Linkuri accesibilitate

Украинский кризис в 2015 году: без победителей, но с побежденными


Moldova Blog Ernest Vardanean Audio Program banner

Moldova Blog Ernest Vardanean Audio Program banner

2015 год обозначился продолжением конфликта в Донбассе, который перешел в вялотекущую стадию с взаимными обвинениями, нарушениями режима прекращения огня, но более четкими позициями международных посредников. Символическим началом политического года можно считать беспрецедентно долгие 16-часовые переговоры президентов Украины, России и Франции и канцлера ФРГ в Минске в феврале 2015 года. Итогом дипломатического марафона явились вторые Минские соглашения, которые стали основой процесса урегулирования.

Выделю только наиболее важные пункты:

- взаимный отвод тяжелой артиллерии и бронетехники украинской армии и ополчения Донбасса на расстояние, делающее невозможным обстрел позиций противника;

- сохранение Донецкой и Луганской области в составе Украины;

- конституционная реформа в Украине, позволяющая расширить полномочия местных властей в Донбассе;

- передача «мятежного» участка российско-украинской границы под контроль Киева.

С первым пунктом сохраняются определенные тактические сложности, связанные с отсутствием четкого непрерывного международного контроля линии соприкосновения. Второй пункт, болезненный для России и особенно для Донбасса, всё же не оспаривается Москвой. При этом Донецк и Луганск по-прежнему не считают себя подконтрольными Киеву.

Третий пункт самый неприятный для украинских властей – в Верховной Раде проходили нешуточные баталии вокруг законопроекта, который, тем не менее, был принят депутатами и подписан президентом Петром Порошенко. С другой стороны, этот пункт важен для России, т.к. потенциально дает ей рычаги влияния на внутреннюю и внешнюю политику Украины. Наконец, четвертый пункт принципиален для Запада, который сохраняет режим санкций в отношении России, считая именно контроль Украины над своей границей основополагающим условием налаживания диалога с Москвой.

Сразу после подписания Соглашения 12 февраля представителями Контактной группы (он же Минский формат: спецпредставитель президента Украины, посол РФ в Киеве, посол ОБСЕ и лидеры ДНР/ЛНР) Совет Безопасности ООН принял резолюцию в поддержку документа; лидеры ряда европейских стран одобрили Соглашение. Вместе с тем, политологи и пресса подвергли «Минск-2» критике, считая его нежизнеспособным.

В частности, немецкий журнал Der Spiegel в июньском материале написал, что первые три пункта подразумевают прекращение огня, отвод тяжелых вооружений и доступ наблюдателей от ОБСЕ к складам вооружения, но «ничего из этого так и не было сделано». Что касается процесса децентрализации, он, по мнению автора статьи, «буксует». «…Украинские власти не хотят признавать сепаратистов в качестве партнеров по переговорам и тем самым повышать их значимость. А пророссийские полевые командиры, в свою очередь, не желают после выборов делить политическую власть с проукраинскими партиями, что вполне возможно», - пишет немецкое издание.

Тем не менее, как раз децентрализация, в отличие от сугубо военных процессов, сдвинулся с мертвой точки. Киев, как я уже отметил, изменил Конституцию, а Донецк и Луганск согласились на перенос местных выборов с осени 2015 года на будущую весну. Правда, в этом есть хитрость: конституционная реформа позволит «мятежникам» провести выборы на правах более «высокой» автономии, а поскольку результат выборов априори окажется не в пользу Киева, весной украинское руководство может получить всё такой же строптивый, но уже законный режим, с которым придется считаться! Именно этот момент прочувствовали украинские политологи, когда стали критиковать Минские соглашения.

Однако процесс имеет неприятные стороны и для России. Скорее всего, ей придется согласиться с тем, что соответствующий участок границы вернется под контроль Киева. Формально Москва не может и не должна возражать, ибо сама заявляет, что не причастна к конфликту. И хотя Путин на днях признал, что в Донбассе все-таки есть российские военные, но «исключительно добровольцы», - это не меняет официальной позиции Кремля: «Мы ни причем, мы никому не обязаны». Раз ни причем, то контроль на границе придется вернуть Киеву, и тогда автоматически закроется «военторг», и роль России сведется к гуманитарной помощи жителям Донбасса да еще к процессу мониторинга в составе Миссии ОБСЕ.

Параллельно с этим в самом Донбассе идет загадочный, но вполне объяснимый процесс «зачистки» полевых командиров ополчения, не желающих мириться с Минскими соглашениями, то есть, в данном случае, с полной блокадой Киевом «мятежной территории». Например, в конце мая при странных обстоятельствах был убит Алексей Мозговой, а совсем недавно – Павел Дремов. Всех реальных и потенциальных противников сдачи проекта «Новороссия» (вещи надо называть своими именами!) точечно и, простите за цинизм, эффективно убирают.

Справедливости ради надо сказать, что в деле реализации Минских соглашений старается не только Россия, но и формально не участвующие в процессе Соединенные Штаты. Так, госсекретарь Джон Керри в интервью программе «Вести недели» заявил, что Вашингтон продолжает работать с киевскими властями, призывая их к выполнению Минских соглашений, «и украинские политики слышат эти призывы». «Мы продолжим оказывать давление на власти в Киеве, ведь у них есть обязательства, которые они должны выполнить», - заявил Керри, заметив, что осенью Киев принял «очень сложный закон» (реформа Конституции).

В связи с этим напомню уважаемым читателям, что к уже существующему Минскому формату, который работает параллельно с Нормандским (РФ, Украина, ФРГ, Франция) присоединился неофициальный формат «Нуланд – Карасин». После встречи Путина с Керри в мае было принято решение подключить Викторию Нуланд и Григория Карасина к процессу урегулирования в качестве «вспомогательных посредников» (хотя, скажем честно, назвать русских и американцев простыми помощниками было бы как-то нелепо). Вот так, на трех уровнях – экспертов/рабочих групп, президентов и высокопоставленных дипломатов – продолжается долгий, трудный и формально мирный процесс урегулирования в Донбассе.

Сейчас сложно сказать, чем это всё закончится. Но надо уяснить несколько принципиальных моментов: Европа дает понять, что не отменит санкции, пока Россия, как минимум, не обеспечит передачу границы под контроль Украины. Киев нехотя идет на диалог с «мятежниками» и с удовольствием уничтожил бы их, но над ним довлеет Вашингтон. Россия скрепя сердце признает поражение с «Новороссией», но понимает, что децентрализация Украины в долгосрочной перспективе принесет больше дивидендов, чем продолжение бессмысленной войны в Донбассе. Наконец, США плотно «сели» на украинское руководство, но не намерены доводить дело до открытой конфронтации с Россией, а иранская перспектива и сирийское урегулирование куда как важнее и злободневнее Украины. Правда, остается крымский вопрос, но это уже несколько другое измерение…

XS
SM
MD
LG