Linkuri accesibilitate

Дорогие радиослушатели, добрый день. В студии Александр Фрумусаки, ведущий передачи Приднестровские диалоги. 30 минут на Радио Свободная Европа. Сегодня в выпуске:

Чего ждут от нового2016 года жители Приднестровья, и с какими мыслями проводили они 2015-ый? Экономические и социальные итоги 2015 года и прогнозы на 2016 год от экспертов с обоих берегов Днестра.

***

Свободная Европа: Приднестровье вступило в 2016-ый с новым правительством во главе с Павлом Прокудиным, который на стыке годов заявил, что приоритетной задачей нового кабинета станет оптимизация доходов и расходов. „Показываю пример сам. Мы сократили уже на 30% автомобильный парк правительства, я распорядился также оптимизировать подведомственные структуры”, - сказал Прокудин. „Нужно всем немного затянуть пояса, потому что финансовая, экономическая ситуация обещает быть очень сложной”, подытожил глава исполнительной власти Приднестровья, который, тем не менее, призвал всех быть оптимистами.

В первые дни нового года жители Приднестровья говорят о надежде – они не утратили ее, каким бы тяжелым ни был для них минувший год:

– Ждем мира на земле приднестровской.

– Желаем благополучия людям, здоровья ждем. А в политике – пусть политики разбираются.

– 2015-й… Много было разных событий. Но неплохой год был. Дай Бог, чтобы этот год новый год 2016-й был не хуже.

– В 2016 году я ожидаю стабильности в Приднестровье, далее я очень хочу, чтобы отменили эти страховки, которые действуют только по Приднестровью, и чтобы ввели единую страховку на Европу, Украину и Молдову, как раньше была грин-карта, чтоб именно так и было. Потому что нас штрафуют непонятно за что, за эти страховки, которые действуют только по Приднестровью, и никуда с ней выехать невозможно. И стоимость ее гораздо больше, чем даже та грин-карта, которая стоит 20 долларов, а наша страховка обходится нам минимум в 35.

– Уходящий год 2015 запомнился мне тем, что урезали пенсии пенсионерам, наши бабушки-дедушки жаловались на это. Конкретно для меня он особо ничем не запомнился. Как-то, я скажу, тихо так, нет никакого движения – молодежный слэнг такой… Хотелось бы, чтобы торговля была, если торговля есть – значит, есть жизнь.

– Стабилизации. Чтоб не было кризиса у нас. Чтоб все были здоровы и чтобы не было войны. Самое главное.

– Для меня – отсутствием зарплаты. У нас получилось сокращение и это все – поэтому…

– Присоединения к России. Да ничем, обыденность одна. Ничего радостного, ничего веселого. Кроме печали и тоски…

– Какие-то изменения, стабильности, самое главное, мира… Это все в одном флаконе, как говорится.

– Немаловажно сейчас развитие спорта, спорт у нас не так продвигается, как способность наших спортсменов. Хотелось бы более стабильной ситуации в Приднестровье, хотелось бы, чтобы зарплаты вовремя выплачивали, потому что они очень у нас задерживаются. Для меня ушедший год – это конец моей спортивной карьеры и для меня это не самый лучший год…

– Я не могу предугадать. Желательно, чтобы работа была для людей, ну, и пенсия была вовремя, зарплата у людей. Вот это самое главное. Чтобы медицина была бесплатная. А так – у нас вот строят хорошо, я так думаю, меняется в городе, не то, что было до этого 20 лет назад. Не было у меня хорошего ничего, я оперировался, болею до сих пор, опять надо операцию делать …

– Моя голубая мечта – я работала в отделе культуры 10 лет назад и все наши первые здания так называемые хрущёвки преобразить. В них хороший камень, экологически чистые эти постройки, и там живут специалисты те, которые строили город, их внуки сейчас в этих домах. Я очень хочу, чтобы они преобразились. Вот напротив парка Победы шесть домов были зеленоватого цвета, немножко надо там мелузы, немножко охры и сделать красивые, а на Балке голубого цвета, а на Бородинке розового. Потому что наш край богатый очень, меняется, и будет большим центром туризма в будущем. Обязательно он будет. А вот это вот все надо преобразить. Вот это моя голубая мечта. Я памятники успела поставить, успела мемориальные доски заменить в городе, кое-что успела. А вот это не успела, ушла на пенсию. Всего доброго, с Новым годом! А чем запомнился? Большим сражением в политической жизни нашей, экономической и в личной. Все люди сражались за то, чтобы выжить, за то, чтоб выстоять и выглядеть достойно!

