Linkuri accesibilitate

Виорел Киврига: „В 2015 году, до октября, лишь 7% приднестровского экспорта был направлены на российский рынок"


Молдавская ГРЭС

Молдавская ГРЭС

Экономический аналитик Виорел Киврига обращает внимание на тот факт, что в 2015 году европейский рынок стал кровно необходим для региона.

Виорел Киврига: „В 2015 году, до октября, лишь 7% приднестровского экспорта был направлены на российский рынок. Поставки на Украину составили столько же – 7%. А в Румынии, к примеру, в два раза больше. Эта статистика однозначно свидетельствует о том, что экономика больше нацелена на конкретные результаты, которые вытекают из экономических интересов. Политика их не интересует.

Во-вторых, очень хорошо, что представители политической иерархии региона начинают задумываться о том, что произойдет после 1 января. На самом деле то, что происходит в экономике в приднестровском регионе, поразительно напоминает ситуацию на пространстве СНГ. Это означает, прежде всего, сокращение объемов производства, это означает снижение международной торговли, в том числе экспорта, импорта – картина, которая полностью отличается от той, что наблюдается на Западе.

В Румынии, например, в 2015 году экспорт и импорт выросли, соответственно, на 5% и 6%. Во всех странах СНГ – во всех – международная торговля сократилась существенно: от 10,2% до 40%. Это говорит о деструктивном процессе их экономик. Поэтому, я думаю, приднестровцы хорошо подумают, как им надлежит поступить.”

Свободная Европа: Тираспольская администрация заявила: режим торговых преференций с Евросоюзом продлен на год. Тирасполь представил это как большую победу приднестровской дипломатии и как результат двустороннего соглашения с Брюсселем. Как вы считаете, это возможно – принять решение такого уровня в обход Кишинева?

Виорел Киврига: „Я не считаю, что это дипломатическая победа по определению, когда идет речь конкретно о тираспольской администрации. И лишних комментариев в этом смысле и не требуется, так как говорить о дипломатической победе можно лишь тогда, когда речь идет об официальном Кишиневе.

В этом случае, я думаю, это просто способ, которым администрация непризнанной республики пытается завуалировано показать, о чем они мечтают. Необходимо понять, что и на левом берегу Днестра есть предприятия, есть бизнес-сообщество, нацеленное на различные рынки. И если посмотреть торговую статистику, можно заметить крайне любопытные факты.

Во-первых, доля приднестровского экспорта в Российскую Федерацию крайне незначительная, она составляет, как уже отмечалось выше, 7% всего объема. Значит, происходит какое-то естественное смещение акцентов в международной торговле и очень часто экономика опережает политику.

В этом случае, если взять хотя бы экономические проблемы, с которыми сталкивается приднестровское предприятие, надо понять, что они не в состоянии управлять процессами, которые происходят на левом берегу Днестра в экономической плоскости, и дополнительных проблем к тем, что уже имеются на сегодняшний день, им ни к чему.

Происходит какое-то естественное смещение акцентов в международной торговле и очень часто экономика опережает политику.

Я не склонен считать, что они ведут переговоры напрямую с Брюсселем. Скорее всего, то, о чем заявил и г-н Осипов, находится пока в режиме ожидания и, уверен, в ближайшее время, может, на следующей неделе узнаем более подробно о продлении либо о прекращении преференций, предоставленных Евросоюзом”

Свободная Европа: Скажите, насколько важна для Приднестровья торговля с Европейским Союзом? Достаточно ли она важна, чтобы побудить их пойти на глубокие перемены в экономике?

Виорел Киврига: „Да и еще раз да. Если взять восточный рынок, то практически во всех странах Содружества Независимых Государств есть серьезные проблемы экономического порядка. Объем внешнеэкономической деятельности в подавляющем большинстве стран СНГ идет в минусе по сравнению с прошлогодними показателями. Это говорит о том, что рынок СНГ стал нестабильным рынком, с серьезными проблемами во всех странах. И в 2016 году в основном нет признаков грядущей стабильности.

С другой стороны, европейский рынок более стабильный, с несравненно более высокими результатами. Даже торговый партнер номер один левобережной части Республики Молдова добился отличных результатов: стабильный экономический рост, увеличение (?) экспорта и импорта примерно на 5-6%. Это говорит о стабильности, о наличии экономических отношений, которые следует сохранить. И не только сохранить, но и развивать. Это значит, что те, кто производят товары и услуги, могут быть уверены: их товары будут поставляться и впредь, если не изменятся правила игры.

