Linkuri accesibilitate

Когда переговорный процесс по приднестровскому урегулированию в очередной раз заходит в тупик, политики и эксперты начинают поиск «стрелочника». Раньше говорили «во всем виноват упрямый Игорь Смирнов». В годы правления коммунистов говорили «Воронин и Смирнов не нашли общего языка». Но вот у власти нет ни того, ни другого, а переговорный процесс живее не стал. Не секрет, что смена власти в Тирасполе в конце 2011 года породила большие ожидания от политического процесса. Тем сильнее было разочарование от того, что по прошествии почти четырех лет ничего не изменилось – переговоры ради переговоров, та же атмосфера недоверия, те же инсинуации и опровержения с обеих сторон.

Лично у меня нет оснований утверждать, что команда Нины Штански работает однозначно хуже, чем команды Валерия Лицкая и Владимира Ястребчака, тем более что во всех трех встречаются одни и те же лица. Единственный серьезный упрек касается кадрового вопроса – поспешность, с которой новая власть уволила заместителей Ястребчака – Сергея Симоненко и Александра Малярчука, проработавших в системе достаточно долгое время и имевших хороший опыт. Такими кадрами, знаете ли, не разбрасываются, и даже если они имели «несчастье» работать при Смирнове, это не делает их врагами новой власти.

Однако вернемся непосредственно к переговорам. В упрек администрации Шевчука ставят провал на внешнеполитическом направлении. Почему произошел такой резкий «тормоз», никто не может взять в толк. Куда девался тот невиданный динамизм первой половины 2012 года? Впрочем, тут я позволю себе открыть маленький секрет. В декабре 2012 года я в числе других блогеров присутствовал на встрече с тогдашним премьер-министром Владом Филатом. Естественно, мой вопрос был о приднестровском урегулировании. Ответ экс-премьера я оставлю без комментариев. «Я не понимаю, что происходит. Мы с Шевчуком встречаемся, о чем-то договариваемся, потом Нина Штански едет в Москву, возвращается, а Шевчук мне говорит, что ничего не получится», - сказал Филат.

Итак, что же произошло? Бывший министр иностранных дел Валерий Лицкай в интервью изданию «Newsmaker» сказал, что пока у Нины Штански одни неудачи. «По автомобильным номерам – проблемы. Уголовные дела [на приднестровских чиновников] множатся. 1 января 2016 года – это вообще цунами. И как с ним справляться, никто не знает. Самое время уйти в тень. Ответит следующий», - сказал Лицкай. Его слова надо расшифровать. «Проблема 1 января» - это истечение срока действия автономных торговых преференций, введенных Европейским Союзом для Молдовы, включая Приднестровье, 1 января 2008 года. На смену пришло Соглашение DCFTA, которое было подписано в пакете с Соглашением об Ассоциации.

Но поскольку Тирасполь отказался приобщаться к европейскому счастью, 1 января он может остаться у разбитого корыта и лишиться допуска на рынок ЕС – конечно, если Брюссель не пойдет на продление срока действия предыдущей системы, как было сделано в прошлом году для Украины. А под «тенью» Лицкай имеет в виду заявление Евгения Шевчука о скором уходе Нины Штански с поста главы МИД и вице-премьера и о ее переходе на «работу» жены приднестровского лидера. Этакая Хиллари Клинтон из Тирасполя.

Между тем, в Левобережье далеко не все с умилением восприняли семейные планы руководства. Некоторые видят в этом политический ход. «Госпожа Штански показала себя хорошим политтехнологом и работоспособным администратором в ходе избирательного цикла 2011 года, - сказал в беседе с NM депутат Верховного Совета Приднестровья Олег Василатий. – Потому не стоит исключать того факта, что ей предстоит серьезная работа в этой ипостаси в ближайшее время».

Тут я снова хочу сделать оговорку. Президентская кампания 2011 года действительно была невиданной для Приднестровья. И дело даже не в демонстративном давлении Москвы на Смирнова и ее ставке на Каминского. На примере Абхазии-2004 и хронических провалов в Украине мы давно убедились в том, что ставка Москвы еще ничего не значит. Дело в очень грамотной, но простой стратегии, выбранной штабом Шевчука. Имея довольно скромные ресурсы, но зато внушительных врагов в лице МГБ, «Обновления» и смирновской команды, молодой политик сумел победить. Как? Благодаря хождению от двери к двери. За 2-3 месяца Шевчук со товарищи посетил буквально каждый населенный пункт маленького Приднестровья и, видимо, обаял своих собеседников, выглядя очень выгодно на фоне великовозрастных соперников.

Но не последнюю роль в той победе сыграла, конечно, Нина Штански. Я знаком с ней с 2006 года и могу засвидетельствовать, что она умна, энергична, уверена в себе, способна в нужный момент «включить» шарм, а когда надо – показать зубы. Нравится это кому-то или нет, но Нина Штански умеет бороться, и если она действительно возглавит избирательный штаб пропрезидентских сил (разумеется, неформально), «Обновлению» придется несладко. Тем более что у этой партии есть один существенный минус: умные люди там не задерживаются. Не знаю, кто и зачем так поставил кадровую политику, но секретариату партии нужны исполнители, а не творцы. Однако это уже проблема самой партии…

Между тем, сам Евгений Шевчук дал понять, что намерен дать бывшим однопартийцам жаркий бой. Тут и «неолиберальный курс» (противники приднестровского лидера справедливо упрекают его в том, что он сам был проводником такого курса в Верховном Совете). Это и «политическая коррупция» (камень в огород «Шерифа», когда вроде бы «чистый» кандидат оказывается человеком фирмы). Да еще борьба с оффшорами (тогда ему придется противопоставить себя директорам крупнейших предприятий Приднестровья, потому что они все прикреплены к оффшорам). Правда, источники «Коммерсанта» в Верховном Совете сами упрекают Шевчука, что его кандидаты на предстоящих выборах будут выдвигаться как независимые, а потом «вдруг» окажутся пропрезидентскими.

Отдельной проблемой стала Центральная избирательная комиссия. Правительство Татьяны Туранской предписало ЦИК покинуть здание на улице Шевченко и переехать в другое – и это за несколько месяцев до выборов. В приднестровских кругах расценивают это как попытку ослабить комиссию, в которой у президентской команды нет лояльного большинства. В ЦИК 21 человек: по семь от президента, Верховного Совета и местных властей. То есть у Шевчука двойная задача: получить большинство в Верховном Совете, а через него – в избиркоме. Не знаю, как именно он хочет получить лояльную комиссию еще до выборов, но волокита со сменой здания – явный сигнал о недовольстве.

Словом, непризнанный статус никак не мешает Приднестровью «наслаждаться» прелестями политических интриг, грязных технологий, административного ресурса и давления на СМИ. С одной стороны, это губительно для полумертвой экономики и «лежащей» социальной системы. С другой стороны, это часть выборного процесса, неотъемлемый атрибут в любой стране, даже в традиционно демократических режимах. Уж во всяком случае, это лучше, чем заранее поделенные между «фирменными» и «патриотами» округа, где третьим лицам просто не давали никаких шансов.

Часть 1

Читайте также:

«Живи еще хоть четверть века…». К юбилею непризнанной республики

XS
SM
MD
LG