоятельства лучше, чем на Украине и в Молдове. Но… попробовать можно, а там как получится. Потому что, я слышу, грозится какой-то, можно сказать, кризис будет или еще хуже. Я хотел по-другому выразиться, но не получилось.

Удерживать. Потому что курс однозначно поднимется и это ударит по простым жителям. Ну, у предпринимателей свои интересы…

Ну, сам человек заинтересован в том, чтобы осталось как есть, а предприниматели заинтересованы в том, чтобы он поднялся, потому что не будет иначе развития производства. Поэтому, это как бы двойной вопрос…

Вы знаете, очень трудно сказать, но я думаю, что если курс доллара будет отпущен, это может негативно сказаться на экономике республики, в первую очередь. Может привести, например, к разорению некоторых, особенно малого бизнеса. Да, экспортно-ориентированным предприятиям, наверное, это будет выгоднее, одним словом. Но это надо анализировать, обязательно. Так трудно сказать. Возможно, должны быть какие-то публичные слушания, необходимо, чтоб этим занимались специалисты.

Свободная Европа: Мнения жителей Тирасполя и Бендер.

***

Свободная Европа: Международный валютный фонд ухудшил прогноз по российской экономике на 2016 год. Согласно новой версии, ВВП России в этом году упадет не на 0,6 процента, а на один процент. "Развивающиеся рынки Европы продолжат расти в 2016 году, кроме России, которая продолжит приспосабливаться к низким ценам на нефть, и останется под давлением санкций Запада. МВФ прогнозирует, что в России продлится рецессия, а вместе с ней и во многих странах СНГ, которые сильно зависят от России", – говорится в январском докладе Международного валютного фонда.

В беседе с нашими коллегами с Радио Свободы Андреем Шароградским и Александром Гостевым российский финансовый эксперт Слава Рабинович анализирует возможные сценарии в российской экономике на фоне низких цен на нефть:

Свободная Европа: Вы говорите, что у Путина осталось денег на полтора года, но рынки реагируют раньше и катастрофа, получается, должна произойти раньше? Когда?

Слава Рабинович

Слава Рабинович

Слава Рабинович: Это предсказать точно невозможно, точно так же, как невозможно было предсказать, что банк Lehman Brothers взорвется в середине сентября 2008 года. Потому что это то, что называется в теории Насcима Талеба "черными лебедями". "Черный лебедь" или несколько "черных лебедей" – это какие-то события, которые не просто трудно предсказать, а невозможно предсказать. И эти события могут быть катализаторами какого-то целого "веерного отключения". Это принцип домино.

Мы сейчас точно не знаем, какая будет цепочка событий, которая вызовет эти "веерные отключения", которые дальше будут распространяться на другие сектора и регионы по принципу домино. Например, выйдет какой-нибудь "условный" Андрей Костин, глава "условного" ВТБ, и скажет, что "условный" ВТБ – банкрот.

Дальше окажется, что много таких же банков, и более крупных, связаны в российской финансовой системе примерно так же, как были связаны американские и неамериканские инвестиционные банки с Lehman Brothers. И они начнут падать. Падать не на следующий день – в тот же день одновременно. Потому что при взрыве такого большого финансового учреждения сразу же все прекращают иметь бизнес с другими. Ведь никто не знает, кто будет следующий, и никто не знает, у кого какие риски и потери. В этот момент происходит падение российской банковской системы, что, в свою очередь, вызовет полнейший хаос в реальной экономике, и это будет катализатором падения уже реальной экономики.

В этом случае у правительства России есть единственный способ, как начать пробовать спасать хотя бы несколько самых крупных банков, – с помощью денежной эмиссии. По той же самой схеме, по которой это делали США в 2008 году. Но проблема в том, что долларовый эмиссионный центр находится в Вашингтоне, и поэтому единственное, что можно в теории начать печатать, – это рубли. Но при печатании рублей, например, для спасения какого-нибудь ВТБ произойдет не плавная девальвация рубля. Она произойдет лавинообразным образом. Экономика не может функционировать нормально при лавинообразных девальвациях. Все импортеры разоряются моментально. Совокупная долговая нагрузка всех российских компаний – мы говорим о совокупных корпоративных долгах – это полтриллиона долларов. После нескольких кварталов финансовых убытков инвесторы начнут оценивать эти компании как кандидатов на банкротство. Потому что они не смогут содержать свои валютные долги.

