Linkuri accesibilitate

Юлиан Гроза: „Отказ Приднестровья от свободной торговли с ЕС чреват потерями до 50 млн долларов в год”


Интервью координатора евроинтеграционных политик Института европейских реформ.

Вопреки экономическому кризису на левом берегу Днестра, тираспольская администрация упорно отказывается присоединяться к Зоне свободной торговли с Европейским Союзом, созданной в прошлом году в результате подписания Соглашения об ассоциации между Республикой Молдова и ЕС. При этом действующие торговые преференции Приднестровья с основным своим рынком сбыта - рынком Европейского Союза, истекают в конце этого года. Чем чревата такая непреклонность для экономики региона – узнаем у ведущего специалиста, координатора евроинтеграционных политик в Институте европейских реформ Юлиана Грозы.

Юлиан Гроза: Экономические реалии показывают, что около 30% приднестровского экспорта ориентированы на рынок Европейского Союза, более 40% приходятся на Республику Молдова - на правобережье Днестра. Соответственно, 70% внешнеторговых обменов региона ориентированы на западный рынок, иными словами, на эту самую углубленную и всеобъемлющую зону свободной торговли с Европейским Союзом.

Такая динамика прежде была возможной благодаря автономным торговым преференциям, которые функционировали не один год и, хотя Соглашение об ассоциации стало применяться с 1 сентября прошлого года, в результате переговоров договорились сохранить преференции как минимум до конца 2015 года. Что и было сделано. Соответственно, если Соглашение об ассоциации и его раздел о свободной торговле с Евросоюзом не распространится и на Приднестровье, после истечения режима преференций без права продления, это негативно скажется на экономике региона, на предприятиях Приднестровья, на возможности развития бизнеса в целом.

Свободная Европа: Ситуация в регионе может заметно ухудшиться, как отмечали вы в одном из своих исследований. С другой стороны, на левом берегу Днестра этому давлению, скажем так, которое оказывается на них с целью убедить присоединиться к этому соглашению, склонны придавать политическое значение…

Юлиан Гроза: Думаю, в ходе официальных переговоров сейчас надо делать акцент на экономических интересах, выгодах приднестровских предприятий. Особенно если учесть, что статистические данные, в том числе опубликованные так называемым министерством экономического развития Приднестровья, однозначно указывают на экономические преимущества торговли с Европейским Союзом.

Очевидно, что если Приднестровье окажется вне режима свободной торговли, это отрицательно скажется на экономике региона, на его бюджете, и без того дефицитном. Исследования, проведенные коллегами из Expert-Grup, однозначно показали, что неприменение свободной торговли в Приднестровье грозит серьезными потерями - до 50 миллионов долларов в год.

Свободная Европа: Но какие аргументы приводит тираспольская администрация, как объясняет свое нежелание присоединиться к новому торговому режиму?

Юлиан Гроза: Обоснование приднестровской стороны связано, скорее, с геополитическим фактором. В позиции Тирасполя отсутствует экономическая аргументация, зато есть много политических аспектов – они видят свое будущее ближе к рынку Российской Федерации, хотят развивать свой бизнес там и т.д. и т.п. Но реальность в который раз показывает, что их торговля в значительной степени ориентирована на Европейский Союз, в том числе и приднестровских компаний с российским капиталом.

Свободная Европа: А Россия в состоянии поглотить всю продукцию, которую поставляют на европейский рынок предприятия левобережья Днестра?

Юлиан Гроза: На данный момент, согласно приднестровской статистике, доля экспорта в Россию составляет примерно 7,5%. Обратная картина наблюдается, когда говорим об импорте, большинство поставок в Приднестровье идут из России – более 40%. Это объясняется тем, что оттуда импортируется, в основном, сырье. Соответственно, сырье идет в регион, перерабатывается, затем поставляется на рынок, связанный с Европейским Союзом.

Свободная Европа: К чему, на ваш взгляд, должен сводиться этот прагматичный диалог между Кишиневом и Тирасполем? Потому что и вы, в том числе, настаиваете на необходимости установления механизма, который помог бы Приднестровью преодолеть эту тупиковую ситуацию…

Юлиан Гроза: Этот механизм обсуждается с прошлого года, когда мы только начали применять Соглашение об ассоциации. Проблема в том, что Тирасполь избегал участия в дискуссиях по поводу Зоны свободной торговли с Евросоюзом. В последнее время, как вам наверняка известно, у нас побывали эксперты из Брюсселя, которые пытались наладить диалог с Тирасполем, объяснить им преимущества, возможности, нюансы внедрения Соглашения.

