Linkuri accesibilitate

Владимир Голышев – о сирийском капкане

Когда Барак Обама заканчивал выступление на на сессии Генеральной Ассамблеи ООН, невозможно было поверить в то, что два дня спустя его снова назовут «слабаком» и «неудачником», а Путину вернут почетное звание «Всех Переиграл». 28 сентября американского президента слушали все, но далеко не все услышали. И сбывается над ними пророчество Исаии, которое говорит: слухом услышите - и не уразумеете, и глазами смотреть будете - и не увидите…

Впрочем, Стива Джобса тоже держали за одержимого чудака, а теперь убиваются в очередях за свежим «айфоном». Живое воплощение концепции soft power («мягкая сила») Барак Хуссейн Обама – такой же философ и новатор, как и создатель Apply. Недаром книга, обеспечившая ему избрание на первый срок, называлась The Audacity of Hope. Официальное название русского перевода - «Дерзость надежды». Хотя идеальное название для нее – третий проклятый русский вопрос: «Ты чё такой дерзкий?»

Что сказал Обама с трибуны ООН, если перевести его горние вирши на шершавую прозу наших равнин? Война на Ближнем Востоке не закончится, пока идеи, которые ее породили, окончательно не выдохнутся. Эпоха, когда Америка, как волшебник в голубом вертолете, летела уничтожать зло и насаждать добро, ушла в прошлое вместе с Джорджем Бушем-младшим. Овчинка не стоит выделки, а игра свеч. Пусть утопающие спасают себя сами. Или тонут, если не хотят учиться плавать. Америка не должна быть «мировым жандармом». Она - не демиург, решающий каким быть миру. Она лишь плечо, на которое может опереться обуреваемый, и тот берег – к которому он плывет. Что же касается самой бури, то пусть с нею борется безумный король из трагедии Шекспира или другая такая же буря. И пусть в арсенале Америки остается прямое военное вмешательство, «дипломатия канонерок» и поставки высокоточного оружия «своим парням», но спешить с этим она не больше будет. Экономическое давление и дипломатия – и дешевле и эффективнее.

Такой подход полностью себя оправдал в Украине. Обаму постоянно обвиняли в нерешительности, требовали немедленно предоставить Украине современное оружие и даже «ввести войска». А он упорно предпочитал эскалации конфликта сдерживание агрессора невоенными инструментами и добивался того, чтобы война велась в жестких рамках, уравнивающих шансы ее участников. В итоге, Украина в краткие сроки создала боеспособную армию, в бою познавшую радость побед, и получила бесценный подарок – право записать эти победы исключительно на свой счет, ни с кем не делясь славой (значение этого царского подарка для истории молодой украинской нации ей еще только предстоит оценить.)

Между тем, американское летальное оружие уже начало поступать на склады ВСУ. Еще вчера эта мера привела бы к обострению конфликта и новым человеческим жертвам. А сегодня Путин прилетает в Париж на переговоры в «нормандском формате» первым и приводит в восторг Олланда и Меркель своей улыбчивостью и покладистостью. Почему? Потому что Обама с ним встретился в Нью-Йорке и сделал предложение, от которого Путин не смог отказаться…

Oчевидно, что карт-бланш, который Россия получила в Сирии – результат сделки. Но мало кто интересуется условиями, на которых сделка была заключена. Это тем более удивительно, что «предпродажная подготовка» почти месяц держалась в топе мировых новостей и была полна скандальных подробностей. Напомню основные этапы.

Появляется новость о том, что Путин может выступить в конце сентября на Генассамблее ООН и провести «ряд двухсторонних встреч». Белый Дом мгновенно реагирует: «Только не с нами!»

Появляется официальный анонс с указанием даты выступления. Белый Дом: «Разговаривать не о чем. Нам это не интересно». И эта позиция остается неизменной до самого последнего момента.

И вдруг новость: встреча состоится. Без комментариев со стороны Белого Дома. Российские СМИ в свойственной им глумливой манере живо изобразили плачущего Обаму, умоляющего Путина о встрече. Подвоха никто не заметил. А Белый Дом, выдержав мхатовскую паузу, выступил с заявлением, далеко выходящим за рамки дипломатического этикета. Россия названа «региональной державой с экономикой чуть меньше испанской», а саму встреча – милостью, которую президент США без особой охоты оказывает чересчур навязчивому просителю.

Эта насмешка «за гранью фола» - рискованный, но эффективный и новаторский прием! Обама протестировал степень заинтересованности самолюбивого Путина в этих переговорах. Она оказалась предельной: Если Путин готов мириться даже с такими публичными унижениями, лишь бы оказаться с Обамой за одним столом, значит, можно себе позволить многое.

Впрочем, унижения Путина на этом не закончились. График выступлений был сверстан так, что ему пришлось пулей лететь из аэропорта, чтобы не пропустить свою очередь. И там, у самой трибуны Путина ждала совсем уж безумная заминка – его «перепутали» с молдавским премьером Стрельцом… Выступление подпортила украинская делегация, завтрак – то чокающийся, то не чокающийся Обама… Можно себе представить в каком состоянии находился Путин, когда оказался в переговорной комнате.

