Linkuri accesibilitate

Дорогие радиослушатели, добрый день. В студии Юлия Михайлова, вы слушаете передачу Приднестровские диалоги. 30 минут на Радио Свободная Европа. Сегодня в выпуске:

Тирасполь с большим размахом отметил годовщину самопровозглашения. Приднестровье сегодня и 25 лет назад. Как Пограничная полиция применяет запрет на пересечение границы автомобилями с приднестровскими номерами? И… во сколько обошлось в этом году приднестровским родителям отправить своих детей в школу?

Как обычно, начнем наш выпуск с обзора новостей и главных событий минувшей недели:

***

Второго сентября в Тирасполе прошел военный парад по случаю 25-летия непризнанной приднестровской республики. В беспрецедентном, по оценкам местной администрации, военном параде приняли участие более ста единиц боевой техники и более 2 тысяч военнослужащих и представителей силовых структур региона. В мероприятиях участвовали гости из России и непризнанных республик постсоветского пространства, а также известные московские артисты.

Выступая по случаю праздника, тираспольский лидер Евгений Шевчук заявил накануне, 31 августа, что готов к диалогу с Кишиневом, прежде всего по экономическим вопросам. „Мы готовы к переговорам и хотели бы, чтобы они проводились на взаимовыгодной основе. От этого выиграет и экономика Молдовы, и экономика соседних регионов Украины”, — сказал Шевчук, цитируемый местными СМИ. Вместе с тем, он заявил, что приднестровцы никогда не согласятся с предложениями Украины и Молдовы о замене миротворческой операции гражданской миссией. „Говорить о трансформации миротворческой операции неблагоразумно, это значит создавать фундамент для очередной войны”, сказал Шевчук, который еще раз подчеркнул при этом, что именно присутствие вооруженных сил России остановило кровопролитие в 1992 году. На той же пресс-конференции 31 августа Евгений Шевчук сообщил, что женится на Нине Штански, 38-летней главе приднестровской дипломатии, которой в связи с этим событием придется покинуть свой пост.

Официальный Кишинев осудил проведенные в Тирасполе мероприятия по случаю 25-летия отделения левобережных районов страны. „ Идеология этих событий противоречит цели урегулирования приднестровского конфликта и вызывает тревогу из-за явно выраженного милитаристского акцента”, говорится в пресс-релизе Бюро по реинтеграции при правительстве Республики Молдова. В документе отмечается, что в последнее время „в приднестровском регионе участились действия, пропагандирующие ненависть, военные демонстрации и милитаристские учения”.

Министерство иностранных дел будет действовать в строго регламентированных дипломатических пределах в связи с участием российского военного атташе в параде, который состоялся в Тирасполе 2 сентября. Позицию министерства озвучила для Свободной Европы пресс-секретарь МИДа Анна Табан после того, как министр обороны Анатол Шалару заявил, что министерство иностранных дел должно потребовать объяснений от посла России в Кишиневе Фарида Мухаметшина. Шалару расценил как „недружественный акт” присутствие военного атташе России в Тирасполе, где он рядом с приднестровскими лидерами наблюдал, как по центральной площади города шли танки, бронетранспортеры, реактивные системы залпового огня.

В Кишиневе Национальное агентство по регулированию в энергетике приостановило в четверг собственное решение от 18 июля о повышении тарифа на газ и электроэнергию. Накануне директор НАРЭ Сергей Чобану заявил, что перед тем, как окончательно определиться с ценами, операторам энергетического рынка рекомендовано провести международный аудит экономического обоснования тарифов. Львиную часть электроэнергии Кишинев закупает у Молдавской (Кучурганской) ГРЭС, контролируемой российской компанией РАО ЕЭС, а природный газ – у российской компании Газпром. Задолженность MoldovaGaz Газпрому достигает 6,2 миллиарда долларов, из них около 5 миллиардов составляет долг Приднестровья.

