Linkuri accesibilitate

1 января 2016, тяжёлое испытание для Приднестровья


Погранично-пропускной пункт Первомайск-Кучурган

Погранично-пропускной пункт Первомайск-Кучурган

Что обретет и что потеряет Тирасполь, если отклонит Соглашение о свободной торговле между Молдовой и Европейским Союзом.

Дорогие радиослушатели, добрый день. В студии Александр Фрумусаки, ведущий передачи Приднестровские диалоги. 30 минут на Радио Свободная Европа. Сегодня в выпуске:

Молдова и Украина договорились о совместном контроле на погранично-пропускном пункте Первомайск-Кучурган на приднестровском участке общей границы. Что обретет и что потеряет Тирасполь, если отклонит Соглашение о свободной торговле между Молдовой и Европейским Союзом. Мнения экспертов с обоих берегов Днестра. И… День 7 ноября официально отмечается в Приднестровье. Что знает об этой дате и как воспринимает молодежь, а также старшие поколения приднестровцев?

Как обычно, начнем наш выпуск с обзора новостей и главных событий минувшей недели, о которых расскажет Юлия Михайлова:

***

Ситуация с по­ступ­ле­ни­я­ми в фонд социаль­но­го стра­хо­ва­ния региона тяжелая, но ста­биль­ная. Глава фонда Александра Крото­ва сообщила, что по итогам 10 месяцев, доходы социального страхования составили всего 60%. Согласно информационному агентству Новости Приднестровья, долги по зарплатам и пенсиям растут и на начало ноября превысили 66 миллионов долларов. Расходы бюджетов всех уровней приблизилась к 355 миллионам долларов и превысили доходную часть примерно на 90 миллионов долларов.

Глава приднестровского региона Евгений Шевчук встретился 3 ноября в Москве с российским вице-премьером Дмитрием Рогозиным - спецпредставителем Кремля в Приднестровье. Как передает пресс-служба Шевчука, в ходе встречи, цитирую, „обсуждалась ситуация, связанная с последствиями внешнего давления на экономику и транспортную логистику Приднестровья”, конец цитаты. По инициативе тираспольской стороны обсуждались вопросы создания экономических предпосылок для стимулирования экспорта приднестровских товаров на российский рынок – сегодня поставки в Россию осуществляются в очень малом объеме. Экспорт из региона ориентирован в значительной степени (70%) на рынок Европейского Союза и Республики Молдова. Торговые преференции, которыми пользуется в настоящий момент Приднестровье, истекают в начале следующего года, а значит, экспорт в ЕС будет облагаться пошлинами; но, несмотря на это, Тирасполь отказывается присоединяться к Соглашению о свободной торговле между Молдовой и Европейским Союзом.

Евгений Карпов

Евгений Карпов

Бывший вице-премьер по реинтеграции Евгений Карпов в интервью Свободной Европе опроверг наличие экономической блокады Приднестровья, и подчеркнул, что ни Молдова, ни Украина не заинтересованы в дестабилизации ситуации на левом берегу Днестра. „Фактическое положение дел таково, что Украина, которая столкнулась с сепаратизмом, находится в состоянии войны с Российской Федерацией, которая аннексировала часть украинской территории. Естественно, Киев в этих условиях вынужден принимать дополнительные меры безопасности и на границе с Российской Федерацией, и на приднестровском сегменте молдавско-украинской границы. Потому что в Приднестровье дислоцирована группа российских войск, незаконно пребывающая на территории Молдовы и которая, естественно, с точки зрения Киева, в условиях войны представляет определенную угрозу и для украинской территории”, заявил Евгений Карпов. С этой точки зрения, добавил он, нестабильность порождает определенное замедление экономических, торговых отношений на уровне предприятий, фирм из Приднестровья, которые поддерживали тесные отношения с украинскими и российскими поставщиками. „Транзит через Украину, наземный транзит также стал проблемой, потому что война не способствует движению по украинским дорогам”, сказал Евгений Карпов.

