Linkuri accesibilitate

Нынешней осенью сирийский кризис обозначился двумя фундаментальными переменами: официальным вступлением России в конфликт и едва скрываемым признанием Западом того, что незамедлительный и безоговорочный уход Башара Асада более не является непременным условием для урегулирования.

20 октября совершенно неожиданно для всех в Москве появился сам сирийский президент. Известно, что он не покидал страну четыре с половиной года – всё время, пока идет конфликт. И раз он прервал затворничество, на то были, надо полагать, очень веские причины. «Спасибо, что, несмотря на драматическую ситуацию в Вашей стране, Вы, тем не менее, откликнулись на нашу просьбу и приехали в Россию», - сказал Путин Асаду. (Обратим внимание, что Асад приехал по просьбе Путина – не исключаю, что хозяин Кремля собирался огласить гостю какое-то важное решение, а какое – можно только гадать).

На открытой части встречи Путин заявил, что «долгосрочное урегулирование может быть достигнуто на основе политического процесса при участии всех политических сил, этнических и религиозных групп». Асад поблагодарил Россию за то, что ее действия «не позволили событиям развиваться по более трагическому сценарию», и заявил, что видит дальнейшие действия в политическом поле. «Конечно же, каждый понимает, что любое военное действие предполагает дальнейшие политические шаги. И, конечно же, единой целью для всех нас должно быть то, что хочет видеть сирийский народ в будущем своей страны», - цитирует «Газета» сирийского лидера.

«Визит Асада – это не только благодарность Путину и его генералам за спасение, однако и необходимость послушать, как Москва собирается осуществлять переход власти в Сирии от Асада другим политическим силам. Путин вызвал Асада в Москву, чтобы объяснить ему, как можно сохранить власть и при этом начать политический процесс ее смены», - сказал постоянный собеседник «Газеты», аналитик Gulf State Analytics Теодор Карасик.

В свою очередь, востоковед Мураз Аджоев полагает, что визит Асада был «не только для согласования личной судьбы сирийского президента», но и «судьбы самой Сирии». «Мне кажется, что все стороны признают, что единство и целостность Сирии – полная утопия, и сейчас идет поиск решения, приемлемого для всех стран», - поясняет эксперт.

«Это первый выезд Асада за границу за очень долгий срок, - отмечает консультант Московского центра Карнеги Николай Кожанов. – Это показывает, что теперь он более уверен в стабильности своих позиций. России удалось добиться, по крайней мере, одной своей цели – укрепить режим в Дамаске. С другой стороны, эта встреча также важна и для Москвы».

«Под переходом власти имеется в виду, с кем может работать Москва, чтобы сохранить свое влияние, - добавляет Теодор Карасик. – Процесс этот должен включать в себя мнения и суннитов, и алавитов. Участником этого хочет быть Иран, однако согласится ли на это Москва или нет – вопрос обсуждения».

Путин, между тем, на заседании дискуссионного клуба «Валдай» признал, что Асад не возражает против сотрудничества Москвы с сирийской оппозицией в борьбе с террористами. «Я его [Асада] спросил: как Вы отнесетесь к тому, если мы найдем сейчас в Сирии даже вооруженную оппозицию, но готовую противостоять и реально воевать с террористами, с ИГИЛ? Как вы отнесетесь к тому, если мы поддержим их усилия в борьбе с терроризмом так же, как поддерживаем сирийскую армию?» - рассказал Путин. По его словам, Асад ответил: «Отношусь к этому положительно».

Как следует из официальной информации, Путин и Асад обсудили борьбу с террористическими группировками, планы поддержки сирийских вооруженных сил, детали российской операции, аспекты двусторонних отношений. Однако пресс-секретарь Кремля Дмитрий Песков отказался отвечать на вопрос журналистов, говорилось ли на встрече о политическом будущем Башара Асада, пишет «Лента».

