Linkuri accesibilitate

Медовый месяц для беженцев из Сирии


Корреспонденты Радио Свобода пытаются добраться из Сирии в Евросоюз вместе с молодой семьей - Саидом и Амирой

Через месяц после свадьбы Саид и Амира продали все свои пожитки в столице Сирии Дамаске и отправились в тернистый путь за лучшей жизнью в Европейском Союзе. Корреспонденты РСЕ/РС сопровождали их на так называемой "Балканской дороге" к новой жизни. По ней сейчас идут сотни тысяч отчаявшихся беженцев из Сирии и других стран, раздираемых конфликтами.

Это история самого большого в Европе со времен Второй мировой войны кризиса с беженцам, как ее видит эта молодая пара.

****

На судах. На автобусах. Пешком. Сотни тысяч людей вливаются в Европу. Это история надежды. И отчаяния. Рассказ о жизни каждого из этих мигрантов уникален.

Наша история начинается на греческо-македонской границе. Эти люди терпеливо ждут, когда их пустят в Македонию. Несколькими днями раньше македонская полиция применила слезоточивый газ и свето-шумовые гранаты, чтобы остановить волну мигрантов. Сейчас граница для них открыта.

Рядом небольшая группа сирийцев, которые только что вступили на македонскую территорию. В тени дерева они получают разрешения на транзит через территорию страны к северной границе с Сербией.

Среди них - 27-летний житель Дамаска Саид.

"Я менеджер по продажам в компьютерной компании. В Сирии мне жилось неплохо. Я учил английский язык, но закончить обучение не смог, потому что началась война. Я учился в Университете Дамаска. У меня был дом, машина, но все это потеряно из-за войны, из-за обстрелов "Катюш", ну вы понимаете, армия … да", - рассказывает он.

Подошло время отправляться. Саид и супругой Амирой становятся в очередь. Из заставляют идти строем, будто они – армейский взвод. Но это гражданские люди, кто-то несет на руках детей, кто-то тянет с собой багаж, который явно не назвать ручной кладью. Примерно через полчаса мы добрались до города Гевгелия, где беженцев ждали автобусы…

Попасть в автобус – большое облегчение для многих из этих путешественников. Но сначала – небольшое смятение. Многие не знают, куда их отправляют. На самом деле через два часа они будут на сербской границе.

После того, как мы отъехали, водитель включил радио и атмосфера разрядилась.

Автобусы предоставило правительство, но каждый пассажир обязан заплатить 15 евро.

Мужчина обращается к водителю

Пятьдесят по 15, да? 750, да? Сто, дести, триста, четыреста, пятьсот, шестьсот, семьсот, и половина. Семьсот с половиной, так?

"Это хорошо. Это уже следующий уровень", - рассказывает Саид. - "Мы прошли один уровень. Но сложный уровень не в Сербии, сложный – это Венгрия, потому что там полно полиции, сумасшедших полицейских, и это совершенно другой уровень для сирийских иммигрантов. В Сербии нормально, потому что можно денек отдохнуть в гостинице в Белграде, а можно пересечь напрямую. Трудно – в Венгрии".

- Вы боитесь, что произойдет в Венгрии?

- Это страшно, страшно

- Вы слышали о стене, которую строят в Венгрии?

- Да, слышал. Мой друг проник в Венгрию три дня назад. Он сказал мне, что стену еще не построили. Не закончили строить.

- Так вы бежите наперегонки со временем?

- Да, - улыбается Саид.

****

Автобус останавливается у маленькой железнодорожной станции. После небольшого замешательства, куда идти, мы продолжаем наше путешествие пешком.

Саид и Амира поженились всего месяц назад. На самом деле это – их медовый месяц.

Полицейские останавливают нас на границе – и мы смотрим издалека, как группа исчезает в Сербии. На следующее утро раскинувшийся в долине гор Южной Сербии город Прешево выглядит спокойным и безмятежным. Но его улицы завалены мусором, который оставляют здесь проходящие потоки мигрантов.

Саид и Амира стоят в очереди за документами. После перехода границы из Македонии они провели ночь в лагере для беженцев.

"У меня есть палатка, я спал в палатке. У других есть спальные мешки. А у кого ничего нет, те спят во дворе. На земле, да", - делится он.

- Вы устали?