Москва обещает больше помогать российским гражданам, проживающим за рубежом. „Оказание всемерной поддержки Русскому миру - безусловный внешнеполитический приоритет России”, заявил в понедельник министр иностранных дел Российской Федерации Сергей Лавров в интервью „Российской газете”. По словам Лаврова, Россия, цитирую, „будет и впредь энергично отстаивать права соотечественников, используя для этого весь арсенал имеющихся средств, предусмотренных международным правом”, конец цитаты. Лавров сделал это заявление накануне так называемого Всемирного конгресса российских соотечественников – форума российской диаспоры, который прошел в Москве 5 ноября. Выступая на этом мероприятии, президент Российской Федерации Владимир Путин сказал, что важно оказывать поддержку русскоязычным СМИ за рубежом, которые “сохраняют непредвзятую позицию” и “дают объективную информацию” о России и ее достижениях. Путин подчеркнул также необходимость укрепления филиалов российских вузов за рубежом, в частности, в Содружестве независимых государств, и создания благоприятных условий для того, чтобы проживающие за рубежом молодые соотечественники приезжали учиться в Россию. По оценкам Кремля, российская диаспора насчитывает на данный момент около 30 миллионов человек в 97 странах мира.

***

Свободная Европа: 7 ноября исполняющая обязанности главы правительства региона Майя Парнас поздравила жителей с 98-й годовщиной „великой октябрьской революции” – таково официальное название одного из главных праздников советских времен – большевистской революции 1917 года. Майя Парнас сказала, цитирую, что „годовщина Октября – это прекрасная возможность вспомнить о советском прошлом, где было немало славных дел и свершений”, конец цитаты.

Более того, по ее мнению, именно октябрьская революция стала тем фундаментом, на котором приднестровцы „построили свою независимость”. Что знают жители Приднестровья о дате 7 ноября, которая давно уже не является праздником ни в России, ни в других государствах СНГ, но официально отмечается тираспольской администрацией? Мы попытались выяснить у жителей левобережья Днестра, что это за день и чем он знаменателен.

Это день великой октябрьской революции, которая была в 85-м году, насколько я помню, сейчас этот праздник уже мы не отмечаем, мы проводим его, как обычный день, без всяких там, я знаю, подарков, сувениров. Для меня это обычный день – 7 ноября для меня обычный рабочий день.

Суббота сегодня… Нет, сегодня поминальная, поминальная суббота… Октябрьская революция! Все, уже отметили. Телевизор посмотрели, парад проплакали. Порадовались. Очень жалеем, что это забывается. Нам очень, очень больно, что забывается. Ни парада сейчас, ничего. Мы вспоминаем только, как раньше было. Раньше нас – мы на заводе работали, так прямо обязательно, обязательно на парад все шли. И праздновали. А сейчас? Раньше собирались, музыка играла, народ подходил, танцевали, плясали, возле каждого завода, фабрики музыка своя, оркестр. Люди веселые, жизнерадостные…

Сегодня 7 ноября, день великой октябрьской революции, это я прекрасно знаю. Но для меня в большей степени этот день запомнился в истории 7 ноября 41-го года, когда немцы стояли под Москвой, Сталин провел парад, тоже парад Победы, вроде бы враг стоит у ворот, а они проводят парад Победы… После чего эти войска, которые прошли по Красной площади, пошли на оборону под Москвой и обратили врага в бегство буквально через месяц после этого парада. Для меня 7 ноября вошел в историю не как великая октябрьская революция, а вот этот парад, который был проведен… Ну, наверное, с друзьями соберемся где-нибудь, сядем посидим, может быть, в кафе где-нибудь, может, в кино сходим пройдемся, либо где-нибудь на квартире. Как еще? Так, как обычный праздник отмечают.

Сегодня? 98-ая годовщина великой октябрьской социалистической революции. Ну, как? Поздравим вас, да и все, хватит с нас. Поздравляем вас, всего хорошего!

Конечно, 7 ноября. Красный день календаря. Иду в театр. Меня пригласили.

Сегодня? Суббота, 7 ноября. Ну, как? Революция была! Вроде не отмечаем. Так вот как-то… Раньше отмечали всегда, ходили на парад. Сейчас на парад никто не ходит, дома в кругу семьи, дети-внуки стишок расскажут про 7 ноября – красный день календаря…

Суббота… Я уже забыла за 7 ноября. Я сейчас уже религиозные праздники начала изучать. Я знаю, была революция, знаю, что был Ленин, что был Сталин, что был Хрущев и Брежнев, всех я знаю. Вот так. В огороде своем, чтобы иметь копеечку, потому что пенсия такая, что можно помереть…

Свободная Европа: Мнения людей, случайно встреченных нашим корреспондентом на улицах Тирасполя.

***

Свободная Европа: В Кишиневе 4 ноября состоялось последнее заседание Координационного совета Миссии ЕС по приграничной помощи Молдове и Украине (EUBAM). Политический кризис в Молдове немного затмил это событие - СМИ уделили ему мало внимания. Но на заседании профильных молдавских и украинских ведомств был подписан важный протокол о совместном контроле, начиная со следующего года, на пограничном контрольно-пропускном пункте Первомайск—Кучурган и соглашение об обмене данными в режиме реального времени о пересечении молдавско-украинской границы гражданами и автомобилями.