Сценарий хаоса может начаться и с другой стороны, он может начаться с какой-то критической массы банкротств в реальной экономике. Одна компания обанкротилась, вторая, потом еще 25 компаний крупных обанкротились, средних. И они при банкротстве делают дефолты по своим долгам. Большое количество этих долгов лежит на книгах российских банков. Начинаются невозвраты этих кредитов, и тогда уже взрывается банковская сфера из-за ситуации в реальной экономике.

Свободная Европа: Взрыв произойдет до того, как исчерпаются резервные фонды России?

Слава Рабинович: Рынок же не допускает доведения каких-то показателей до нуля и только потом реакцию. Рынок – это некий коллективный разум разумных инвесторов, которые обрабатывают всю информацию, которая доступна. И поэтому, как только Фонд национального благосостояния и Резервный фонд будут исчерпаны примерно за следующие 14–20 месяцев, то есть полтора года плюс-минус, – тогда уже поздно будет "пить боржоми". Потому что все уже случится с точки зрения ожидания рынков, и эти ожидания начнутся гораздо раньше. Собственно говоря, рынки и сейчас показывают многое. Конечно, могут различные деятели экономики и финансов сказать: "Мы хотим продлить агонию". Они, конечно, скажут не такими словами, а будут говорить: "Давайте будем приватизировать российские компании".

Но дело в том, что если когда-то говорили о различных преступных махинациях и способах приватизации в середине 90-х, то сейчас схема приватизации будет преступной абсолютно! Потому что будет попытка приватизации по совершенно бросовым, депрессированным ценам, которые зависят от рукотворного кризиса, устроенного ими же, с помощью геополитических авантюр и преступлений. И по этим рукотворным уровням цен они будут приватизировать, возможно, себе же в руки. Потому что какое-то количество этих людей из окружения Путина, которые украли у России и российского народа, наверное, триллион долларов за последние 10 лет, уже как физические лица будут покупать доли в таких компаниях, как Сбербанк и, может быть, даже "Газпром", по тем ценам, которые депрессированы ими же.

Но все равно этот механизм не сработает, потому что они продлят свою агонию еще на полгода. А потом все равно произойдет глобальный взрыв всей экономики, и дальше будет социальная напряженность. Это будут уже социальные взрывы, а за социальными взрывами может последовать все что угодно: и отделение регионов, и сепаратизм, и реакция Москвы на отделение регионов, и стрельба, и кровь, а в самом худшем случае – что-то наподобие гражданской войны.

Свободная Европа: Вы пишете, что, если катастрофа произойдет, МВФ будет оказывать помощь только при условии смены нынешнего режима. То, что вы описываете, может ввергнуть страну в хаос. МВФ, может быть, постарается помочь в любом случае? Просто чтобы не допустить серьезной дестабилизации России – политической и социальной.

Слава Рабинович: МВФ не будет помогать. Это абсолютно исключено. Дело в том, что МВФ имеет какие-то взаимоотношения только со странами, которые или капиталистические, или находятся в так называемом переходном периоде своей экономики, своего социально-политического уклада. Но с чем МВФ точно никогда не имеет никаких дел, – это с режимами, которые можно назвать "бандитским неофеодализмом". Программа МВФ не бесплатная, каждая программа имеет свои условия, и МВФ диктует свои условия достаточно жестко. Соответственно, ни одно из условий МВФ не может этим режимом быть выполнено. Никаких структурных реформ режим Путина проводить не собирается.

Свободная Европа: Вы говорите, что рынки учитывают возможность тех или иных событий. Возможность отмены санкций против Ирана, видимо, тоже, должна была быть ими учтена. Насколько это событие может повлиять в ближайшее время на ситуацию с российским фондовым рынком, с рублем? "Отыграно" ли это уже рынками или это как-то серьезно повлияет на ситуацию в ближайшие дни или недели?

