Linkuri accesibilitate

ЕС расширил зону свободной торговли на приднестровский регион


Дорогие радиослушатели, добрый день. В студии Александр Фрумусаки, ведущий передачи Приднестровские диалоги. 30 минут на Радио Свободная Европа. Сегодня в выпуске:

Каким был 2015 год для жителей Приднестровья и с какими надеждами встречают новый 2016 год? И… Зона свободной торговли распространена на всю территорию Республики Молдова, включая Приднестровье. Точка зрения экспертов с обоих берегов Днестра.

Свободная Европа: Считанные дни остались до конца 2015 года – года, в котором жители Приднестровья сполна ощутили на себе тяжелые последствия бюджетного и экономического кризиса, который стремительно усугублялся. Несмотря на это, как признались многие из тех, с которыми случайно нашим корреспондентам довелось побеседовать на улицах Тирасполя и Бендер, уходящий год запомнился им радостями жизни, большими и маленькими, а от наступающего 2016 года они ждут перемен к лучшему.

– Доллар повысился. Экономическая ситуация в стране, конечно, нестабильная. Чем еще запомнился? У меня такие в жизни перемены… Я на работу собираюсь устраиваться. Вот… А что бы хотелось в следующем году? Ну, хотелось бы, конечно, чтобы не было войны. Потому что когда я узнала, что в Сирии у России войска уже, я просто подумала: что вообще творится в мире! То есть, хочется, чтобы был мир, счастье, любовь, добро. Все.

– Я завел очень хороших, верных друзей, которые меня поддерживают - это самое яркое впечатлени6е мое этого года. А в будущем году, надеюсь, эти друзья останутся со мной, никогда меня не бросят. Ну, так как мы студенты филологического факультета, у нас есть большие шансы увидеть не только Россию, но и другие страны – Англия, Германия.

– В уходящем году сын пошел в первый класс, дочь одиннадцатый класс заканчивает, так что год, в принципе, был бурный. А в новом году чего хотелось бы? Стабильности, прежде всего, конечно, и чтобы мир был. Потому что это важно тоже.

– Главное, чтобы все было хорошо, чтобы все жили в мире и без всяких хлопот. В том числе и в большой степени – это заработная плата чтобы была, скажем так, для всех подходящая. И для пенсионеров тоже, в том числе. Чтобы не было никаких нюансов, связанных с внешней политикой и в том числе с внутренней …

– Ну, для меня наступающий год – это ожидания чего-то лучшего, светлого, теплого. Смех детей, теплые взгляды людей. Хочется надеяться на лучшее и пожелать всем любви, счастья, тепла, всего самого наилучшего. Мы приехали в ваш город Тирасполь – мы с Украины, Херсонская область, город Каховка. Уходящий год был достаточно сложный, было много хорошего, что-то не очень хорошее. Детки подрастают. Хочется надеяться на лучшее, потому что ситуация в Украине не очень сейчас была приятная. У вас очень красивый город, очень зеленый, очень теплый. Нам очень нравится.

– Для нашей семьи год очень хороший был. У нас родилась дочка, все зашибись, а вот в социально-экономическом таком направлении – не фонтан. Есть нюансы, которые немножко подпортили. С работой хуже стало. Все просто, то есть объемы сокращаются, рынки делятся по-своему как-то. То есть можно было бы жить лучше, то есть кто-то где-то недорабатывает. Но мы, как говорится, не теряем надежд и позитивного стремления, и я думаю, что все должно налаживаться, хотя… Ну, вообще, чтоб все были здоровы и чтоб не было войны.

– С каждым годом мы растем, как-то совершенствуемся. Все равно были всякие препятствия, но, преодолевая их, мы как-то все равно растем и какой-то итог есть, какой-то результат есть и ни о чем не жалеешь – идешь вперед с поднятой головой, с улыбкой на лице! Родным и близким я бы пожелала здоровья, счастья, любви, всего-всего самого лучшего!

– Уходящий год запомнился очень хорошей погодой, хорошим настроением, многие для себя открыли что-то новое, открыли какие-то новые возможности. Конкретно у меня? Ну, я нашел себе работу, у меня в планах свадьба. Пока на этот год достаточно. А на будущий год хотелось бы, конечно, побольше радостей, побольше всем любви, удачи, процветания нашего края. Ну, скорее всего в каком-то признании хотя бы ближайших наших соседей – хотя бы. Руководство нашего государства делает все возможное. Не знаю… Создания, например, благоприятного бизнес-климата для привлечения новых инвестиций зарубежных или местных даже инвестиций тоже было бы неплохо.

