Linkuri accesibilitate

Как „история успеха” Молдовы обернулась горьким провалом


В программе La sfîrșit de săptămână cu Europa Liberă Валентина Урсу беседует с Ольгой Николенко, Вирджилом Пысларюком и Нику Попеску.

Недавний опрос общественного мнения, проведенный Центром социологических исследований CBS-AXA показал, что восемь из десяти жителей Молдовы недовольны ситуацией в стране. Подавляющее большинство респондентов считают, что страна движется в неправильном направлении, и что в случае досрочных выборов в парламент прошли бы восемь партий. Можно ли говорить о начале процесса распада страны?

Политический аналитик Владимир Сокор считает, что в Молдове произошел развал институциональных систем из-за произвола политических партий. Государственные институты были распределены по партийным критериям, а в действительности – согласно групповым и клановым интересам. Правящая коалиция очень разнородна и не может называться проевропейской.

Историк из Кишинева Вирджил Пысларюк объясняет, почему Молдова так тяжело переживает кризис.

Вирджил Пысларюк

Вирджил Пысларюк

Вирджил Пысларюк: Мы уже можем говорить о системном кризисе или кризисе нашего государства. Динамика последних лет показывает, что население, граждане в целом утратили доверие к власти, к процессу управления страной. Уровень доверия к власти стремится к нулю или даже уходит в минус.

Свободная Европа: Недовольство привело к протестам. Может ли ситуация усугубиться?

Вирджил Пысларюк: Конечно же, недовольство растет. Потому что, к сожалению, демократическая система, какой она была с самого начала, не дала результатов. В действительности, эти протесты являются всего лишь попыткой народа достучаться до властей. Потому что наши руководители привыкли к тому, что раз в четыре года они обещают золотые горы, а потом забывают не только о нуждах народа, но и самом его существовании. Очевидно, что всё это в совокупности и привело к нынешней ситуации.

Свободная Европа: Как вы считаете, гражданам легко делать правильный выбор, отделить зерна от плевел?

Вирджил Пысларюк: Речь идет о порочном круге. Независимо от того, кто придет к власти, пусть даже левые партии, как об этом говорят, ситуация останется той же, так как у них снова появится неограниченный доступ к государственным ресурсам. Поскольку народ, гражданское общество не способны оказывать влияние на тех, кто принимает решения, они станут делать то же самое, что и раньше. И эта система была создана во времена коммунистов.

Свободная Европа: Кстати, граждане, на вопрос - чем левые партии отличаются от правых, отвечают, что видят между ними немало похожего.

Вирджил Пысларюк: Верно. Например, ситуация с банками. Эта система сложилась давно, еще во времена правления коммунистов, когда открылся доступ к святая святых любого государства – публичным финансам. Сегодня мы видим, что высший политический класс без зазрения совести напрямую захватывает деньги, которые должны идти на выплату пенсий, зарплат и т.д. Всё это похоже на то, как если бы мы поставили стаю волков охранять стадо овец. Но, к сожалению, это уже не метафора, а реальность. Мы должны что-то изменить на системном уровне, так как система действительно порочна. Сегодня решения в стране принимают партии, которые, согласно всем опросам, обладают самым низким уровнем доверия. Поэтому нам нужно изменить само понятие представительности. Я считаю, что нам пора изменить саму предвыборную систему.

Свободная Европа: Чтобы депутатов выбирали по одномандатным округам?

Вирджил Пысларюк: Да. Это значит, что будут изменены договорные отношения между избирателем и политиком, так как политик будет напрямую нести ответственность перед гражданами. А как было до сих пор? Мы все входим в один воображаемый округ, который охватывает всю страну. Люди голосуют за абстрактные списки, и такой же абстрактной является и ответственность перед нами. А в случае одномандатных округов каждый депутат несет прямую ответственность перед отдельной территориальной группой. К чему это может привести? Если он злоупотребляет или не исполняет своих полномочий, он может быть отозван с должности. Сегодня подобное невозможно. Очевидно, это привело бы к реструктурированию, перезагрузке внутрипартийных отношений, которые стали бы более демократичными. Люди, обладающие поддержкой низов, иначе стали бы себя вести с партийными лидерами.

Свободная Европа: Насколько важен для Молдовы режим правления? На протяжении 24 лет независимости страна была президентской, полупрезидентской, и, наконец, парламентской республикой. Какой режим правления подходит нам больше всего?

