Linkuri accesibilitate

Дорогие радиослушатели, добрый день. В студии Александр Фрумусаки, ведущий передачи Приднестровские диалоги. 30 минут на Радио Свободная Европа. В сегодняшнем выпуске:

После нескольких месяцев перерыва Кишинев и Тирасполь возобновили контакты на уровне политических представителей и экспертов. Что должны обсуждать стороны в приоритетном порядке? Мнение жителей левобережья Днестра. Трагическая годовщина – 7 лет российско-грузинской войне. Чем похожи и в чем отличия конфликтов в Грузии и на востоке Украины?

Как обычно, начнем наш выпуск с обзора новостей и главных событий минувшей недели, о которых расскажет Юлия Михайлова:

***

Общая сумма задолженности тираспольской администрации пенсионерам и работниками бюджетной сферы превысила 43 млн долларов (480 миллионов приднестровских рублей). Такую цифру назвала во вторник руководитель исполнительного органа региона Татьяна Туранская на совещание у главы администрации Евгения Шевчука. По ее словам, за 7 месяцев этого года в бюджет региона поступило на 17% меньше денег, чем в тот же период прошлого года. В частности, налоговые отчисления снизились на 19%, сумма таможенных платежей сократилась более чем в два раза. Недопоступившая сумма средств позволила бы закрыть образовавшуюся задолженность по пенсиям, размер которой превышает 280 млн рублей, подчеркнула Туранская.

Кроме выплаты заработных плат и пенсий основные расходы бюджета приходятся на здравоохранение и просвещение. Как сообщила в пятницу на встрече с общественностью Тирасполя заместитель главы исполнительного органа Майя Парнас, нефинансирование расходов данных отраслей может привести к тому, что медучреждения, детсады и школы не смогут работать. Новости Приднестровья приводят слова Майи Парнас, которая сказала, что ежемесячно на питание и медикаменты выделяют порядка 10 млн рублей, но уже сейчас задолженность по этим бюджетным статьям составляет 13 млн. рублей. „В начале года мы столкнулись с ситуацией, когда поставщики отказывались поставлять продукты питания в лечебные и образовательные учреждения из-за долгов. Под угрозой работа этих учреждений”, — сказала Парнас. Начиная с марта, в Приднестровье пенсии и зарплаты выплачивают лишь в размере 70% от начисленных сумм, остальные 30% считаются задолженностью. Тирасполь обвиняет Кишинев и Киев в экономической блокаде Приднестровья, тогда как Молдова и Украина утверждают, что приднестровские экспортеры не могут игнорировать международные правила торговли.

Администрация непризнанной приднестровской республики широко отметит в этом году 25-летие отделения от Республики Молдова, но из-за сложной экономической ситуации региона программу праздничных мероприятий сократили. „25-летие независимости” Приднестровье отмечает 2 сентября, но праздничный марафон стартует 27 августа и продлится почти две недели. Среди запланированных мероприятий – всевозможные выставки, конкурсы, концерты, форумы, а также военный парад, в котором примут участие 2000 военнослужащих и представителей силовых структур. В Тирасполе пройдут и Дни российского кино (5-6 сентября), ожидается приезд делегации российских артистов и деятелей культуры.

Глава внешнеполитического ведомства Приднестровья Нина Штански опровергла в социальных сетях информацию, согласно которой она оказалась причастной к серьезному ДТП, произошедшему накануне в центре Тирасполя, и якобы скрылась с места происшествия. Штански сообщила, что в Тирасполе недалеко от места ее работы действительно произошло серьезное ДТП, в результате которого в больницу в тяжелом состоянии попали женщина и ее ребенок-подросток, которые находились во второй машине. „Я же, спасибо Богу, пребываю в добром здравии, весь день провела на работе, вечер - с семьей”, пишет Штански. Портал Ava.md сообщил со ссылкой на источник в Тирасполе, что ДТП произошло 12 августа утром и что оперативно прибывшие на место происшествия работники ГАИ и службы безопасности в спешном порядке ликвидировали все следы причастности Нины Штански к этому ДТП. Нина Штански назвала информацию в молдавских СМИ об этом ДТП „мерзкими и гнусными вбросами”.

Премьер Валериу Стрелец осудил намерение приднестровской администрации перекрасить железнодорожный мост Тирасполь — Бендеры в цвета российского и приднестровского флагов. Стрелец расценил эту инициативу как „вызов” и пропагандистскую попытку Тирасполя поднять моральный дух жителей Приднестровья, которые не получают зарплату. Эту акцию Тирасполь приурочил ко 2 сентября, когда Приднестровье будет отмечать 25-летие отделения от Республики Молдова.

