Linkuri accesibilitate

"Я туда не поеду"


Люди, воюющие на стороне сепаратистов в Донбассе

Люди, воюющие на стороне сепаратистов в Донбассе

Российских контрактников, отказавшихся ехать воевать в Украину, приговорили к заключению в колонии

Российские контрактники, отказавшиеся воевать в Украине, получили реальные сроки заключения – от полугода до полутора лет колонии-поселения. Такое решение 13 октября вынес Майкопский гарнизонный военный суд. Все осужденные служили по контракту в майкопской части №22179. Осенью прошлого года контрактников перебросили на полигон Кадамовский в Ростовской области на границе с Украиной. Из-за плохих бытовых условий и опасений, что их отправят воевать в Украину (их пытались завербовать сепаратисты), военные подавали рапорта об увольнении, но командование их не рассматривало. Позднее контрактники ушли с полигона самовольно.

Адвокат Татьяна Чернецкая сообщила, что в отношении солдат, проходивших службу на полигоне Кадамовский, возбуждено около 30 уголовных дел по статье 337. Ранее им грозила статья о дезертирстве, которая предусматривает до 10 лет лишения свободы.

13 октября Майкопский гарнизонный военный суд приговорил пятерых военнослужащих к реальным срокам лишения свободы: Анатолий Кудрин осужден на полгода колонии-поселения, Александр Евенко, Иван Шевкунов, Павел Тынченко получили по одному году. Александр Ененко (он больше всего общался со СМИ) получил полтора года колонии-поселения.

Сепаратисты в Донбассе

Сепаратисты в Донбассе

В ходе расследования военные жаловались на незаконные методы ведения следствия – на них оказывали психологическое давление и угрожали. Один из осужденных контрактников 21- летний Иван Шевкунов до суда содержался в СИЗО – потому что сразу после возвращения в часть начал рассказывать о том, что его и сослуживцев агитировали ехать воевать в Украину.

Мать Ивана Шевкунова Светлана Кимнатная рассказала Радио Свобода о том, что до последнего надеялась на условный приговор для сына, но ее надежды не оправдались:

– Как ваш сын попал в армию?

Иван Шевкунов

Иван Шевкунов

– Отслужил срочную службу, из армии пришел и пошел по контракту. Служил в Армении, там хорошая была часть, их не обижали. Хотел в Крым идти, но в Крым не взяли его по группе здоровья. Отправили в Майкопскую бригаду, Краснодар его направил.

– Его обвиняют в том, что он самовольно покинул воинскую часть, а что там случилось, в Ростовской области, на этом полигоне Кадамовский? Почему солдаты решили оттуда уйти?

Все было очень плохо, отобрали все документы, спали на досках

– Ну, потому что там было отвратительное отношение со стороны командования, ни питания человеческого не было, ни проживания. Сразу, как только приехали ребята, все было очень плохо. У них отобрали все документы, в том числе и военный билет, солдаты получали только сухой паек, спали на матрасах и досках, врачей там не было. Не было электричества, нормального питания. У него обострился гастрит. Там рядом стояли какие-то добровольцы, или ополченцы, они все время звали наших ребят ехать воевать в Донбасс, обещали по 400 долларов в сутки.

– Ваш сын не захотел ехать воевать на Украину, в Донбасс?

– Нет, конечно! Он сразу сказал: "Я туда не поеду".

– Насколько адекватным вам кажется приговор?

Ополченцы звали ребят воевать в Донбасс, обещали по 400 долларов в сутки

– Я считаю это все неадекватным! И приговор, и следствие велось безобразно. Они вешали на них всех собак, моему сыну вообще статью "Дезертирство" хотели прилепить. Хорошо, что на суде нам переквалифицировали эту статью, об этом сам прокурор попросил. Там какие-то ходили свидетели, которых сын вообще знать не знает, а они представлялись на суде – якобы они друзья моего сына. А кому больше поверят? Естественно, поверят больше офицерам, а не нам. Могли бы дать условный срок, я надеялась на это, потому что он никогда не привлекался, нигде никогда ни в драках не был, ни в воровстве и никого он не убил, не обокрал – и такой срок реальный лишения свободы. Это ненормально вообще!

– Как вы думаете, почему вашего сына решили наказать именно так – отправить в колонию?

За лето осудили около 20 человек

– А это не только моего сына, а вообще всех мальчишек. Их уже осудили только за одно лето – около 20 человек. Самый младший – мой сын, а так мальчишкам – 22, 23 года, 27... Евенко Саша самый старший – 36 ему. И до сих пор каждый день судят, каждый день идут суды. Самое малое дают – 6 месяцев в колонии-поселении, а так в основном год. Вот у них поставлена цель – год, полтора, год, полтора... Практически всем так.

– Вообще-то Россия везде заявляет, что никаких российских солдат в Украине нет и не было…

– Все врут. Нам говорят одно, на деле все по-другому.

– Будете ли вы обжаловать приговор? И собирается ли ваш сын вернуться в армию после колонии?

У меня есть еще один сын, я сделаю все, откуплюсь, чтобы он в армию не попал

– Приговор мы обжаловать не будем, потому что нет смысла, я теперь уже не верю никаким судам, не хочу даже верить! И в армию, естественно, он больше никогда не вернется. У меня есть еще один сын, и я сделаю все, откуплюсь, только чтобы он в армию не попал.