Слава Рабинович: Возможно, еще как-то повлияет. Но видно, что это уже повлияло. Когда произошла аннексия Крыма в марте 2014 года, мои источники в Вашингтоне рассказали мне о том, что у президента Обамы в так называемой "ситуационной комнате" было несколько встреч со стратегами как по политике, экономике и финансам, так и с представителями нефтяной индустрии США. Решались вопросы о том, каким образом можно выбить из рук Путина его "геополитическое оружие" – цены на нефть и газ, которые были на тот момент очень высокими. Неслучайно после всех этих встреч в ситуационной комнате Белого дома Обама отправился в ближневосточное турне с посещением Саудовской Аравии, Катара и так далее. И совершенно очевидно, что США воплотили в жизнь достаточно эффективную программу, которая привела к многократному уменьшению цен на нефть. И она выбила оружие из рук Путина.

Свободная Европа: Российский финансист, эксперт Слава Рабинович о возможных сценариях развития российской экономики.

***

Свободная Европа: Приднестровская прокуратура начала проверку по факту нецелевого использования денег, поступающих на специальный газовый счет, из которого покрывается часть социальных расходов региона. СМИ, ссылаясь на оппозиционных депутатов, писали, что часть этих денег была направлена на функционирование исполнительных структур. Приднестровский центробанк заявил, что „поступление и расходование средств этого счета является строго целевым”, а Евгений Шевчук заявил, что "газовые деньги" - источник погашения дефицита бюджета и пенсионного фонда, с их помощью решались задачи, связанные с балансированием денежной массы, стабилизацией рубля, поддержанием обороны и безопасности.

Мы попросили экономического эксперта из Тирасполя Сергея Мельниченко рассказать, чем объясняется такое внимание к специальному газовому счету, и о каких примерно суммах может идти речь.

Сергей Мельниченко: Во взаимоотношениях России, Молдовы и Приднестровье вопрос расчетов за поставляемый и используемый Приднестровским регионом российский природный газ всегда стоял особняком.

На протяжении уже более десяти лет приднестровские потребители за него рассчитываются, но эти средства в адрес поставщика не направляются. По озвученным СМИ данным, долг Приднестровья за газ превысил 5 миллиардов долларов. Но формальным должником в силу отсутствия у Приднестровья международно-правового статуса является Молдова.

Средства используются на сокращение дефицита бюджета приднестровского региона, в том числе по социально защищенным статьям – для выплат пенсий и заработных плат бюджетникам. Для этого в свое время был принят закон „О некоторых особенностях осуществления расчетов за природный газ”, на основании которого был создан специальный газовый счет.

Его состояние, направление расходов всегда интересовали общественность. И на первоначальном этапе, и сейчас информация об этом не слишком афишируется. Несколько лет назад в отношении спецсчета был даже введен режим секретности. С его данными, которые формирует специально уполномоченный правительством исполнительный орган государственной власти, контролирующий правильность использования поступающих на специальный газовый счет средств, могли ознакомиться лишь те, кто имеет доступ к государственной тайне – президент, члены правительства, парламентарии. Им эта информация предоставляется ежеквартально.

Однако в середине января инспекцией по защите государственной тайны при президенте принято решение о снятии ряда ограничений на распространение информации о суммах средств, поступающих на специальный газовый счет, и направлении этих расходований.

На последнем пленарном заседании депутаты Верховного совета поручили своему контрольному органу в Счетной палате провести экспертно-аналитические контрольные мероприятия о состоянии и движении финансовых средств специального газового счета, выяснить при этом, кто является самыми крупными его плательщиками, кто задолжал ему и сколько. Это необходимо для обеспечения прозрачности бюджета, а также расходования государственных финансов.

Свободная Европа: Почему именно сейчас принято решение о снятии секретности?

Сергей Мельниченко: Ну, тут корень – почему сейчас снято – во взаимоотношениях между ветвями власти. Формально, да, было такое, что правительство предоставляло президенту и Верховному совету данные „Тираспольтрансгаза” об аккумулированных средствах и их движении, на какие статьи они их расходовали. Но понятно, что круг этих лиц, которые могли ознакомиться с ними, был как бы узок, а нынешний новый состав депутатского корпуса ратует за прозрачность и открытость бюджетного планирования и расходования бюджетных средств. Вот этим, наверное, объясняется, что сейчас было рассекречено.

Свободная Европа: Это как-то связано с экономической ситуацией в регионе и с тем, что нужно как-то пополнять бюджет?