Анатол Шалару

Анатол Шалару

Министр обороны Анатол Шалару заявил в пятницу, 4 сентября, что Национальная армия готова к реформам, „которые позволят ей достичь евроатлантических стандартов”. „Мы желаем, чтобы военные ведомства стран — членов ЕС и Североатлантического альянса видели в Республике Молдова надежного партнера”, сказал Шалару выступая по случаю 24-ой годовщины Национальной армии, уточнив при этом, что он говорит „от имени министерства обороны”. В прошлом месяце министр-либерал заявил в Бухаресте, что вступление в НАТО - цель Республики Молдова в долгосрочной перспективе, несмотря на зафиксированный в Конституции статус нейтралитета. Шалару уточнил впоследствии, что он выразил точку зрения Либеральной партии, членом которой является.

В последний день августа Республика Молдова отметила национальный праздник „Limba Noastră cea Română”. В Кишиневе по этому случаю прошел ряд торжественных мероприятий, а на Аллее классиков был открыт бюст Андрея Мурешану, автора стихов государственного гимна Румынии „Deşteaptă-te, române”, который был и гимном Республики Молдова в период 1991-1994 гг.

Румынский премьер Виктор Понта заявил в среду, что половина министров Республики Молдова получила образование в Румынии, а у другой половины есть румынское гражданство. Согласно сайту газеты „Adevărul”, Понта сделал эту ремарку на заседании своего кабинета, членов которого призвал вести постоянный диалог с молдавскими коллегами „Молдаване сейчас очень нуждаются в нас”, сказал румынский премьер. Как сообщает новостной портал Hotnews.ro, немного раньше Виктор Понта призвал румынских послов за рубежом вместе с Румынией продвигать и Республику Молдова: „Где бы вы ни находились, не забывайте говорить: Румыния и Молдова”, сказал Понта в Бухаресте на дипломатической конференции.

***

Свободная Европа: Глава приднестровской администрации Евгений Шевчук заявил накануне 2 сентября, что в свое 25-летие Приднестровье – „состоявшаяся республика”, хоть и непризнанная международным сообществом. Мы поинтересовались у жителей левобережья Днестра, согласны ли они с этим заявлением Шевчука:

Да, я считаю, состоялась. Экономика улучшается, правление тоже неплохое, построили новые дороги, новый „Шериф”. Город процветает, Приднестровье тоже поднимается.

Президент старается делать… Вот мы видим ремонт некоторый как бы, остановочку там сделали отдельно для троллейбуса. Библия велит подчиняться высшим властям, когда это не противоречит законам Бога. Поэтому мы подчиняемся.

Ну, я бы сказал, не совсем, другие еще не признали…

Нормально. Знаешь, она самостоятельной стала; конечно, как бы ни хотелось, могли быть уровнем богаче, если была бы экономическая свобода. Мы могли связаться со всеми странами, торговля, обмены – уровень жизни поднялся бы гораздо, строились бы на современном уровне. Но, учитывая все эти заслоны, которые строят нам соседи такие доброжелательные, мы имеем то, что имеем. То, что мы стали самостоятельные – ну, как, здесь нет вопросов, и то, что выживаем – да, конечно, с помощью России, да, конечно, уменьшили сейчас зарплату этих пенсионеров, немного неудобно, а что делать? Трудно бывает, бывает и легче, как и во всех вот этих направлениях. Россия испокон веков образовала нас, содержала нас, как ребенка. И сейчас греет под крылом. У нас выбора другого нет. (…) У нас очень много свободы. Люди пока этого не замечают, растет такой негативный гул, мол, президент виноват… Так не бывает, что виноват один человек. Если в подъезде грязно, обязательно виноваты все три соседа, которые живут там. А это перенесли сейчас в масштабы государства. Виноват каждый. И кто читал Булгакова – если пошел в туалет, не пописай мимо, и все будет в порядке. Там будет чисто. Не надо бояться – во все трудные времена выигрывает тот, кто ведет здоровый образ жизни, кто трудится…

Конечно, состоялась. Работаем, тишина, спокойствие. Не ругаемся, ни с кем не деремся. Блокада конечно есть какая-то, хоть со стороны Молдовы, хоть со стороны Украины, что же… Было больше, заводы работали, а так что? Молодежи где здесь работать? Молодежи же не дают работать…

