Linkuri accesibilitate

Статус приднестровского региона и противоречивый соцопрос


Активизация попыток России объединить вокруг себя своих нынешних и потенциальных союзников, в том числе непризнанные территории.

Очередной российский социологический опрос показывает, что 49% респондентов разделяют идею признания независимости Приднестровья. Социологи Левада-центра опросили 800 человек в 134 населенных пунктах Российской Федерации, темой исследования стал политический статус сепаратистских образований, находящихся в сфере российского влияния.

Научный директор киевского Института евроатлантического сотрудничества Александр Сушко утверждает, что результаты опроса Левада-центра можно считать манипулированием, так как на вопрос о территории левобережья Днестра респондентам не был предложен вариант ответа „аннексия” Россией.

„Понятно, что эти 49 процентов берутся путем складывания разных категорий, в том числе и тех, кто хотел бы аннексировать Приднестровье – а таких в России немало, но этот вопрос их не выделяет. Я вам скажу, что эти 49 процентов вполне коррелируются с количеством россиян, которые считают, что и Донбасс должен стать независимым государством. Поэтому меня эта цифра совсем не удивляет. Дело в том, что общественное мнение в этом смысле ориентируется на официальную позицию властей”.

Глава думского комитета по обороне Владимир Комоедов заявил агентству Интерфакс, что Россия не намерена „бросать” Приднестровье и Молдову. Это заявление прозвучало в конце мая после того, как Киев денонсировал военные соглашения с Россией на фоне конфликта на востоке Украины.

Логику результатов опроса глава Ассоциации независимых политологов Приднестровья Андрей Сафонов объясняет активизацией попыток России объединить вокруг себя своих нынешних и потенциальных союзников, в том числе территории с ограниченным признанием на международном уровне. А тот факт, что эта тенденция отражается на общественном мнении, говорит о том, что Россия не намерена останавливаться, считает Сафонов.

„Тут уже, как говорится, надо садиться за стол и договариваться Молдове и Приднестровью о том, как жить дальше и на каких основах поддерживать взаимоотношения. Мне кажется, это чисто наш вопрос, который за нас никто не решит. Но в любом случае Россию рассматривают в качестве военно-политического союзника. И мне кажется, что сейчас вопрос, прежде всего, в том, чтобы связи между Москвой и Тирасполем, если анализировать действия приднестровской стороны, были прямыми, а не через кого-то. Вот этот вопрос пытаются решить. А что касается формального вхождения в состав Российской Федерации, то, насколько я понимаю, сейчас такой вопрос никем не ставится. Сейчас, по всей видимости, взяты за основу наиболее реалистические формулы сегодняшнего дня. А как будет ситуация развиваться дальше, пока предсказать крайне сложно”.

Россияне по-прежнему видят в Приднестровье часть так называемого „русского мира”, говорит российский журналист Вадим Дубнов. Мира, в котором Россию еще считают важной, уточняет журналист. Тем не менее, считает Дубнов, эти цифры отражают, скорее, в целом отношение россиян к сепаратистским территориям, таким, как Абхазия, Южная Осетия или Нагорный Карабах, чем к приднестровскому региону в отдельности.

„Думаю, для них это вторичный вопрос. Ситуация воспринимается большинством россиян примерно как часть инерции, которая была в то время, когда эти образования появлялись. Это некий ответ тем, кто развалил Советский Союз, и думаю, что эта цифра достаточно фантомная. Если проводить какую-то градацию более или менее состоявшейся государственности, то Приднестровье вместе с Южной Осетией – явные аутсайдеры”.

Согласно последнему Барометру общественного мнения, проведенному в апреле с.г., каждый второй житель Молдовы считает недостаточными усилия властей по урегулированию приднестровского конфликта. Только 9% респондентов ответили, что восстановление территориальной целостности – одна из трех самых главных проблем, которые необходимо решать в Республике Молдова. В целом же, объединение двух берегов Днестра не входит даже в первую десятку приоритетов граждан.

Мы спросили у нескольких прохожих, встреченных на улицах Кишинева, как они расценивают тот факт, что практически каждый второй россиянин выступает за независимость Приднестровья.

- Я с этим согласен, потому что из истории известно – Приднестровье было русским. Хорошо бы решить эту проблему раз и навсегда - или к нам, или к ним.

- Это наш край, это наша земля, и не соседям указывать, что нам делать в нашем огороде. Если кто-то противозаконно отнял часть моей территории – я должен ее вернуть. Извините, господа-товарищи русские, вы отняли Крым у украинцев… Это наша земля, и мы никому ее не отдадим, и намерены ее вернуть.

Свободная Европа: Кто больше заинтересован в разрешении приднестровского конфликта?

- У меня сестра в Приднестровье, так вот там у них этой проблемы нет. Думаю, это нужно больше нам, молдаванам с этого берега Днестра. Приднестровье, по сути, это причина, по которой мы не входим в Европейский Союз, нет? Если решится эта проблема, думаю, решится и вопрос с ЕС.

- Независимое государство – это, прежде всего, с экономической точки зрения. Они не выстоят. Вот если бы вместе с Молдовой, экономика была бы сильнее.

Свободная Европа: Как следовало бы решить приднестровский конфликт?

- Думаю, Приднестровье все-таки является частью Молдовы. Необходимо прийти к консенсусу с жителями, может, провести референдум. Не знаю. Но частью России оно не является. Видите, что происходит на Украине? Не хотелось бы, чтобы эта ситуация повторилась здесь у нас. Политики должны договориться между собой, прийти к единому знаменателю.

- Мы не хотим войны, вот в чем дело. Когда дедушка, бабушка не может поехать к внуку проведать его, угостить конфетой или подарить игрушку, и когда думает только о том, не холодно ли ему, не голодно ли… Почему так?!

- Мышка слону ничего не может сделать. Мы же ресурсы должны где-то брать. Либо в Румынии, либо в России. Но, разумеется, мы должны объединиться - нам надо жить лучше, больше ничего! Как в Приднестровье люди живут, так и здесь люди…

XS
SM
MD
LG