Linkuri accesibilitate

Аркадие Барбэрошие: «Я пользуюсь своим правом на свободу мнений и выражения»


Аркадие Барбэрошие

Аркадие Барбэрошие

Диалог Василе Ботнару с директором Института Публичных Политик (IPP)

Свободная Европа: Право на протест предполагает, в том числе, сдерживание порывов, соответствие протестных действий требованиям закона и процедурам, предусмотренным властями. Либо, как это произошло 7 апреля, победителей не судят.

Аркадие Барбэрошие: «Моя свобода начинается там, где заканчивается Ваша свобода. Именно об этом мы должны постоянно помнить. Да, право на протест закреплено в конституции и в международных соглашениях, в конвенциях, ратифицированных Республикой Молдова. С другой стороны, и в конституции, и в этих трактатах и конвенциях закреплено право на соблюдение законодательства. Если мы хотим построить правовое государство, то это означает, что все равны перед законом, и все должны соблюдать закон, в том числе участники протестов и различных митингов. Конечно, в отношении того, что произошло 7 апреля, многое до сих пор остается под вопросом. Я считаю, что то, что произошло 7 апреля, является результатом провокаций, которые были хорошо спланированы и реализованы. Поведение масс намного отличается от поведения каждого отдельного человека, входящего в состав этой массы. Тогда, 7 апреля 2009 года, об этом должна была подумать правящая власть. Создается впечатление, что сегодня, 6 сентября, эти уроки были усвоены. По крайней мере, мы увидели, что Министерство Внутренних Дел было готово ответить на любые провокации, на любые попытки обострить ситуацию».

Свободная Европа: Они оцепили правительственные здания, однако протестующие понадеялись на себя, на своих волонтеров, которые обеспечивали безопасность во время митинга. Пока что это сработало.

Аркадие Барэрошие: «Пока что сработало. В этом смысле полиции еще есть чему поучиться, в том числе у наших западных партнеров, накопивших большой опыт в обеспечении общественного порядка в рамках различных мирных или менее мирных манифестаций».

Свободная Европа: Второй аспект, который нас интересует. Насколько законно и представительно это Национальное Собрание, провозглашенное Великим Национальным Собранием? Тем более ядро гражданской платформы, взявшее на себя право представлять интересы четырех миллионов жителей Молдовы. Так об этом с трибуны заявили организаторы протеста. Не получится ли так, что, – как это прокомментировали в социальных сетях, – как говорят русские, «кто первый встал, того и тапки»? Знаменосец становится лидером».

Аркадие Барбэрошие: «Вы задали очень хороший вопрос. Он, несомненно, заслуживает более детального обсуждения. Существует взаимосвязь между степенью представительства, законности и тем, кто за всем этим стоит. Меня часто спрашивали: кого представляешь ты в качестве директора Института Публичных Политик, когда ты утверждаешь, что являешься частью гражданского общества, и представляешь его интересы. Зачастую я отвечаю так: я представляю гражданское общество тем, что мне не все равно, я интересуюсь тем, что делает власть, и пользуюсь своим правом на свободу мнений и выражения».

Свободная Европа: А тем, кто не согласен с Вашим мнением, не остается ничего другого, как составить Вам конкуренцию.

Аркадие Барбэрошие: «Тот, кто со мной не согласен, может воспользоваться теми же правами, которыми пользуюсь и я. Возвращаясь к конкретному событию, митингу, прошедшему 6 сентября, следует напомнить, что организаторы этого протеста не говорили о том, что представляют весь народ в феврале 2015 года, когда заявили об организации гражданской платформы. Речь идет о группе людей, которые осознали часть проблем, с которыми столкнулось наше общество, осознали неэффективность власти, ее коррумпированность. Мы оказались заложниками захваченного государства, находящегося в распоряжении, в «собственности» нескольких человек, которых мы называем олигархами. Упомянутая выше группа людей решила, что пришло время действовать, чтобы освободить это захваченное государство и решить основные социальные проблемы. Тот факт, что на призыв гражданской платформы «Достоинство и Правда» откликнулось столько людей, означает лишь то, что этот призыв нашел отклик в сознании, в сердцах, может, в мозгах людей, в их мыслях. Часть этих людей, часть наших соотечественников решило откликнуться на призыв этой группы и прийти на Площадь Великого Национального Собрания».

Свободная Европа: То есть, резонанс носит естественный, а не организованный, партийный характер. И политические лидеры, которые знают, как собираются митинги и конгрессы, не могут поверить в то, что такое возможно. Может, именно поэтому они сводят разговор к обсуждению вопроса о количестве собравшихся. Мол, если бы количество вышедших на протест действительно составляло сто тысяч человек, что ставится некоторыми под сомнение, то список требований можно было бы признать достойным доверия, а если собравшихся было меньше, то требования, как бы, не в такой же степени достойны доверия. Имеют ли предъявленные требования тот же вес при семи тысячах, как об этом говорили противники митинга, или при ста тысячах протестующих?