Вирджил Пысларюк: Сегодня мои студенты стали лучше понимать довольно сложное понятие средневекового государства. Его очень трудно объяснить. Иллюзии, что это стало возможным благодаря моим педагогическим способностям, очень быстро рассеялись после того как я понял, что в действительности эти два понятия сблизились. Что такое страна? В средневековье это были бояре, представители политического класса, связанные друг с другом сложной системой обязательств, и противопоставлявшие себя черни, остальному народу. Сегодня происходит примерно то же самое.

Свободная Европа: Возникли два параллельных мира. Те, кто правит, живут своими личными и партийными интересами, а низы живут в нужде, страдании, бедности.

Вирджил Пысларюк: Совершенно верно. Контроля практически не существует. Как историк, хочу сказать, что в истории подобные ситуации уже случались, но все они заканчивались довольно плачевно, поскольку приводили к восстанию народа. Потому что одна из основных функций политического класса состоит в том, чтобы как-то координировать, руководить процессами, делать жизнь людей лучше. А у нас чрезмерно широкое понятие общественного блага понимается как частное общественное благо, то есть общество – это они.

Свободная Европа: Когда спрашиваешь у людей каким они видят главу государства, они говорят прямо: он должен быть вождем, и должен править железной рукой. Какой режим подошел бы Молдове?

Вирджил Пысларюк: Для традиционных обществ характерна идея патернализма, представление о сильной руке, о том, что хороший руководитель обязательно должен обладать харизмой и т.д. Конечно, все это есть, но мы уже не прежнее общество, пришло новое поколение, которое воспитано в немного других условиях, на основе других идеалов. Они уже по-другому смотрят, в том числе, на то, чем является демократия. Понятно, что только в результате насильственных методов мы вернемся к диктаторской модели управления, но многое зависит и от того, как само гражданское общество будет способно контролировать режим правления.

Свободная Европа: Почему же гражданское общество настолько слабое?

Вирджил Пысларюк: Потому что, давайте говорить откровенно, у нас нет правового государства, нет элементарного элемента - разделения властей. На бумаге оно есть, а в реальности – нет. Постепенно по этому принципу вся власть в государстве начинает концентрироваться в руках олигархии, узкой группы людей, преследующей свои интересы. Наша самая большая проблема состоит в том, что партии начинают контролировать определенные сферы, исходя из личных интересов.

Свободная Европа: И удерживают монополию в определенных областях.

Вирджил Пысларюк: Все это возникло во время коммунистического правления, когда партия взяла в свои руки все рычаги государственной власти. То, что происходит в последние шесть лет, не более чем продолжение схем бывшего коммунистического режима и «улучшение» этой системы, потому что отсутствует контроль над государственными институтами. И это приводит к тому, что у нас есть, в том числе, в области юстиции и законодательства. Разумеется, исчезает и сама идея государства как выразителя безличной власти. В истории известны множество случаев, в том числе в Бессарабии, когда 200 лет назад сюда пришли русские и захотели понять, как здесь работают законы и т.д. Знаете, к какому выводу они пришли? Что в Бессарабии кто больше платит, тот и прав. Почти ничего не изменилось.

Свободная Европа: Согласны ли вы с теми, кто утверждает, что привлекательность Евросоюза в глазах молдаван значительно снизилась?

Вирджил Пысларюк: Нас должно беспокоить не столько это. Почему? Мы всегда выступали за европейские идеалы, так как они несут предельно ясные правила игры, в том числе, определенную модель развития, которая на Западе сыграла благотворную роль, в первую очередь, для общества. Из всех европейских ценностей нас интересуют именно эти правила, демократия, которая позволяет личности развиваться, и ведет к прогрессу. То, что пытаются у нас утверждать, говоря о кризисе Европейского союза и т.д., всего лишь выдумки. Где сегодня нет кризиса? Разве в восточном регионе его нет?

Свободная Европа: Может ли активность левых сил убедить в необходимости сближения Молдовы с путинской Россией, с Евразийским союзом?