Посол Харкорт Эндрю Преториус Тесорьер назначен главой миссии Евросоюза по приграничной помощи Молдове и Украине (EUBAM). "Я с нетерпением жду возможности укрепить тесные рабочие связи EUBAM с нашими партнерами в Молдове и Украине, как с теми, кто находится на государственной службе, так и с теми, кто занимает выборные должности, представляет бизнес и гражданское общество", - цитирует нового главу EUBAM молдавская пресса.

Посол США в Кишиневе Джеймс Петтит выразил надежду, что переговоры в формате 5+2 возобновятся „в скором времени”. Но самое главное, по мнению дипломата, – продолжение переговоров между Кишиневом и Тирасполем. „Весь регион, в том числе Приднестровье, испытывает экономические трудности. И очень важно, чтобы все органы власти Молдовы и Украины поддерживали экономическую стабильность приднестровского региона”, заявил посол США в интервью порталу Moldova.org. Джеймс Петтит считает, что одна из возможностей сохранить экономическую стабильность – помощь, которую может ЕС оказать Приднестровью, чтобы у региона была возможность придерживаться стандартов Зоны свободной торговли между Молдовой и ЕС. Тирасполь не желает присоединяться к Договору об ассоциации между Молдовой и ЕС, который предоставляет ему ряд преференций, но только до 2016 года. „Никто не хочет заставлять Тирасполь что-то подписывать. Мне сложно представить, почему приднестровцы думают, что доступ к рынку Европейского Союза, который является одним из самых больших в мире, не сделает их жизнь лучше”, добавил посол США.

***

Виктор Осипов и Нина Штански

Виктор Осипов и Нина Штански

Свободная Европа: После длительного перерыва политические представители Кишинева и Тирасполя Виктор Осипов и Нина Штански встретились в четверг, 13 августа, в тираспольском офисе Миссии ОБСЕ в Республике Молдова. Как передает агентство Новости Приднестровья, Нина Штански в очередной раз призвала Кишинев закрыть уголовные дела, возбужденные против должностных лиц и предпринимателей Приднестровья. Вместе с тем, она заявила, что в результате сговора железных дорог Молдовы и Украины транспортировка грузов будет обходиться предприятиям Приднестровья вдвое дороже. Встреча переговорщиков состоялась по инициативе приднестровской администрации. Молдавский вице-премьер Виктор Осипов сказал, что консультации политических представителей необходимо проводить чаще, минимум раз в две недели. "Без совместных усилий поднятые вопросы не будут решены. Поиск виновных и конфронтационная атмосфера – это путь без шансов на положительные результаты ", сказал Виктор Осипов, цитируемый своей пресс-службой. На встрече 13 августа делегация Кишинева вновь подняла вопрос о ситуации фермеров Дубоссарского района, которым запрещают доступ к своим земельным участкам, так как Тирасполь не признает их право собственности на землю и требует, чтобы они арендовали собственные наделы.

Свободная Европа попыталась узнать и мнение граждан о ходе переговоров между Кишиневом и Тирасполем и о том, что именно должны обсуждать стороны в приоритетном порядке.

Я полагаю, что они должны договориться о разрешении мирной ситуации, для того, чтобы все-таки наши граждане не испытывали никаких сложностей в передвижении. Таможенная пошлина и страховка – это вопрос тоже очень важный, потому что страховка на территории Молдовы в Приднестровье не всегда действует. И наоборот.

По мерам, которые они в отношении нашей продукции – как-то найти договоренность в этом. Блокаду эту всю снять. Там есть много недоговоренностей. И по конфликтной ситуации, провокационным моментам… Нормальное международное сотрудничество, а не такая вот как сейчас ситуация…

Наладить отношения какие-то там. Мир чтобы был. Экономика, финансы. Открыть границы. Беспошлинный ввоз товаров...

Приднестровье, как обычно, хочет независимости. Что хочет Молдова? Молдова хочет, чтобы Приднестровье стало Молдовой. И все. Эти пререкания будут до тех пор, пока кто-то не сдастся. Сейчас я сомневаюсь в успехе.

Приднестровье хочет больше самостоятельности, конечно, на что Молдова никогда не согласится, не позволит. Ряд последних встреч ни к чему не привел, надо найти какие-то более кардинальные решения, нужна помощь России, нужна помощь пяти стран, которые должны сесть за стол переговоров – это длится очень долго.