Аркадие Барбэрошие: «Конечно же, их было не семь тысяч, а намного больше. Это было очевидно. Однако это не имеет большого значения. Для многих было важным, что на площадь вышло так много людей, которым – внимание – никто за это не платил, которые приехали на собственные деньги из разных уголков страны и представляют различные сегменты общества: и фермеры, и интеллектуалы, и пенсионеры. Кроме того, особенно важно, что на протест пришло очень много молодежи. Их было намного больше, чем на других митингах того же типа. Это значит, что проблемы и, возможно, их решения, которые были сформулированы членами инициативной группы, осознала и большая часть населения страны. Предложенные решения поддержало множество наших сограждан. Насколько важно количество: было ли их семь или сто тысяч? На этот вопрос может ответить только электорат и только во время демократических выборов. Очень важно также дать оценку этому потенциалу. Мы попытаемся сделать это осенью в рамках изучения барометра общественного мнения. Однако хочу напомнить, что постоянно растущий протестный потенциал мы зафиксировали уже прошлой осенью и снова нашли ему подтверждение этой весной. Соответствующие показатели были зафиксированы как в наших опросах, так и в опросах других компаний. Могу, разумеется, привести данные, полученные в рамках Института Публичных Политик путем опроса общественного мнения: около 25% граждан призналось, что они готовы выйти на улицу, участвовать в законных митингах протеста».

Свободная Европа: Кстати, о протестах, о том, в какую сторону станут развиваться события. Сегодня этот протест направлен против тех, кто скомпрометировал курс на европейскую интеграцию, или против этого курса?

Аркадие Барбэрошие: «Это очень важный и деликатный вопрос. Думаю, во вчерашнем митинге участвовали как те, кто видит будущее страны на Востоке, так и те наши сограждане, которые видят его на Западе. Возможно, большая часть протестующих была все-таки проевропейских взглядов, понимающих суть демократических свобод, европейских принципов и ценностей. Они вышли на площадь, чтобы выразить протест против тех, кто их разочаровал, кто пообещал имплементацию европейских принципов и ценностей. Однако ничего из этого сделано не было. Напротив, то, что было сделано, спровоцировало недовольство людей, так как неэффективность реформы юстиции и борьбы с коррупцией, громкие коррупционные скандалы, начиная, скажем, с охоты в «Пэдуря Домняскэ», передачу в концессию аэропорта или скандал в банковском секторе – все это нельзя назвать европейскими ценностями. Участники вчерашнего протеста поняли, что власть в действительности не разделяет европейские ценности. Заявления властей были формальными и популистскими, учитывавшими общественные запросы и ожидания. В действительности, после 2009 года власть проявила себя самым позорным и скандальным образом».

Свободная Европа: Кто-то отметил, что поведение протестующих, а также тех, кто выступил в поддержку протеста, оказались более демократичным, чем поведение властей. Вы согласны с этим утверждением?

Аркадие Барбэрошие: «Да, в чем-то я с ним согласен, поскольку власть показала, что не способна обеспечить качественное демократическое управление страной. Качество демократии у нас очень низкое. Оно носит у нас, скорее, декларативный, имитационный характер. Главная проблема состоит, думаю, в первую очередь, в качестве политических партий, которые являются не столько партиями, сколько коммерческими предприятиями. Ими управляют как частным бизнесом. Внутри этих политических партий не соблюдаются демократические принципы. Поэтому сложно предположить, чтобы представители этих партий, назначенные на должность Президента, председателя Парламента или премьер-министра, поступали согласно принципам демократии и представляли настоящую демократию. Это не так. Они являются лишь послушными исполнителями воли лидера партии, а не партий. Эти вещи следует разделять. У нас лидер партии не всегда представляет интересы и волю партий».

Свободная Европа: Взамен, партии рассчитывают на послушание граждан, на то, что их можно будет переманить, купить, манипулировать ими. Оказалось, что это далеко не так.

Аркадие Барбэрошие: «До некоторой степени. Я лично считаю, что вчерашние протесты показали, что «кобылка маленькая, да удаленькая», что терпение лопнуло. Может, имело бы смысл поговорить немного о некоторых обвинениях, которые были выдвинуты в адрес организаторов этого протеста. Речь шла о том, что эта гражданская платформа якобы стремится превратиться в политическую партию и бороть за власть».

Свободная Европа: Почему бы и нет?

Аркадие Барбэрошие: «Я утверждаю то же самое. Более того, беседуя вчера на площади со многими участниками протеста, я понял, что люди ждут появления другой партии. Они не находят себя в спектре тех партий, которые существуют сегодня в Молдове. Люди хотели бы другой партии, которая бы на самом деле продвигала реформы, повышала качество жизни. Поэтому я не считаю это обвинением. Напротив, я считаю, что логика событий подталкивает организаторов этого протеста к созданию политического формирования. Очень важно, чтобы они создали свое политическое формирование на основе здоровых принципов и попытались обойти капканы такого партийного устройства, при котором лидер решает все. Важно также, чтобы они следовали принципам внутренней демократии, обладали достаточным количеством представительных органов в центре и на местах и сумели обеспечить свое финансирование со стороны граждан, а не двух-трех олигархов, которые бы навязывали им свою волю».

XS
SM
MD
LG