Вирджил Пысларюк: Здесь кроется один из принципов демагогии. Например, обвинения звучат в адрес власти, которая считается проевропейской, и которая действует совершенно не по-европейски, а виноватым во всем считают Евросоюз. Что, в некотором смысле является явным софизмом и свидетельствует о том, насколько важны сегодня СМИ и то, как они способны влиять на людей. Это очень важно для того, чтобы люди поняли, что они способны решать, в том числе, политические проблемы путем контроля над политической сценой. Это давление, конечно же, может возникнуть только если будет достигнут некий баланс сил. У нас очень много говорят о румынском DNA (Национальном антикоррупционном управлении), который можно привести в Молдову, но если не будет силы, способной давать по рукам нашим политикам все будет напрасно. И, конечно же внешний фактор, о влиянии которого так много говорят. У нас, между прочим, он тоже должен играть большую роль, так как, чтобы мы ни говорили, в последние две предвыборные кампании мы голосовали вовсе не за наши партии. Было много сказано об этом голосовании «скрипя сердце», поскольку нам не из чего было выбирать. Мы знали, что выбираем их потому что у нас не было альтернативы. Мы голосовали за европейский вектор, в том числе за более активное участие европейских учреждений.

Свободная Европа: Могут ли появиться другие политики, достойные большего доверия?

Вирджил Пысларюк: Они есть.

Свободная Европа: Кто эти люди? Назовите два-три имени, которые внушают доверие, и которые могли бы служить примером для всего общества.

Вирджил Пысларюк: Система может сломать любого, власть портит людей. Нужно поменять всю систему, систему представительства, чтобы политики боялись народа, боялись конкретных взглядов. Как только система будет пересмотрена, появятся и такие политики. Если я не называю имен, значит, каждый гражданин может стать тем нужным человеком, способным в какой-то момент встать у руля страны, и что-то в ней поменять.

Свободная Европа: Каков сегодня национальный интерес Молдовы?

Вирджил Пысларюк: Да, есть. Для меня национальный интерес один – европейская интеграция. Потому что он дает нам удочку, единственный шанс на институциональном, структурном уровне выйти из ситуации, в которой мы находимся благодаря ясным правилам игры. Потому что сегодня у нас нет таких правил.

*

Социолог Ион Жигэу отмечает, что уровень доверия граждан президенту и парламенту еще никогда не было таким низким – менее десяти процентов. Общество утратило доверие к основным государственным институтам и это тревожит аналитиков. С ним согласна и политический комментатор Ольга Николенко.

Ольга Николенко

Ольга Николенко

Ольга Николенко: Многие говорят, что мы уже достигли дна пропасти, что хуже уже быть не может. Хочу вас заверить, дна мы все-таки еще не достигли.

Свободная Европа: Что может быть хуже?

Ольга Николенко: Многое еще может произойти. Хуже всего для страны – это война, экономический кризис с падением национальной валюты, когда за буханку хлеба приходится платить килограммом бумаги. Много плохого еще может произойти.

Свободная Европа: Война, все-таки, скорее исключение.

Ольга Николенко: Не обязательно, учитывая тот факт, что на территории Молдовы находится иностранная армия. Я бы не отметала эту идею, учитывая все, что происходит на Украине, рядом с нами, всего в нескольких сотнях километрах от нас.

Свободная Европа: В 1992 году на Днестре разразился вооруженный конфликт. Неужели власть не сделала из этого никаких выводов?

Ольга Николенко: К сожалению, 24 года независимости Молдовы научили меня лишь одному: политический класс Молдовы не умеет извлекать уроков. Это стало особенно очевидным в последние шесть лет. Поэтому я и говорю, что ситуация может ухудшиться. Даже Турбьерн Ягланд, генеральный секретарь Совета Европы, говорил о том, что мы стоим на краю пропасти. Я считаю, что, начиная с ноября 2014 года, когда мы узнали о той краже века, краже миллиарда, был сделан огромный шаг к пропасти, куда мы сейчас понемногу скатываемся.

Свободная Европа: На ком лежит большая вина: на тех, кто правит страной или на тех, кто избрал эту власть? И кто возьмется за решение всех проблем?

Ольга Николенко: Я была одной из тех, кто вместе другими людьми в этой стране накануне выборов 2014 года призывала голосовать за нынешнюю власть. Сейчас, кажется, некоторые требуют от нас, тех, кто тогда голосовал и призывал к голосованию, своего рода самоосуждения, то есть: „Что вы наделали? Зачем вы проголосовали?”. Хочу сказать, что лично я не чувствую ни капли личной вины в том, что произошло. Потому что мои намерения и желания состояли только в том, чтобы помочь дальнейшему развитию Молдовы по пути европейской интеграции. И поскольку на тот момент именно эти силы, нужно признать, сумели добиться отмены визового режима в Европу и подписания Соглашения об ассоциации Молдовы с Евросоюзом, то да, мы были уверены, что, если мы еще раз за них проголосуем, они ускорят наше развитие.

