Linkuri accesibilitate

"Я не верноподданный раб, а гражданин!"


Владимир Ионов в пикете, июль 2013 года

Владимир Ионов в пикете, июль 2013 года

Суд постановил принудительно доставить в суд 76-летнего гражданского активиста Владимира Ионова, уехавшего на Украину

Преображенский суд Москвы 23 декабря постановил принудительно доставить в суд 76-летнего гражданского активиста Владимира Ионова. В этот день суд планировал огласить приговор Ионову, которого обвиняют в неоднократном нарушения порядка проведения публичных мероприятий. Из-за неявки подсудимого оглашение назначили на 29 декабря. В понедельник между тем стало известно, что Владимир Ионов, который во время следствия находился под подпиской о невыезде, покинул Россию и сейчас находится на Украине. Прокурор добивается для него наказания в виде трех лет условного срока и ограничения участия в публичных мероприятиях.

Приговор 76-летнему Владимиру Ионову Преображенский суд попытался вынести уже в третий раз. Накануне первого заседания по этому вопросу, 10 декабря, активист почувствовал себя плохо и был госпитализирован. Как рассказывала прессе его подруга Ольга Браун, у Ионова заболело сердце, он потерял сознание. Врачи доставили активиста в предынфактном состоянии в реанимационное отделение одной из московских больниц. Последующие попытки огласить приговор Ионову также не удались: он все еще находился в лечебном учреждении. 21 декабря издание "Грани.ру" сообщило, что Ионов вместе с подругой покинул Россию. В коротком интервью Ионов пояснил, что он с Ольгой Браун уехал на Украину и сейчас находится в Харькове у друзей. На Украине он собирается "легализоваться" – сейчас у него нет заграничного паспорта. Ионов не исключил, что обратится к властям Украины за политическим убежищем, хотя и надеется вернуться на родину. Свое решение уехать Владимир Ионов "Граням" объяснил так:

"Сейчас мне хотелось бы избежать тюрьмы. Когда я был один, мне было совершенно все равно. Мы выходили для того, чтобы как-нибудь повлиять на ситуацию, в которой власть уже просто потеряла разум и прячется за отмороженный ОМОН. ОМОН не виноват, он приезжает из "горячих точек". Их предшественники вообще расстреливали несчастных по темницам, а эти просто избивают. Теперь я не один, с любимой женщиной, у нее конституция гораздо тоньше, чем моя. Из чувства заботы и любви к ней я принял такое решение".

Радио Свобода попыталось связаться с Владимиром Ионовым, однако пока этого сделать не удалось.

23 декабря Преображенский суд должен был вновь попытаться огласить приговор, однако заседание перенесли на 29 декабря, а в отношении подсудимого оформили принудительный привод. О том, как теперь будут развиваться события и какие последствия могут грозить Владимиру Ионову, в интервью Радио Свобода рассказала адвокат активиста Ольга Динзе:

– Ему объявлен принудительный привод, дано поручение установить его местоположение. Сделали запрос в больницу: находится он там или нет. Понятно, что это формальности. Все понимают, что Ионов уехал. Сейчас его местоположение установить не удастся, придет ответ из больницы, что он там не находится, что уехал тогда-то и тогда-то. Потом его объявят в розыск и приговор будет вынесен заочно.

– Может быть открыто новое дело в связи с тем, что писали: Ионов нелегально пересек границу?

– У него подписка о невыезде. По поводу нелегальности пересечения: если это так, то Ионова должны депортировать из Украины.

– Вы не знали о том, что он уезжает. Как вам стало это известно об этом и что вы думаете о его поступке?

Что там делать на Украине? У нас же с Украиной договоренности, его с удовольствием оттуда депортируют в Россию

– Мне стало известно о поступке Владимира от журналистов. Я не могла ему дозвониться в течение недели, поэтому поняла: информация соответствует действительности – он уехал. Мне он ничего не сообщал. Это очень печально. Что там делать на Украине? У нас же с Украиной договоренности, его с удовольствием оттуда депортируют в Россию. Его там обязательно найдут, может, не сразу, но найдут, – считает Ольга Динзе.

Дело о неоднократном нарушении правил проведения публичных акций в отношении Владимира Ионова возбудили в январе 2015 года, после его в пикета в поддержку французского журнала Charlie Hebdo и акции на Манежной площади в поддержу братьев Навальных. Также в деле Ионова упомянуты нарушения на акциях 21 марта и 11 мая 2014 года. В сентябре началось судебное разбирательство в отношении активиста, он вину не признал и продолжил выходить на протесты.