- Да, мы устали, мы очень устали. Все устали. Нам надо постирать одежду, вымыться. Я зубы не чистил уже неделю.

Стоять в очереди - долго, жарко и утомительно. Но Саид внезапно оказывается внутри здания. Потом он объяснил, что сказал сербам, что Амира беременна. Это была "ложь во спасение", чтобы перепрыгнуть через очередь, говорит он. К сожалению, внутри здания была такая же толпа.

Внутри – та же очередь – за разрешением на пребывание в Сербии в течение 72 часов. Они также получают еду, воду и квалифицированную медицинскую помощь.

"Очень много людей. В основном респираторные проблемы, особенно сейчас, когда погода так резко меняется. Также желудочно-кишечные проблемы, связанные с путешествием и с тем, что они порой пьют воду из рек. Много ран, укусов насекомых, потому что они спят в лесах", - рассказывает Невена Радованович, "Врачи без границ". -"У многих головная боль и солнечные ожоги – погода жаркая. Кто-то падает в обморок. Обычно они в поту и мало пьют, потому что у них просто нет воды. Они истощены. Можно сказать, что начинали они свой путь здоровыми, но за два–три месяца скитаний каждый может заболеть. Мы пытаемся им помочь".

****

После нескольких часов в Прешево группа вновь отправляется в дорогу. На этот раз автобус везет их в Белград. Путь занимает около пяти часов. Так что до сербской столицы мы добираемся уже поздним вечером.

Город переполнен мигрантами, которые разбили палаточные лагеря на площадях вокруг автобусной станции. Кузен Саида покупает местную сим-карту и звонит кому-то, кто знает дешевую гостиницу. В первый раз за несколько дней у людей будет нормальная постель и горячая вода. Другим такая удача не подвернулась.

Мы наткнулись на эту группу афганцев, которые ели рыбные консервы с хлебом.

"Я сплю здесь уже четыре дня, но не знаю, сколько еще здесь пробуду – три, четыре дня, не знаю. Я жду моего друга, он придет, и мы отправимся дальше вместе", - рассказывает один из афганских беженцев.

- И каково здесь спать?

- Спать хорошо. А что остается делать? Гостиницы нет, денег у нас с собой нет на гостиницу. Мы просто не можем себе ее позволить.

****

На следующее утро палаточный город Белграда оживает. Мы не можем найти Саида, он не отвечает на наши телефонные звонки. Но мы набредаем на людей, которые ехали с Саидом в автобусе. Низару 21 год, он студент факультета английской литературы из Алеппо на севере Сирии. Они показывают нам их собственное видео прибытия на греческий остров. Говорят, что это была самая дорогая часть их путешествия – каждому пришлось заплатить по 2,000 евро.

В первый раз, когда они попытались так переправиться, это окончилось для них катастрофой.

"Нашу лодку ударил большой катер, и мы оказались в воде. Мы были в воде два часа, а потом нас подобрала турецкая береговая охрана. Нам выдали бумаги, что мы должны покинуть Турцию в течение 13 дней", - вспоминает Низар. - "Но мы направились в другую сторону – в Мармарис в Турции, и нашли там человека, который перевез нас из Мармариса в Грецию".

Так называемый "Балканский путь" ведет мигрантов через Грецию и Македонию в столицу Сербии Белград. Затем они направляются дальше на Север, к границе с Венгрией. ​

Когда мы приехали в лагерь беженцев в Каниже, там прокладывали электричество. С тех пор, как сербские власти открыли этот лагерь две недели назад, через него прошли около 20 тысяч человек. До этого люди спали на земле в соседнем парке.

"Люди спали на улицах, грудным детям стелили коробки из-под пиццы. Детей приходилось водить к крачам, потому что врачи приходили сюда только два раза в неделю. Никакой гигиены в парке не было", - вспоминает Кемаль Эш-Шаири, переводчик-волонтер. - "Я воспринимаю все это очень болезненно, потому что мой отец по-прежнему в Ливии, он работает в Бенгази. Так что я знаю, через что им приходится проходить", - говорит он.

На следующий день в лагерь приезжает еще один автобус, и мы видим нашего старого приятеля. Саиду пришлось нелегко. В Белграде он заплатил 1800 евро водителю, чтобы тот отвез их напрямую в Германию. Но подставной шофер скрылся с деньгами.