Молдова и Украина уже несколько лет осуществляют совместный контроль на другом погранично-пропускном пункте на севере страны – Мэмэлига-Крива, но впервые этот механизм будет функционировать на приднестровском участке границы, точнее, на самом оживленном контрольно-пропускном пункте, который расположен всего в нескольких километрах от Тирасполя. Глава пограничной полиции Молдовы Дорин Пуриче сказал по этому случаю порталу newsmaker.md, что подписанием этих документов реализована цель, к которой Кишинев стремился с 1997 года – это обмен информацией между погранслужбами в онлайн-режиме и учет иностранцев, въезжающих на территорию страны через приднестровский участок границы. Пункт пропуска Кучурган глава погранслужбы назвал стратегическим для Кишинева: ежегодно там осуществляется около трех миллионов пересечений границы. Дорин Пуриче выразил надежду, что эта практика будет распространена и на другие пропускные пункты центрального участка молдавско-украинской границы.

Вместе с тем, Кишинев, Киев и миссия EUBAM уверяют, что нововведения упростят и ускорят пересечение границы на этом участке и сократят как время, так и расходы поставщиков, устранив необходимость перенаправлять грузы в объезд этого участка границы, а также позволит избежать двойного таможенного оформления в Кишиневе и Тирасполе, пишет newsmaker.md. Глава делегации ЕС в Кишиневе Пиркка Тапиола сказал, что данный механизм призван повысить степень доверия между Кишиневом и Тирасполем. По его словам, нужно стремиться к взаимовыгодным решениям: „Необходимо сделать жизнь приднестровских экономических агентов легче. Мы готовы к продолжению консультаций со всеми сторонами”, подчеркнул Тапиола.

Однако первая реакция Тирасполя была крайне негативной. Политический представитель тираспольской администрации Виталий Игнатьев назвал организацию Кишиневом и Киевом совместного контроля на КПП Первомайск—Кучурган „новой ограничительной мерой”, направленной на „полномасштабную блокаду внешнеэкономической деятельности” Приднестровья и „тотальный контроль” экспортно-импортных операций экономических агентов региона. „Наличие представителей силовых структур Республики Молдова на границе существенно меняет баланс сил, является угрозой безопасности Приднестровья, вынуждая к применению соответствующих мер реагирования”, добавил Игнатьев в заявлении, опубликованном на сайте внешнеполитического ведомства Приднестровья.

Некоторые приднестровские эксперты считают, что новые молдавско-украинские соглашения еще больше накалят отношения между Кишиневом и Тирасполем накануне так называемой проблемы „1 января 2016 года”, когда истекут торговые преференции, предоставленные Евросоюзом приднестровским экспортерам. Лишившись преференций, поставщикам придется платить пошлины, что еще больше обострит бюджетный и экономический кризис на левом берегу Днестра.

Почему Тирасполь отказывается присоединиться к Зоне свободной торговле, созданной между Молдовой и Евросоюзом, и что может последовать после 1 января 2016 года? – спросила моя коллега Лина Грыу эксперта из Тирасполя, бывшего главу внешнеполитического ведомства Приднестровья Валерия Лицкая:

Валерий Лицкай

Валерий Лицкай

Валерий Лицкай: Когда в Молдове было введено (Соглашение о зоне свободной торговли - прим. РСЕ) с 15-го года, то для Приднестровья была сделана еще отсрочка на один год для ведения переговоров по порядку введения в отношении Приднестровья. Этот год заканчивается и, насколько я знаю, европейцы категорически не хотят продлевать больше. Обсуждается ли? Ну, по крайней мере, официальных обсуждений не было. Неофициальных обсуждений - очень много. Конечно, все, кого оно затронет, все предприятия, бизнесмены это обсуждают.

Переговоры пока – очень закрытые переговоры – вело только правительство. Представители Евросоюза приезжали много раз в Тирасполь и вели вот эти закрытые переговоры. Люк Девинь вел переговоры с Ниной Штански, с Шевчуком. Суть этих переговоров абсолютно неизвестна. Передавали они какие-то варианты, какие-то компромиссы – опять же, об этом общественность не знает ничего. И парламент не знает ничего. Потому что все это закрыто, и все так оно идет и вызывает все больше и больше тревоги.