Сергей Мельниченко: Я не думаю, что как-то связано с состоянием экономики, поскольку сейчас на газовом счете денег становится все меньше и меньше, по двум причинам. Во-первых, уменьшается стоимость газа, и снижаются объемы производства – а это значит, что газа меньше потребляется.

Поэтому здесь негативная картина всего состояния, поэтому и ощущается нехватка средств и в пенсионном фонде, и в бюджете для выплаты даже социально защищенных статей. В проекте бюджете 2016 года дефицит только по социально защищенным статьям составляет 1 миллиард 100 миллионов рублей. Только по социально защищенным.

Свободная Европа: Аналитики, оппозиция в Приднестровье говорят о том, что с газового счета покрывались социальные расходы…

Сергей Мельниченко: Да, об этом публично заявил председатель парламентского комитета по экономической политике Александр Мартынов, он сослался на информацию отдельных СМИ, которые говорили, что деньги специального газового сета использовались для создания некоего социального стабилизационного фонда, средства из которого якобы опять же использовались на финансирование государственных органов. Там не указывалось, какие, но – государственные органы. А еще вчера же в первом чтении по инициативе депутата Олега Василатия депутаты приняли законопроект, в соответствии с которым содержится прямой запрет использования внебюджетных средств на функционирование государственных органов, поскольку в соответствии с конституцией функционирование государственных органов, финансирование их деятельности должно осуществляться исключительно из бюджета республики.

Свободная Европа: Это имеет отношение именно к газовому счету?

Сергей Мельниченко: Это имеет отношение к газовому счету, это имеет отношение в большей степени к фондам, которые получают финансирование от каких-то предприятий или даже из-за рубежа. Предлагается просто даже из того же приднестровского гуманитарного фонда средства тоже не уходили в бюджет. Я не могу ни подтвердить, ни опровергнуть информацию, я могу лишь только констатировать то, что обсуждается, но каких-то доказательств этому нет.

Свободная Европа: Экономический эксперт из Тирасполя Сергей Мельниченко.

Свободная Европа: В поисках решения глубокого и затяжного экономического кризиса, который переживает Приднестровье, тираспольская администрация предложила меры в поддержку местных производителей. Первая идея – предоставить налоговые послабления предпринимателям, которые только разворачивают или расширяют свой бизнес, вторая касается годичного моратория на проверки предприятий. Среди предложений и рассекречивание специального счета, на который поступают деньги за потребленный природный газ.

О специальном газовом счете мало информации, но известно, что левобережье расходует практически такой же, если не больше, объем газа, что и правобережная Молдова, поскольку крупнейшим потребителем голубого топлива является промышленность региона. Каковы вероятные размеры этого специального газового счета, сколько там накапливается денег? Ответить на эти вопросы мы попросили экономического эксперта кишиневского аналитического центра Expert-Grup Юрия Моркотыло.

Юрий Моркотыло: У этого вопроса два аспекта – политика по улучшению экономической ситуации и налоговый момент.

Действительно, приднестровская администрация поняла, что налицо довольно серьезный кризис конъюнктурного характера, и эта конъюнктура сложилась на фоне происходящего в России, на Украине, на фоне снижения спроса в правобережной части Республики Молдова. Второй момент, повлиявший на глубину кризиса, структурного порядка, он связан с ситуацией в экономике региона.

Планируемый администрацией мораторий на проверки и предоставление определенных налоговых послаблений можно рассматривать как положительный шаг, но, тем не менее, регион нуждается в более радикальных мерах по трансформации экономики.

Главная проблема состоит в том, что 45-48% населения региона работает в бюджетном секторе – либо в учреждениях, либо на предприятиях, контролируемых властью. На правом берегу эта категория составляет около 20-25% - практически вдвое меньше.

Во-вторых, регион и его бюджет очень сильно зависят от налоговых поступлений и, соответственно, от доходов нескольких промышленных гигантов – Рыбницкого металлургического завода, Тиротекса и еще нескольких. И это при том, что малый и средний сектор экономики крайне слаб.

