Linkuri accesibilitate

Светлана Курицына – о шоу-бизнесе, наркотиках, телевидении и тоске по эфиру

Героиня знаменитого ролика в Рунете Светлана Курицына (Света из Иванова) продолжает работать на НТВ, но уже за кадром. Активистку прокремлевского движения "Наши" прославил корреспондент "Московских новостей", взяв у нее импровизированное интервью после митинга на Триумфальной площади в Москве. Ее фразы "мы стали более лучше одеваться" и "стали засеивать больше земель" стали крылатыми и прочно ассоциируются не только с Курицыной, но и с партией "Единая Россия", за которую призывала голосовать девушка из Иванова. Ее популярность перешла границы интернета, когда Светлана попала на телеканал НТВ, где почти полтора года вела передачу "Луч Света".

Идея сделать звезду Рунета телеведущей принадлежит руководителю компании НТВ Владимиру Кулистикову. Простодушная, неотесанная, с напористым характером, Светлана задавала неудобные вопросы искушенным знаменитостям. Пилотный выпуск программы "Луч Света" летом 2012 года показал по Москве лучший рейтинг среди передач, транслировавшихся в прайм-тайм. Передача вызвала неоднозначную реакцию среди критиков, но продержалась в эфире полтора года. В 2014 году "Луч Света" из сетки НТВ убрали, а Курицыну бросили на другие программы.

–​ Помните тот день, когда вам сказали: "Финита ля комедия. Ваша программа закрывается".

– Мы вернулись откуда-то из командировки, записав очередную передачу "Луч Света". Поехала домой, отсыпалась, в пять часов вечера позвонили, приехала в Останкино, и мне сказали: "Ну, вот, проект закрывается". Не могу сказать, что у меня что-то опустилось, еще не соображала, что случилось. Когда пришла в себя, меня перевели на другой энтэвэшный проект "Я худею". Там снималась, "прохудела" полгода, только в марте 2014 года ко мне пришло осознание, что произошло. Мне было ужасно плохо, благо подвернулась халявная путевка в Таиланд, друг оплатил, и я улетела в Бангкок бороться с депрессией. Первое время чувствовала себя наркоманом, который потерял дозу. Пробыла там неделю: солнце, океан, пляжи, было хорошо, не хотелось возвращаться в Москву, но пришлось.

Первое время чувствовала себя наркоманом, который потерял дозу

–​ Вернемся в 2012 год. Кто и где вам предложил стать ведущей передачи на НТВ? К этому времени ваша популярность в сети зашкаливала, ролик на YouTube набрал несколько миллионов просмотров...

– Я принимала участие в интернет-шоу "Минаев-лайф", была такая программа писателя Минаева. После передачи ко мне подошел человек и сказал, что "есть такое предложение, хотели бы вы попробоваться в роли ведущей на федеральном канале? Есть где переночевать, чтобы завтра с вами встретились?" На тот момент я познакомилась с людьми, у которых могла остаться, переночевала, в два часа у меня состоялась встреча. И через неделю мы уже начали снимать пилотную версию.

–​ Как проходила ваша встреча с Владимиром Кулистиковым? Как он убеждал? Что говорил? Ножки дрожали?

– Вы знаете, он сразу успокоил, по-человечески сказал: "Ты не бойся, все будет хорошо!" – после этих слов вообще ничего не боишься. Я его называю своим крестным отцом на телевидении, безумно ему благодарна! Если бы не этот человек, я не знаю, чем бы сейчас занималась.

Светлана Курицына

Светлана Курицына

–​ Почему их выбор остановился на вас? Задумывались об этом?

– Считаю неправильным спрашивать такие вещи: почему именно я. Если тебя выбрали, значит, ты тот человек, который должен быть в кадре, в тебе что-то увидели. Тут нет вопросов.

–​ Вам дали в руки микрофон и скомандовали: "Фас!"

– Совершенно верно. Я, например, приходила на мероприятие и делала все, что хотела. Могла танцевать, несмотря на то что все сидят и свои рожи отворачивают, могла петь, не попадая в ноты. Мне было наплевать!.. Причем людям это нравилось, нравилась я, нравилась программа. Письма мне приходили пачками. Кто-то даже прислал каталог своих песен, чтобы я их исполнила.

Могла танцевать, несмотря на то что все сидят и свои рожи отворачивают, могла петь, не попадая в ноты

–​ Каков был сценарий пилотного проекта?