– А у вашего сына Ивана есть профессия?

– Да, профессия у него есть, он повар-кондитер, закончил техникум, – рассказала РС мать Ивана Шевкунова Светлана Кимнатная.

Адвокат Татьяна Чернецкая, представляющая интересы пятерых осужденных военных, объяснила, почему только двое из них решились на апелляцию, и рассказала о причинах их нежелания ехать в Донбасс:

– Мы уже обжаловали два приговора – в отношении Александра Ененко и Александра Евенко. Иван Шевкунов не согласился обжаловать приговор и пошел по пути наименьшего сопротивления. В принципе, ему год дали и зачли фактическое время его нахождения в изоляторе – он два месяца под стражей содержался, то есть 10 месяцев парню осталось в колонии-поселении, и он сказал: "Я дольше буду обжаловать..." Нам удалось переквалифицировать его статью, он изначально обвинялся в дезертирстве, мы переквалифицировали ее на самовольное оставление места службы. Результат он получил, какой хотел. А приговоры по Ененко и Евенко находятся в стадии обжалования.

– По каким причинам военнослужащие покинули часть?

Там было ужасное отношение командования к служащим, неуставные отношения

– Там целый ряд причин. Во-первых, вот эта настойчивая агитация по поводу службы на территории ДНР и ЛНР якобы добровольцами. Еще – ненадлежащие условия проживания на самом полигоне. Гарнизонная новочеркасская прокуратура проводила проверку и, действительно, выявила нарушения условий жизни военнослужащих на этом полигоне. После чего она вынесла предписание в адрес войсковой части 22179 об устранении данных нарушений. Естественно, ребята, которые там сейчас служат, говорят, что все прекрасно, но прокуратура такие нарушения выявила. Кроме того, из разговоров я поняла, что там было ужасное отношение к служащим со стороны командования, были факты неуставных взаимоотношений. Мое личное мнение – я считаю, что во всем виновато командование данной войсковой части. Если они не имеют отношения к тем людям, которые якобы агитировали ребят воевать на территории ДНР и ЛНР, получается, что они позволили этим людям находиться на территории режимного учреждения, на территории военного полигона. То есть налицо – халатное отношение к своим должностным обязанностям.

– Я знаю, что несколько контрактников пытались уволиться из армии.

Если бы мальчики были уволены – проблем бы не было

– У нескольких ребят, когда они заключили контракты, было предписание об их увольнении как лиц, не прошедших испытания. В частности, у Ивана Шевкунова и Олега Калмыкова. Но командование Южного военного округа, начальник отдела кадров оставил данные документы без реализации, незаконно оставил. Если бы своевременно люди по их рапортам были уволены (прошла аттестационная комиссия, которая признала их не прошедшими испытания), если бы мальчики были уволены, этих проблем не было бы, не было такой массовости уголовных дел. Я разговаривала с секретарем судьи майкопского гарнизонного суда – и она говорит, что у них каждый день 337-я статья, каждый день рассматривается уголовное дело именно по этой войсковой части, именно по данным статьям. У нас страна большая, но нигде нет такой массовости, значит, какие-то обстоятельства были, для того чтобы люди самовольно оставляли место службы.

– А история контрактников, которые отказались ехать на войну с Украиной, как пересекается с версией, что российских военных на Украине нет и не было?

Приходили люди из властных структур, обещали 13 лет, если не откажусь от своих показаний

– Ну, официально их судят не за это. Больше того, хочу сказать, что у нас Павел Тынченко, которого мы защищали, первый начал давать показания и рассказывать, что их звали в ДНР. Мы тогда и не знали украинскую тему, как и другие адвокаты. Так вот когда в отношении Павла Тынченко была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу, он стал об этом рассказывать, давать официальные показания – в какой форме все это было, почему он отказывался выполнять преступный приказ. Но вот когда поднялась волна, когда все мировые СМИ стали писать об этом, когда дело было предано огласке, на парня надавили, он отказался от всех этих своих показаний и сказал, что ему эту версию навязали защитники. Вот до сих пор Паша со мной общается, и он говорит: "Татьяна Сергеевна, ко мне приходили в изолятор люди из разных властных структур, обещали мне наказание до 13 лет лишения свободы, если я не откажусь от этих показаний".

– А что они вам неофициально говорили, почему не захотели ехать на эту войну?

Люди не захотели быть марионетками в чьих-то руках

– Когда происходит конфликт двух государств на официальном уровне, когда поступает приказ идти на войну, они должны туда поехать. А когда официальная версия звучит, что наших военнослужащих на территории другого государства, в частности Украины, нет, и последствия могут быть уголовно наказуемые. То же наемничество, все что угодно. Люди не захотели быть марионетками в чьих-то руках. Вот возьмите Александра Евенко – для него война не новость, он Чечню прошел, он ветеран боевых действий в Чеченской республике, служил в ОМОНе, у него есть награды. Парень достаточно взрослый уже, сложившийся. Не сам факт войны пугал, он не боялся оказаться в реальных боевых действиях. Его пугал факт нелегальности, незаконности этого предложения, – сказала РС адвокат Татьяна Чернецкая.

XS
SM
MD
LG