Мы самостоятельны с той минуты, когда мы отстояли свою независимость. В плане политическом у нас все хорошо, есть союзники, естественно, есть враги, наши соседи, которые мешают развиваться нашей экономике, они запретили нам вывоз нашей продукции, которую покупают как в Европе, так и в России. Экономически на нас давят, мы полноценно развиваться из-за них не можем, так как часть заводов из-за этого у нас закрыто, по-моему, около 30%, если я не ошибаюсь, или 40%... Ну, а так мы самостоятельны, у нас прекрасный край, здесь нет войны, у нас все хорошо.

Приднестровье состоялось. Я считаю, что оно состоялось. Я слушала внимательно речь Шевчука, не знаю, говорю я правильно или нет, но я считаю, что на собрании, посвященном 25-летию республики, надо было отметить все-таки первоисточников. Я считаю, что надо было отметить Смирнова. У нас у каждого человека есть плюсы и минусы, но я считаю, что он внес достойную лепту сюда и он не был никогда президентом, он был просто руководителем. У него есть дипломатические способности. Я за Шевчука, я и голосовала за него, когда его выбирали президентом, но я считаю, что здесь надо было все-таки его отметить. А вообще республика состоялась.

Она же непризнанная, как же? Если бы признали – другое дело. Тяжелое время, конечно, и продукция не выпускается, а если выпускается, она на складе лежит. Молдова со своей стороны блокада, эта с другой стороны блокада – и что? Если бы все это заработало, было бы другое дело. Тогда бы и экономика была, и жили бы – вот так!

Свободная Европа: Мнения случайных прохожих, встреченных на улицах Тирасполя и Бендер. Среди тех, с кем встретились наши корреспонденты на торжествах 2 сентября, был и спецпредставитель приднестровской администрации по правам человека, омбудсмен Василий Калько:

Василий Калько: „25 лет – если возраст, то мне уже сложно припомнить, что было в 25. В 25 у меня сын родился. 25 лет республики – это значит, что мы прожили 25 лет в самостоятельном положении. Знающие люди говорят, что, в общем-то, в мире независимых можно насчитать только пять стран, то есть, которые могут жить отдельно, вне зависимости от других. И эти страны вы знаете, да? США, Китай, Россия, Бразилия и Индия. И все. Все остальные, сами понимаете, их независимость относительна. Поэтому вести речь о том, что Приднестровье прямо совсем независимое и ни от кого не зависит… Мы зависим…”

Свободная Европа: Заявил Василий Калько. Наш корреспондент в Приднестровье Маргарита Суворова задала этот же вопрос журналисту из Тирасполя Владимиру Шаповалову.

Владимир Шаповалов: Могу ответить так: действительно, молодежь, которая была на праздниках, радостная, счастливая молодежь. Они пишут, они фотографируются на фоне „Я люблю ПМР”. Это говорит о том, что государство состоялось, потому что выросло целое поколение за 25 лет, которое не знает другой страны, родины, чем ПМР. Другое дело, какие-то там… Экономическая коллизия - это одно дело, но сам народ сформирован, как приднестровский народ. Потому я считаю с большой долей, можно сказать – стопроцентной вероятности, что приднестровский народ сформировал свое государство. Да. Я так говорю как человек наблюдающий, как творческий человек, наблюдающий со стороны за происходящими событиями. И, соответственно, не только наблюдаю, но и живу в какой-то степени жизнью этой молодой республики”.