– Мы приехали в ресторан "Гусятников". Я, режиссер и два оператора. С Жириновским впервые встретилась, познакомилась. Он сказал: "О, я тебя знаю!" У меня на тот момент все перекрыло и башню полностью снесло! (смеется) Честно! Как так? Вчера я их видела по телевизору, а сегодня они все передо мной ходят, и могу что хочу, то и спросить! Был такой момент, когда в первый же съемочный день фотограф стукнул камерой мне по голове. Его, правда, потом зажали мои ребята. Я путалась под ногами, ходила там и тут, и кто я такая, а он столько лет со звездами, он профессионал… Первый человек на этой тусовке, кстати, кого я поймала, был певец Шура. Он всю жизнь моей маме нравился, общалась с другими людьми, иногда у меня просили: ой, а спроси у того-то то-то. И вот ты можешь подойти к звезде и спросить: "А за сколько вы платьице сегодня купили?" И потом человек пишет тебе или звонит и говорит: "О, спасибо, что спросила!" Было тоже приятно. Это как совет звезды простому человеку.

–​ На следующий день вы проснулись звездой НТВ?

– У меня день рождения 20 июля, а 21-го вышел первый эфир. Мы порвали все рейтинги, все федеральные каналы, весь интернет писал об этом. Я тогда не знала, что такое рейтинги, мне было как-то все равно. Потом уже поняла. Все хвалили, говорили: молодец, молодец. Еще одной высшей точкой стал момент, когда подписали нам второй сезон. Мы с лета до зимы проработали, до Нового года, и когда говорят, что тебе продлевают проект, тогда ты чувствуешь, что вот, ты реально смогла что-то сделать! Это такая наивысшая точка, что ты продержалась! В этот же период открывали и другие проекты на ТВ, их закрыли, а тебя оставили. Ты понимаешь, что это круто. Я проработала три сезона.

–​ Вы столкнулись лицом к лицу с шоу-бизнесом? Какое произвел на вас он впечатление?

– Разочаровал. Мне сначала казалось, все так хорошо, так прекрасно, все друг друга любят! А теперь я, наверное, не подберу слов, чтобы… Какое-то грязное болото с мерзкими и лживыми людьми. Там есть и порядочные люди, но мало. В основном там люди, которые улыбаются, а потом в спину тебе могут нож воткнуть. Например, ситуация: друзья общаются, все хорошо, замечательно, тусуются, но стоило только разругаться, как они друг на друга выливают ушаты грязи, хотя ели с одной тарелки, спали в одной кровати. Да промолчи ты, зачем… А они же еще пиарятся, масла в огонь подольют, чтобы было погорячее, пожестче, чтобы рейтинг себе набить.

Какое-то грязное болото с мерзкими и лживыми людьми

–​ Что вас больше всего отвратило в шоу бизнесе?

– Наркотики. Точнее, люди, употребляющие наркотики. Это мерзко. У тебя всегда есть выбор, ты знаешь, чем это заканчивается. Ты звезда, на тебя многие смотрят. И ты делаешь такие ужасные вещи.

–​ Никогда не пробовали травку, таблетку?

– Разве я похожа на наркоманку?! Конечно, бог меня оградил от этого. Никогда такими вещами не буду заниматься. Если мои родители узнают, мне будут кранты. Возвращаясь к этой тусовке, поняла, что матом ругаюсь много. Во мне это самое плохое качество. Я разговариваю с вами и периодически подбираю какие-то слова, чтобы не ругнуться. Раньше меньше этих слов употребляла. В шоу-бизнесе только на этом и говорят. Хотелось бы отучиться от мата, но приходишь на работу и понимаешь, что никогда в жизни не отучишься.

–​ Какую вы себе ставили установку, когда попадали на звездную тусовку?

– Знаете, у меня было желание принизить их, опустить, зная, что они не такие, как на самом деле. С самого начала! Мне нравилось их стебать. Не всегда это получалось, но мне это было в кайф! Я, наверное, самоутверждалась за счет этого: видите, я не тупая, на самом деле есть еще тупее! И были моменты, когда кто-то убегал, зная, что у меня будут каверзные вопросы, кто-то даже не подходил за километр, а кто-то, наоборот, "ой, я тебя знаю…" Давай, мочи! То есть задавай вопросы.

–​ Это были наивысшие моменты вашей жизни?