Свободная Европа: 1 января не за горами…

Валерий Лицкай: Это уже год, весь последний год обсуждала общественность, обсуждала в частном режиме, по крайней мере, это все приближается, как цунами. Последствия, конечно, могут быть очень тяжелыми, потому что у нас с Европой, Евросоюзом, до 40% экономики связано с ними. Вот такое дело. Ну, будет цунами – значит, будет цунами. Я так думаю, что все дело идет к ситуации де-факто: то есть, 1 января они вступят в силу, и тогда уже в ситуации случившегося землетрясения будут смотреть, что делать дальше. Я считаю, что это, конечно, неблагоразумно, но такова реальность.

Свободная Европа: Каковы настроения в деловых кругах - кризис и без того глубокий …

Валерий Лицкай: Люди, конечно, встревожены, очень встревожены. Потому что у них контракты – контракты надо выполнять. У них налажены связи – они получают сырье, туда отправляют продукцию. Ну, 40% не шутка... Все однозначно уже подсчитали последствия и говорят, что мы не сможем вынести всей тяжести европейских пошлин, потому что они имели преференции через Молдову, а теперь без преференций просто конкуренция будет невозможной. Так что тревога большая.

Свободная Европа: Существуют ли какие-то прогнозы возможных последствий того, что произойдет 1 января – официальные оценки? Или это делают только сами экспортеры, которые работают и как бы каждый оценивает свои позиции?

Валерий Лицкай: Полный объем информации есть только у правительства. Правительство никакой информации не дает. Я, конечно, уверен, что они оценки делают, тем более, что у них в руках вся информация по внешней торговле. Что-то они там делают, но ничего не говорят. Формальных слушаний не было, правительственных программ не было – ничего, полностью закрыто.

Бизнесмены, конечно, каждый у себя посчитал, что и как; ну, и есть открытые цифры. Открытые цифры оборота, вот подсчитано, что до 40% - связи с Евросоюзом, значит, мы рискуем потерять, ну, по крайней мере, значительнейшую часть.

Но, кстати, Евросоюз тоже отличается закрытостью: они участвуют в переговорах, у них есть много данных, теоретически они могли бы и сами выступить. Чего бы не выступить с их оценкой, хотя бы экспертной? А Евросоюз молчит, как воды в рот набрал. Нет никакой информации, хотя надо бы прикидывать. Так вот две заинтересованные стороны – правительство и Евросоюз – молчат.

Свободная Европа: Как-то в прессе говорилось о том, что Тирасполь пытается пробить идею отдельного соглашения между Приднестровьем и Евросоюзом. Это реально, с вашей точки зрения?

Валерий Лицкай: Министр иностранных дел Нина Штански где-то приблизительно год, наверное, назад… Ну, она несколько раз эту идею выдвигала и требовала: давайте заключим отдельное соглашение. Но я вам скажу, что это абсолютно нереалистичное предложение. С непризнанным государством никаких официальных соглашений быть не может. С непризнанным государством. И это касается не только нас, в Евросоюзе очень сложные вопросы северного Кипра. У них сложные отношения с Евросоюзом, но никаких соглашений быть не может, поскольку они не признаны. Значит, юридически это невозможно, политически это невозможно, и я вам скажу, что даже технически таких прецедентов не было.

Если даже завтра, например, Евросоюз скажет: давайте попробуем, это потребует очень большого труда, связанного с десятками законов, подзаконных актов, инструкций, положений – это сложнейшая работа. И представим себе, что еще 28 государств должны одобрить, да? – это практически нереально. А в короткие сроки и вовсе… Молдова, например, занимается вот этой зоной свободной торговли с Евросоюзом не менее десяти лет, из них последние пять лет очень активно, каждый год работали и все такое… Это стоит больших денег. То есть Молдова получила от Евросоюза за последние несколько лет 500 миллионов евро на перестройку системы стандартизации, контроля и прочее, на подготовку кадров…

Но это признанное государство, подписавшие соответствующие документы, которые были приняты всеми органами Евросоюза. Нет, это нереалистично. Политически там какой-то пиар имел смысл, но это абсолютно было фантастическое предложение.

Свободная Европа: Г-н Лицкай, со стороны довольно странной кажется ситуация: в Приднестровье очень глубокий кризис, 1 января меняются правила в торговле с Евросоюзом, это значит, что кризис будет еще глубже, а правительство ничего не делает, или, во всяком случае, не заметно, чтобы оно прилагало какие-то видимые усилия для того, чтобы эту проблему решить. То есть такое ощущение, что деловые круги отдельно, правительство отдельно, Верховный совет отдельно и нет взаимодействия между частями общества для того, чтобы решить одну большую проблему, которая скажется в итоге на всех. Почему это происходит?