Свободная Европа: Но вы слышите, что сегодня говорит оппозиция? Что помощь, финансовая поддержка Запада удерживала у власти тех, кто не очень понимает, что значит национальный интерес.

Ольга Николенко: В этом уже виноваты не мы, избиратели. Вина лежит на тех, кто в результате нашего голосования получил места в парламенте, правительстве и т.д. Потому что лично я была очень разочарована и возмущена тем, что происходит сегодня в Молдове, так как после того, как мы отдали за них свои голоса, они на них просто наплевали. Поэтому они несут прямую ответственность за все, что происходит сегодня в стране.

Свободная Европа: Чем объясняется неспособность власти адекватно понимать суть национальных интересов?

Ольга Николенко: Несмотря на мою безудержную энергию и непоколебимый оптимизм, я очень расстроена всем, что происходит в Молдове.

Свободная Европа: Если таким думающим, мудрым людям как вы, тяжело найти ответ на многие вопросы, что делать простым людям?

Ольга Николенко: Люди в селах, у которых не всегда есть доступ или, может, даже время на то, чтобы информироваться. Ситуация довольно сложная, я возлагала большие надежды на эту Платформу, хотела, чтобы она на самом деле была гражданской и выражала требования большей части народа. Мне нравилось, что среди них люди разных этнических групп, говорящие на разных языках, просто напросто - граждане Молдовы. Но когда 7 июня я вышла на Площадь великого национального собрания, и увидела два потока – один Либеральной Партии, а другой со стороны платформы „DA”, которые агрессивно противостояли друг другу, я была удивлена. Если это происходит с теми, кто выступает за те же идеи и ценности, тогда с этим обществом происходит что-то неладное. Вместо объединения граждан и нации, общества, мы пришли к взаимной вражде. Сложно объяснить это состояние неловкости и преодолеть его.

Свободная Европа: Кто и что смогло бы объединить молдаван? Сейчас уже есть два лагеря протестующих: одни хотят продолжения курса европейской интеграции, другие стремятся на восток, желают сближения Молдовы с Евразийским союзом. Именно здесь в игру вступает геополитический фактор и политики спекулируют на этом.

Ольга Николенко: Я могла бы выделить три протестующих лагеря. Потому что в тот момент, когда платформа DA заявила о планируемом создании партии, я сказала себе: ладно, накал немного спал, теперь я бы хотела разделения общего потока. Я бы хотела, чтобы на площади остались только гражданская платформа и партия „DA” или как она будет дальше называться, чтобы лидеры разделились, и чтобы они больше не выступали от лица платформы „DA”. Потому что сама платформа настаивала на том, что политические лидеры с трибуны выступать не будут. И мне не понятно, почему они и дальше выступают перед нами от лица платформы „DA”. Поэтому я прихожу к выводу, что у нас сейчас три направления. Первое – гражданская платформа DA, второе – партия, которая, по слухам, должна быть создана, и третье – движение левых сил, состоящее из сторонников партий Усатого и Додона. Я вижу эти три направления, и это осложняет, усугубляет ситуацию.

Свободная Европа: Что означает этот очевидный раскол?

Ольга Николенко: Это означает, что граждане перестанут понимать, что происходит, простые люди опять будут сбиты с толку. Потому что они и так не могут понять, почему они с каждым днем живут все хуже и хуже.

Свободная Европа: Может ли у нас появиться национальный лидер? Ведь, если он появится, то лучше других сможет призвать людей к солидарности и единению.

Ольга Николенко: Не знаю, судьба или Бог наказали нас тем, что у нас нет лидеров. В Молдове благодатные земли, мирные и трудолюбивые люди. У нас есть все, чтобы превратить страну в хорошее, достойное, богатое и честное государство. Но у нас нет лидеров. Просто нет. И каждый раз, когда кажется, что появляются новые и новые лица, которые, понятное дело, лишь претендуют на звание лидера…

Свободная Европа: Но ведь так говорят, что лидер должен себя утвердить, взять на себя ответственность, и заявить о том, что впрягается в упряжку, которая потянет страну вперед.

