Linkuri accesibilitate

В завершении недели Валентина Урсу беседует с жителями Страшен, Николаем Пагу из Чучулен и социологом Ионом Жигэу.

Несмотря на победу, одержанную год назад на парламентских выборах, проевропейские партии не в состоянии вернуть себе доверие граждан. Кишиневские политики не оправдали надежд своего электората и западных партнеров по развитию. О пропасти между политическим классом и обществом поговорим в конце уходящей недели.

Кража миллиарда, отсутствие реформ, попытка отнять у граждан право на свободу слова, протесты в Кишиневе и многие другие вопросы вызвали бурные обсуждения в Европейском парламенте в Страсбурге. Евродепутаты отмечали сложное экономическое положение Молдовы, подчеркивали, что искоренение коррупции и улучшение работы правовых институтов - основополагающие условия для функционирования государства. Валентина Урсу пыталась выяснить что думают об этом всём жители Страшен.

Почему мы плохо живем? Потому что парламент не работает как нужно. Почему цены поднимаются, а зарплаты остаются прежними? Потому что парламент ничего не делает. Как тогда не жить плохо? На свет тарифы повысили, на газ – тоже, на все повысили. Поэтому люди и бегут из Молдовы. Нас призывают рожать детей. Но как их рожать, если нам нечем будет их кормить?

Свободная Европа: Вы молоды. Вы когда-нибудь думали уехать из Молдовы?

Да. И не только думала, а на самом деле собираюсь уехать. Дома у меня сын, которому год и два месяца. Я кормлю его грудью. Когда ему исполнится два года, я заберу его с собой куда-нибудь в Италию, так как в Молдове работы нет. На зарплату в две-две с половиной тысячи не прожить.

Свободная Европа: Вы ходили на выборы? За что вы голосовали?

Ходила. Даже говорить не хочу, за что я проголосовала.

Мы живем в бедности. У нас нет работы. Все фабрики закрылись, а мы остались без работы. Потому и живем так тяжело.

Свободная Европа: Когда выбирали депутатов, они вам что-то обещали? За что вы голосовали?

Они пообещали хлеб и соль, но нам так ничего и не дали. Банки обокрали.

Многие приехали с полными карманами денег. Некоторые сами продались за 200 леев, за мешок соли, футболку. Так люди проголосовали.

Свободная Европа: Избиратель продает свой голос за 100-200 леев, а что делает потом четыре года?

Кого мы выбрали? Воров и бандитов.

Свободная Европа: Кто должен прийти к власти в Молдове, чтобы ситуация изменилась к лучшему?

Сейчас мы никому не верим.

Почему?

А в кого нам верить?

Есть Додон, коммунисты. Почему нет? Среди них есть очень хорошие люди.

Не верь никому. Они всех приносят в жертву.

Свободная Европа: Недоверие тоже ни к чему не приводит. Ситуация не изменится, если никому верить.

Чем дальше, тем хуже. На лучшее мы не надеемся.

Свободная Европа: Может ли быть хуже, чем сегодня?

Хуже там, где война. На что нам еще надеяться? Они ничего не делают для молдавского народа.

Они ничего не делают для страны. Пенсии мизерные. Я получаю 700 леев, у меня повышенный сахар, и мне не хватает денег. Нужно платить за дрова, за отопление. Мне 64 года. Я думаю, что будет еще хуже.

Свободная Европа: Вы ходили на выборы?

Да.

Свободная Европа: Насколько вы ответственны за свой голос?

Я думаю, все будет хорошо. А они о лучшем не думают. С каждым днем все тяжелее. Нам очень трудно. Особенно тяжело тем, кто в селах. За кого нам голосовать? Мы больше не верим, и я сама не знаю, за кого мне голосовать. Ведь выбирать нужно правильно.

Я не стану ни за кого голосовать.

А мы проголосуем.

Свободная Европа: За что?

Чтобы народ стал жить лучше.