К примеру, на прошлой неделе в Баварии состоялась конференция, где обсуждался, в том числе, и этот вопрос. И что следовало бы сейчас сделать – это проанализировать те элементарные обязательные требования, которые необходимо выполнить с 1 января; требования важные и принципиальные для Европейского Союза. Это с одной стороны. С другой стороны, согласовать план действий, с определенными условиями и сроками исполнения, по обеспечению выполнения соглашения де-факто и, в среднесрочной перспективе, де-юре в Приднестровье.

Свободная Европа: Г-н Гроза, возможно, сдержанность Тирасполя подпитывается и заявлениями определенных левых сил в кишиневском парламенте, призывающих к пересмотру Соглашения о зоне свободной торговли, которое является частью договора об ассоциации между Молдовой и ЕС?

Юлиан Гроза: Возможно. С моей точки зрения, больше всего на позицию Тирасполя влияет их концептуальный подход к соглашению об ассоциации: они вторят Российской Федерации.

Свободная Европа: Российский премьер Дмитрий Медведев предельно ясно заявил недавно на саммите глав правительств СНГ, что режим свободной торговли одновременно и на рынке ЕС, и на рынке СНГ исключен…

Юлиан Гроза: Не знаю, насколько такой подход правильный, потому что Республика Молдова, как и Российская Федерация, является членом Всемирной торговой организации. А Соглашение об ассоциации и его часть, которая касается углубленной и всеобъемлющей зоны свободной торговли с Евросоюзом, полностью соответствуют положениям и стандартам ВТО. С другой стороны, Соглашение о свободной торговле в рамках СНГ также соответствует положениям ВТО. Следовательно, теоретически и практически, с точки зрения международного права и соглашений, оговаривающих эти правила, вполне допустимо, чтобы страна поддерживала преференциальные торговые отношения и с Европейским Союзом, и со странами СНГ, с учетом всех этих положений.

Свободная Европа: На самом деле все не совсем так. Москва какое-то время назад ввела эмбарго на ряд товаров из Молдовы – и отменить ограничения не торопится. Это не что иное, как попытка пригрозить пальцем Кишиневу: мол, не спешите отдавать предпочтение экономическим, торговым отношениям с Европейским Союзом….

Юлиан Гроза: Молдова всегда выступала и выступает в дальнейшем за развитие торговых отношений с Востоком. Введение различных эмбарго на товары из Молдовы, которые идут на российский рынок, имеет, скорее, политический подтекст, потому что с точки зрения экономических реалий это полный нонсенс. Статистика предельно ясно показывает, что в результате этих ограничения страдает, в первую очередь, российский потребитель. А молдавские производители в последнее время начали активно переориентироваться на европейский рынок сбыта.

Сегодня статистика показывает: доля торговых обменов с Европейским Союзом составляет 62%. Молдова экспортирует на рынок ЕС около 62% своей продукции. При этом, мы выступаем за сохранение и развитие торговли и со странами СНГ – благо Соглашение о свободной торговле это позволяет. Важно, чтобы Россия поняла это, важно проявлять прагматичный подход, не уходить от диалога и применять все правила точно так, как нам удается это делать в отношениях, в торговле с Белоруссией – страной, которая также является членом Евразийского союза, входит в СНГ, поддерживает особые отношения и с Российской Федерацией; и с этой страной у нас подписано соглашение. Белоруссия наглядный пример того, что позиция России на данный момент в значительной степени продиктована политическими соображениями.

Свободная Европа: А политический класс Кишинева является примером для приднестровской администрации в том, что касается выполнения положений Соглашения об ассоциации и Соглашения о свободной торговле?

Юлиан Гроза: Политический класс должен позаботиться о том, чтобы обязательства, которые взяла на себя Республика Молдова по отношению к Евросоюзу, выполнялись.

Свободная Европа: И Кишинев является примером?

Юлиан Гроза: Отчеты по оценке достигнутого прогресса в ходе выполнения Соглашения об ассоциации показывают, что, к сожалению, в этом процессе нет той динамики, которую ожидали. Выполнено около 20% обязательств, как показывает августовский анализ, который мы провели в институте – около 20% от намеченных обязательств.

Свободная Европа: Но ведь не только наметили, но и обязались выполнить.

