Linkuri accesibilitate

6 декабря в Армении прошел референдум по изменению Конституции. Основное нововведение – способ избрания президента страны. Предполагается, что главу государства будет выбирать не народ, а парламент, причем на семь лет, а не на пять, и только на один срок. Комиссия по конституционной реформе была создана в сентябре 2013 года, через полгода после избрания Сержа Саргсяна на второй пятилетний срок. Соответствующий проект был утвержден главой государства 13 марта 2015 года, а 5 октября свое одобрение выразил парламент Армении.

Стоит отметить, что на протяжении этих двух лет, пока шли общественные дискуссии и юридический процесс, проект превращения Армении из полупрезидентской в парламентскую республику получил в целом одобрение со стороны Европейской комиссии «За демократию через право», более известной как «Венецианская комиссия». Между тем, процесс вызвал одинаково жесткий протест со стороны как прозападных, так и пророссийских сил в стране. Первые говорят, что проект не соответствует демократическим нормам, а вторые уверены в том, что реформа «навязана Западом».

Но есть и более нейтральные мнения – в том смысле, что противники видят не внешние силы, а внутреннюю опасность смены политической системы. Так, в октябре группа из 52 армянских адвокатов пришла к выводу о том, что нововведения несут угрозу государственному управлению. Например, представитель группы Ерванд Варосян сказал, что в Армении не сложилась партийная система, поэтому установление парламентской модели правления неправильно. «В Армении не состоялась партийная система, абсолютное большинство партий зависят от одного человека. Доверять им управление страной при таких условиях было бы ошибочным», - цитирует адвоката «Кавказский узел».

По мнению Варосяна, коль скоро Высший судебный совет будет назначаться парламентским большинством, судебная система будет подконтрольна одной [правящей] партии – Республиканской. «В результате правовая система и правосудие будут зависеть от воли и желания политической элиты. Предлагаемые нормы правового регулирования исключают использование каких-либо механизмов воздействия на существующие ветви власти», - подчеркнул адвокат.

На эту проблему надо смотреть с точки зрения не правовых механизмов, а политической реальности. Армения на сегодняшний день представляет собой конгломерат приближенных к власти олигархов, беззубый парламент и тотальное засилье ставленников правящей Республиканской партии. В некотором смысле Армения сегодня – это маленькая Россия, где есть свои «единороссы», свои якобы равноудаленные, но в действительности могущественные олигархи, есть своя Семья (как пережиток ельцинской эпохи). Причем самым ненавистным представителем Семьи является не сам Серж Саргсян, а его брат, которого презрительно называют «Сашик» и регулярно напоминают его о «славном» прошлом водителя автобуса. Принципиальная разница между Арменией и Россией – полная апатия населения и отсутствие доверия к власти – Путина в Армении уважают больше, чем собственного президента.

Поэтому возражения противников конституционной реформы необходимо экстраполировать на фактическое положение вещей в стране. Хотя, строго говоря, протесты тех же адвокатов несколько опоздали, поскольку армянская судебная система и так находится под сильным влиянием провластных фигур – и в этом смысле Армения чем-то похожа на Молдову. Принципиальная разница между Ереваном и Кишиневом заключается в том, что в РМ есть один особо активный олигарх, который вертит всеми, от президента до рядового кишиневского судьи, а в Армении таких ретивых несколько, но президенту пока удается соблюдать баланс между ними и не допускать чрезмерного воздействия на президентскую власть. В этом плане Армения опять же больше похожа на Россию времен Ельцина – помните «Семибанкирщину»?..

На данный момент известно, что референдум признан состоявшимся. Разумеется, победили сторонники конституционной реформы. Почему «разумеется»? Потому что власть не для того наметила себе эту цель, чтобы из-за каких-то демократических сантиментов отказываться от намеченного. В переводе на простой язык скажу: были массовые фальсификации. Например, в армянской прессе появилась фотография с одного из избирательных участков, где в урне была аккуратно уложена стопочка бюллетеней (см. по ссылке первое фото сверху).