Ольга Николенко: Совершенно верно. Но у нас таких нет. Посмотрите на поведение наших лидеров. Стрелец был назначен премьер-министром совсем недавно, но посмотрите на двойственность его посылов: сначала нужна, а потом уже не нужна концессия аэропорта; тарифы сначала нужно, а потом уже не нужно повышать; сначала обещает реформировать Национальную комиссию по неподкупности, потом оставляет все как есть; говорит, что доллар сначала вырастет, а потом упадет. Посмотрите на Дрэгуцану: то он уходит, то приходит, но все остается по-прежнему.

Свободная Европа: Система государственных институтов развалилась…

Ольга Николенко: Точно, у них нет стратегии развития.

Свободная Европа: Является ли это главной причиной произвола политических партий?

Ольга Николенко: В том числе и это. Эти партии порождают своих лидеров. Речь идет об общем кризисе политических партий и политического класса.

Свободная Европа: Может ли появиться спаситель молдавской нации?

Ольга Николенко: В настоящее время я сильно в этом сомневаюсь. Шестого сентября я вышла на площадь, чтобы своими глазами увидеть, что там происходит. Ко мне подошел человек и протянул листок со своими мыслями. Помимо того, что он требовал сокращение числа депутатов парламента... Люди понимают, что нет смысла кормить столько депутатов. Их много. Знаете, что тот человек требовал в своем листке? Запрет на деятельность партий хотя бы на 10 лет. Это значит, что у людей нет ни капли доверия к политическим партиям.

Свободная Европа: Однако без партий демократию построить нельзя.

Ольга Николенко: Это так. Я понимаю, что нам нужны политические партии. Когда появляются различные предложения о технократических правительствах и т.д., я каждый раз себя спрашиваю, зачем нам тогда партии?

Свободная Европа: В министерстве юстиции зарегистрировано 44 партии.

Ольга Николенко: Да. Но это свидетельствует о том, насколько сильно люди утратили доверие к политическим партиям, желая их полностью запретить. Я пока что довольно скептично смотрю на возможность появления национального лидера. Знаете, что беспокоит меня больше всего? Если появится этот лидер или несколько национальных лидеров, в то время как мы уже столько раз обжигались и настолько разочарованы политическим классом, боюсь, мы не дадим им даже шанса стать лидерами.

Свободная Европа: И все-таки, создается впечатление, что в левом спектре партий лидеры появляются легче и быстрее.

Ольга Николенко: Потому что мы нация, которая по определению была воспитана на ценностях левого толка. 70 лет советской власти не проходят бесследно. Чтобы построить настоящую, хорошую демократию, нужно работать, свыкнуться с идеей, что никто в этой жизни ничем тебе не обязан, и все, что нужно сделать, это начать самому работать, и не только на хозяина. Среди молдаван распространена очень дурная привычка и идея, что легче работать на хозяина, который отдает распоряжения: „возьми отсюда и поставь сюда”. Нет. Работать на свое государство - значит создать всё самостоятельно. Только в таком случае мы сможем стать хозяевами своей судьбы, своей страны.

*

Политический аналитик Нику Попеску, работающий в Европейском институте изучения безопасности во Франции, считает, что «история успеха» Молдовы в отношениях с Европейским союзом обернулась для молдаван горьким провалом. В течение трех лет, до 2013 года, Нику Попеску был советником премьер-министра по вопросам внешней политики.

Свободная Европа: Кто может помочь Молдове в процессе перехода к процветающей европейской нации, достичь настоящего благополучия?

Нику Попеску

Нику Попеску

Нику Попеску: До настоящего процветания еще очень далеко. И, возможно, основной критерий, по которому мы должны анализировать развитие Молдовы, связан с тем, наблюдается ли прогресс в направлении более функционального государства, которое постепенно привело бы к процветанию. В этом смысле, думаю, можно считать по-настоящему феноменальным то, как кишиневские политические элиты утратили позитивную динамику, которая несколько лет назад продвигала Молдову в хорошем направлении. Но полный провал внутренней политики и то, как выстраивали свои отношения основные политические фигуры Кишинева, как во власти, так и в оппозиции, привели к самому грандиозному провалу той динамики, которая будучи самой позитивной в течение нескольких лет, в итоге погрязла в личных амбициях и местных политических обычаях.

Свободная Европа: Вы говорили о необходимости достижения конкретного прогресса, это невозможно без проведения реформ. Коррупция была и остается в Молдове проблемой номер один. Есть ли у нас политическая воля, чтобы одолеть недуг? И смогут ли молдаване когда-нибудь сказать, что их страна свободна от коррупции?