Третий аспект с определенным фактором риска связан с чрезмерной концентрацией капитала и предприятий в одних руках. Корпорация Шериф контролирует самые доходные отрасли в регионе и не допускает конкуренцию в этих сферах. Здесь, например, я вижу очень большие возможности для так называемого антимонопольного агентства или его эквивалента – в регионе такая служба существует. Проблема в том, что Шериф, контролирует капитал и непосредственно влияет на „политический центр” региона. Но без конкуренции в таких областях, как связь, торговля топливом и других важных сферах, будет крайне трудно стимулировать развитие экономики и улучшить бизнес-среду в регионе.

И здесь те, кто в Тирасполе принимают политические и экономические решения, должны найти определенные компромиссы, найти пути улучшения ситуации.

Но это лишь одна сторона вопроса. Другая состоит в том, что приднестровская администрация приняла хорошие решения. Самое главное – что допустила расширение действия Соглашения об ассоциации на Приднестровье. Потому что блокирование экспорта в ЕС еще больше усугубило бы экономическую ситуацию, объем экспортных операций снизился бы и последствия были бы самыми тяжелыми. Следовательно, частично руководство Приднестровья поняло проблему и решило ее. Сейчас, я бы сказал, на следующие несколько лет проблема состоит во внутреннем реформировании экономики региона.

Свободная Европа: А как бы вы прокомментировали решение о рассекречивании специального газового счета?

Юрий Моркотыло: Действительно, в январе было принято решение о рассекречивании счета, на который поступали деньги за использованный природный газ.

В двух словах, схема работала следующим образом: у структуры, ответственной за распределение газа и подконтрольной администрации региона, есть счет в центральном банке региона, на этот счет поступают деньги от населения и предприятий за израсходованный газ. Это не был собственно счет, учрежденный по всем юридическим нормам. Управление этим счетом осуществлялось в соответствии с так называемым законом от 2007 года, принятом с целью урегулирования газового сектора. И этот счет, на котором аккумулировались деньги за топливо, был засекречен и только финансовое ведомство региона и глава администрации получали отчеты о потреблении, транзите, деньгах и итоговом сальдо. И уже с этого счета деньги распределялись в бюджет региона, в бюджет социального страхования.

По нашим оценкам, на этот счет ежегодно поступает порядка 400 -450 миллионов долларов. Эта цифра сильно зависит от стоимости природного газа – в прошлом году она была выше, в этом - ниже. Известно, что в предыдущие годы работа Рыбницкого металлургического завода была приостановлена из-за конфликта по тарифам между акционерами предприятия и администрацией региона. Львиная доля природного газа расходуется крупными предприятиями – Рыбницким металлургическим заводом, компанией Тиротекс и Днестровской ГЭС. Особенно для металлургического завода стоимость газа критическая – газовая составляющая в конечной продукции значительная. До недавних пор они могли выдерживать конкуренцию на европейском, американском и других рынках, потому что в процессе производства использовали очень дешевый природный газ.

Но из этих 400-450 миллионов долларов не все расходовалось и, наверняка, существуют какие-то резервы. По идее, ежегодные расходы составляли порядка 200-300 миллионов долларов, потому что бюджетный дефицит Приднестровья достигает 150-200 миллионов долларов в год.

Свободная Европа: У вас есть какая-то информация о том, на что именно шли эти деньги? Говорилось, в том числе в прессе, что с газового счета покрывали не всегда социальные нужды…

Юрий Моркотыло: В том, что касается финансирования общественного сектора, вот по какой схеме покрывается бюджетный дефицит в регионе.

Существуют отчеты, которые показывают, что так называемое министерство финансов берет определенные кредиты под низкие проценты – от нуля до 1% годовых. Это в условиях, когда любой коммерческий банк региона может дать кредит как минимум под 7-8 процентов годовых. Так вот, так называемое министерство финансов берет беспроцентный кредит в размере, предположим, 1-2 миллиарда приднестровских рублей, но источник в отчетах не указан. Поэтому напрашивается вывод, что эти деньги идут из так называемого резервного газового фонда. Это косвенный показатель, который наводит на эту мысль.

Что касается других направлений, не связанных с общественным сектором, доказать что-либо труднее ввиду отсутствия официальных документов.