Валерий Лицкай: Я скажу, что именно по данной теме никакого взаимодействия по факту нет. Надо понимать, что кроме официальных ходов есть еще неофициальная дипломатия. И неофициальная дипломатия она в принципе закрыта. Вряд ли, конечно, все ослепли-оглохли, значит, все дело перешло на уровень неофициальной дипломатии. Я, например, совершенно убежден, что Республика Молдова не желала участия Приднестровья в переговорах на всех стадиях. Официально там что-то говорили – ну, пусть посидят в углу, мы не против, кто-то даже из Приднестровья сидел в углу, но говорить, что участие за несколько лет переговоров с Евросоюзом со стороны Приднестровья было – это не так: и не приглашали, и наши не хотели, и в результате все это, как говорится, ушло в туман. У Республики Молдова и у многих политиков есть желание придушить Приднестровье руками Евросоюза. Украина тоже будет участвовать в этих вопросах, и Евросоюз – вот пусть они и придушат, а мы посмотрим. Я считаю, что это очень примитивная политика, никто в стороне не сможет сидеть, и если будет большой, так сказать, даже экономический конфликт, то он очень сильно заденет Молдову.

Свободная Европа: В экономическом плане?

Валерий Лицкай: Ну, вы поймите, как начинается кризис? В данном случае начало экономическое, потом начинает оно все раскручиваться и, раскручиваясь, втягивает в себя и другие слои – и пошла вам и политика, и идеология, дипломатия, начинаются круговые танцы. Закон конфликтологии: если не остановиться на каком-то этапе, то дело, как правило, заканчивается разрывом уже по всем сегментам, включая военный.

Свободная Европа: То есть, вы видите какие-то реальные угрозы в ближайший период?

Валерий Лицкай: Вы поймите, если дом начинает разрушаться, то он начинается разрушаться же с какой-то части. Через какое-то время валится еще что-то. Если дом не поддержать, он будет валиться, валиться, пока все это не превратится в огромную груду обломков. Пока все с интересом смотрят – как оно начинает трястись. У всех есть свои тайные мысли, тайные какие-то контакты. Вот Шевчук сейчас в Москве. Ну, не могу себе представить, что в Москве, при встрече там с Рогозиным, он не поднимал этот вопрос и Рогозин ему ничего не отвечал. Тот отвечал, вот только официальной информации – никакой. Вот мы находимся в такой сложной картинке, и 1 января отменить не сможет никто. В общем, это все хорошо напоминает сцену из Титаника, да? Вот он на горизонте, этот айсберг, а капитан – ну, неправильно он командует: полный вперед! Там же ему говорили тоже под руку, то есть, не делай этого, потому что вот какие-то риски, потонем… Э-э-э, не потонем, вперед!

Свободная Европа: В данном случае Титаник – это Приднестровье, или это оба берега Днестра, скажем так?

Валерий Лицкай: Ну не существует Приднестровья отдельно как такового, это же не Австралия. Существует общий регион. Регион юго-запада, он включает в себя и Молдову, и Приднестровье, и Одесскую область. Да, политические границы существуют, но все остальные-то, и транспортные, энергетические, торговые, культурные – сломаны. Если вывалить один кусок, то это обязательно коснется всей региональной безопасности. Обязательно. Это вопрос регионально-экономической, как я говорил, и потом по нарастающей всех остальных сфер безопасности. Как правило, мировая практика показывает – я уж тут наработал: если возникает такая катастрофа, придется действовать в ситуации форс-мажора – собирать комитет каких-то государств заинтересованных, принимать чрезвычайные меры какие-то, начинается потом беготня на пожаре…

Свободная Европа: Какие-то оптимистические перспективы для Приднестровья, Молдовы, региона в целом вы видите в близком или более отдаленном будущем?

Валерий Лицкай: Я могу сказать одно: мы имели, даже сейчас еще имеем, некую конструкцию, конструкцию довольно стабильную, которая просуществовала как минимум 10 лет. И в экономике, и в военной сфере, культуре, межчеловеческих обменах – все нормально. Система работает, и я вам скажу, по сравнению с другими кризисными точками мы живем совсем-совсем не худо. По сравнению с Донбассом – что мы обсуждаем? Ясно, что мы смогли достичь какого-то более или менее стабильного положения. Это стабильное положение давало объективной возможности для ведения переговоров по статусу. Теперь мы теряем эту стабильность. Стремительно. То есть, мы теряем и возможность и статус как-то обсуждать. Поэтому у нас золотая мечта: хотя бы не разрушить то, что мы имеем. Это мечта. Возможно, будем за это бороться – ну, если получится. Но лично я, как дипломат, могу сказать, что будет ухудшение этой стабильности, будет дестабилизация региона и, и, и… Со всеми вытекающими последствиями.