Свободная Европа: Мнения жителей Приднестровья, случайно встреченных нашими корреспондентами на улицах Тирасполя и Бендер.

***

Свободная Европа: Итоги 2015 года и перспективы на будущее моя коллега Лина Грыу попросила прокомментировать, в канун нового года, эксперта из Тирасполя Сергея Мельниченко.

Сергей Мельниченко: Экономические итоги года для Приднестровья, естественно, не утешительные, но, в принципе, это характерная черта не только для экономики Приднестровья, но и для всей мировой экономики, которая переживает рецессию. Тут проблем и причин очень много, но что касается экономики Приднестровья, то одна из главных причин – это девальвация национальных валют в странах контрагентов, с которыми торгует Приднестровье: российский рубль, евро, молдавский лей, украинская гривна. Соответственно, это делает неконкурентоспособной продукцию приднестровских экспортеров на внешних рынках.

К тому же в этом и прошлом году добавилась проблема со снижением потребностей в приднестровских товарах на украинском рынке. Отдельные трудности связаны и с транзитом экспортно-импортных поставок в Приднестровье.

Если оперировать цифрами, то экономические итоги года – это по данным за 11 месяцев - объем промышленного производства в Приднестровье в долларовом эквиваленте в минусе на 15 процентов. Внешнеторговый оборот Приднестровья составил 1,6 миллиарда долларов, опять же снизившись по сравнению с показателями 2014 года почти на 26%. Экспорт, в частности, упал на 17%, а импорт еще больше – на 30%. Поскольку приднестровская экономика в основном представлена реальным сектором, то есть производственным сектором, который как раз и дает наибольшие поступления в бюджет региона и в основном она экспортоориентирована, то можно себе представить состояние приднестровского бюджета в этом году.

Известно, в частности, что недостаток финансовых средств в 2015-ом, в марте этого года вынудил власти региона перейти к невыплате в полном объеме пенсий и заработных плат бюджетникам, которые были заморожены на внутренний долг на 30%. Правда, в ноябре и декабре эта ситуация выпрямилась несколько и сейчас до конца этого года всем пенсионерам были выплачены и возвращены средства.

Что касается бюджета нынешнего и следующего года, то он по обыкновению в Приднестровье уже не первый год принимается и выполняется с большим дефицитом, таким же образом обстоит дело и с проектом бюджета на 2016 год. Из-за блокирования работы Верховного совета он не рассматривался на протяжении октября, ноября и декабря.

Свободная Европа: Следовательно, г-н Мельниченко, приднестровский регион вошел в новый год без принятого бюджета. Тем не менее, у правительства есть проект, с довольно большим бюджетным дефицитом. Как его покрывать?

Сергей Мельниченко: Бюджет сверстан и одобрен правительством, он будет представлен в Верховный совет, 23-го числа состоится всего лишь первая сессия. Будет ли он рассматриваться в этом году – неизвестно, предугадать очень сложно, но проект этого бюджета, опять же, сверстан с дефицитом в 46%. Нет надежды на то, что будут какие-то изысканны дополнительные источники пополнения бюджета региона.

Свободная Европа: Недавно приднестровские власти объявили о том, что беспошлинный режим с Евросоюзом будет сохранен и в следующем году. Какие есть новости по этой теме и каков будет механизм сохранения этого беспошлинного режима?

Сергей Мельниченко: Что касается экспортных операций приднестровских экспортеров в будущем году… Да, пока известно лишь из сообщений СМИ о том, что беспошлинный режим для торговли со странами Евросоюза будет продолжен и в будущем году. Есть опять же неофициальные сведения о том, что Еврокомиссия вопрос прорабатывает и сейчас согласовывает это со всеми участниками Евросоюза. Предполагается, что окончательный документ Еврокомиссии якобы будет принят в конце января будущего года.

