Linkuri accesibilitate

2015 год для Армении по определению должен был стать определяющим и сложным. Все последние годы моя Родина совместно с мировым армянством широкомасштабно и всесторонне готовилась к 100-летию Геноцида армян. И, надо сказать, мероприятия прошли на высочайшем уровне – да так, что турки были вынуждены ответить переносом своего традиционного «праздника» - годовщины битвы при Галлиполи – с 25 на 24 апреля, вызвав недоумение зарубежных дипломатов, для которых подобный цинизм был уже чрезмерным.

Тема столетия была сквозной на протяжении всего года, т.к. мероприятия не закончились 24 апреля, а с учетом того, что Турция не собирается признавать злодеяния, борьба продолжится и в будущем. Тем не менее, Геноцид стал далеко не единственной знаковой темой. 2015 год начался с большой трагедии: в моем родном городе Гюмри была зверски убита целая семья Аветисян, всего семь человек, включая 6-месячного малыша. По подозрению в жестоком преступлении был задержан военнослужащий расквартированной в городе 102-й российской военной базы Валерий Пермяков.

Он был сразу передан в руки своих начальников, что вызвало бурю негодования в Гюмри и в Армении в целом. Москва стала уповать на то, что не выдает своих граждан, но абсурдность этих утверждений была настолько явной (преступление совершено на территории Армении, и подозреваемый задержан там же), что продолжавшиеся несколько дней народные волнения заставили Россию отступить и согласиться с тем, чтобы Пермякова судили в Армении.

По договоренности сторон судебный процесс был разделен на две части: Россия вела дело о дезертирстве (в августе солдат получил 10 лет заключения по этой статье), а Армения – непосредственно об убийстве. В ходе предварительного следствия Пермяков признался в убийстве семьи Аветисян, но внятных объяснений своему поступку не дал. Суд продолжается, и, в общем-то, требование армянского народа выполнено. Однако это не смогло «выветрить» из общества неприятный осадок. Как сказали тогда многие мои друзья и коллеги, Россия своей неуклюжей принципиальностью в первые дни после трагедии настроила против себя даже многих пророссийски настроенных людей. Впрочем, это только половина правды. Вторая половина в том, что население еще больше невзлюбило власть, и особенно это касается Гюмри, где и так не любят президента Саргсяна.

Страсти понемногу улеглись, весной Армения думала исключительно о 100-летии, но летом Россия снова заставила говорить о себе плохо. Во-первых, компания «Электросети Армении», принадлежащая «Интер РАО ЕЭС», решила поднять тарифы на электроэнергию. Вновь прошли акции протеста, да еще прямо у резиденции президента на проспекте Баграмяна. Народ несколько недель «держал строй» и не расходился – этот протест быстро прозвали «ЭлектроМайданом», а имя главы Электросетей Евгения Бибина стало нарицательным, обозначая, простите, фаллический символ.

Во-вторых, недовольство населения Армении вызвало тенденциозно и порой откровенно провокационное освещение «майдана» в российской прессе. Совершенно игнорируя тот факт, что «Электросети» принадлежат Москве, а значит, общественное недовольство объективно вызвано ею, российские СМИ в унисон с разными «специалистами» принялись взахлеб говорить о «русофобской акции» (?!) в Ереване, о перевороте и, разумеется, о происках коварного Госдепа. Вот как раз после таких репортажей в Армении и усилились антироссийские настроения, хотя никто не снимал вину и с армянского руководства.

Некоторые (увы, немногие – например, Денис Дворников и Сергей Маркедонов) российские политологи призвали своих соотечественников для начала трезво взглянуть на вещи и прекратить истерику, а после задуматься о том, почему в самой пророссийской стране бывшего СССР возникли такие настроения. Общий смысл этих немногочисленных призывов: «Почему Россия не прилагает усилий для выстраивания нормального диалога с армянским обществом, которое даже не надо убеждать дружить с Москвой?». И, конечно, в Армении не забывают о том, что Россия за последние несколько лет поставила Азербайджану новейшие вооружения на 4 млрд. долларов. Если бы не приезд Путина 24 апреля в Ереван, армяно-российские отношения постепенно пошли бы по наклонной…

Однако события осени резко изменили геополитический расклад вокруг Армении. Вступление России в сирийский конфликт, инцидент с российским бомбардировщиком и последующий российско-турецкий клинч заметно повысили роль Еревана в регионе. Добавим сюда предстоящий выход Ирана из международной изоляции и получим более значимую Армению – правда, я подозреваю, что инертная армянская дипломатия еще сама не поняла, насколько ценной стала или может стать для крупнейших игроков. Впрочем, «ванговать» я не хочу – будущий год, я уверен, покажет, что к чему.

Читайте также:

Армянская власть воспроизводит себя

«Электрический протест» в Ереване: ни победы, ни поражения

Синдром майдана. Что тебе снится, российская пресса? Часть 1 Часть 2

XS
SM
MD
LG