– Да. Мне нравилось общаться с взрослыми людьми, которые прошли огонь, воду и медные трубы, это звезды 80-х, 90-х, иногда забытые. С ними интересно разговаривать, как они впервые ездили на гастроли, давали концерты, на радио выступали. Вот с этими сейчас повылезавшими звездами-однодневками, с ними неинтересно! И ко мне было такое отношение, некоторые и не скрывали – откуда я приехала, и кто я вообще такая, и как я появилась на федеральном канале. Я подхожу на вечеринке, там стояли Катя Лель, Эвелина Бледанс и Алика Смехова, тогда темноволосая была, их по телевизору до этого видела, то ли перенервничала, то ли еще что, и я начала, запинаясь, задавать вопросы. И они стали смеяться. Я не показала виду, психанула, развернулась, ушла, поревела, взяла себя в руки. Ну, это же моя передача, что хочу, то и творю.

Светлана Курицына на ВДНХ

Светлана Курицына на ВДНХ

​–​ Это был сильный удар по вашему самолюбию?

– Не сильный. Я это проглотила. Но тут же собралась, подхожу и задаю Кате Лель вопрос: "А вы все в шоу-бизнесе такие суки?" (смеется) И вот тут человек понял! Это была вторая или третья передача, еще на телевидении можно было мат запикивать, сейчас его полностью убрали. И она растерялась. Но я честно говорю, я творила, что хотела, задавала любые вопросы. Рядом был продюсер, но он просто, если что-то случится, мог подсказать. Но мне редко кто подсказывал, у меня все шло от головы. В чем фишка была, я с самого начала поняла, что меня запустили и сказали: делай все, что хочешь, вот у тебя два оператора, команда.

"А вы все в шоу-бизнесе такие суки?" И вот тут человек понял!

Кто на вас произвел хорошее впечатление?

– Лолита! Я не устаю об этом человеке говорить. Она простая и очень клевая! Она мне много советов давала. У меня были моменты, когда я ревела перед ней, и она говорила: "Да не переживай ты, все будет хорошо! А вот у меня…" Не все бывают так откровенны.

–​ Вам важно, что о вас думают и говорят?

– Ой, раньше, вы просто не представляете… я была, наверное, как кусок мяса для журналистов! Телефоны просто обрывали! Я разговариваю по телефону, у меня вторая линия, тут же третья… Особенно в первые дни, когда это все началось. Потом уже и до мамы начали дозваниваться, и до всей семьи, и в социальных сетях писали. И после ютюба, и когда узнали, что я буду ведущей на НТВ. Это была просто жесть! Когда я читала про себя какие-то вещи, я говорила: "Я это не говорила никогда! Почему они пишут такие плохие вещи?!" А мне сказали: "Деточка, не переживай! Не читай просто. Главное не на последней странице". И у меня теперь фишка такая, когда мне говорят: "Свет, про тебя написали!" – я говорю: "Нормально?" – "Да нет, что-то не очень". – "Главное не на последней странице". (смеется)

–​ Вы были на Рублевке?

– Естественно! Когда туда приезжаю, прямо чувствую, что это мое место! Хочу остаться там навсегда. И в домах была, в этих шикарнейших. Иногда думаешь: неужели у людей бывает столько денег?! Есть, конечно, дома, которые для Рублевки вообще не катят, на вид не очень, а снаружи со вкусом. И туда попадала с программой, и друзья у меня есть, которые живут там. Там спокойно… Я понимаю, почему все богатые люди хотят от этой Москвы уехать хотя бы на Рублевку. Там реально спокойно, там чище воздух. Там реально круто!

–​ Когда вы попадаете в богатые дома на Рублевке, к примеру, видите на полках много книг, у вас есть желание иметь такую библиотеку?

– Я не видела у этих людей библиотеку. Знаете, что мне приходило в голову, когда я попадала богатые дома? Я понимаю, правильнее было бы сказать, пришла в огромный дом, увидела сказочную библиотеку, вот бы мне такие… книги, книги… Если честно, в голову приходили другие мысли. Чтобы ограбить, грабануть столько бабла и жить так прекрасно.

В голову приходили другие мысли. Чтобы ограбить, грабануть столько бабла и жить так прекрасно

–​ Эти люди на Рублевке счастливы?

– Думаю, кто живут на Рублевке, все счастливы.

–​ Вы видели счастливых людей в вашем маленьком городке в Приволжске, где родились и выросли?

– Да, я видела таких людей, которые никогда не переедут в Москву и другой город тоже. Но я не понимала, в чем секрет их счастья, не понимала людей, которые живут в маленьких городках и никогда не хотят оттуда уехать.

–​ Что стало с вашим окружением, когда вы стали знамениты? Были ли расставания с прежними друзьями и знакомыми?