Нику Попеску: Когда я говорил об очень хорошей динамике, я имел в виду, в первую очередь, несколько цифр. В 2010, 2011 или даже в 2013 году Молдова была одной из самых динамичных экономик Европы с ростом в 6-7% или даже 8%. А в условиях, практически, экономической стагнации последних лет в Европейском союзе и России, эти достижения были феноменальными. На самом деле они являлись по большей части результатом внешней помощи, которую Молдова получала от Запада.

Этот экономический рост говорит о том, что Молдова сумела продвинуться вперед в развитии как инфраструктуры, так и в макроэкономическом плане. Этому процессу развития был нанесен неожиданный и жестокий удар со стороны плохой внутренней политики, которая привела не просто к росту коррупции, а к полному захвату государства скрытыми политическими силами, которые парадоксальным образом обрели намного большее влияние и поле для маневров, чем во времена коммунистов.

Коррупция существует практически в любой стране мира. До недавнего времени коррупция существовала и в Молдове. Явление, с которым мы сталкиваемся в Молдове, или к примеру, в Украине при Януковиче, связано не столько с коррупцией, понимаемой как системой децентрализованного злоупотребления властью бюрократов и государственных официальных лиц. В случае Молдовы речь идет о довольно интегрированной системе захвата государства, его подчинения частным интересам. Эти частные интересы используют политику для реализации собственной, не обязательно политической повестки дня. В этом смысле корни такого явления как захваченное государство Республика Молдова уходят намного глубже, чем в случае, например, стран Восточной Европы, известных в мире своей коррумпированностью.

В Молдове проблема кроется намного глубже. Ситуация здесь сложнее и носит более комплексный характер, чем в Украине. Поскольку там речь шла о захвате государства различными силами, среди которых существовала определенная конкуренция олигархов, политических партий, Востока и Запада, что и дало Украине шанс использовать политическое противостояние личных интересов в своем дальнейшем политическом развитии. В Молдове эта система захвата государства укоренена столь же глубоко, как и в Украине, но она более монополизирована и в этом смысле более опасна в среднесрочной перспективе.

Свободная Европа: Откуда взяться политической воле? Может ли она развиться у тех, кто, согласно алгоритму, распределил между собой должности и посты?

Нику Попеску: Политическая воля не возникает ниоткуда. Чаще всего она является результатом давления общества, которое при демократических режимах выражается в период выборов. В Молдове проблема состоит в том, что нынешняя власть получила свой политический мандат совсем недавно.

После прошлогодних ноябрьских выборов, а тем более после местных выборов этого года довольно сложно представить себе предвыборные методы выражения недовольства нынешней властью. С другой стороны, создается впечатление, что нынешняя власть почти ничего не делает для минимизации, если не полного искоренения коррупции.

В этих обстоятельствах неизбежное давление со стороны улицы является единственным способом влияния на правительство или хотя бы сокращение числа злоупотреблений последних лет.

Свободная Европа: Может ли Молдова, подобно Украине, перенять практику приглашения в страну компетентных иностранных реформаторов, в том числе на ключевые министерские посты?

Нику Попеску: Ситуация на Украине в связи с импортом квалифицированной рабочей силы – импортом министров и управленцев, если говорить о Михаиле Саакашвили в Одессе, а также заместителе генерального прокурора, который тоже грузин, и который на самом деле довольно активно борется с коррупцией в Украине – эти назначения являются результатом, в первую очередь, внутренней политики Киева и желания, готовности президента Порошенко и премьер-министра Яценюка пригласить этих иностранных менеджеров и предоставить им необходимую политическую поддержку. Потому что ни Саакашвили, и ни любой другой грузинский или литовский министр или заместитель министра в Киеве не смогут добиться многого в проведении реформ без поддержки со стороны президента и парламента Украины.

И в случае Молдовы нельзя говорить о навязанном извне решении проблемы путем отправки пяти или десяти иностранцев до тех пор, пока необходимость реформ не осознает кишиневский политический класс, который должен обладать поддержкой парламентского большинства.

То есть, как таковые иностранцы не смогут решить ни одной проблемы до тех пор пока кишиневский политический класс пребывает в состоянии безразличия к общественным интересам, и частично к давлению со стороны улицы, а также к тому, как на Молдову начинают смотреть за рубежом.

Свободная Европа: Что произойдет, если правящий альянс лишиться поддержки большинства в парламенте?