Юлиан Гроза: Разумеется. И, судя по тенденциям, рассчитывать на хорошую оценку по разделу выполнения положений Соглашения об ассоциации не приходится. Поэтому я воздержусь от оценок того, можно ли рассматривать то, что есть у нас в Республике Молдова, как пример для Тирасполя или нет.

В целом, задержки в реализации Соглашения об ассоциации связаны с политическим кризисом, который затянулся в последнее время, связан с кризисом в финансово-банковской системе, с приостановлением финансовой помощи со стороны Евросоюза и т.д. Сейчас важно, учитывая экономический интерес, интерес хозяйствующих субъектов левобережья Днестра, важно сделать все возможное – Кишиневу и Тирасполю, при содействии Брюсселя – и согласовать набор минимальных требований, которые необходимо ввести в действие в начале января 2016 года. И здесь я имею в виду, прежде всего, исключение импортных пошлин на товары из ЕС, которые идут в Приднестровье. И это возможно.

Второе. Важно обеспечить сертификацию происхождения товаров, которые экспортируются из Приднестровья на рынок ЕС. Эта работа сейчас ведется, учитывая торговые преференции с Европейским Союзом. Необходимо лишь обеспечить в дальнейшем, чтобы наша таможенная служба имела доступ к приднестровским производителям для сертификации происхождения товаров. И третье условие, крайне важное, связанное с сертификацией – санитарные и фитосанитарные стандарты. Кстати, сегодня эта работа также ведется, так что важно облегчить и упростить этот процесс в дальнейшем.

В Тирасполе опасаются, что отмена импортных пошлин негативно отразится на бюджете региона. Я приводил в порядке статистического примера данные по импорту из Европейского Союза, который составляет около 8%. В ближайшие год-два, возможно, он увеличится, но ведь это период, когда можно и скорректировать определенные моменты. И решение, которое мы обсуждали и которое представляется целесообразным – это замена или покрытие возможных потерь в результате отмены импортных пошлин за счет введения в Приднестровье налога на добавленную стоимость, которого там сегодня не существует.

Следовательно, юридические решения возможны, важно наличие политической воли – и в Тирасполе, и здесь, в Кишиневе – для того, чтобы попытаться сблизить позиции. В этом случае можно будет говорить, что есть предпосылки для применения Соглашения об ассоциации с 1 января.

Свободная Европа: Если Тирасполь не согласится присоединиться к Соглашению о свободной торговле и скажет категорическое „нет”, что тогда?

Юлиан Гроза: Торговые преференции с ЕС не будут продлены. Соответственно, если положения о зоне свободной торговли с Евросоюзом действовать не будут, Европейскому Союзу придется применить непреференциальный принцип, так называемый режим наибольшего благоприятствования. Этот подход, опять же, чреват негативными последствиями для хозяйствующих субъектов, потому что доля экспорта на рынок ЕС, которая составляет 30%, может уменьшиться, так как поставки будут облагаться пошлинами, в соответствии с режимом наибольшего благоприятствования. В конечном итоге, это отрицательно повлияет на экономику региона, на бюджет и, что самое главное, на внешнюю торговлю с Евросоюзом – в условиях, когда торговля с Востоком, с Российской Федерацией составляет всего лишь 7,5%.Начало формы

Конец формы

Свободная Европа: А пересмотр Соглашения о свободной торговле между Кишиневом и Брюсселем возможен­?

Юлиан Гроза: Соглашение об ассоциации содержит специальный пункт, который предусматривает возможность пересмотра, актуализации положений договора в течение трех лет после начала применения. Но до этого еще далеко. В любом случае, существующие положения документа – имею в виду переходные периоды, квоты, действующие на данный момент – не требуют пересмотра в плане практического применения. И в этом смысле, если говорить о применении положений в Приднестровье, пересматривать, менять особо нечего.

Свободная Европа: Но почему Кишинев должен убеждать Тирасполь в преимуществах Соглашения, если они отвергают его в принципе?

Юлиан Гроза: Я воздержался бы – по крайней мере, на данном этапе – от категоричных утверждений в этом плане, что они отвергают Соглашение. Уверен, в Тирасполе прекрасно отдают себе отчет в преимуществах, которые предполагает Соглашение об ассоциации. Единственное, что их сдерживает – это политический фактор. И здесь важно, чтобы все причастные стороны творчески подошли к делу и расценивали этот процесс не по форме, а по содержанию. Это важнее.

XS
SM
MD
LG