Это несколько как бы вдохновило и власти региона, и экономических агентов, потому что страны Западной Европы, Европейского Союза остаются одними из важных торгово-экономических партнеров, на ЕС приходится 34% поставок приднестровских товаров.

Свободная Европа: Вы сказали, что бюджет принят с большим дефицитом – 46%...

Сергей Мельниченко: Это проект будущего бюджета 2016 года, и он еще не принят, он только представлен в Верховный совет, 23 числа на первой сессии. Будет ли он приниматься в этом году – неизвестно, скорее всего, нет, потому что по законодательству на принятие проекта бюджета в трех чтениях должно отводиться полтора месяца. А бюджет этого года был принят с дефицитом только по социально защищенным статьям в размере где-то 50 миллионов долларов. Это только по социально защищенным статьям, то есть, вы можете себе представить, какой дефицит тоже примерно на уровне этого года. В следующем году еще как бы возрастает: в этом году был где-то 40% дефицит, а в следующем году – 46%.

Из каких источников пополнять этот дефицит будут – я с трудом могу представить, ну, разве что можно назвать внешние заимствования, не более того. Или использование средств государственных унитарных предприятий. Более того, в бюджет следующего года заложено 393 миллиона рублей, которые задолжали бюджетникам – с марта у них удерживали 30% заработной платы.

Единственным позитивным моментом для реального сектора экономики может служить то, что снизилась закупочная цена на природный газ и, соответственно, будет снижена отпускная цена для промышленных предприятий; соответственно, это уменьшит для предприятий себестоимость продукции и повысит ее конкурентоспособность на внешних и внутреннем рынках. Но это объективный фактор, так складывается цена на газ, которая координируется с ценой на мировых рынках на нефть. И в этом никакой заслуги как бы ни властей, ни бизнеса, нет. Но вот такая позитивная тенденция будет.

Свободная Европа: Бюджет на следующий год сверстан с большим дефицитом, тем не менее, там запланированы средства на выплату задолженностей бюджетникам, и там запланировано еще повышение зарплаты – на 2% в начале года и на 3% в июне. Как объясните вы – дефицит и повышение?

Сергей Мельниченко: Лично я не могу знать всех перипетий, но лично мне странно воспринимать имеющуюся задолженность, странно воспринимать запрограммированный дефицит 46% и при этом желание повысить заработную плату бюджетникам в два этапа и пенсионерам на 4%. Это выглядит странным, но достаточно, наверное, будет в этой ситуации государству хотя бы рассчитаться с долгами, а потом уже при наличии финансовых ресурсов думать о повышении заработной платы. Потому что любое повышение социальных выплат влечет за собой инфляцию. А ее как бы сдерживать регуляторными функциями будет очень тяжело в условиях экономического спада и снижения потребительского спроса. Не могу объяснить логику этих поступков, но, по крайней мере, в планах это так. Но я вам хочу сказать, что в Верховном совете, в новом составе уже, по бюджету будут очень большие баталии.

Свободная Европа: Я тоже слышала в прессе, что Приднестровье одолжило денег для того, чтобы оплатить расходы. Но не говорится, откуда эти заимствования. В принципе, учитывая историю, единственная страна, где Приднестровье могло взять деньги, это Россия. В данном случае это тоже Россия?

Сергей Мельниченко: Да, мне кажется, да, потому что Россия помогает пенсионерам в виде 96 приднестровских рублей ежемесячной доплаты, сейчас, говорят, Россия 20 миллионов приднестровских рублей, это, грубо говоря, 2 миллиона долларов тоже дала на выплату этих задолженностей пенсионерам. Есть данные, что Россия и ранее, и сейчас может давать средства непосредственно Приднестровскому республиканскому банку для поддержания курса национальной валюты. Потому что идет большая полемика между бизнесом и властью – отпускать приднестровский рубль в свободное плавание, девальвировать его или нет. Пока официальная позиция остается на удерживании приднестровского рубля в валютном коридоре от 11 рублей до 11 рублей 30 копеек.

Свободная Европа: А скажите, эта полемика между бизнесом и властью – она сохранится и в 2016 году? Каким вы видите этот год?