– От будущего года жду всего самого лучшего, хорошего, что был получше, чем этот год. Этот год мне запомнился тем, что творится на Украине и так далее. Мира, чтоб не было войны у нас. Чтоб наше Приднестровье наконец-таки стало на ноги и у нас было будущее. Мы стремимся к этому. Много чего уже достигнуто. Мы на хорошем пути. А пока я закончу, думаю, Приднестровье станет на ноги к тому времени.

Чтоб мир был в стране и вообще во всем мире. Здоровья всем, чтоб и мои дети были здоровы и все, кто любит своих детей, свою семью.

Ну, в уходящем не знаю, ничего такого вспомнить не могу. Хочется, чтоб была стабильность – в первую очередь, материальная, чтобы не урезали зарплаты, пенсии. Это основное. Какие нужно поправки внести в законы, чтоб как-то изменить нашу ситуацию, которая в данный момент нестабильная. А все остальное приложится. Да, и мир, конечно, чтоб хотя бы так, как оно есть, не надо ничего другого, и будет все здорово.

Свободная Европа: Мнения жителей Приднестровья, случайно встреченных нашими корреспондентами на улицах Тирасполя и Бендер.

***

Свободная Европа: Официальный журнал Европейского Союза опубликовал в четверг, 24 декабря, решение Совета по ассоциации Евросоюз - Республика Молдова, согласно которому углубленная и всесторонняя Зона свободной торговли с 1 января 2016 года распространяется на всю территорию Молдовы, включая Приднестровье. Экономические агенты левобережья Днестра на протяжении 2015 года были освобождены от положений этого соглашения - до конца года они продолжали пользоваться автономными торговыми преференциями – это режим беспошлинного экспорта в Евросоюз, но облагаемого импорта. Торговые преференции истекают в конце этого года, как и было определено с самого начала. В Тирасполе решению Брюсселя предшествовало сообщение главы региона Евгения Шевчука, который дал понять, что экономические агенты региона будут и впредь экспортировать товары на европейский рынок в беспошлинном режиме, и назвал договоренность с Брюсселем и Кишиневом победой приднестровской дипломатии. Ранее Тирасполь неизменно отклонял предложение присоединиться к Зоне свободной торговли между Молдовой и Европейским Союзом, мотивируя тем, что политически регион ориентируется исключительно на Восток, несмотря на то, что экспорт нацелен на европейский рынок. Но в отсутствии преференций и зоны свободной торговли приднестровскому экспорту грозили обременительные пошлины. Лина Грыу обсуждает эту тему с экспертом Института европейских политик и реформ, бывшим заместителем министра иностранных дел Республики Молдова Юлианом ГрОзой.

Свободная Европа: Приднестровская администрация сообщила несколько недель назад, что автономные торговые преференции для экономических агентов региона продлены. На тот момент ни Кишинев, ни Брюссель не подтверждали эту информацию. Что предусматривает заявление Кишинева, озвученное в конце минувшей недели?

Юлиан Гроза: Во-первых, заявление Шевчука о том, что Евросоюз продлил автономные торговые преференции для Приднестровья, не совсем точное. Потому что, по сути, то, что случилось – учитывая, что и действующее правительство сообщило на прошлой неделе, в четверг, что Советом Европейского Союза принято решение о распространении Зоны свободной торговли с Евросоюзом на всю территорию Республики Молдова, включая Приднестровье – означает расширение Зоны свободной торговли, а не продление автономных торговых преференций.

Таким образом, решение, принятое на прошлой неделе Советом по ассоциации между Евросоюзом и Республикой Молдова – именно этот институт уполномочен, как зафиксировано в Соглашении об ассоциации, принимать такие решения – означает начало распространения Зоны свободной торговли на приднестровский регион. И решение это было принято в результате диалога между Кишиневом и Брюсселем.

В конце ноября Совет Евросоюза в рамках рабочих групп рассмотрел соответствующее предложение, и Евросоюз дал согласие на распространение Зоны свободной торговли и на Приднестровье; решение Совета по ассоциации лишь подтверждает этот подход. Таким образом, с 1 января 2016 года Зона свободной торговли действует и в Приднестровье.