Свободная Европа: Почему в Молдове люди живут плохо?

Думаю, из-за плохого руководства.

Свободная Европа: Эта власть была избрана гражданами.

Да. Мы им верили, а они нас позорят.

Свободная Европа: Когда голосовали, вы верили в них? Что должно измениться в Молдове?

Чтобы люди жили лучше. Вот зачем мы их выбирали. Чтобы народу было лучше, чтобы была стабильная зарплата. А не так, что кто-то получает большую зарплату, а кто-то маленькую, по 600 леев. А сами говорят, что средняя зарплата 4000-5000 леев. Достаточно ли сегодня даже 5000 леев, если тонна угля стоит больше 4000? Раньше на зарплату в 80 рублей можно было купить четыре тонны угля. А сегодня на среднюю зарплату с большим трудом можно купить одну тонну. А за кражи кто ответит? Деньги все прикрывают. Я никому не верю.

Свободная Европа: Сейчас в парламенте пытаются создать большинство. Кто и с кем должен его формировать?

Всех нужно прогнать.

Свободная Европа: Кто придет на их место?

Пусть хоть какой-нибудь крестьянин, который не способен на все эти глупости. Он будет управлять намного лучше. Есть много честных образованных людей, которые не могут пробиться наверх.

Свободная Европа: Эти честные люди хотят заниматься политикой?

Честные люди не хотят идти в политику, потому что в политике бизнес. Политика – грязное дело.

Свободная Европа: Если бы вы были в парламенте, с чего бы вы начали? С кем вы попытались бы изменить ситуацию в стране?

В первую очередь, следует изменить Конституцию и закон.

Свободная Европа: Сегодня не правит закон?

Нет. Разве не видно? Закон - Плахотнюка. Всей страной правит один бандит. И всё. Иначе сказать не могу. И Воронин.

Свободная Европа: В этом виноваты политики или граждане, которые голосовали?

Граждане были вынуждены голосовать. Во время кампании представители партий раздавали подачки бедным людям по 50 леев, и те шли голосовать.

Свободная Европа: Если бы в следующее воскресенье прошли выборы, вы бы проголосовали также?

Большинство проголосует за коммунистов, за Воронина, хотя он должен уйти, а не сидеть в политике. Он не уходит, так как не хочет лишиться денег.

Свободная Европа: Кто и с кем должен сегодня сформировать правительство?

Всех нужно вышвырнуть, абсолютно всех.

Свободная Европа: Почему? Вы хотите выборов?

Выборы нужны. Но выбирать должны протестующие, а потом посмотрим. Но если они придут к власти, мы должны с них спрашивать, а они должны перед нами отчитываться: взял на себя ответственность, так покажи, что ты сделал.

Свободная Европа: А если нет?

А если нет – вон. Другие. Вон. Другие. И люди увидят: они сами исправятся, если иначе нельзя.

Свободная Европа: Вы несколько раз упомянули, что следует поменять Конституцию. Вы имеете в виду 78 статью, в которой говорится о выборах главы государства?

Главу государства должен выбирать народ.

Свободная Европа: Что это изменит?

Пусть он руководит государством, а не парламент, который должен принимать законы.

Свободная Европа: Вы хотите авторитарного президента, который мог бы стукнуть кулаком по столу?

Он должен быть умным человеком, и не должен стучать кулаком по столу. Он должен принимать взвешенные решения.

Свободная Европа: Кто достоин стать президентом?

Пока что не могу вам сказать.

Свободная Европа: Что вы думаете о ситуации в Молдове? Почему низы больше не принимают верхов, а верхи не способны обеспечить людям благополучие?

Как принять верхи, если они украли все, что можно было украсть, и оставили после себя эту мерзость? Разве это нормально, что я, собрав кое-что, стою здесь, или вот этот человек, который продает яблоки, чтобы заработать на хлеб? А они крадут миллиарды.

Свободная Европа: Кто же изменит ситуацию к лучшему, если вы никому не верите?