Сергей Мельниченко: Да, наверняка, потому что бизнес от твердого курса рубля много теряет. Бизнес в основном представлен предприятиями-экспортерами, потому что внутренний рынок в общем малоемкий. И, естественно, эта полемика началась в 2014 году, длилась в 2015-ом и наверняка продолжится в 2016 году. Недавно исполняющая обязанности премьер-министра Майя Парнас встречалась с представителями бизнеса, в основном крупного, и опять же поднимался этот вопрос.

Например, бизнес предлагает… Есть валютный коридор: 11 – 11.30. Но курс – 11. Они предложили довести хотя бы до крайней точки валютного коридора – и, соответственно, это облегчило бы их ситуацию, сделало их товар более конкурентным на внешних рынках и, соответственно, после конвертации приобретенной за товар валюты они бы больше вложили в виде налогов. Такая идея есть. Но правительство региона опасается неконтролируемого роста курса, потом опасается инфляции. Кстати, в Приднестровье зафиксировано по итогам 11 месяцев дефляция в размере 1,3%. Это все объясняется во-первых, снижением потребительского спроса, а во-вторых, сдерживанием курса приднестровского рубля. Вы знаете, всегда существует противоречие между импортерами и экспортерами. Одним выгоден твердый курс – импортерам, экспортерам невыгоден твердый курс национальной валюты. Пока, грубо говоря, побеждают импортеры.

Свободная Европа: Своим мнением с Линой Грыу поделился экономический эксперт из Тирасполя Сергей Мельниченко.

***

Свободная Европа: С 1 января 2016 года Европейский Союз расширил зону свободной торговли на всю территорию Республики Молдова, включая Приднестровский регион. Автономные торговые преференции в отношении Приднестровья истекли в конце прошлого года. Распространение зоны свободной торговли на левый берег Днестра означает, что приднестровские предприятия будут вести торговлю с Евросоюзом на тех же условиях, что и правобережные - в беспошлинном режиме. Договоренность, о которой стало известно под занавес минувшего года, предусматривает и определенные исключения временного характера, но они пока не обнародованы. Эту новость с воодушевлением восприняла приднестровская администрация, которая столкнулась с беспрецедентным бюджетным кризисом. Отсутствие торговых преференций или зоны свободной торговли означало бы для приднестровского экспорта обременительные пошлины. Накануне этого решения Лина Грыу беседовала с экспертом независимого аналитического центра Expert-Grup Адрианом Лупушором о положении дел в экономике Приднестровья и перспективах на 2016 год.

Свободная Европа: Начнем с 2015 года. Приднестровский регион охватил беспрецедентный экономический кризис. Местные власти объясняют это в основном внешними факторами. С вашей точки зрения, то, что произошло в Приднестровье, связано с внешними экономическими факторами в большей степени, чем с политическими?

Адриан Лупушор

Адриан Лупушор

Адриан Лупушор: По моему мнению, превалируют экономические факторы. Имею в виду, прежде всего, экономические и финансовые проблемы Российской Федерации, экономические проблемы и проблемы безопасности на Украине, экономические проблемы в самой Республике Молдова. Эти проблемы буквально истощили экспорт региона, а ведь экономика, известно, сильно зависит от экспорта; соответственно, пострадал весь промышленный комплекс, который зависит в основном от внешнего рынка сбыта. Не говоря уже о внутренних проблемах, в условиях жесткой системы. Экономика региона предельно жесткая ко всем потрясениям и по определению не может справиться с экономическими кризисами. Простым примером может послужить искусственное фиксирование любой ценой обменного курса приднестровского рубля, который остался неизменным, несмотря на то, что российский рубль обесценился на 50%, молдавский лей подешевел на 25%, вопреки девальвации валют всех торговых партнеров Приднестровья. Тот факт, что приднестровский рубль сохранил стабильность, негативно сказался на конкурентоспособности экспортеров. А экспортеры – один из основных источников поступлений в бюджет региона. Они – самые крупные работодатели в регионе, и это искусственное влияние на обменный курс подорвало конкурентоспособность экспортеров с негативным влиянием на бюджет, на показатели занятости и на уровень бедности. Кроме того, бюджет региона постоянно принимался с очень большим дефицитом, практически несовместимым с жизнеспособной экономикой. И тот факт, что экономика региона встретила кризис с огромным дефицитом - более 10% от внутреннего валового продукта – буквально лишил местные власти возможностей для маневров. Практически, сейчас администрация вместо того, чтобы поддержать потребление и экономическую деятельность, вынуждена пойти на беспрецедентную оптимизацию бюджета в надежде хоть сколько-нибудь стабилизовать публичные финансы. Здесь я имею в виду, в том числе, известное 30-процентное урезание выплат в бюджетным секторе, зарплат бюджетникам. Думаю, по большому счету речь идет о строго экономических факторах и о том, что власти региона грубейшим образом пренебрегли экономическими законами. А ведь известно, что экономические законы, как и закон тяготения, сбросить со счетов нельзя, потому что рано или поздно за это придется заплатить вдвойне, это обернется еще большими страданиями, еще большей болью. И вот сейчас мы видим последствия этой политики, этого игнорирования экономических законов в регионе.