Свободная Европа: Вы даже провели специальное исследование на эту тему. В чем состоит, по сути, механизм применения правил Зоны свободной торговли и к приднестровским экономическим агентам? Ведь не секрет, что Тирасполь противился этой идее, а экономика региона не подогнана под новые требования?

Юлиан Гроза

Юлиан Гроза

Юлиан Гроза: В аналитическом исследовании, проведенном нами в ноябре, рассматривались возможные сценарии применения Зоны свободной торговли в Приднестровье. Сценарий, который мы прогнозировали, состоял в том, что удастся принять решение о распространении Зоны свободной торговли на Приднестровье.

К чему приведет такой подход? По сути, поскольку Республика Молдова пользовалась автономными торговыми преференциями с Европейским Союзом, которые были предоставлены, в том числе, и приднестровским экономическим агентам, уже тогда были определенные предварительные условия для того, чтобы мы смогли освоить эту преференциальную торговлю с Европейским Союзом. Речь шла о двух ключевых условиях: одно касалось сертификации происхождения товаров, второе относилось к контролю санитарных и фитосанитарных стандартов. Практически, на протяжении последних лет, пользуясь автономными торговыми преференциями, Кишинев выполнил все эти условия, а таможенному органу Республики Молдова был обеспечен доступ к экономическим агентам приднестровского региона для сертификации происхождения товаров и т.д.

С одной стороны, сам опыт освоения автономных торговых преференций с Евросоюзом заложил определенные основы для того, чтобы сегодня Зона свободной торговли распространилась и на Приднестровский регион и, в принципе, эти условия так или иначе выполнены. Потому что, в основном, есть три ключевых условия для применения Зоны свободной торговли на всей территории Республики Молдова. Это сертификация происхождения товаров. Это контроль санитарных и фитосанитарных стандартов. И третье, самое главное, это исключение импортных пошлин на товары из Евросоюза, которые идут в Приднестровье.

Что касается первых двух условий, как я уже говорил, они в значительной степени выполнены. По третьему требованию, которое касается пошлин на импорт, необходимо уточнить механизм реализации этой процедуры на практике. Потому что на данный момент Тирасполь взимает пошлины на товары, импортируемые из Евросоюза. И эта ситуация, естественно, идет вразрез с положениями Соглашения об ассоциации – это нарушение договора. И, как понимаем мы на данный момент, Европейский Союз фактически договорился с Кишиневом расширить зону, и ответственность за соблюдение этих условий возложена на Кишинев.

Но, с другой стороны, не исключено, что существует какая-то неформальная договоренность между Кишиневом и Тирасполем в контексте применения Зоны свободной торговли в Приднестровье. И эта договоренность, как я понимаю, приняла завуалированную форму. И здесь мне хотелось бы вернуться к первому вашему вопросу – о заявлениях Шевчука. Практически, эта завуалированная форма расширения касается так называемой льготной торговли, говоря простонародным языком, но в действительности это означает распространение Зоны свободной торговлю с Европейским Союзом на всю территорию Республики Молдова.

И, как часть этого подхода, скорее всего, с Тирасполем достигнута договоренность о предоставлении какой-то отсрочки, переходного периода для обеспечения качественного выполнения всех положений Соглашения об ассоциации, которые касаются Зоны свободной торговли, включая положения о тарифных и нетарифных барьерах. И такой подход мне представляется логичным, резонным, потому что, в конечном итоге, интерес и Кишинева, и Тирасполя должен состоять в том, чтобы экономические агенты Приднестровья могли успешно работать.

Потому что из статистики, которую приводит, в том числе, Тирасполь, видно, что торговля региона очень тесно связана с Европейским Союзом, более 30% приднестровского экспорта ориентированы на европейский рынок, а более 40% торговых обменов осуществляются на территории Республики Молдова. Иными словами, подавляющая часть торговли связана с этой углубленной и всеобъемлющей Зоной свободной торговли с Европейским Союзом.

В этих условиях положительный момент состоит в том, что, первое: углубленная и всеобъемлющая Зона свободной торговли с Европейским Союзом расширится с 1 января. Согласованы определенные переходные периоды для приднестровских предприятий с тем, чтобы они могли освоить потенциал Зоны свободной торговли с Европейским Союзом, и соблюдение этих требований, опять-таки, контролируемо.