Сам народ должен стремиться к переменам. Мы должны выйти на площадь и всех их свергнуть. Все они воры в законе – Плахотнюк, Воронин, Дьяков, вся эта банда. Вот кто они.

Свободная Европа: Досрочные парламентские выборы смогли бы изменить ситуацию?

Да. Те, кто находится у власти, должны уйти вместе с прокуратурой и НЦБК. Они должны уйти, потому что те их защищают. Они все куплены. Проблема в Плахотнюке. Мы все это знаем. Мы читаем.

Свободная Европа: Откуда вы черпаете информацию, все узнаете?

Я все время ходил на митинги, которые проходят в Кишиневе. Сейчас не могу, потому что работаю, а по воскресеньям хожу. Мы понимаем все, что происходит. Все куплено Плахотнюком. Мы это тоже знаем, всё ложь.

Свободная Европа: Сложно отделить правду от лжи?

Мне не сложно, другим крестьянам, может, и сложнее. Я многое повидал в своей жизни. Те, кто называют себя политиками и обкрадывают нас, это не политики, а самые настоящие бандиты.

Свободная Европа: Люди начинают понимать, кого следует выбирать и за что?

Люди начинают понимать, что запутаны.

Свободная Европа: Куда движется Молдова: на Восток или на Запад? Как всё это отражается на настроении людей?

Мне, например, все равно куда, лишь бы жить стало легче. Ни русские мне ничего не дали, ни европейцы мне ничего не дадут. Я сам буду зарабатывать себе на хлеб.

*

Реформа юстиции и борьба с коррупцией – первостепенные задачи в нынешней ситуации, считает Николае Пагу, предприниматель из Чучулен Хынчештского района. Он замечает, что недовольство народа растет, а политический класс разочаровывает еще больше.

Николае Пагу: Если события примут неожиданный оборот, на улицу, думаю, выйдет много народу. Мы должны овладеть ситуацией и пойти в нужном направлении, по европейскому пути, продолжить интеграцию. Политический класс должен очиститься насколько это возможно до выборов. Не знаю, насколько это возможно. Уйдет один, двое или трое, если они захотят выжить, иначе все пойдут на дно. Это понятно.

Свободная Европа: Досрочные выборы изменят ситуацию? И если да, то в каком направлении?

Николае Пагу

Николае Пагу

Николае Пагу: Если дойдет до этого, надеюсь, мы пойдем вперед. Не знаю, какой ценой. Однако мне кажется, мы должны сохранить европейское направление, ведь мы и так уже тащимся позади телеги.

Свободная Европа: Врагов Молдовы нужно искать внутри страны или за ее пределами?

Николае Пагу: Думаю, внутри страны. Мы сами должны принимать решения, никто нам помогать не станет. И европейская интеграция делается тоже здесь. Словно в складчину - тебе помогают строить, кто-то приносит кувшин вина, кто-то приносит еду. Тебе помогают подняться, но дом строишь все-таки ты сам, и ты сам прилагаешь самые большие усилия.

Свободная Европа: Молдова сегодня это дом, который строится или разваливается?

Николае Пагу: Который все-таки строится. Его разрушили, но бедный народ все еще в состоянии его восстановить.

Свободная Европа: За 24 года мы смогли построить это государство?

Николае Пагу: Едва. Только-только начали и тут на тебе - проклятье. Не знаю даже, как это назвать. Все это на самом деле трудно понять, потому что историю создают люди, а лидеры толкают страну, тянут ее за собой. Это очень многое значит. К сожалению, за 25 лет в нашей стране не появилось патриота, человека с государственным мышлением. Если к нам приедет какой-нибудь иностранец, который ни о чем не знает, и поговорит с ними в парламенте, он скажет: „Это образованные люди”. Как такие цивилизованные люди разрушили целую страну? Это невозможно ни описать, ни понять.

Свободная Европа: Есть ли объяснение огромному разрыву между верхами и низами?