Следовательно, в том, что касается финансирования бюджетного дефицита, можно составить следующую схему: министерство финансов получило кредит, например, в миллиард рублей, под ноль процентов. Есть разные категории кредитов: кредиты, которые берутся непосредственно у центрального банка и которые администрация обязуется вернуть в течение 3-4 лет. По второй категории кредитов отмечается, что кредит предоставляется под ноль процентов годовых, но источник не указан. Из этого можно сделать вывод, что эти кредиты предоставляются непосредственно из газовых денег.

Свободная Европа: Но, возможно, речь идет о кредитах от частных лиц или из Российской Федерации?

Юрий Моркотыло: Непосредственно от российских банков не думаю, потому что администрация региона достаточно, я бы сказал, прозрачно отчитываются в том, что касается публичного долга региона. Они указывают по этому разделу, что за ними числится кредит в несколько миллионов долларов, предоставленный Российской Федерацией еще в 1992-94 годах. Этот кредит оформлен как внешний долг и с 2000 года ничего по нему не погашается. Вероятно, между Тирасполем и Москвой существует договоренность - просто на бухгалтерском уровне ведется учет растущих процентов, но не выплачивается ничего. Кредит отложен „на будущее”, когда, наверное, при определенных обстоятельствах будет поставлен вопрос о его погашении. Речь идет о нескольких десятках миллионов долларов.

Если проанализируем последние 3-4 года, увидим, что бюджетный дефицит – и не столько администрации, сколько пенсионного фонда, который лишь на 50% обеспечивается из собственных ресурсов – покрывается из таких кредитов. Значит, велика вероятность того, что деньги берут со специального газового счета. И пока этот счет не будет полностью рассекречен, – надеемся, что это произойдет в этом году – невозможно убедительно доказать, что эти кредиты берут из этого резервного фонда.

Свободная Европа: Несмотря на огромный бюджетный дефицит, который в проекте бюджета на 2016 год приближается к 46%, приднестровская администрация обещала повысить пенсии и зарплаты на 4 и, соответственно, 5%. Как вы считаете, это реально?

Юрий Моркотыло: Бюджетный дефицит свыше 40% рассчитан исходя из уровня расходов. Если соотнести дефицит к внутреннему валовому продукту региона, получим примерно 10-12%. Для сравнения: на правом берегу Днестра бюджетный дефицит, который в прошлом году был достаточно обременительным, составлял около 3,5%.

На вопрос о том, насколько жизнеспособна сама налоговая система, бюджетная система региона, могу сказать, что она несостоятельна уже лет 10-15. Потому что за последние, как минимум, 7-8 лет бюджетный дефицит региона составляет не менее 10%, по данным, которые существуют с 2005 года. Иными словами, с 2005 года Приднестровье пребывает в состоянии постоянного бюджетного дефицита.

Если посмотреть на ситуацию с точки зрения публичных финансов, можно сказать, что когда налоговая система недоразвита – например, отсутствует НДС – когда публичная администрация не имеем доступа к внешним кредитам в силу отсутствия международного правового статуса, когда администрация не может взять в долг у своих экономических агентов, которые не хотят одалживать денег, иными словами, когда многие источники доходов ограничены, но, тем не менее, пенсии, другие социальные расходы растут, можно предположить, что существует скрытый источник финансирования всех этих бюджетных расходов.

И, опять же, мы приходим к практически единственному источнику – косвенной бюджетной поддержки со стороны Российской Федерации. Потому что прямая поддержка, которая идет через кредиты или гранты – 25-30 миллионов долларов – это очень небольшие суммы. Эти деньги приходят на определенные надбавки к пенсии, под конкретные социальные и инфраструктурные проекты, они мизерные по сравнению с тем, что необходимо для покрытия всего бюджетного дефицита.

Соответственно, все деньги на покрытие социально защищенных статей бюджета поступают с газового счета. Без такого источника регион давно уже стал бы несостоятельным с финансовой точки зрения. Без такой поддержки он обанкротился бы, потому что уровень доходов в регионе не соответствует уровню расходов. В Приднестровье расходы выше доходов.

Свободная Европа: Своим мнением поделился эксперт кишиневского аналитического центра Expert-Grup Юрий Моркотыло.

Свободная Европа:Дамы и господа, наша передача подошла к концу. Ее ведущий Александр Фрумусаки благодарит вас за внимание и прощается до следующей встречи. Вы слушали Радио Свободная Европа.

XS
SM
MD
LG