Свободная Европа: Вы напомнили об урезании 30% пенсий и зарплат в бюджетном секторе, по сути, это было решение заморозить их. И вот к концу года эту задолженность пытались погасить, тираспольская администрация говорила о каких-то внешних заимствованиях, на которые она пошла для того, чтобы рассчитаться с гражданами. В какой степени жизнеспособна такая формула поддержки бюджетного сектора?

Адриан Лупушор: Регион глубоко увяз в долгах, и долги эти ему уже не по силам. Поэтому дополнительные заимствования без ясной политики расширения налогооблагаемой базы, без ясной политики стимулирования бизнеса региона, без ясной политики подключения региона к Соглашению об ассоциации обречены на провал. Потому что прекрасно известно, о каких кредитах идет речь, как известно и о финансовом и экономическом положении Российской Федерации. Финансовая поддержка, прямая или косвенная, со стороны Российской Федерации не может длиться до бесконечности. Уже есть сигналы из Москвы, из Кремля о неопределенности продолжения этой щедрой финансовой помощи. Властям региона придется постепенно затянуть пояса и найти внутренние источники экономического роста, внутренние источники поступлений в бюджет и обходиться без кредитов и субсидий со стороны Российской Федерации. Пусть эти кредиты и дают определенную передышку на краткосрочный период, совершенно ясно, что такая политика – залезания в долги – обречена.

Свободная Европа: Кстати, о Российской Федерации. По самым последним статистическим данным, лишь 7% приднестровского экспорта направлено на российский рынок. Год назад, если мне память не изменяет, этот показатель был в два раза выше – 14%. Что происходит? Еще год назад поговаривали о том, что приднестровский экспорт будет ориентирован на рынок Российской Федерации, сегодня же выясняется, что более 34% торговых обменов приходятся на долю Евросоюза…

Адриан Лупушор: И снова я вернусь к экономическим законам. Если существует крупный рынок, с большим потенциалом сбыта и интересный для экспортеров, неразумно от него отказываться. Поэтому, сколь бы сильным ни было желание – политическое желание – приднестровской администрации экспортировать больше в Российскую Федерацию и меньше в Европейский Союз, чтобы мотивировать свой геополитический вектор, нетрудно убедиться в том, что экономический интерес перевешивает. И тот факт, что Европейский Союз представляет основной рынок сбыта для приднестровских экспортеров, свидетельствует о том, что во главу угла необходимо ставить экономические интересы и не игнорировать экономические законы. Россия важна как торговый партнер для Приднестровья, но как рынок сбыта несравненно более важен Европейский Союз. Следовательно, отказ от Соглашения об ассоциации со стороны тираспольской администрации разумным решением не назовешь. Вместе с тем, следует учесть и тот факт, что Российская Федерация более важна для региона с точки зрения импорта, в частности, энергоресурсов. Ведь возможность импортировать энергоресурсы практически даром предоставляет многим промышленным предприятия региона шанс стать конкурентоспособными на рынке Европейского Союза. Поэтому важны оба рынка, как Евросоюза, так и Российской Федерации. Один важен для экспорта, другой – для импорта. Но внедрение Соглашения об ассоциации ни в коей мере не лишит Приднестровье российского рынка. Это, скорее, политическое решение и, думаю, власти региона находятся в крайне сложной ситуации, потому что экономика удерживается на плаву исключительно благодаря поддержке со стороны Российской Федерации, которая оценивается примерно в миллиард долларов ежегодно. Поэтому администрация региона оказалась практически между молотом и наковальней: с одной стороны, нужно как-то внедрять Соглашение об ассоциации, чтобы сохранить рынок Евросоюза, с другой же, чтобы не пойти ко дну, необходимо сохранять и хорошие отношения с Российской Федерации. Это очень, очень непросто. Вероятно, этим и объясняется тот факт, что до настоящего момента, вопреки экономическим интересам, не удалось найти приемлемой формулы внедрения Соглашения об ассоциации в регионе.