Николае Пагу: Те, кто думает о себе, зачастую забывают, как живет народ. Правовая система прогнила. Все тянется оттуда.

Свободная Европа: Есть ли сегодня политическая воля для продвижения реформ? И вообще, что значит для вас понятие политической воли?

Николае Пагу: Политическая воля необходима для того, чтобы отбросить дружеские, партийные связи, абсолютно все, и работать в интересах страны. Вот что такое политическая воля: поставить во главу угла интересы страны и народа. Может, не полностью, но есть вещи, которые стоило бы уладить, и которые нужно было сделать уже давно. А потом сохраняешь связь с гражданским обществом, советуешься с ним. Так это делается.

Свободная Европа: Люди отчаялись, устали, больше никому не верят – то же самое мы видим и здесь, в Чучуленах, и по всей Молдове.

Николае Пагу: Верно. Это так.

Свободная Европа: Как преодолеть это отчаяние?

Николае Пагу: Только через действия властей. Кому-то они могут показаться жесткими, но необходимыми для общества. Жесткими для них самих, для их кланов и партий, но будут в интересах народа. Когда день за днем люди ждут, но ничего не происходит, тогда приходит отчаяние.

Свободная Европа: И здесь, в Чучуленах, мы так не определились с ответом, кто сегодня правит Молдовой. У Вас есть ответ на этот вопрос?

Николае Пагу: Если все об этом говорят – аналитики, улица, политические круги, – о том, кто оказывает на все самое большое влияние, то я в это верю.

Свободная Европа: Кто это?

Николае Пагу: Говорят, что это Плахотнюк. Районы и председатели районов были подкуплены. Мы своими глазами видели часы, деньги. Я сам видел, насколько организованной была Демократическая партия.

Свободная Европа: Вы верите в будущее Молдовы?

Николае Пагу: Да, верю.

Свободная Европа: С кем мы будем его строить?

Николае Пагу: Мы его построим, народ. Все смертны. Некоторые сгинут, о других никто больше не вспомнит. Некоторые из них могли стать героями. И Воронин мог бы им стать. Мог и Филат. У него были все шансы, когда он снял колючую проволоку на границе. Вы себе представляете, насколько это было символично? А дальше Европа, а дальше… И я в это верил, искренне верил. Но знаете, почему? Наверное, мы слишком наивны. Не знаю. Они чем-то больны, алчностью, или чем-то еще, либо я, например, наивен. Я сожалею о том, как много можно было сделать, если бы мы были сплочены.

Свободная Европа: Сегодня Молдова переживает трагедию?

Николае Пагу: Настоящую драму. Не знаю, почему мы такие. Недавно я был у одного своего коллеги в Израиле - государстве, возникшем в 48-м году. Я смотрел на то, что они успели сделать. Это страна находится в постоянном состоянии войны, но это развитая индустриальная страна, которая по многим показателям занимает первые места в мире. Если они в пустыне находят воду, привозят землю и выращивают пальмы…

*

Социально-политический кризис в стране является драматическим доказательством пропасти, возникшей между политическими партиями, которые до недавнего времени были партнерами по коалиции, замечает социолог Ион Жигэу.

Ион Жигэу

Ион Жигэу

Ион Жигэу: Мы оказались в ситуации, о которой один немецкий философ говорил следующее: „Тогдашние пруссаки имели то правительство, какое они заслуживали”. Начиная с 90-х годов, у нас к власти приходят те, кого мы заслуживаем. Наша власть деградировала: если я прихожу во власть, то продвигаю только своих родственников или тех, кто мне очень-очень предан, независимо от их опыта, профессионализма, ответственности. Они должны быть мне верны, а остальное меня не интересует.

Свободная Европа: Однако в этой стране, как и в других государствах, власть разделена на законодательную, исполнительную и судебную.