Если не удастся выполнить условия, которые касаются вышеназванных трех аспектов – исключение импортных пошлин на товары из Евросоюза; сертификация происхождения товаров со стороны молдавских таможенников, которым будет обеспечен доступ на приднестровские предприятия; и санитарная и фитосанитарная сертификация – так вот, если по некоторым из этих трех направлений будут допущены отклонения от Соглашения об ассоциации, Республика Молдова, с одной стороны, и Европейский Союз, с другой стороны, могут вновь поднять этот вопрос на Совете по ассоциации с возможным пересмотром решения о расширении – если условия не выполнены. Потому что договор предусматривает возможность частичного приостановления положений соглашения, особенно если учесть, что в Соглашении существовал специальный пункт, который касался этой отсрочки применения Зоны свободной торговли в Приднестровье.

Следовательно, в любой момент Совет по ассоциации может вернуться к этому вопросу. И, несомненно, возможно, уже к следующему заседанию Совета по ассоциации Республику Молдова попросят проинформировать Евросоюз о ходе внедрения зоны свободной торговли. И если будет принято решение, что условия действительно соблюдаются, то положения Зоны свободой торговли будут применяться и в дальнейшем, экономические агенты будут продолжать сотрудничать с Европейским Союзом, а мы обеспечим выполнение Соглашения об ассоциации, как это предусмотрено договором.

Свободная Европа: Скажите, пожалуйста, с какими трудностями, на ваш взгляд, столкнутся приднестровские экономические агенты в ближайшей перспективе – с экономической точки зрения, а также с политической? Известно, что Тирасполь с самого начала не был в восторге от этой идеи. Вопрос еще в том, как отреагирует Москва на это решение?

Юлиан Гроза: Изначально они действительно были достаточно категоричными в смысле распространения положений Соглашения об ассоциации на Приднестровье. Сейчас мы слышали г-на Шевчука, который сказал, что они не видят, как можно прервать торговлю с Европейским Союзом, учитывая, что торговля региона тесно связана с европейским рынком. В условиях, когда Соглашение об ассоциации, так или иначе, применяется в виде льготной торговли, говоря простонародным языком, в итоге экономический интерес превалирует, интерес предпринимателей важнее.

Второе: если посмотреть на структуру торговли Приднестровья, заметим, что большинство экспортных поставок ориентированы на Евросоюз, а импорт идет в основном из России. Большинство экономических агентов Приднестровья получают инвестиции с востока, есть, в том числе, российские инвесторы. И можно заметить одну любопытную вещь: сырье импортируется с востока, в регионе перерабатывается и затем экспортируется на рынок Евросоюза.

И третий момент, который мне бы хотелось отметить: импорт, который идет из Евросоюза в Приднестровье, составляет около 7,5% в торговом балансе региона. Поэтому ситуация, в которой мы находимся, и исключение этих импортных пошлин, которые они взимают на товары из Евросоюза, не скажется существенно на бюджете региона. А в долгосрочной перспективе – пусть эта проблема существует и некоторое время будет еще существовать в регионе – если будут исключены эти импортные пошлины или, иными словами, состоится выравнивание тарифных правил на обоих берегах Днестра, это приведет к тому, что этот дефицит в 7,5%, который образуется в бюджете, не является существенным с точки зрения ситуации, в которой находится регион, и с точки зрения потерь, которые он мог бы понести в случае неприменения Зоны свободной торговли с Европейским Союзом.

Но, должен сказать, есть один важный элемент, который может и должен найти отражение в любом соглашении с Тирасполем для успешного освоения, с одной стороны, Зоны свободной торговли, и для укрепления бюджета региона, с другой стороны. Это фактическая замена импортных пошлин, которые применялись прежде, налогом на добавленную стоимость в Приднестровье, который в настоящий момент не применяется.

Такой подход, такое решение может привести к тому, что вместо этих 7,5% в бюджет региона поступит значительно больше доходов за счет применения налога на добавленную стоимость. И, что самое главное, это решение в интересах, в том числе, экономических агентов Приднестровья и они, несомненно, поддержат такой подход. В том числе для региона это хороший выход, он даст возможность обеспечить определенную устойчивость бюджета, потому что сегодня, по оценкам экспертов, в том числе коллег из Expert-Grup, в регионе бюджетный дефицит превышает 50%. Это огромный дефицит. И, соответственно, распространение Зоны свободной торговли на Приднестровье с 1 января 2016 года создает предпосылки, создает условия для обеспечения преемственности торговли с Европейским Союзом – рынком устойчивым, стабильным, и с мощным потребительским потенциалом, привлекательным, в том числе для Российской Федерации, которая действует через приднестровский регион.