Свободная Европа: В 90-м году пути Гагаузии, Приднестровья, Молдовы разошлись, можно сказать: Гагаузия – автономия, Приднестровье это нечто другое. Как ты считаешь, если бы Приднестровье было в составе свободной автономии…

Владимир Шаповалов: „Я думаю, было бы лучше, в общем, для Молдовы это было бы лучше, для всего народа молдавского, который некогда много лет прожил в одной стране и потому все любят Молдову – или Молдавию, так сказать. Но если бы тогда политики молдавские собственным умом жили, а не слушали науськиванья каких-то там советников, которым был выгоден передел и развал страны и которые хотели это использовать, то тогда бы, конечно, я думаю, и я уже сказал с самого начала, что было бы хорошо, если бы Молдавия осталась единой. Но так как не хотели слушать, а требовали, уперлись рогами и сказали, что вот давайте только лишь румынский язык и все, а сейчас вот молдаване говорят: нет, наш язык молдавский…”

Свободная Европа: То есть, ты считаешь, что народу в свободной автономии было бы комфортнее во всех отношениях, так?

Владимир Шаповалов: „Нашему народу, если бы это была единая молдавская республика, то, наверное, мы были бы крепче, мощнее. Конечно же, раздельно не очень хорошо, но так получилось. Раз так захотели, раз так уперлись, хотели именно румынский, а эта сторона, левобережье, хотела русский язык вторым языком.”

Свободная Европа: Точка зрения журналиста Владимира Шаповалова.

***

Свободная Европа: Что изменилось бы в жизни рядовых людей, если бы, гипотетически, Приднестровье стало бы частью Республики Молдова? Этот вопрос мы задали другому журналисту из Тирасполя, политологу Эрнесту Варданяну, который живет в Кишиневе.

Эрнест Вадранян

Эрнест Вадранян

Эрнест Вадранян: „Если предположить такую ситуацию, что Приднестровский регион получил в составе Республики Молдова статус автономии, скажем, что более высоко даже, чем Гагаузия, то в принципе это решило бы многие политические вопросы, но не устранило бы их до конца.

Давайте начнем с того аспекта, что на момент распада Советского Союза в Приднестровском регионе располагалось 37% промышленного потенциала Молдавской ССР. Это означает, что почти половина промышленности Молдовы была на территории Приднестровья, и это означает, что у Приднестровья был гораздо больший не только промышленный, но и экономический, финансовый, а значит – и политический вес в сравнении с Гагаузией.

К чему я это говорю? К тому, что сегодня Гагаузия, если у нее возникают какие-то социальные или политические проблемы, конечно, обращается к Кишиневу за помощью, что-то требует, призывает к чему-то, но ее голос, как правило, не очень слышно, потому что все-таки Гагаузия довольно слабая с экономической точки зрения территория, которая не сравнится с Приднестровьем. При прочих равных условиях при наличии такого или более высокого статуса Приднестровья в составе Республики Молдова голос Тирасполя был бы намного слышнее, чем голос Комрата, и в диалоге с Кишиневом этот голос был бы более требовательным и более жестким. Скажем, по вопросам образования. Я не представляю себе, чтобы в Тирасполе приняли так, как в Комрате, концепцию история румын или название румынский язык. Хотя в Гагаузии официально в рамках Конституции называют язык молдавским, но все понимают, что его принято называть румынским, и к этому мы как-то привыкли. В Приднестровье себе такого не представляю. То есть, как минимум по одному языковому аспекту диалога между Кишиневом и Тирасполем бы не получилось.

Тирасполь, 1 июля 1972 г.

Тирасполь, 1 июля 1972 г.

С другой стороны, я думаю, что экономически Приднестровье, конечно, получило бы очень много плюсов. У Приднестровья был бы легальный, беспрепятственный выход на европейские и другие зарубежные рынки, не было бы тех искусственных препятствий на пути вывоза товаров, которые есть сегодня, допустим, внутренние таможенные посты на въезде на конституционную территорию Республики Молдова со стороны Приднестровья. Всего бы этого не было, и стоимость приднестровских товаров была бы чуть ниже, и они были бы более конкурентоспособные на международном рынке.

С другой стороны, есть одно очень важное „но”. Мы все помним, как проходила приватизация Республики Молдова – с помощью бонов, которые потом оказывались пустой бумагой. Молдавская промышленность в 90-е годы была почти полностью уничтожена, разворована и разграблена. В Приднестровье этого, к счастью, не произошло. Несмотря на наличие большого количества разных проблем, в Приднестровье все-таки сумели сохранить промышленность, хотя бы в общем виде эта промышленность выглядит более солидно, чем в Республике Молдова.