В конце октября в Вене благодаря усилиям России и США состоялись консультации по определению будущего Сирии. Во встрече приняли участие пять постоянных членов Совбеза ООН, а также Иран, Ливан, Ирак, Саудовская Аравия, Египет, Турция и другие страны. Несмотря на противоречия, удалось согласовать коммюнике из 9 пунктов, пишет «Лента». Документ предусматривает формирование переходного правительства, принятие новой Конституции и всеобщие выборы. В рамках переговоров правительству и оппозиции Сирии предстоит под эгидой ООН договориться «об инклюзивном управлении». Однако по одному из главных вопросов – что делать с Башаром Асадом – участники саммита не пришли к единому мнению. В Москве продолжают считать, что на этот вопрос должны впоследствии ответить сами сирийцы.

А французская газета La Libération после терактов в Париже написала, что Франсуа Олланд отныне считает ИГИЛ главным врагом в Сирии. «Тем самым французский президент ответил на критику оппозиции во Франции, которая упрекает его в игнорировании России, поддерживающей правящий режим», - приводит газета слова директора Фонда стратегических исследований Камиля Гранда (Источник).

Тем не менее, немецкий журнал Der Spiegel, ссылаясь на некий российский «секретный документ» по стратегии решения сирийского вопроса, пишет, что Путин не будет способствовать удержанию Асада у власти и, по всей видимости, готов выполнить главное требование Запада о его отставке. «Кремль ясно дает понять, что не будет держаться за Асада», - говорится в статье, которую цитирует Newsru.com.

Однако в Москве дают понять, что, с одной стороны, не «цепляются» за сирийского президента, с другой стороны, не представляют себе переговоры и вообще урегулирования без него. «Никаких договоренностей, что президент Асад не будет участвовать в том или ином этапе политического процесса, достигнуто не было», - сказал 18 ноября министр иностранных дел РФ Сергей Лавров на совместной пресс-конференции с ливанским коллегой Джебраном Бассилем (Источник).

…Как видим, разброс мнений достаточно широк, и даже в пределах одной страны нет единства. Россия, скорее всего, поняла, что Асаду придется уйти, но торопить его она не собирается – пусть сроки определяет Совет Безопасности ООН. Американцы по-прежнему не желают видеть 50-летнего Асада на посту президента, но вряд ли ставят во главу угла его немедленный уход. Французы наконец-то поняли: «Исламское государство» настолько опасно, что даже сирийский лидер не так страшен – жаль, что для понимания этого пришлось пройти через беспрецедентный теракт в Париже.

Как банально это ни звучит, противники сирийского лидера вынуждены признать ошибочность своей политики последних лет. Точнее, они, возможно, были правы, требуя ухода Асада, но уж точно ошибались, когда закрывали глаза на растущую угрозу со стороны террористического интернационала. Пятый год подряд талдычить о плохом диктаторе и снабжать хороших боевиков оружием и деньгами – априори дорога в никуда, но противники Дамаска по ней сознательно пошли и вполне ожидаемо оказались в тупике.

Марш-бросок ИГИЛ в Ираке в июне 2014 года объяснялся отнюдь не безграничной мощью джихадистов – всё дело в том, что самую жестокую группировку в Сирии упорно «не замечали». А потом уже «было рано». Надеюсь, теперь международное сообщество поймет, что надо сначала разбить головорезов, а потом уже думать, куда «уйти» Башара Асада. Он и сам давно готов, я уверен, - но не раньше, чем ИГИЛ останется в истории…

Сирийский узел: Мочить во всех сортирах

Сирийский узел: Россия и США сближают позиции

Читайте также:

Русско-арабская весна. Сирия. Перезапуск: Часть 1 Часть 2 Часть 3

Бросок на юг: русские в Сирии. Часть 1 Часть 2 Часть 3

Сирийский клубок: плохие против худших

Сирийский пирог для курдов

США и Сирия: дружить нельзя враждовать

XS
SM
MD
LG