Фискальная реформа в регионе, введение налога на добавленную стоимость откроют новые возможности предприятиям региона, дадут возможность бюджету укрепиться и обеспечат его стабильность. С другой же стороны, если более внимательно посмотреть на этот, скорее, политический элемент относительно Зоны свободной торговли и сдержанность, нежелание Москвы или Тирасполя, можно заметить, что за этой сдержанностью, за этим нежеланием стоит определенный экономический интерес. И формула, в которой удалось ввести в действие Зону свободной торговли – завуалировано, в виде облегченной торговли – разумная формула, прагматичная и в состоянии обеспечить очередное выражение мер по укреплению доверия между двумя берегами Днестра в торговом измерении. Точно так, как сегодня очень многие жители региона пользуются безвизовым режимом с Евросоюзом, правом беспрепятственно путешествовать по Европе, наравне с остальными гражданами Республики Молдова.

Свободная Европа: Скажите, пожалуйста, на протяжении 2015 года существовала и эта накаленная ситуация, связанная с предстоящими тогда выборами - между администрацией региона и экономической составляющей партии „Обновление” - „Шерифом”, который стоит за ней. В 2016 году предстоят очередные выборы в Приднестровье. Как вы считаете, это противостояние продолжится? Известно, что представители „Обновления” получили большинство в Верховном совете, намечается поляризация между исполнительной и законодательной властью региона…

Юлиан Гроза: Думаю, подобное развитие событий в регионе не скажется на экономических субъектах Приднестровья – они по-прежнему будут пользоваться положениями Зоны свободной торговли с Европейским Союзом. Чуть выше я говорил, что это в интересах экономических субъектов, в интересах, в том числе, тех, кто поддерживает силы, которые стали сейчас в регионе более заметными.

Соответственно, наши ожидания связаны с тем, что найденное сейчас решение, включая переходные периоды, включая эту налоговую реформу, которую необходимо внедрить, пользуется консенсуальной поддержкой политических сил региона. Потому что все понимают, и они признали это, мы слышали оценки представителей различных ведомств региона, которые говорили, что они не видят, каким образом регион мог бы существовать без торговли с Европейским Союзом. Соответственно, я не думаю, что этот вопрос будет пересмотрен в случае возможных изменений в руководстве региона.

Свободная Европа: Своим мнением поделился эксперт кишиневского Института европейских политик и реформ Юлиан Гроза.

***

Свободная Европа: Тем временем, в Тирасполе Верховный совет провел первую сессию после выборов 29 ноября и избрал спикером бывшего министра внутренних дел в правительстве региона Вадима Красносельского. Согласно местным СМИ, Красносельский входит в партию „Обновление”, которую поддерживает компания „Шериф” и которая находится в оппозиции к приднестровскому лидеру Евгению Шевчуку. „Обновление” сохранила свои доминирующие позиции в Верховном совете, у нее после недавних выборов 33 мандата из 43. Эксперты считают ноябрьские выборы провалом Шевчука, однако глава региона располагает более широкими полномочиями, чем Верховный совет. Экономическая и политическая картина 2015 года глазами политического аналитика из Бендер Григория ВоловОго в интервью Лине Грыу.

Свободная Европа: В 2015 году развернулась очень жесткая полемика между бизнесом и властью. Для Приднестровья это впервые. Почему это происходит, и как это будет сказываться и на следующий 2016 год?

Григорий Воловой

Григорий Воловой

Григорий Воловой: Я полагаю, что мы должны начать с самого начального периода 2015 года. Давайте вспомним о том, что Приднестровье изначально попало в очень нелегкие условия. Доходы снизились, поступления в бюджет упали и к этому во многом исполнительная власть и законодательная тоже привязывали то, что Молдова, Украина, то, что происходило в Молдове с подписанием Соглашения об ассоциации с Евросоюзом – во многим эти решения ухудшили торгово-экономическую деятельность Приднестровья. А недопоступление налогов вызвало жесткий кризис в регионе. Естественно, что Приднестровью отсутствие денег пришлось каким-то образом компенсировать, и власти, напомню, пошли на самые непопулярные меры – и это, учтите, в год выборов, год выборов в верховные законодательные органы и местные органы власти – не выплачивали пенсионерам и ряду бюджетников 30%, а в последующем – 20%. Естественно, это сказалось на популярности исполнительной власти, естественно, что выборы в этих условиях проходили как противостояние бизнес-структур, с которых власти пытались достать налоги, достать дополнительные финансовые ресурсы и, соответственно, закрыть бреши в бюджете. Не могло это не сказаться на таком жестком противостоянии.