Ион Жигэу: Это согласно Конституции и законам. Но они не соблюдаются. У нас нет того, что называется dura lex, sed lex, (закон суров, но это закон), а есть: закон – что дышло: куда повернёшь – туда и вышло. По этой причине каждый предвыборный цикл мы деградируем все больше. Об этом я говорил и раньше.

Свободная Европа: В этом виноваты граждане? Или те, кто стремятся во власть? На ком лежит вина и, более того, кто возьмет на себя ответственность за деградацию общества и за тот глубокий кризис, в котором оказалась Молдова?

Ион Жигэу: К сожалению, у нас никто не любит брать на себя ответственность. Создавать и соблюдать правила игры должны бюрократические институты: государственные учреждения, министерства, агентства, местная власть и т.д. Эти госучреждения должны играть по правилам. А у нас никто этого не делает. Каждый пытается провернуть все так, чтобы ему было удобно.

Свободная Европа: И в Молдове и за ее пределами говорят о том, что юстиция у нас захвачена, более трети населения выехало из страны на заработки, а уровень коррупции зашкаливает. Говорят даже о том, что Молдова находится на грани банкротства.

Ион Жигэу: Молдова может оказаться банкротом. Наше государство бедно, и граждане у нас бедные. В условиях бедности граждане иногда покупаются на малое. Этим пользуется часть политиков. В результате, общество раскололось. Вполне возможно, что сегодня в Парламент пройдут семь-восемь партий. Вы себе это представляете? Сейчас их четыре, и они не могут договориться.

Свободная Европа: Говорят, что в условиях демократии большое количество партий полезно.

Ион Жигэу: Да, если бы они могли между собой договариваться, сдерживать свое слово во время переговоров и встреч. Разумеется, они должны сдерживать свое слово и перед гражданами. Но они этого не делают. Их обещания забываются на другой день после объявления результатов парламентских выборов.

Свободная Европа: Господин Жигэу, вы говорите о расколотом обществе. По-видимому, проблема кроется именно в этом. Потому что люди разделились: одни хотят на Восток, другие – на Запад, одни симпатизируют левым партиям, другие – правым, люди спорят в семьях, на улице. Во всем присутствует политический фактор.

Ион Жигэу: Он оказывает сильное влияние. По разным причинам, начиная с 90-х годов, у нас не было процесса декоммунизации, десоветизации. А некоторые, около 20%, вообще хотели бы вернуться назад.

Свободная Европа: Стоит ли говорить о тех, кто ностальгирует, если руководство страны не способно объяснить людям, что хорошо, а что плохо? Кто принесет людям благополучие и процветание?

Ион Жигэу: Поскольку, начиная с 90-х годов и до сих пор, у нас не было процесса десоветизации и декоммунизации, каждый отстаивает свои интересы: и на Востоке, и на Западе. Вопрос в другом: мы должны понять, в чем состоят наши интересы. Мы должны стремиться к некой стабильности.

Свободная Европа: Как бы вы определили национальный интерес?

Ион Жигэу: Наш интерес должен состоять в нашем прогрессе.

Свободная Европа: С чем он должен быть связан?

Ион Жигэу: С уровнем жизни населения.

Свободная Европа: У Молдовы сложились особые отношения с Европейским союзом после подписания Соглашения об ассоциации. Пиркка Тапиола, глава делегации ЕС в Кишиневе, отвечая на вопросы Свободной Европы, говорил о том, что у него сложилось впечатление, что в Молдове не совсем точно поняли, что означает Соглашение об ассоциации с Евросоюзом, что значит этот договор для нашей страны и отношений с ЕС.

Ион Жигэу: Вероятно, наши политики не поняли, что это означает. Они думали, что сумеют „навешать лапшу на уши”, но реальность немного жестче. Там больше не хотят ждать, когда им на уши повесят следующую порцию лапши. Сейчас у нас происходит то, что происходит. Молдавские политики больше никому не смогут навесить лапшу на уши, даже нашим гражданам. Они зашли в тупик.