Я не представляю, что случилось бы с приднестровской промышленностью, если бы Приднестровье официально, легально вошло бы в состав Республики Молдова. Возможно, ее постигла бы участь молдавской промышленности. Возможно, наоборот: промышленное лобби тираспольское сумело бы проводить в Кишиневе свои интересы, чтобы промышленность сохранилась, и так далее и тому подобное. На самом деле таких аспектов очень много, но, конечно, хочется думать, что вхождение Приднестровья официально, как полноценная часть, в Республику Молдова решило бы многие проблемы. Хочется так думать, но, наверное, времени ушло слишком много и мы вряд ли может понять, как бы это выглядело, пойди история по другому пути.”

Свободная Европа: А для обычных граждан, в повседневной жизни, на уровне общения между людьми и так далее – изменилось бы что-либо в Приднестровье?

Молдавская ГРЭС

Молдавская ГРЭС

Эрнест Варданян: Ну, если бы сейчас был на дворе 95-й год, а не 2015-ый, то мы бы на этот вопрос сказали, что большинство людей было бы, наверное, не против, хотя недавно закончилась война, но все-таки люди еще ощущают себя частью той старой единой Молдавии… Сегодня мне очень трудно ответить на вопрос, потому что в Приднестровье не просто родилось поколение, не жившее в Молдове, оно уже выросло и вступило во взрослую жизнь. Эти дети, родившиеся в 90-х годах, окончили уже школу, окончили вузы, многие завели уже свои семьи. Это уже огромный идет отрыв целого поколения от предыдущего поколения, которое помнит еще советскую Молдавию, помнит, что не было границ, не было конфликта и так далее. И вот на уровне простых граждан очень тяжело рассуждать.

Молодежь – имею в виду приднестровскую молодежь – она, как, наверное, и молодежь Республики Молдова, больше нацелена на куда-нибудь уехать. Это не новость. Разница лишь в том, что молдавская молодежь больше стремится в Европу, а приднестровская в Россию. То есть, так или иначе, есть довольно широкая миграция. Кстати, из-за этой миграции за 25 лет население Приднестровья уменьшилось в два раза. То есть, на уровне простых людей, возможно, кому-то было бы хорошо, тех людей, особенно старшего поколения, которые хотели бы, чтобы конфликт закончился, чтобы не было границ. На уровне молодежи говорить труднее, может быть, среди молодежи тоже есть те, которые хотят в Молдову, которые считают, что с Молдовой и с Европой будет лучше. Их, я думаю, меньше, но такой сегмент тоже существует. Но все-таки самое главное, чтобы ответить на вопрос - в Приднестровье сейчас нет полного единства по поводу того, что бы было в народе или как бы жилось народу, если бы Приднестровье вошло официально в состав Молдовы.”

Свободная Европа: Каким было Приднестровье 25 лет назад? Каким оно стало сегодня, 25 лет спустя?

Эрнест Варданян: „25 лет назад Приднестровье было небольшим таким типичным советским провинциальным городом, маленьким, уютным, чистым – то есть ничего выдающегося. Потом вдруг история так распорядилась, что Тирасполь стал столицей, хотя он был до этого столицей Молдавской АССР с 29-го по сороковой год. С тех пор Приднестровье потеряло половину населения, сейчас в Приднестровье в лучшем случае проживает 420 тысяч человек. Приднестровье растратило свой промышленный потенциал, потому что, несмотря на ряд положительных факторов, как то: дешевый российский газ, по сути бесплатный российский газ, дешевая и очень квалифицированная рабочая сила, наличие хорошо налаженных внутренних связей в Приднестровье и между Приднестровьем, Украиной и Россией, имею в виду промышленные связи… Так вот, несмотря на все эти факторы, приднестровская экономика пришла в упадок. Потому что воровали и воруют, потому что неэффективно управляют все-таки, потому что вывозится уникальное оборудование, потому что высококвалифицированные кадры очень многие уехали в Россию и не только… То есть, Приднестровье – это, по сути, повторение всего того, что мы и так видим на постсоветском пространстве, что типично и для Молдовы, и для Украины, и для России, только в маленьких масштабах и с поправкой на непризнанный статус.”