Нику Попеску: Республика Молдова уже находится в условиях глубокого политического кризиса, несмотря на то, что формально альянс образует парламентское большинство. Многое зависит от того, как нынешний альянс утратит это большинство. Если речь идет об индивидуальном выходе отдельных депутатов, то это будет один сценарий. Вероятно, власть сможет прибегнуть к привлечению на свою сторону двух, трех, четырех депутатов с целью принятия каких-то решений. Можно предположить, что последнее будет осуществлено не только политическими, но и коррупционными методами. Однако если какая-либо партия покинет власть, тогда, разумеется, возможности миноритарной власти будут намного ограниченней, чем в случае выхода отдельных депутатов из фракций, которые в настоящий момент составляют парламентское большинство.

Свободная Европа: Раскол внутри общества становится все более очевидным. Геополитический фактор стал инструментом шантажа в противостоянии правых и левых сил, пропасть становится глубже. Неужели всему виной геополитика? Или все-таки врага, корень зла нужно искать внутри страны?

Нику Попеску: Как правило, успех или провал в большинстве стран зависит от динамики внутренней политики, от ответственности политического класса. Сегодня в Молдове, а также в таких странах как Украина или Грузия геополитический фактор играет большую роль, намного большую чем в Люксембурге, Бельгии или даже Албании или Македонии. Я бы не хотел преуменьшать значение этого фактора.

Вместе с тем, я считаю, что роль и степень влияния этого фактора на выбор населения сильно преувеличены. Если говорить о нынешних протестах - уровень коррупции и ощущение того, что именно коррупция и захват государства тормозят развитие Молдовы, и что именно коррупция стала основной проблемой страны, намного более насущной, чем отсутствие или наличие европейской или евразийской интеграции, является той новой основой, которая объединяет, с одной стороны, большинство граждан, а с другой стороны, проевропейскую и антиправительственную оппозицию, а также левые силы, которые ставят больший акцент на призыв бороться с коррупцией, чем на геополитическую ориентацию страны.

Свободная Европа: Чем должны закончиться протесты в центре столицы?

Нику Попеску: Сложно представить, чем именно завершатся эти протесты. Очевидно, что если мы находимся в предвыборной ситуации, то результатом этих протестов, вероятно, могло бы стать голосование граждан. Думаю, что признаком деградации молдавского политического пространства является то, что левые силы, как коммунисты, так и социалисты, уже пытались проводить публичные протесты и до прошлогодних выборов, но в результате они ничего не добились. Но несмотря на то, что нынешняя власть формально обладает новым мандатом, степень разочарования населения сегодня намного выше, что и вылилось в эти протесты.

Молдова уже практически в кризисе. Чисто теоретически, власть могла бы попытаться поменять методы управления. Вероятно, такая перспектива не самая реалистичная и, возможно Молдова постепенно движется к досрочным выборам, которые изменили бы методы управления в условиях, когда правящие партии не обладают ни видением, ни энергией, чтобы сделать это на ходу. Не исключено, что власть попытается ответить на давление народа несколькими формальными отставками, но не думаю, что это изменит политическую динамику. Потому что очевидно, что проблемой молдавских граждан является не президент Национального банка или тот или иной министр, а методы управления, которые пока что остаются без изменений.

Свободная Европа: Но кто изменит систему? На ответственные посты следует назначать компетентных, ответственных, прежде всего, неподкупных людей.

Нику Попеску: Верно. И думаю, что пример Майи Санду, бывшего министра просвещения, и то, как общество отреагировало на отказ назначить ее на пост премьер-министра, является симптомом того, что у людей есть какие-то ожидания и надежды, что в Молдове есть компетентные люди, которые способны управлять страной так, что это может привести к улучшению ситуации, а не к продолжению коррумпированного политического тупика, в котором сегодня пребывает Молдова.

Свободная Европа: Должна ли Майя Санду создать свою партию?

Нику Попеску: Теоретически, у Майи Санду или ее коллег есть множество способов оказывать влияние на политику. Среди этих возможных и теоретических методов можно выделить вхождение в состав платформы DA, создание новой партии, и – почему бы и нет – доступ к реальной власти и слияние ее с одной из нынешних политических сил. Эта теоретическая возможность реальна только при осознании того факта, что направление, в котором сегодня развивается молдавская политика, может не только зайти в тупик, но и привести к экономическому краху или поставить под угрозу безопасность страны, учитывая, что геополитическая ситуация в регионе остается очень сложной.

XS
SM
MD
LG