Я не буду касаться того, насколько правильно это делалось или неправильно. Но сам факт, что мы сегодня видим результаты выборов. Победила одна структура, которую в Приднестровье называют коротко – “Шериф”. И партия “Обновление”, это ее политическая надстройка. Победила экономическая структура партия “Шериф”. И люди пошли проголосовали за ее представителей только по одной причине: они были недовольны действиями исполнительной властью. Будет насколько интересна эта борьба в дальнейшем? Думаю, что сегодняшний уже состав Верховного совета, как и руководящих органов, говорит о том, что все-таки, хотят депутаты или не хотят, они должны помнить, что Приднестровье – это президентская республика. Большинство решений выносится и многие решения зависят от того, что скажет президент со своей командой. Поэтому надо искать компромисс. Я думаю, что требование это понимают в Верховном совете. А впереди еще и бюджет, а бюджет надо не только принять и утвердить, но еще и обеспечить его покрытие. Поэтому здесь предвыборные агитационные лозунги не идут, тут надо уже конкретно предлагать конкретные статьи расходов чем покрыть.

Не думаю, что депутаты способны это сделать в этих условиях. Ну и добавьте то, что сегодня исполнительная власть в лице Шевчука, президента Приднестровья, смогла начать выплату задолженности пенсионеров – это резко подняло опять авторитет президента и президентских структур и, в частности, исполнительной власти; добавьте к этому, что новый премьер-министр, которого предложил президент, человек более прагматичный и более экономически подготовленный к этой работе, по моему мнению, чем г-жа Туранская. То есть, в принципе возможности диалога исполнительной власти и законодательной сегодня в Приднестровье гораздо выше, чем они были до этого.

Свободная Европа: Г-н Воловой, эта полемика между представителями бизнеса от Шерифа, как вы говорили, и нынешней исполнительной властью - она, скорее всего, продолжится в следующем году, имея в виду, что предстоят президентские выборы. Вы видите какого-то контркандидата для Евгения Шевчука со стороны бизнес-структур на этих выборах?

Григорий Воловой: Тот факт, что Обновление-Шериф обязательно выдвинут своего кандидата на пост президента в будущем 2016 году ни у кого, по-моему, не вызывает даже сомнения. Сегодня есть разные кандидатуры, но ясно, что одна из наиболее реальных в перспективе – это кандидатура г-на Красносельского. Он узнаваем, он политически раскручен, его знают от Рыбницы до Бендер, и поэтому, вполне возможно, его определенная нейтральная позиция тут может сыграть на популярности и на голосах.

Не сомневаюсь, что нынешний президент Евгений Шевчук будет также баллотироваться на пост президента на второй срок. Насколько он будет удачен у избирателей, можно будет судить только в 16-ом году, если он сможет погасить долги исполнительной власти перед бюджетниками, перед пенсионерами, что сейчас наблюдается; если экономика не будет сваливаться все так же сильно в пике, то я не исключаю возможности, что все может складываться достаточно непредсказуемо.

Свободная Европа: У Шерифа, в принципе, есть довольно большая политическая поддержка, есть партия, есть местные структуры, есть сейчас и большинство в Верховном совете. Евгений Шевчук, может быть, не один на один в этой конфронтации, в этой борьбе, но у него, во всяком случае, намного меньше поддержки внутри Приднестровье. На что рассчитывает Евгений Шевчук?

Григорий Воловой: Этот вопрос легче было бы задать самому Евгению Шевчуку – на что он рассчитывает. Но, по моим наблюдениям, один из его больших недостатков – у него нет серьезного кадрового резерва. Приходится принимать непопулярные решения, для этого нужны специалисты высокого класса, нужны, скажем так, не теоретики, а практики, нужно заниматься не перспективной(?) экономикой, а заниматься конкретным решением сегодняшних проблем. Потому что они никуда не уйдут, ведь дефицит бюджета все равно есть, его надо решать, Напомню, что в Приднестровье очень высокая пенсия, в Приднестровье очень высокие зарплаты в среднем, если сравнить с Молдовой и Украиной, это надо откуда-то покрывать.

Естественно, Приднестровье еще находится в достаточно изолированном экономическом положении – проблемы железной дороги, проблемы транспортной логистики накладывают дополнительный отпечаток.