Это говорит о том, что рынок СНГ стал нестабильным рынком. И в 2016 году в основном нет признаков грядущей стабильности.

Если же правила изменятся, думаю, появится серая зона неопределенности, куда будут поставляться эти товары. И здесь возникает много вопросов: рынок СНГ? С учетом существующих там экономических проблем? Скорее всего, нет. Другие рынки? Понадобится время для переориентации экспорта. На это может уйти год, а может, и все десять. Нужно учесть, что Республика Молдова пережила аналогичную ситуацию в 2005-2007 гг., когда Российская Федерация нанесла ей удар ниже пояса, запретив импорт продукции растениеводства и животноводства, а также алкогольных напитков. С тех пор Республике Молдова так не удалось полностью переориентировать свой экспорт на другие рынки.”

Свободная Европа: В какой степени, по вашему мнению, Россия позволит Приднестровью присоединиться к DCFTA в определенной перспективе – год, два года, три? Известно, что Россия пытается сохранить контроль в Приднестровье, используя, в том числе, политический фактор. А в Приднестровье существует и такая конфронтация – между политикой и экономикой…

Виорел Киврига: „По моему мнению, у России на данный момент своих проблем предостаточно, в том числе экономических, которые нужно решать. Россия в глубоком экономическом кризисе. В этом как раз и состоит великая дилемма России: решать проблемы других или заняться своими. С другой стороны, у России сегодня очень большие проблемы политического порядка за рубежом, в нашем регионе и не только; она лишилась доверия как государство, которое стремится присоединиться к демократическим стандартам. И своими действиями в Украине, Сирии Россия создает себе проблемы иного характера, которые невозможно решить в короткие сроки, без перемен на внутреннем уровне.

В то же время, у России есть проблемы с анклавами, которые она создавала десятилетиями – в Грузии, Армении, Азербайджане, Украине и Республике Молдова. Это дополнительные проблемы, которые требуют и финансовых ресурсов, и времени, и желания их решать. В этом случае, если говорить о проблемах левобережья Днестра, я думаю, для России в настоящий момент они не являются приоритетными.

Это стало особо заметным тогда, когда в Приднестровье появились проблемы социального характера, перед которыми внутренние механизмы оказались бессильными. Понадобилось достаточно много времени для того, чтобы попытаться решить проблемы, связанные с пенсиями, зарплатой. А если говорить о проблемах реальной экономики, то они так и остались нерешенными со времен вооруженного конфликта на Днестре. Они висят в воздухе.

И если говорить об этом сейчас, под занавес 2015 года, когда Россия пытается разными методами создать некую оппозицию в отношении DCFTA, Соглашения о свободной торговле с Евросоюзом, к которому должна присоединиться и левобережная часть Молдовы – думаю, у России просто нет времени на это.

Но есть один голос, который обязаны услышать в левобережной части Молдовы – это голос экономических агентов, которых не очень много, но их вес значительный, их мнение важно, они заявляют о себе все громче и громче. Это видно и по позиции, которую занял тот же холдинг „Шериф” на выборах в регионе, признанных незаконными. И здесь необходимо понять, что у них есть определенные интересы. Интересы, к которым следует относиться с уважением, так как они касается деятельности хозяйствующих субъектов.

Они – хозяйствующие субъекты, для них превалирует экономический интерес, у них рабочие, поэтому они заинтересованы развивать бизнес – и для многих эти интересы приоритетны. Потеря рынков, завоеванных с большим трудом, для них более чем серьезно, так как влечет для предприятий тяжелые последствия, вплоть до фатальных.

Таким образом, здесь возникают определенные довольно тесные связи, которые могут быть ориентированы в разные стороны, но очень сильно зависят от того, как те же хозяйствующие субъекты проявят свою волю в споре на внутреннем уровне. С другой стороны, зависит и от России, от того, как справится она с собственными проблемами на внутреннем и международном уровне, которым не позавидуешь.

И здесь Республике Молдова следует быть очень активной и, в то же время, помнить, что у нее есть союзники. Сильные союзники.”

XS
SM
MD
LG