Свободная Европа: Как поступят политические партии, которые в прошлом году выиграли парламентские выборы? Они еще в состоянии проводить реформы?

Ион Жигэу: Не думаю.

Свободная Европа: Досрочные выборы – это решение?

Ион Жигэу: Даже это нельзя считать решением. Досрочные парламентские выборы только укрепили бы ситуацию, в которой мы сегодня находимся: еще большее расслоение общества по политическому критерию, еще больше безысходных ссор в парламенте. Они бы только отложили решение нынешних проблем. Нам нужно менять модель государственного управления.

Свободная Европа: Как? С кем?

Ион Жигэу: Они должны это понять. Все.

Свободная Европа: Они - это кто?

Ион Жигэу: Наши политики.

Свободная Европа: Что должен понять 101 депутат парламента?

Ион Жигэу: Они должны понять, что не могут больше управлять так же, как раньше. Они должны принять и соблюдать определенные правила игры.

Свободная Европа: Вы хотите сказать, что для кишиневских политиков это последний шанс?

Ион Жигэу: Либо сам народ должен быть той жесткой рукой, которую так желают наши граждане. Или какой-либо политик должен взять на себя ответственность и стать такой жесткой рукой. Однако он должен понимать, что любой диктатуре в какой-то момент наступает конец либо от руки Брута, либо от автоматной очереди карательного батальона.

Свободная Европа: Кто способен рискнуть прийти к власти, чтобы навести порядок?

Ион Жигэу: Этот человек должен взять на себя огромную ответственность. Не знаю, есть ли у нас в стране политики, которые на это способны.

Свободная Европа: Значит, их нужно импортировать?

Ион Жигэу: Возможно. Много лет назад, в ноябре 1993 года, я сказал покойной Лидии Истрати, что мы должны импортировать в страну премьер-министра. Она посмотрела на меня во все глаза и сказала: „Как ты думаешь, кого?”. Я ей ответил: „У нас есть молдаване, которые благодаря своему происхождению не нуждаются в деньгах. Они богаты, много назад лет их родственники правили в Молдове”. - „Кто бы это мог быть?”. Я говорю: „Есть господин Стурза. Он богат, у него есть опыт и связи за рубежом”. Через пару дней мы с ней встретились, и она мне сказал: „Пусть Думитру Стурза сидит в своей Швейцарии. Он нам здесь не нужен”.

Свободная Европа: Сейчас есть Ион Стурза. Как Вы считаете, если бы он вернулся в политику, что-нибудь бы изменилось? В одном из интервью Свободной Европе он говорил, что готов вернуться и взять на себя ответственность.

Ион Жигэу: Пусть он тогда это сделает. Не заявляет об этом, а сделает.

Свободная Европа: Он смог бы изменить ситуацию к лучшему?

Ион Жигэу: Если бы у него была команда, в которой он был бы уверен, и которая тоже взяла бы на себя ответственность. То есть, зашила бы себе карманы, закатала рукава, взяла бы ответственность за болезненный характер реформ. В нашей стране задеть многих придется: судей, прокуроров, политиков, бизнесменов, мэров, советников и т.д., которые пригрели себе хорошие места, и которые просто так не сдадутся. Их нужно будет немного прижать, заставить работать. И тогда, может, что-то получится.

Свободная Европа: Но кто поможет господину Стурзе прийти к власти? И как он это сделает? Вряд ли парламентские силы поддержат его кандидатуру на пост премьер-министра. Законный путь – это досрочные парламентские выборы.