Свободная Европа: Своим мнением с Линой Грыу поделился эксперт из Тирасполя Валерий Лицкай.

***

Свободная Европа: Вопреки экономическому кризису на левом берегу Днестра, тираспольская администрация упорно отказывается присоединяться к Зоне свободной торговли с Европейским Союзом, созданной в прошлом году в результате подписания Соглашения об ассоциации между Республикой Молдова и ЕС. При этом действующие торговые преференции Приднестровья с основным своим рынком сбыта - рынком Европейского Союза, истекают в конце этого года. Чем чревата такая непреклонность для экономики региона – моя коллега Валентина Урсу спросила ведущего специалиста, координатора евроинтеграционных политик Института европейских реформ Юлиана Грозу.

Юлиан Гроза

Юлиан Гроза

Юлиан Гроза: Экономические реалии показывают, что около 30% приднестровского экспорта ориентированы на рынок Европейского Союза, более 40% приходятся на Республику Молдова - на правобережье Днестра. Соответственно, 70% внешней торговли региона ориентировано на западный рынок, иными словами, на эту самую зону свободной торговли с Европейским Союзом.

Такая динамика прежде была возможной благодаря автономным торговым преференциям, которые функционировали не один год и, хотя Соглашение об ассоциации применяется с 1 сентября прошлого года, в результате переговоров договорились сохранить преференции как минимум до конца 2015 года. Что и было сделано. Соответственно, если Соглашение об ассоциации и его раздел о свободной торговле с Евросоюзом не распространится и на Приднестровье, после истечения режима преференций без права продления, это негативно скажется на экономике региона, на предприятиях Приднестровья, на возможности развития бизнеса в целом.

Свободная Европа: Ситуация в регионе может заметно ухудшиться, как отмечали вы в одном из своих исследований. С другой стороны, на левом берегу Днестра этому давлению, скажем так, которое оказывается на них с целью убедить присоединиться к этому соглашению, склонны придавать политическое значение…

Юлиан Гроза: Думаю, в ходе официальных переговоров сейчас надо делать акцент на экономических интересах, выгодах приднестровских предприятий. Особенно если учесть, что статистические данные, в том числе опубликованные так называемым министерством экономического развития Приднестровья, однозначно указывают на экономические преимущества торговли с Европейским Союзом.

Очевидно, что если Приднестровье окажется вне режима свободной торговли, это отрицательно скажется на экономике региона, на его бюджете, и без того дефицитном. Исследования, проведенные коллегами из Expert-Grup, однозначно показали, что неприменение свободной торговли в Приднестровье грозит серьезными потерями - до 50 миллионов долларов в год.

Свободная Европа: Но какие аргументы приводит тираспольская администрация, как объясняет свое нежелание присоединиться к новому торговому режиму?

Юлиан Гроза: Обоснование приднестровской стороны связано, скорее, с геополитическим фактором. В позиции Тирасполя отсутствует экономическая аргументация, зато есть много политических аспектов – они видят свое будущее ближе к рынку Российской Федерации, хотят развивать свой бизнес там и т.д. Но реальность в который раз показывает, что их торговля в значительной степени ориентирована на Европейский Союз, в том числе и приднестровских компаний с российским капиталом.

Свободная Европа: А Россия в состоянии поглотить всю продукцию, которую поставляют на европейский рынок предприятия левобережья Днестра?

Юлиан Гроза: На данный момент, согласно приднестровской статистике, доля экспорта в Россию составляет примерно 7,5%. Обратная картина наблюдается, когда говорим об импорте, большинство товаров в Приднестровье идут из России – более 40%. Это объясняется тем, что оттуда импортируется, в основном, сырье. Соответственно, сырье идет в регион, перерабатывается, затем поставляется на рынок, связанный с Европейским Союзом.

Свободная Европа: К чему, на ваш взгляд, должен сводиться этот прагматичный диалог между Кишиневом и Тирасполем? Потому что и вы, в том числе, настаиваете на необходимости установления механизма, который помог бы Приднестровью преодолеть эту тупиковую ситуацию…

Юлиан Гроза: Этот механизм обсуждается с прошлого года, когда мы только начали применять Соглашение об ассоциации. Проблема в том, что Тирасполь избегал участия в дискуссиях по Зоне свободной торговли с Евросоюзом. Недавно у нас побывали эксперты из Брюсселя, которые пытались наладить диалог с Тирасполем, объяснить им преимущества, возможности, нюансы внедрения Соглашения.