Свободная Европа: Тем не менее, совсем недавно Тирасполь заявил о том, что достигнута договоренность с Брюсселем о продлении в следующем году режима беспошлинной торговли с Евросоюзом, так называемых автономных преференций. Как вы считаете, можно говорить о перспективах имплементации Соглашения о свободной торговли в Приднестровье? Этот вопрос ни Кишинев, ни Брюссель особо не комментирует, что оставляет место для спекуляций. Лично вам что известно по этому поводу?

Адриан Лупушор: Я считаю, что эти сигналы прекрасно вписываются в то, о чем я говорил чуть выше. Власти региона ищут возможности для реализации положений Соглашения об ассоциации, в частности, пятого раздела договора, который отвечает интересам приднестровских экспортеров. И эти сигналы, которые идут из Приднестровья, говорят о том, что есть реальные шансы найти формулу внедрения Соглашения о свободной торговле. Я не думаю, что речь идет о простом расширении автономных торговых преференций; по моему мнению, имеется в виду компромиссная формула имплементации Соглашения, не называя ее официально – DCFTA - во избежание болезненных политических формулировок. Полагаю, это очень хорошая формула, она вписывается и в наши рекомендации, Expert-Grup, которые содержатся в нашем недавнем исследовании, где мы говорили, что власти региона вместе с Брюсселем и Кишиневом должны прийти к консенсусу в вопросах внедрения элементарных положений DCFTA, не обязательно называя это DCFTA или Соглашением об ассоциации. Но, как минимум, сфокусироваться на технических аспектах, связанных с правилами происхождения, связанных с торговой политикой, сотрудничеством между администрациями двух берегов Днестра. И, на первый взгляд, уже есть сигналы о том, что такой консенсус возможен.

Свободная Европа: Что касается 2016 года. Известно, что в Тирасполе проект бюджета составлен с дефицитом в 46%, что больше даже чем в 2015 году. С другой стороны, произошли изменения и на политическом уровне. И 2016 год станет электоральным годом – пройдут выборы главы региона. С экономической точки зрения, как вы считаете, что обещает этот год: выход из кризиса, стагнацию или ухудшение ситуации?

Адриан Лупушор: Очень многое зависит от имплементации положений Соглашения о свободной торговле. Если удастся прийти к определенному компромиссу в этом вопросе, к согласию, тогда можно ожидать и экономического роста в регионе в следующем году где-то на уровне 4-5%. Если же администрация региона продолжит курс на отказ от положений соглашения, не исключено дальнейшее снижение экономики региона еще на 10%. Поэтому, очень многое зависит от открытости приднестровской администрации, от ее готовности внедрять элементарные положения DCFTA. Я остаюсь умеренным оптимистом, думаю, что удастся прийти к консенсусу и в следующем году наметятся и какие-то положительные цифры. Умеренно положительные, но, по крайней мере, если будут внедряться положения Соглашения об ассоциации, не вижу предпосылок для дальнейшего падения экономики – в 2015 году снижение было достаточно драматичным и для дальнейшего падения просто нет возможности. Экономика скатилась очень низко и, согласно экономическим законам, в 2016 году должно последовать умеренное восстановление. Впрочем, как и для экономики правобережья Днестра – мы прогнозируем ее умеренное восстановление в 2016 году.

Свободная Европа: На вопросы Лины Грыу отвечал экономический аналитик из Кишинева Адриан Лупушор.

***

Свободная Европа: Дамы и господа, наша передача подошла к концу. Ее ведущий Александр Фрумусаки благодарит вас за внимание и прощается до следующей встречи. Вы слушали Радио Свободная Европа.

XS
SM
MD
LG