– Прибавилось количество поклонников, но не те, которые надо. Это как присоски: что-то от тебя надо поиметь. Я не сразу это поняла, мне казалось, что это друзья, они все меня любят, я такая клевая! Мне все говорили: "Света, ты что, не видишь?" Поняла через какое-то время, что мне не надо никому доверять. У меня есть маленький свой круг, которому я доверяю, которому наплевать, кто я и что я. Для остальных отстроила дистанцию, начиная от близких друзей и заканчивая дальними, неизвестными. Не знаю даже почему… Много непонятного стало, мало тем для разговоров, спрашивали всегда, сколько я зарабатываю, с кем общаюсь. Это безумно раздражало! Пришлось от этих людей отойти. Я бы сказала, на 95 процентов поменяла свое окружение. У меня друзей, с кем я общаюсь, по пальцам можно пересчитать. Это близкие друзья, к которым я могу обратиться в любой ситуации.

–​ Вам знакомо чувство зависти?

– Знакомо. Самое отвратительное – чувство зависти! И врушки, вруны – ненавижу! Горите в аду! (смеется) Не люблю завистников, с ними мерзко общаться. Они всегда сравнивают, что-то ищут… Фу, я их не люблю! Я тоже завидовала, да, было, но я завидую не черной завистью, а белой. Скорее, радуюсь, в том плане, что молодцы, что они сделали, и почему сделала не я, а они, хотя могла сделать я. И зависть больше в хорошую сторону, чем в плохую.

Светлана Курицына

Светлана Курицына

–​ Вы трехлетней давности и сегодняшняя – это разные люди?

– Совершенно разные люди! Москва меня сломала, честно скажу. Я никогда не думала, что я буду закрытой, у меня будет апатия к людям. Я не люблю находиться в местах, где много народу, не хожу ни на какие мероприятия, не хожу в клубы. Это постоянное давление каких-то непонятных людей… Не сломалась, но прогнулась. Я могу, конечно, взять себя в руки и начать все сначала, но стимула, наверное, какого-то нет.

–​ Тот парень, журналист "Московских новостей" Евгений Гладин, который прославил вас с помощью ролика, как вы к нему сейчас относитесь?

– Да никак! Есть он, нет его… Мне все задают вопрос, и мне надоело на него отвечать. Он не сделал меня, он сделал только какую-то часть. 25 процентов сделал он, 25 процентов сделало телевидение, именно НТВ, 25 процентов сделала я, и 25 процентов сделали мои родственники.

–​ Если бы не этот случайный ролик, снятый на митинге в поддержку "Единой России", ваша судьба сложилась бы иначе?

– Ну, никто не знает, что было бы. Может быть, лет через пять я бы стала знаменитой актрисой. Я мечтала о сцене, но я знала, что у меня нет денег, нет богатых родственников, нет возможностей быть на сцене. Все мы знаем, что это либо по знакомству, либо через какие-то другие вещи! И на телек просто так ты не попадешь. Это один на миллион! Это ты должен быть либо безумно талантливым от бога, либо фартовым, как я, например, либо ты должен быть миллионером.

–​ Вам знакома звездная болезнь?

– У меня она была, но быстро прошла. Каждый человек должен ее почувствовать на себе, наверное, ощутить. У меня было отвратное поведение. Например, я приехала на съемки, и если звезда не приезжала, я начинала орать: "Ну, и где она? Почему я приехала, а ее нет?!" Иногда мне просто не хотелось работать, трудилась "через не хочу". Но мне сразу сказали: будешь себя так вести – мы найдем другую Свету из Иваново, а ты поедешь обратно! И все, как рукой сгладило! (смеется) Быстро поставили на место. Но мне всегда говорили, например: ты одна такая на данный момент, но если ты будешь косить под этих всех гламурных куриц, под этих звезд, ты уже неинтересна будешь людям. Людям вечно нужно что-то новое, а гламурные не нужны никому.

–​ То есть вы взяли на себя роль девушки из народа.

– Да. Скорее всего, мне ее приписали, я не взяла. У нас как привыкли: король, королева, принц… а мне дали девушку из народа – такое амплуа. Видимо, так и прижилось. Из очень-очень маленького городка. Где даже прелестей нет! И мне нравится это амплуа. Если народ мне дал это амплуа, если им так нравится меня называть, то пусть так и будет. Я никогда не хотела от чего-то отмыться.

Король, королева, принц… а мне дали девушку из народа – такое амплуа

–​ Можно ли сказать, что вас использовали? Создали образ такой простодушной девушки из народа из серии "что вижу, то пою"?

– Это, наверное, была взаимовыгодная сделка. Мне выгодно, этим людям выгодно. Мы все поимели, что хотели: я – славу, они – рейтинги. А ведь все решают рейтинги, согласитесь. Рейтинги – наше все! Сейчас я без эфира. Я работаю также на телевидении, только за кадром.