Свободная Европа: Это было мнение политолога и журналиста Эрнеста Варданяна.

**

Свободная Европа: Как прозвучало в новостях, реакция официального Кишинева на юбилейные мероприятия в Тирасполе была крайне критической, а министр обороны Анатол Шалару заявил, что министерство иностранных дел должно потребовать объяснений от посла России в Кишиневе Фарида Мухаметшина по поводу участия представителей дипмиссии в военном параде в Тирасполе. Бюро по реинтеграции при молдавском правительстве выступило с сообщением для прессы, в котором говорится, что, цитирую, „ идеология этих событий противоречит цели урегулирования приднестровского конфликта и вызывает тревогу из-за явно выраженного милитаристского акцента”, конец цитаты. Позицию Кишинева моя коллега Диана Рэйляну обсудила с двумя молдавскими аналитиками.

Анатол Цэрану

Анатол Цэрану

Негодование Кишинева не лишено основания, считает директор Центра Politicon Анатол Цэрану, бывший посол Республики Молдова в Москве. Но свои претензии молдавская сторона должна предъявить, скорее, российской стороне, а не Тирасполю:

„Кишинев, конечно, должен реагировать. Он должен обратить внимание посольства России на участие московских чиновников в этих мероприятиях, но, в то же время, нужно отдавать себе отчет в том, что особой реакции со стороны России не последует. Не знаю, способны ли действия Кишинева в этом смысле сильно испортить отношения с Россией. Наши отношения давно уже, мягко говоря, не идеальны”

В последние дни СМИ писали о растущей напряженности в отношениях между Кишиневом и Тирасполем. В конце августа приднестровские лидеры подвергли критике намерение Пограничной полиции запретить с 1 сентября автомобилям с приднестровскими номерами пересекать границу Республики Молдова; запрет касается также автомобилей, зарегистрированных в любых территориальных единицах, непризнанных Республикой Молдова. В ответ в начале этого месяца приднестровская милиция задержала на несколько часов группу молдавских журналистов и вице-министра здравоохранения Геннадия Цуркану. Вскоре глава региона Евгений Шевчук пригрозил ввести адекватные меры, в частности, ограничить въезд в Приднестровье жителей правобережья, если Кишинев не будет пропускать автомобили с приднестровской регистрацией.

Ион Ляху

Ион Ляху

На фоне этого напряжения, считает бывший член Объединенной контрольной комиссии Ион Ляху, вызывает обеспокоенность и недавнее оснащение воинских частей региона модернизированной военной техникой:

„Шевчук и Лукьяненко, так называемый министр обороны, присутствовали на церемонии передачи в воинские части региона более ста модернизированных бронетранспортеров, способных перевозить десант, поражать наземные бронированные и низколетящие воздушные цели противника. Я бы спросил их: куда должны перевозить десант эти бронетранспортеры?! Ведь у них 20 километров от Днестра до границы с Украиной и 100 километров от севера до юга?! Где, какое поле боя имеется в виду, если не в Молдове или Украине? Вот это гораздо важнее какого-то несчастного парада”.

Кстати, по случаю 25-летия непризнанной приднестровской „республики” тираспольский лидер Евгений Шевчук заявил, что готов к переговорам с Кишиневом, в частности, по экономическим вопросам. В настоящий момент переговоры в официальном формате 5+2 по приднестровскому урегулированию практически заблокированы – последние два раунда прошли в первой половине прошлого года.

***

Свободная Европа: Источники в Пограничной полиции Молдовы сообщают, что ни один автомобиль с приднестровскими номерами не был пропущен через границу с Украиной на контролируемых ею пунктах пропуска. Исключение составляют те автомобили, которые выехали до введения запрета на прошлой неделе – они имеют право вернуться. Но официальный Кишинев готов обсуждать вопрос с Тирасполем, который подверг критике введенный запрет.