По крайней мере, здесь Саид в безопасности. Но он мечтает о большем, чем просто безопасность.

"Здесь безопасно, но Сербия - это не то, о чем я мечтаю. Может быть, Бельгая или Германия – наполнить нашу жизнь, начать бизнес, найти работу, создать семью. Не знаю. Это будущее. Это судьба", - рассуждает Саид. ​

Саид и Амира идут на поиски кого-то, кто перевезет их через границу. Он говорит, что готов заплатить 350 евро тому, кто переправит их в Венгрию. А вот и то, чего боялся Саид: четырехметровый забор, который венгерская армия возводит вдоль границы с Сербией.

Большинство беженцев из Канижи устремляются по железнодорожным путям в этот проем в заборе. Здесь легко пересечь границу. Но венгерская полиция не дает им пройти. Их окружают и заставляют ждать автобусы, которые должны отвести их в лагерь для беженцев, где они проводят часы на солнцепеке при 35-градусной температуре.

В автобусах места тоже всем не хватает.

"Ни еды, ни воды нет, нам жарко, многие не выносят стояния на солнце. Это бесчеловечно. Мы не за этим сюда приехали", - жалуется обитатель лагеря.

"Это тюрьма. Мне не дают уйти обратно, мне не дают пойти в лагерь. Я не знаю, что меня ждет", - говорит другой. ​

****

Лагерь в венгерском Рёске. Мигрантов в конечном итоге привозят сюда. Нас внутрь не пускают, а им не дают выйти за ограждение. Но неожиданно мы замечаем группу мужчин, перелезающих через колючую проволоку – рывок к свободе. Затем еще. Впрочем, некоторые – недостаточно быстро. Пока полиция задерживает одну группу, вторая пользуется возможностью скрыться. Но убежать далеко у них не получилось. Через несколько минут их ловят и приводят обратно.

Саиду и Амире удалось избежать всего этого - но только через две недели мы узнали о том, как.

****

В начале сентября они связались с нами отсюда - из лагеря в Австрии. Это Трайскирхен, самый большой в Австрии лагерь для людей, ищущих политического убежища. Наши герои живут в палатке с шестью другими беженцами, с которыми их поселили.

На улице улыбки и смех: это пришли клоуны – позабавить лагерных детей.

Саид и Амира здесь уже неделю. И понятия не имеют, сколько им здесь еще придется быть.

"Лагерь хороший, но места мало. Он переполнен. Каждый день приходят еще по 50-100 человек", - рассказывает Саид. - "Власти пытаются расселить людей из лагеря по домам и гостиницам. Но это – малая часть. На сто вновь прибывших получается 10 расселенных вне лагеря". ​

У этих сирийских молодоженов неожиданно образовалось много свободного времени и полное отсутствие занятий.

В местном парке Амира впервые соглашается говорить на камеру. Она вспоминает самые худшие моменты их путешествия после того, как они тайком пересекли границу с Венгрией, чтобы встретиться с человеком, который должен был их нелегально провести.

"Мы сели в машину. Но тут сразу же подошли полицейские и вывели нас из машины. Наш "водитель" убежал. Мы тоже убежали и два часа прятались в туалете. Затем мы нашли другого водителя и заплатили ему", - рассказывает она.

- О чем вы думали в тот момент, когда прятались в туалете?

- Большей частью о том, что полиция нас найдет и снимет отпечатки пальцев. А еще я боялась, что нас разлучат и посадят в тюрьму. И это все.

Их драма еще не закончилась. И, возможно, самые серьезные испытания впереди.

"Будет непросто. Через какое-то время мы получим вид на жительство. А сначала мы выучим язык, поймем, как устроена эта страна, в какие магазины ходить. Это новая жизнь, о которой мы ничего не знаем", - говорит Саид. - "Кто-то думает, что это отдых. Наоборот, это как раз то время, когда нам нужна помощь. Все поначалу сложно".

В лагере волонтеры раздают беженцам одежду.

Сегодня тепло, но приближается зима, и Австрии предстоит найти жилье для тысяч людей, которые сейчас живут в палатках. Саид и Амира говорят, что по ночам уже очень холодно. Пока им придется смириться с жизнью под тентом. От дома и родных они очень далеко, а их будущее в незнакомой стране туманно.

Рей Фурлонг, Роман Купка, Радио Свобода

XS
SM
MD
LG