К примеру, на прошлой неделе в Баварии состоялась конференция, где обсуждался, в том числе, и этот вопрос. И что следовало бы сейчас сделать – это проанализировать те элементарные обязательные требования, которые необходимо выполнить с 1 января; требования важные и принципиальные для Европейского Союза. С другой стороны, согласовать план действий, с определенными условиями и сроками исполнения, по обеспечению соглашения де-факто и, в среднесрочной перспективе, де-юре в Приднестровье.

Свободная Европа: Г-н Гроза, возможно, сдержанность Тирасполя подпитывается и заявлениями определенных левых сил в кишиневском парламенте, призывающих к пересмотру Соглашения о зоне свободной торговли, которое является частью договора об ассоциации между Молдовой и ЕС?

Юлиан Гроза: Возможно. С моей точки зрения, больше всего на позицию Тирасполя влияет их концептуальный подход к соглашению об ассоциации: они вторят Российской Федерации.

Свободная Европа: Российский премьер Дмитрий Медведев предельно ясно заявил недавно на саммите глав правительств СНГ, что режим свободной торговли одновременно и на рынке ЕС, и на рынке СНГ невозможен…

Юлиан Гроза: Не знаю, насколько такой подход правильный, потому что Молдова, как и Россия - члены Всемирной торговой организации. А Соглашение об ассоциации и его часть, которая касается углубленной и всеобъемлющей зоны свободной торговли с Евросоюзом, полностью соответствуют положениям и стандартам ВТО. С другой стороны, Соглашение о свободной торговле в рамках СНГ также соответствует положениям ВТО. Следовательно, теоретически и практически, с точки зрения международного права и соглашений вполне допустимо, чтобы страна поддерживала преференциальные торговые отношения и с Европейским Союзом, и со странами СНГ, с учетом всех этих положений.

Свободная Европа: На самом деле все не совсем так. Москва какое-то время назад ввела эмбарго на ряд товаров из Молдовы – и отменить ограничения не торопится. Это не что иное, как попытка пригрозить пальцем Кишиневу: мол, не спешите отдавать предпочтение экономическим, торговым отношениям с Европейским Союзом…

Юлиан Гроза: Молдова всегда выступала и выступает в дальнейшем за развитие торговых отношений с Востоком. Введение различных эмбарго на товары из Молдовы, которые идут на российский рынок, имеет, скорее, политический подтекст, потому что с точки зрения экономических реалий это полный нонсенс. Статистика предельно ясно показывает, что в результате этих ограничения страдает, в первую очередь, российский потребитель. А молдавские производители в последнее время начали активно переориентироваться на европейский рынок.

Сегодня статистика показывает: доля торговых обменов с Европейским Союзом составляет 62%. Молдова экспортирует на рынок ЕС около 62% своей продукции. При этом, мы выступаем за сохранение и развитие торговли и со странами СНГ – Соглашение о свободной торговле это позволяет. Важно, чтобы Россия поняла это, важно проявлять прагматичный подход, не избегать диалога и применять все правила точно так, как нам удается это делать в отношениях, в торговле с Белоруссией – страной, которая также является членом Евразийского союза, входит в СНГ, поддерживает особые отношения и с Российской Федерацией; и с этой страной у нас подписано соглашение. Белоруссия наглядный пример того, что позиция России на данный момент в значительной степени продиктована политическими соображениями.

Свободная Европа: А политический класс Кишинева является примером для приднестровской администрации в том, что касается выполнения положений Соглашения об ассоциации и Соглашения о свободной торговле?

Юлиан Гроза: Политический класс должен позаботиться о том, чтобы обязательства, которые взяла на себя Республика Молдова по отношению к Евросоюзу, выполнялись.

Свободная Европа: И Кишинев является примером?

Юлиан Гроза: Отчеты по оценке достигнутого прогресса в ходе выполнения Соглашения об ассоциации показывают, что, к сожалению, в этом процессе нет той динамики, которую ожидали. Выполнено около 20% обязательств, как показывает августовский анализ, который мы провели в институте – около 20% от намеченных обязательств.

Свободная Европа: Но ведь не только наметили, но и обязались выполнить.