Вторая проблема – это нет продуманной программы действий по развитию Приднестровья. Потому что эта программа действий во многом будет зависеть от того, как сориентируется Приднестровье в условиях того, что Кишинев идет на Запад, а Россия, Москвыа находятся на Востоке. Попадает Тирасполь в очень сложное положение, но, мне кажется, здесь нет трагедии. Мне представляется, что при определенной экономической поддержке со стороны России – а она наблюдается, пусть недостаточно, в небольших количествах, но наблюдается – при правильном понимании роли Европейского Союза в жизни Молдовы и между Приднестровьем в этой схеме я думаю, что Приднестровье может выжить, существовать и развиваться в дальнейшем. И именно от этого решения будут зависеть итоги будущих выборов президента, которые, напомню, пройдут фактически зимой 2016 года.

Свободная Европа: Мы видели, что в последние месяцы выплачиваются задолженности по пенсиям и зарплатам, насколько понимаю, идет речь о финансовой помощи со стороны Москвы. Как вы чувствуете позицию Москвы в данной политической ситуации, после этих выборов в Верховный совет, какие сигналы идут оттуда? Кого поддерживает Москва в данной ситуации? И достаточно ли сил для того, чтобы удержать регион и в следующем году? Потому что будет, скорее всего, осложнена ситуация и в связи с Украиной, с введением контроля на границе, и с выходом Украины из зоны свободной торговли с Россией и так далее. То есть, в этом плане, скорее всего, будут новые трудности. Может Москва удержать регион?

Григорий Воловой: Москва и не будет пытаться удержать регион, потому что нет смысла удерживать. Приднестровье однозначно завязано на России. Здесь абсолютное большинство живущих не видят себе другой жизни, иначе как в тесных экономических и политических связях с Российской Федерацией.

Другой вопрос – что будет дальше? Давайте вспомним насчет тех денег, которые якобы дала Российская Федерация в погашении частичного долга перед пенсионерами и бюджетниками. Там очень небольшие деньги, там порядка двух миллионов долларов. Ну, а если их взять по настоящему, если бы Приднестровье было легитимным суверенным государством? Возьмите Молдову: сколько кредитов от различных международных структур? Миллиарды долларов. Вопрос: а Приднестровье сколько получило? Это несоизмеримо, хотя объемы достаточно могут быть сопоставимы по экономической деятельности. То есть, фактически речь нельзя вести о кредитовании той или иной страны, речь должна идти о хозяйственной деятельности, насколько она эффективна в этих условиях. Думаю, что для России поддержка, даже такая вот небольшая, Приднестровью экономическая и финансовая не составит большой проблемы. Россия сейчас не будет продвигать поддерживать (??) какую-либо фигуру, конечно, там есть специалисты, которые отслеживают ситуацию, наблюдают за ней, наверняка ведутся какие-то переговоры с теми или иными кандидатами в будущей избирательной кампании. Но мне представляется, что – опыт показывает – Москва, как и Брюссель, не всегда видит то, что лежит в реальной гуще событий, то, за кого проголосуют люди. Скорее всего, выбор людей будет во многом означать выбор Приднестровья будущих перспектив развития отношений. Будет это Шевчук, будет ли это представитель от Обновления, мне представляется, что не поменяется и политический вектор Приднестровья. Мы будем нацелены на тесные контакты с Россией.

Но, в то же время, могут усилиться связи – они должны, обязаны усилиться, потому что преференции нам выданы, насколько я понимаю, Приднестровью от Евросоюза, только на один год - они усилятся и с Западом. Идеальная картина! Как говорила одна старая женщина, моя бабушка: угрюмая теля ни одной матки не сосет, а умный теленок ото всех пользует молоко. И с Запада, и с Востока. Наверное, такая позиция, геополитическая ситуация уготована и для Молдовы, в том числе для Приднестровья.