Как договориться? Двадцать лет – о чем они хотят договориться? Я думаю, что пустая трата времени.

Я не знаю, чего хочет Молдова, но Приднестровье точно хочет, чтобы сняли блокаду - вывоз продукции стоит в два раза дороже обходными путями, тяжело продукцию перевозить в Европу, в Россию. А Молдова – я сомневаюсь, что она захочет по поводу чего-то договориться, потому что ей нужна целостность. Те правители, которые там сидят, они теперь хотят нашу территорию к себе обратно присоединить. Но я думаю, ни о чем они не договорятся.

О таможенном взаимодействии. Может быть, найдут они компромисс в этом вопросе. А что нужно Приднестровью – признание, автономия. Приднестровью нужно чтоб заработала экономика. Вот и все.

Договориться о том, чтобы сняли экономическую блокаду, чтобы открыли железнодорожные пути, чтобы сняли активные поборы вот эти, которые в Кишиневе, чтоб нашим предприятиям было проще.

Приднестровью нужно сделать все возможное, что в дипломатическом плане можно сделать, и конечно переговоры нужны.

Приднестровью нужна свобода. И все. Лучше, конечно, чтоб к России сразу…

Свободная Европа: Мнения жителей Тирасполя и Бендер.

***

Свободная Европа: Восьмого августа Грузия отметила седьмую годовщину пятидневной войны с Россией. В материале для Свободной Европы политический аналитик вашингтонского фонда Jamestown и Eurasia Daily Monitor Владимир СокОр говорит об уроках войны, в результате которой Москва признала независимость Южной Осетии, где начиналось военное противостояние, а также другой грузинской территории - Абхазии:

Владимир Сокор

Владимир Сокор

Первый урок состоит в том, что в отсутствии гарантий безопасности со стороны НАТО страна, которая имеет общую границу с Россией, находится в крайне опасной ситуации с вероятно фатальными последствиями. В справедливости этого утверждения все мы убедились на примере Грузии в 2008 года. Схожую ситуацию видим и сегодня на Украине. Республике Молдова в этом отношении повезло больше, чем Грузии и Украине – у нее нет общей границы с Россией. Эта уникальная ситуация дает Республике Молдова шанс приступить самым серьезным образом к реформам, непростительно затянувшимся. Остается посмотреть, сумеет ли Республика Молдова материализовать эту возможность, которой до недавних пор не торопилась воспользоваться.

Второй урок: заверениям России в приверженности принципам территориальной неприкосновенности своих соседей грош цена. Россия просто-напросто не позволяет Республике Молдова, как и Украине, соблюдать свой суверенитет на территории, оккупированной российскими войсками. Несмотря на то, что Россия на словах признает суверенитет этих стран, на деле она всячески мешает им осуществлять это право. Это относится и к Абхазии и Южной Осетии – грузинским территориям, захваченным Россией.

Третий урок сводится к тому, что в 2008 году в результате войны с Грузией позиция России в вопросах территориальной целостности изменилась. До 2008 года Россия выдавала себя за безоговорочного поборника территориальной целостности и на словах выступала за безоговорочное соблюдение этих принципов, пусть и теоретически. Но с 2008 года, точнее, накануне вторжения в Грузии Россия начала выдвигать определенные условия для соблюдения территориальной неприкосновенности. Одно из условий, например, состояло в неприсоединении соответствующей страны к НАТО. В случае с Республикой Молдова одним из условий соблюдения ее территориальной целостности являлось требование не объединяться с Румынией. Сегодня и к Украине выдвигается конкретное условие: неприсоединение к НАТО. Иными словами, соблюдение, даже чисто теоретически, территориальной целостности и суверенитета той или иной страны Россия увязывает определенными условиями.