Еще случай: армянская женщина-адвокат Асмик Рафаэлян рассказала о том, как, придя на избирательный участок с семьей, обнаружила напротив своей фамилии чью-то подпись. Началась многочасовая разборка с членами комиссии, наблюдателями (!) от правящей и оппозиционной (!!!) партии, а также с теми людьми, которые «по-соседски» поставили свои подписи в избирательном листе.

Фальсификации были настолько явными и наглыми, что даже премьер-министр Армении Овик Абрамян по прозвищу «Мышь» в ходе поездки в Гюмри заявил, что, «если фальсификации были», виновных найдут и накажут. Свежо предание. Кстати о Гюмри. Мой родной город «прокатил» власть – большинство жителей сказали «Нет», и никакие фальсификации не помогли. Почему? Во-первых, гюмрийцы не любят Сержа Саргсяна за бездеятельность, особенно по отношению к городу, который спустя 27 лет после страшного землетрясения остается зоной бедствия. И очень зря власть назначила референдум на 6 декабря – за день до очередной годовщины.

Во-вторых, в Гюмри вряд ли скоро забудут январскую трагедию, когда, предположительно, военнослужащий 102-й российской базы Валерий Пермяков совершил жестокое убийство целой семьи (суд продолжается). Однако суть не только в самом убийстве, но и в том, что Саргсян додумался выразить соболезнования родным и близким погибших лишь спустя неделю (!) и только после того, как это сделал президент РФ Владимир Путин. «Папа наконец-то разрешил Сержику обратиться к гюмрийцам», - ехидничали тогда мои земляки. Еще президенту Армении не могут простить того, что в первые дни после трагедии армянские власти превратились в адвокатов России и всячески пытались оправдать передачу задержанного Пермякова российским военным в Гюмри. Тогда весь город был в одном шаге от взрыва, и только чудо помогло избежать крови.

Так вот, Гюмри сказал «Нет» и реформе, и Саргсяну. Аналогичный ответ был получен в Ванадзоре – третьем по величине городе Армении, тоже пострадавшем от землетрясения. Фальсификации, надо полагать, были обеспечены за счет Еревана. Во всяком случае, Следственный комитет Армении сообщает, что 79 нарушений было в столице, а 48 – в областях, в том числе в Ширакской области (где столица – Гюмри) 19 эпизодов, в Лорийской области (Ванадзор) – 14 и т.д. Оппозиционная армянская пресса уточняет, что в Ширакской области победили сторонники реформы (теперь понятно, что за счет подтасовок), а в Гюмри этого не удалось. «Несмотря на то, что Гюмри вот уже почти три десятилетия является зоной бедствия, люди сохранили силу духа, достоинство, ответственность. Ни один армянский город не видел столько комплексов и проблем, как Гюмри», - пишет издание «Лрагир».

Однако армянская власть может пока праздновать победу. Откровенно говоря, мне непонятно, почему эта реформа была так нужна именно сейчас, но будем считать, что Саргсян знает что делает. Очередные президентские выборы пройдут (прошли бы) в марте 2018 года, и он более не имеет права выдвигаться – а править-то хочется. Превращение Армении в парламентскую республику, а Саргсяна – в премьер-министра было бы уместно, если бы, во-первых, в стране было меньше коррупции на всех уровнях; во-вторых, власть была бы в руках народа, а не олигархов; в-третьих, если бы народ не убегал из Армении от этой власти, как от чумы.

А в-четвертых, парламент – это место для дискуссий власти с оппозицией, но проблема в том, что армянская оппозиция настолько подвержена «эрозии», что ее впору ставить на одну доску с правящей партией. К слову, в оппозиции народ разочарован не меньше, чем во власти (не напоминает Молдову?), и это самое ужасное – у народа нет альтернативы, нет новых лиц, а значит, нет стремления к улучшению жизни в стране. Отсюда и массовое бегство людей из Армении…

Arată comentarii

XS
SM
MD
LG