В начале 2015 года Владимир Ионов в интервью Радио Свобода рассказал о том, как он готовится к акциям:

По мнению гражданского активиста Марка Гальперина, которому предъявлены обвинения по этой же статье, условный срок Владимира Ионова через несколько месяцев мог бы обернуться реальным, поскольку активист не собирался прекращать участвовать в акциях:

Марк Гальперин в пикете, сентябрь 2015 года

Марк Гальперин в пикете, сентябрь 2015 года

– Я считаю, что Ионов поступил правильно, потому что прокурор запросил 3 года условно с ограничением участия в массовых мероприятиях, в том числе в пикетах, митингах и так далее. Владимир после одного из судебных слушаний сказал, что не собирается себя ограничивать, подчеркивает, что он гражданин своей страны, а не раб и не верноподданный. Фактически это лишь отсрочка на пару месяцев – он выйдет на следующий пикет или митинг, и тогда условный срок превратится в реальный. Сейчас Ионов фактически обезопасил себя. Ему много лет, он не имеет возможности сидеть в тюрьме, тюрьма его убьет. Поэтому молодец, что уехал. Я не думаю, что будут устраивать спецоперацию по его поимке, никто его не будет похищать с территории Украины.

– Вы с ним общались, наверно, в последнее время? Насколько тяжело ему далось это решение?

– Конечно, это было нелегко. Возможно, родные посоветовали, и он принял такое решение. Я по Facebook связался с его подругой, и она подтвердила, что он продолжает бороться за границей, в изгнании. Он не складывает оружие.

Владимир сразу сказал, что не собирается себя ограничивать: он гражданин своей страны, а не раб и не верноподданный

– Как вы считаете, насколько эффективными будут попытки Ионова повлиять на ситуацию в России из-за границы?

– Естественно, находясь в Москве, в России, можно сделать больше. Но Ионов уже стал знаковой фигурой, поэтому большого значения не имеет, откуда он говорит о несвободе России – из Харькова, из Лондона или из Парижа. Мы будем слушать его везде, откуда бы он ни говорил.

– Вас тоже обвиняют по той же статье, и вам грозит вполне реальный срок. Вы не рассматривали вариант с отъездом?

– Мне постоянно говорят: уезжай, уезжай. Но я никуда не уеду. Я опасен им в любой точке: и в тюрьме, и в гробу, и на свободе. Я никуда не уеду, я создаю движение за смену власти, мне нужна свобода, нужно встречаться с людьми. Уезжать я не собираюсь. Дело возбудили 16 января 2015 года, на следующий день после моего задержания. С тех пор я только один раз говорил со следователем, отказался что-либо подписывать. Позже никаких движений не было.

– По этой статье осужден Ильдар Дадин, вскоре огласят приговор Ионову. Когда эта статья вводилась в прошлом году, все говорили, что это сделано "под конкретных людей". Как вы считаете, власти добились своей цели?

– К сожалению, да. Власть делает "правильные" шаги, она добилась своей цели – запугать людей. Массовые репрессии не планируются, поскольку ответная волна власть сметет. Запугать людей удалось. Человек сидит, например, дома и хочет пойти на массовое мероприятие, даже согласованное. А ему родственники говорят: "Ты куда пошел? Ты в тюрьму захотел?" Другое дело, что процессы по этой политической статье (а 212.1 – это политическая статья, которая наглым образом нарушает Конституцию) оказываются резонансными, поэтому для борьбы с опытными гражданскими активистами власти часто применяют другие методы. Если подбросить человеку наркотики, например, то это сразу бросает черную тень: ну вот, да, он такой нехороший, мы всегда подозревали, что оппозиционеры занимаются чем-то нехорошим. Навальный весь лес украл, Ходорковский – всю нефть, Развозжаев – шапки.. – сказал в интервью Радио Свобода гражданский активист Марк Гальперин.

Статья 212.1, предусматривающая уголовное наказание за неоднократное нарушение порядка проведения публичных мероприятий, была введена в 2014 году. Первым по ней в начале декабря был осужден гражданский активист Ильдар Дадин, его приговорили к трем годам колонии общего режима. Помимо Ильдара Дадина и Владимира Ионова, обвинения по этой статье предъявлены Марку Гальперину и гражданской активистке, многодетной матери Ирине Калмыковой. Она, по сведениям Марка Гальперина, также находится за пределами России.
XS
SM
MD
LG