В первые дни запрет применялся лишь к тем автомобилям, что хотели выехать из Молдовы. Машинам, которые пересекли государственную границу до введения запрета, разрешали вернуться. В настоящий момент, по словам заместителя начальника Пограничной полиции Януша Ерхана, ни одна машина с такими номерами не пропускается через молдавско-украинскую границу, за исключением приднестровского сегмента.

Януш Ерхан утверждает, что были случаи, когда автомобилям с приднестровскими номерами приходилось поворачивать назад с границы в пропускных пунктах Джурджулешты-Рени и Крива-Мэмэлига. Но в целом, говорит Ерхан, люди знали о запрете и подчинились решению:

„Радует тот факт, что все понимают ситуацию, не было особых замечаний, возмущения, конфликтных ситуаций. Все граждане подчинились этим требованиям и сегодня можно сказать, что новые положения действуют полностью”.

Что касается применения запрета на приднестровском сегменте молдавско-украинской границы, сказал начальник Пограничной полиции Дорин Пуриче, механизм еще согласовывается и с коллегами из Украины, и с представителями Тирасполя.

„Возможно, будут какие-то изменения, но в любом случае такой механизм будет выработан. Не могу точно сказать, каким он будет в конечном варианте, думаю, возможны какие-то отклонения для определенных категорий транспортных средств; но это зависит от позиции сторон”.

Мы поинтересовались у водителей автомобилей с приднестровскими номерами, случайно встреченных на улицах Кишинева, насколько их затрагивает это решение. Сергея Сулиму из Рыбницы мы встретили на одной из парковок вблизи Кафедрального собора.

„Ну, у нас как бы своя граница есть, то есть между Приднестровьем и Украиной. Проблем там вроде никаких нет. Только если вот из Молдовы в Украину. Сегодня вот ехали утром, думали, что будут какие-то проблемы, но… Нормально. Мы думали, что как бы в Молдову нельзя заезжать, но вроде нормально. Слышали, что проблемы будут со стороны… ну, то есть, если пересекаешь границу из Молдовы в Украину на номерах какой-то непризнанной республики, то не пустят. Не пустят и не выпустят. Но как бы волнения небольшие присутствуют, то есть люди волнуются, многие не знаю, как и что” …

Свободная Европа: А если предположить, что такое может случиться однажды? Что Кишинев запретит пересекать границу, в том числе на приднестровском участке? Как отреагируют люди?

„Ну, будет плохо… Не знаю, что будут делать люди. Я не часто пересекаю границу, но многие ездят. Тем более с этой обстановкой - на Украине, в Молдове девальвация валюты, многие ездят и закупают там продукты, какие-то товары. На некоторых это скажется негативно”.

Диана – молодая женщина, которая ждала своего мужа в машине. Она из Кишинева и рассказывает, что зарегистрировали автомобиль на левом берегу Днестра, так как растаможивание там дешевле, чем на правом берегу Днестра.

„Честно, я не в курсе. Что будем делать – пока не знаю. Знаю, что здесь, на месте, ездить можно”.

Свободная Европа: Но границу вы не пересекаете?

„Нет. У нас в стране скорее утопят своими руками, чем создадут какие-то условия получше”.

Свободная Европа: Но вы не собираетесь зарегистрировать автомобиль здесь, на правом берегу Днестра?

„Проблема в том, что по объему двигателя таможенное оформление нашей машины обойдется очень дорого. Дороже, чем сам автомобиль. Таковы условия в нашем государстве”.

Это не первая попытка запретить пересечение границы автомобилям с приднестровской регистрацией. И коммунистические власти предпринимали такую попытку, которая сорвалась, как говорили потом, из-за попустительства украинской стороны. Именно поэтому некоторые эксперты рекомендовали соответствующим органам перед тем как вводить запрет проконсультироваться и согласовать этот вопрос с Киевом. С другой стороны, многие считают, что молдавское правительство должно другими методами побудить владельцев автомобилей с приднестровскими номерами зарегистрировать их на правом берегу Днестра.