Ион Жигэу: Если он вступит в предвыборную гонку. Если он займет первую строчку в списке кандидатов, то, по крайней мере, часть бизнеса, думаю, его поддержит. Возможно, его поддержит и часть гражданского общества. У него мог бы появиться шанс. И тогда досрочные парламентские выборы в данном случае могли бы как-то изменить модель нашего управления, о которой я говорю. Однако если вернуться к тому, что было сказано выше, то он должен будет взять на себя ответственность, риск, потому что возможно он не сумеет набрать достаточного количества голосов, чтобы самостоятельно сформировать правительство, и ему придется снова вести переговоры. А те, кто будут вести эти переговоры, поставят перед ним условия, на которые он может не пойти. И мы снова вернемся к тому, где мы сейчас находимся. В этом клубке появится все больше разрывов, и мы не сможем свить из него хорошей веревки.

Свободная Европа: Господин Жигэу, кто сегодня больше следит за происходящим в Молдове: Восток или Запад?

Ион Жигэу: Все.

Свободная Европа: Кто и чего ждут от Молдовы?

Ион Жигэу: Каждый преследует свои интересы. Потому что в глобальном плане великие державы все-таки конкурируют между собой. Мы называем это иначе. И каждый хочет выиграть в этой борьбе.

Свободная Европа: Главы делегации ЕС Пиррка Тапиола говорил о том, что Молдова должна меньше оглядываться на геополитические процессы и больше заниматься своими внутренними делами.

Ион Жигэу: Он прав. Проблема в том, что некоторые политики спекулируют на геополитической ситуации. Мы должны прекратить спекуляции на эти темы и заняться нашими внутренними делами. Спасение утопающих дело рук самих утопающих. Да, кто-то может тебе кинуть спасательный круг, но в какой-то момент и они могут закончиться. Нам их все кидают и кидают, а мы все не можем за них ухватиться.

Свободная Европа: К чему ведет кризис? Он углубится, если Молдова стоит на краю пропасти, как об этом сказал один из европейских лидеров, предлагая вытащить Молдову их этой пропасти?

Ион Жигэу: Думаю, в Молдове еще есть политические силы, которые могли бы консолидироваться и осознать некоторые вещи. Однако проблема состоит в том, что многие из них ставят перед собой ложные цели. У всех партий есть этот недостаток. Придя во власть, они начинают что-то между собой делить. Перед тем как прийти к власти, они обещают золотые горы, о которых забывают на другой день. Попав в парламент, они не могут друг с другом договориться, то есть не способны достичь компромисса. В худшем случае компромисса, потому что на самом деле иногда нужно искать решения. Общие решения они не находят, не способны на это, а компромисса они не хотят тем более. Либо они подписывают договор о создании альянса, который потом не соблюдают. В правительстве должно существовать иерархическое подчинение. Да, там принимаются коллективные решения, но после этого каждый министр обязан их соблюдать. У нас министры, обладающие политической поддержкой, говорят: „А меня выдвинула партия”. Ну и что, если тебя выдвинула партия? Ты являешься членом правительства и должен на некоторое время забыть о своей политической поддержке.

Свободная Европа: Может ли произойти эта деполитизация, если говорят, что яблоком раздора был алгоритм распределения должностей?

Ион Жигэу: Виноват не столько алгоритм. Должности можно поделить, но с момента голосования правительства, партия, если она недовольна своим министром, может отозвать его и предложить другого. Попав в правительство, новый министр должен придерживаться некоторых правил: да, я являюсь членом партии, но я подчиняюсь коллективным решениям правительства.

Свободная Европа: То есть, кризис продолжается или его можно остановить?

Ион Жигэу: Я оптимист. На мой взгляд, его можно остановить, но пока я не вижу, кто смог бы взять на себя ответственность за радикальные меры, которые могли бы удовлетворить большинство. Сегодня говорят о правительстве национального единства, о технократическом правительстве.

Свободная Европа: Аполитичном.

Ион Жигэу: Это нужно было делать в прошлом году, через один, максимум два дня после парламентских выборов 2014 года. Это нужно было обсуждать тогда. Может где-то там, под ковром, зреет решение, а мы его не видим, потому что после 1990 года все переговоры у нас традиционно ведутся за кулисами. И граждане не знают, какова реальная позиция каждой партии.

XS
SM
MD
LG