Свободная Европа: Две недели назад было объявление со стороны Тирасполя о том, что беспошлинный режим продлится, хотя из Кишинева и Брюсселя не было никаких подтверждений этому. Как вы видите развитие этой ситуации дальше? Известно, что Приднестровье не особо было в восторге от принятия правил зоны свободной торговли с Евросоюзом и плюс, скорее всего, и Москва не в восторге от этого…

Григорий Воловой: Понимаете, есть объективная реальность. У нас нет общей границы с Российской Федерацией. Мы должны жить в тех условиях, которые заложены изначально в момент распада Советского Союза. Так сложилось, что на территории Молдавской ССР был конфликт, вооруженный конфликт, который привел вот к таким последствиям. Появилось Приднестровье, до конфликта гагаузы смогли получить статус автономного образования Гагауз-Ери, это фактически республика. Естественно, что конфликт никем не решается, хотим мы того или нет, какие бы экономические модели не существовали, какие бы преференции были бы или не были, надо искать пути политического решения. Сегодня ни одна из сторон, напомню – ни Тирасполь, ни Кишинев, ни Москва, ни Брюссель, никто – не предлагает реальные политические модели урегулирования. Я даже так сказу, что, по моему мнению, Кишинев даже не заинтересован, потому что получить порядка 400 тысяч избирателей, настроенных провосточно – для Кишинева это не нужно. Поэтому экономическую модель будут фактически подстраивать под существующие реалии и наличие преференций сегодня просто используют по максимуму для того, чтобы посмотреть, чем закончится ситуация в Молдове в будущем. В Кишиневе ситуация крайне нестабильная, вы сами видите, что там творится, поэтому можно предположить, что правительство будет висеть на волоске, кто будет дальше, как будут выборы, будут ли они досрочными или будут плановыми, так сказать, время покажет. Поэтому Тирасполь и Москва наблюдают за ситуацией в Кишиневе. А насчет преференций все просто: есть – хорошо, буду пользоваться, нет – буду выживать, просить дотации.

Свободная Европа: О перспективе геополитического влияния в регионе в 2016 году – какой вы видите ситуацию? Вы хорошо сказали о том, что в Кишиневе вещи очень непонятные, один из вариантов, которые обсуждаются в Кишиневе, это переформатирование коалиции, а левоцентристская коалиция означает намного большее сближение с Москвой. И в принципе некоторые эксперты очень боятся в Кишиневе транснистризации, приднестровизации всей Республики Молдова. То есть, расширения влияния Российской Федерации на всю территорию Республики Молдова…

Григорий Воловой: Вы знаете, я не вижу здесь проблемы. Мы, с одной стороны, уже попробовали; мы – имею в виду молдаване все, все, кто живут в Республике Молдова -попробовали уже, что такое курс в Евросоюз, мы от этого курса фактически не сможем уклониться, потому что, я еще раз подчеркиваю, у нас нет общих границ с Российской Федерацией, а есть граница с Украиной, которая нацелена также на курс в Евросоюз, в Европу, тем более, что это непредсказуемое государство и вряд ли стоит ожидать, что в ближайшие лет 20 она изменит свой курс. Но мы попробовали европейский курс.

Что такое означает провосточный курс, промосковский, проприднестровский в этой направленности, приднестровизация Молдовы – я думаю, что мы еще этого не знаем, потому что никто такого и не понимает, что это означает в сути своей. Я склоняюсь к той точке зрения, что главное – это уметь использовать политические и экономические выгоды от своего геополитического расположения. Молдова, как и Приднестровье, находится в очень удачном месте. Это фактически пути экономические и политические интересы как Востока, так и Запада. Нам надо отовсюду искать свой интерес, свою выгоду. Но эта выгода должна быть не для индивидуальных политиков, не для индивидуальных бизнесменов, а для всего государства, включая и Приднестровье. Если этой выгоды не будет, это будет кража еще других миллиардов, это будет кредиты, которые будут расползаться, это будет совсем другое. Но, в принципе, можно попробовать жить в новой системе координат. Никто не пытался жить вместе. Обратите внимание: ведь большинство договоренностей, которые были между Тирасполем и Кишиневом, не выполняются. Ставлю вопрос: Почему? Кто заинтересован? Кто не дает транспортные дозволы, кто лишает рабочих мест, приднестровцев все больше и больше отталкивают в сторону востока – кто-нибудь из молдавского правительства может сказать? Не скажут, потому что там меняются, там идет чехарда. Поэтому Тирасполь и Москва сейчас смотрят за ситуацией в Кишиневе. Как она будет развиваться – время покажет.

Свободная Европа: Политический аналитик из Бендер Григорий ВоловОй отвечал на вопросы Лины Грыу.

***

Свободная Европа: Дамы и господа, наша передача подошла к концу. Ее ведущий Александр Фрумусаки благодарит вас за внимание и прощается до следующей встречи. Вы слушали Радио Свободная Европа.

XS
SM
MD
LG