***

Свободная Европа: Новый школьный год для родителей приднестровских учеников станет еще более обременительным, в сравнении с прошлым. Власти региона никакой поддержки семьям первоклассников не оказывают. Цены на все необходимые принадлежности хоть и не сильно отличаются от прошлогодних, но для многих семей становятся непосильными – сказывается снижение доходов, в том числе потому, что пенсии и зарплаты урезаны на 30%. Зарплата уменьшилась не только в бюджетном секторе, но и в производственном. Подробнее в материале нашего корреспондента Карины Максимовой:

По словам мамы троих школьников, в среднем, на подготовку каждого ребенка к учебному году придется потратить порядка 300 долларов. На троих детей – почти тысяча. Таких денег у семьи нет, поэтому к началу сентября решили купить лишь самое необходимое, а потом, в течение года, докупать остальное.

„На первый класс, чтоб вместе с одеждой, у меня ушло уже больше трех тысяч приднестровских рублей. Один портфель, посмотрите, сколько стоит. И форма. Все покупали в разных местах, чтоб было дешевле. Юбку – отдельно, пиджак – отдельно, по 400-600 рублей. На мальчика, например, костюм стоит от 600 рублей. Канцелярские принадлежности, по минимуму, только необходимое - 500 рублей. Это только на одного ребенка. А если их трое?”

Как выход из затруднительного финансового положения – приобретение подержанной школьной одежды и обуви, спортивной формы и кроссовок – это позволит сэкономить до 25% необходимых затрат. Однако на канцелярские товары существенных скидок нет, и их придется покупать по полной стоимости.

Средние цены на школьном базаре в Тирасполе (в приднестровских рублях, 11,1 придн. руб.= $1)

Рюкзак – 200-250 руб.

Школьный костюм на девочку – 1000 руб.

Школьный костюм на мальчика – 700 руб.

Блузка белая – 150-200 руб.

Рубашка белая – 120-180 руб.

Туфли – 180-300 руб.

Спортивный костюм – 350-550 руб.

Кроссовки – 250-550 руб.

Тетради – 3-23 руб.

Ручки – 2,2 – 15 руб.

Карандаши цветные – 18-50 руб.

Пенал – 80-250 руб.

Ранее, в докризисные времена, администрации отдельных городов помогали многодетным семьям разовыми пособиями или наборами канцелярских принадлежностей будущим первоклассникам. Сегодня подобная практика – редкость, за исключением случаев отдельных меценатов, желающих поддержать нуждающиеся семьи. На региональном уровне никакой поддержки семьям первоклассников не оказывают. Говорит отец троих детей.

Сейчас нужно будет заплатить за аренду книг в школе, с канцтоварами сейчас тяжеловато было. Что-то дешевле приобрели, что-то дороже. В частности, связано все с урезкой зарплат. Школьникам – им тяжеловато приходится”.

В этом учебном году власти обновили большинство учебников для общеобразовательных школ с преподаванием на русском языке. Об этом сообщила глава минпросвета региона Татьяна Цивинская. 517 тысяч книг по разным предметам для 45 тысяч учеников с 1 по 11 классы получило Приднестровье от России. Пока неясно, благотворительная ли эта акция, или часть коммерческого проекта, но в таких масштабах приднестровские школы не получали учебную литературу все 25 лет своего непризнанного существования.

На фоне активной поддержки русскоязычных школ чиновники отмечают резкое сокращение численности классов с обучением на молдавском языке с использованием кириллической графики. Так, только в Слободзейском районе закрылись молдавские классы в школах сел Суклеи и Кицкан. Под угрозой исчезновения молдавские классы в селе Терновка. Не последнюю роль в этом сыграл и недостаток учебников на молдавском языке с кириллической графикой.

В этом году в приднестровские школы пошли около 5 тысяч первоклассников.

Свободная Европа: Дамы и господа, наша передача подошла к концу. Ее ведущая Юлия Михайлова благодарит вас за внимание и прощается до следующей встречи. Вы слушали Радио Свободная Европа.

XS
SM
MD
LG