Переговорная позиция российской стороны была обозначена с трибуны Генассамблеи ООН: Россия предлагала свои услуги в борьбе с «Исламским государством» в рамках современного аналога «антигитлеровской коалиции» в обмен на смягчение позиции США по Украине. Предполагалось, что степень этого смягчения и будет предметом торга. То, что в ходе переговоров сделал Обама, описал Марк Твен в «Приключениях Тома Сойера и Гекельбери Финна».

О том, что Сирия – капкан для России, стало понятно после первого же дня бомбежек

Нет, мистер Путин, красить забор (бомбить «ИГ») – это не повинность, а удовольствие! А за удовольствия надо платить. Сколько стеклянных шариков вы можете мне предложить? Нет ли у вас в запасе дохлой кошки? И не забывайте: в этой сделке заинтересованы вы, а не я. Вам, а не мне, нужно доказать, что полет через Атлантику стоил свеч. Это вам нужно срочно предъявить хоть что-то…

После первых бомбежек и переговоров в Париже мы можем точно описать окончательные параметры сделки. Ни в какую коалицию с Россией никто вступать не будет. Но ей будет предоставленная возможность для самостоятельных игры на сирийском театре военных действий. За эту «покраску забора» Россия обязуется прекратить саботаж минских договоренностей и оставить «своих сукиных сынов» наедине с Киевом.

О том, что Сирия – капкан для России, стало понятно после первого же дня бомбежек. Собственных разведданных у российских военных нет, а сирийские коллеги охотно им подсовывают вместо «ИГ» политических противников Асада. При бомбежках населенных пунктов жертвы среди мирного населения неизбежны. Но это не Чечня, где Путин себе ни в чем мог не отказывать. Тут каждая слезинка ребенка на виду.

В итоге, уже на третий день сформировалась «антипутинская коалиция» преимущественно из стран региона, которая выступила с требованием «немедленно прекратить красить забор». А из Вашингтона посыпались заявления одно жестче другого: Пентагон заявил, что будет сбивать российские самолеты за ошибки в выборе целей, а пресс-секретарь Белого Дома пригрозил России международной изоляцией уже не за Украину, а за Сирию.

Запугать Европу беженцами Россия не смогла. Идея поднять цены на нефть, разрушив объекты нефтетранспортной инфраструктуры, находящиеся на территории Сирии – абсурдна, потому что объемы там ничтожные и могут быть легко компенсированы за счет коррекции маршрутов поставок основными странами-экспортёрами. А эти страны склонны увеличивать объемы добычи. Особенно наш новый военный союзник – Иран. Впрочем, Россия уже сейчас на грани эмбарго. Одно неловкое движение и нефтяные цены ее, вообще, перестанут интересовать.

Что еще остается? Военная база на берегу Средиземного моря? А зачем она России? И долго ли продержится режим Асада, без которого никакой базы не будет?

Кажется, все…

В сухом остатке мы получаем классическую сделку «Манхэттен в обмен на стеклянные бусы» - Украина в обмен на сомнительный повод последний раз сыграть роль «крутого мачо» в эфире российского телевидения. Причем, подсаженная на «сирийский крючок» Россия будет вынуждена до Нового года выполнить все свои обязательства в отношении Украины, главное из которых – восстановление границы…

В этом месте хочется напомнить: есть люди (их ужасно много), чьи жизни отданы тому, чтобы с упорством дятла повторять мантры о «нерешительном Обаме» и о «Путине, который всех переиграл». Для них министр сельского хозяйства, назначенный в урожайный год – хороший министр, а Порошенко – «олигарх», просто потому что у него прибыльный бизнес и много денег. В мире мифов не нужны факты. От них меркнут краски и болит голова.

С другой стороны, даже признав политический талант Барака Обамы, кто-то может обвинить его в цинизме по отношению к народу Сирии. Нельзя сказать, что его стиль не отзывает стив-джобсовским холодком. Это так. Но что можно предложить взамен?! Еще одну «Бурю в пустыне», после которой регион десять лет не может прийти в себя?

Единственный способ навсегда избавиться от агрессивности – найти ей выxод. Пусть Иран раз и навсегда выяснят свои отношения с арабами-суннитами и с Израилем, пусть Асада, как Каддафи, свергнет собственный народ, а не американский спецназ, а курды докажут всем, что имеют право на собственное национальное государство. Насилие остается повивальной бабкой истории. И с этим ничего нельзя поделать.

И что остается Америке? Натянуть канаты ринга. Отобрать у боксёров химические кастеты и ядерные бейсбольные биты. В критический момент подставить плечо тому «боксеру», который доказал свою стойкость и приверженность тем ценностям, которые Обама назвал в своей речи «универсальными» и «самоочевидными». Накормить и обогреть изгнанника. Все.

Владимир Голышев – публицист и драматург

Высказанные в рубрике "Право автора" мнения могут не отражать точку зрения редакции Радио Свобода

XS
SM
MD
LG