–​ Страдаете? Честно.

– Страдаю. Честно скажу, страдаю.

–​ Ваша гражданская активность привела вас на Триумфальную площадь. Вы помните тот день в Иваново, когда к вам пришли серьезные мальчики и сказали: "Надо вступить в движение "Наши" и поддержать "Единую Россию".

– Я училась, жила в общежитии, у меня девочка была в этом движении, и она сказала: "Свет, пошли со мной сходим один раз". У нас собрание там было, и мне понравилось, люди умные, образованные, взрослые, интеллигентные. Мне с ними понравилось общаться. Там весело было! Мы обсуждали не клубы, не кто с каким парнем замутил, а там реальные вещи обсуждались. И я спросила: "Ой, а можно я в следующий раз приду?" – "Приходи".

Светлана Курицына на Болотной площади в Москве

Светлана Курицына на Болотной площади в Москве

​–​ Вы понимали тогда что-то в политике?

– Сначала вообще ничего не понимала. Мы же не только политическими делами занимались, а еще и другими, благотворительностью, и закрытием казино, и детскими домами, делали выставки, экскурсии. Понимание пришло постепенно. И я не жалею, никогда ни о чем не жалею! Что случилось, то случилось. Стала ходить на акции, в декабре приехали в Москву, там и родился этот ролик. Конечно, меня назвали и хабалкой, и монстром… Но я хороший, спокойный, замечательный человек! Себя не похвалишь – никто не похвалит!

Я не жалею, никогда ни о чем не жалею! Что случилось, то случилось

–​ Политические ориентиры у вас не поменялись?

– Нет, не поменялись. А на что менять? Я бы и сейчас все то же ответила, только переформулировала, наверное. И на акцию или митинг пошла бы. Мне было бы просто интересно, что люди обсуждают там. За политикой слежу, иногда по работе приходится смотреть. Но я ее не комментирую никак. Могу что-то поддерживать, могу не поддерживать, сейчас стала выбирать, что говорить о политике, а что не говорить.

–​ Жизнь в России улучшилась? Я пытаюсь вам напомнить слова из вашего ролика.

– Улучшилась. Недавно такая ситуация была. Я брала интервью, бабка меня увидела, бежит на меня, что-то орет: "Вот ты дрянь, вот ты сучка три года назад говорила, а я вот живу плохо, она стоит тут интервью дает". Вообще-то я брала в тот момент интервью, было как-то неприятно. Люди злые, в большинстве своем обижены.

–​ Если вас спросит кто-нибудь, почему голосовать за Путина, у вас есть ответ?

– Да. Потому что я так хочу.

–​ Это не убедительно.

– Думаю, найду что сказать, подберу нужные слова. Сейчас не буду говорить, не хочу отвечать на этот вопрос. Скажу что-то не то… мне потом будет не очень хорошо. Проходить все заново? Надо хорошо подумать, иначе появится ролик номер два про Свету из Иваново. Правда, не знаю, что лучше в данный момент.

–​ Чем вы конкретно сейчас занимаетесь на НТВ?

– Программа называется "Ты не поверишь", я делаю там все… Тебе надо спродюсировать, договориться о встречах, снять, расписать и отдать на монтаж, сама придумываю сюжет, полностью делаю тему. Я просто уже не могу представить свою жизнь без телевидения. Представьте: до этого ты ничего не умел, нигде не работал, ничем не занимался, а потом пришел на телевидение, обучился какому-то своему делу и потом уйти куда-то… Если уходить, то куда-то… замуж! (смеется) Уходить только замуж и рожать детей. И так я не вижу своей жизни без телевидения.

–​ Родители гордятся вами?

– Родители гордятся. Но мама иногда говорит, что она жалеет, что пустила меня на телевидение. Она видела же, как я страдаю, как мне хочется домой, как мне тяжело. Мне действительно на данный момент тяжело, но я не жалуюсь ни в коем случае. Это для меня какой-то урок, какая-то новая школа. И все-таки не сидеть же на попе ровно, и за тебя кто-то что-то будет делать. Если я хочу добиться больших успехов, я хочу быть, например, стать гуру журналистики, я буду идти маленькими шажочками, биться головой об стену, но я сделаю все, чтобы быть либо известной-преизвестной журналисткой, которая утрет всем нос и покажет: вот, я приехала такой, а стала такая, и вы все будете за мной бегать и просить интервью, просить слова.

–​ Вы уже добились многого. Я у вас беру интервью.

– Ну, это маленько не то. Я, видимо, обнаглела, но мне хочется большего.

XS
SM
MD
LG