Юлиан Гроза: Разумеется. И, судя по тенденциям, рассчитывать на хорошую оценку по разделу выполнения положений Соглашения об ассоциации не приходится. Поэтому я воздержусь от оценок того, можно ли рассматривать то, что есть у нас в Республике Молдова, как пример для Тирасполя или нет.

В целом, задержки в реализации Соглашения об ассоциации связаны с политическим кризисом, который затянулся в последнее время, связан с кризисом в финансово-банковской системе, с приостановлением финансовой помощи со стороны Евросоюза и т.д. Сейчас важно, учитывая экономический интерес, интерес хозяйствующих субъектов левобережья Днестра, важно сделать все возможное – Кишиневу и Тирасполю, при содействии Брюсселя – и согласовать набор минимальных требований, которые необходимо ввести в действие в начале января 2016 года. И здесь я имею в виду, прежде всего, исключение импортных пошлин на товары из ЕС, которые идут в Приднестровье. И это возможно.

Второе. Важно обеспечить сертификацию происхождения товаров, которые экспортируются из Приднестровья на рынок ЕС. Эта работа сейчас ведется, учитывая торговые преференции с Европейским Союзом. Необходимо лишь обеспечить в дальнейшем, чтобы наша таможенная служба имела доступ к приднестровским производителям для сертификации происхождения товаров. И третье условие, крайне важное, связанное с сертификацией – санитарные и фитосанитарные стандарты. Кстати, сегодня эта работа также ведется, так что важно облегчить и упростить этот процесс в дальнейшем.

В Тирасполе опасаются, что отмена импортных пошлин негативно отразится на бюджете региона. Я приводил в порядке статистического примера данные по импорту из Европейского Союза, который составляет около 8%. В ближайшие год-два, возможно, он увеличится, но ведь это период, когда можно и скорректировать определенные моменты. И решение, которое мы обсуждали и которое представляется целесообразным – это замещение или покрытие возможных потерь в результате отмены импортных пошлин за счет введения в Приднестровье налога на добавленную стоимость, которого там сегодня не существует.

Следовательно, юридические решения возможны, важно наличие политической воли – и в Тирасполе, и здесь, в Кишиневе – для того, чтобы попытаться сблизить позиции. В этом случае можно будет говорить, что есть предпосылки для применения Соглашения об ассоциации с 1 января.

Свободная Европа: Если Тирасполь не согласится присоединиться к Соглашению о свободной торговле и скажет категорическое „нет”, что тогда?

Юлиан Гроза: Торговые преференции с ЕС не будут продлены. Соответственно, если положения о зоне свободной торговли с Евросоюзом действовать не будут, Европейскому Союзу придется применить непреференциальный принцип. Этот подход, опять же, чреват негативными последствиями для хозяйствующих субъектов, потому что доля экспорта на рынок ЕС, которая составляет 30%, может уменьшиться, так как поставки будут облагаться пошлинами. В конечном итоге, это отрицательно повлияет на экономику региона, на бюджет и, что самое главное, на внешнюю торговлю с Евросоюзом – в условиях, когда торговля с Востоком, с Российской Федерацией составляет всего лишь 7,5%.

Свободная Европа: А пересмотр Соглашения о свободной торговле между Кишиневом и Брюсселем возможен­?

Юлиан Гроза: Соглашение об ассоциации содержит специальный пункт, который предусматривает возможность пересмотра, актуализации положений договора в течение трех лет после начала применения. Но до этого еще далеко. В любом случае, существующие положения документа – имею в виду переходные периоды, квоты, действующие на данный момент – не требуют пересмотра в плане практического применения. И в этом смысле, если говорить о применении положений в Приднестровье, пересматривать, менять особо нечего.

Свободная Европа: Но почему Кишинев должен убеждать Тирасполь в преимуществах Соглашения, если они отвергают его в принципе?

Юлиан Гроза: Я воздержался бы – по крайней мере, на данном этапе – от категоричных утверждений в этом плане, что они отвергают Соглашение. Уверен, в Тирасполе прекрасно отдают себе отчет в преимуществах, которые предполагает Соглашение об ассоциации. Единственное, что их сдерживает – это политический фактор. И здесь важно, чтобы все причастные стороны творчески подошли к делу и расценивали этот процесс не по форме, а по содержанию. Это важнее.

Свободная Европа: На вопросы Валентины Урсу отвечал эксперт кишиневского Института европейских политик и реформ Юлиан Гроза.

***

Свободная Европа: Дамы и господа, наша передача подошла к концу. Ее ведущий Александр Фрумусаки благодарит вас за внимание и прощается до следующей встречи. Вы слушали Радио Свободная Европа.

XS
SM
MD
LG