Четвертый урок: Грузия, как и Украина, сегодня оказалась в состоянии неопределенности на европейском геополитическом пространстве, с элементами российского влияния, а также с элементами „серой зоны”. Главным элементом российского влияния является монополия Россия в так называемых „миротворческих” силах, развернутых Россией в конфликтах, начало которым сама же и положила в 90-х годах. У России были так называемые „миротворческие” силы в Абхазии и Южной Осетии, которые в 2008 году очень скоро превратились в агрессора. Иными словами, эта монополия миротворческих сил является элементом российского влияния. Но есть и элементы серой зоны, они связаны с исключительной ролью ОБСЕ как организации, призванной если не решать, то хотя бы управлять конфликтами. ОБСЕ – организация, основанная на консенсусе, в которой Россия имеет право вето. Нельзя сказать, что ОБСЕ целиком и полностью подчинена России, но она связана по рукам и ногам в условиях внутреннего тупика между Россией с ее правом вето и остальными странами, в том числе Североатлантического альянса. Проще говоря, ОБСЕ по определению обречена на неэффективность, что удерживает эти страны, включая Республику Молдова, в серой зоне. Это особенно заметно сегодня на Украине, где Евросоюз во главе с Германией устранился от участия в мониторинге режима перемирия взамен введения миссии ОБСЕ, в которой велико влияние России. Также, Москва выдвигает Украине еще одно условие – не вступать в НАТО – для урегулирования конфликта, развязанного самой Россией.

Свободная Европа: Моя коллега Лилиана Барбэрошие спросила также Владимира Сокора, в чем сходство и различие между российско-грузинским конфликтом 2008 года и сегодняшним конфликтом на Украине.

Владимир Сокор: Если честно, думаю, сходства больше, чем отличий. Россия исторически рассматривает и Украину, и Грузию как свою территориальную собственность. Это чувство собственности имеет разные источники в том и другом случае. Подавляющее большинство русских, от элиты до простого народа, смотрит на украинцев как на русских, отказывает им в праве существовать как самостоятельной нации, отдельной от русских. Сам президент Путин заявил, что „русские и украинцы — это один народ, один этнос”. В целом, русские уничижительно отзываются об украинцах. Это отношение развивалось исторически, в том числе потому, что Украина долгое время, большую часть своего исторического существования не имела собственного государства и не сумела организовать государственные институты ни средневековые, ни современные на своей территории. Россия рассматривает Украину как свою территориальную собственность, она считает, что Украина не имеет право существовать отдельно от России.

Россия и к Грузии относится как к своей территориальной собственности, но это чувство другого порядка. Грузины не славяне, они принадлежат к православной церкви, иной, чем русская, но славянами не являются. В Российской империи и при СССР грузины были своего рода артистами, им отводилась особая роль – они развлекали политическую элиту великой России. Кем были грузины в России и Советском Союзе? Как воспринимали грузин Москва и Петербург? Грузины были танцорами, певцами и композиторами, актерами, кинорежиссерами, артистами; иными словами, они развлекали доминирующий российский класс, но на очень высоком интеллектуальном уровне, не на уровне легкой музыки, пример, а на более высоком уровне. Грузины были видными представители культуры в России и Советском Союзе. Отсюда и рождалось то чувство, которое не позволяло России признать право Грузии на независимость. России представлялась скандальной, невозможной, кощунственной сама мысль о том, что Грузия может навсегда отделиться от России, повернуться к ней спиной и направить свой взор на Запад. Это было немыслимо, с точки зрения великорусского шовинизма, который и сегодня доминирует в России, подпитывая и российскую пропаганду, которая льется с телеэкрана, и мировоззрение г-на Путина и т.д. и т.п.

И в этом тоже есть сходство между Грузией и Украиной, но с определенными нюансами. Россияне считают и грузин, и украинцев неспособными создать собственную государственность. Русские приравнивают государство к диктатуре или к деспотизму – по аналогии с ситуацией, сложившейся в самой России.

Грузинская свобода, украинская свобода очень болезненно воспринимается русскими. Есть еще один не менее важный момент – это стратегическое значение Украины и Грузии, которые, с точки зрения российской внешней политики, являются ключевыми странами. Россия не может быть великой державой, если не подчинит себе Украину. Россия не может стать европейской державой, если не подчинит себе Украину. То же самое и с Грузией – Россия не может стать мощным фактором на Кавказе, в зоне Каспийского Моря, если не подомнет под себя Грузию и ее соседей – или, как минимум, не будет держать их в постоянном страхе. И в этом имеется сходство в отношении России к Украине и Грузии.

В Грузии Россия впервые после развала СССР протестировала идею защиты своих соотечественников – русскоязычного населения. В Грузии соотечественниками были абхазы и осетины. Разумеется, они не славяне, но у России есть эта концепция, которую она продвигает по сей день. Путин вторжение в Грузию оправдывал тем, что русскоязычные население имеет право на защиту со стороны России и Россия вправе вмешаться, в том числе военным путем, для защиты их прав. Именно такое объяснение получило вторжение России в Грузию. Защитить – кого? Абхазов и осетин, признанных „соотечественниками” – категория крайне широкая, категория, к которой можно отнести практически любую этническую или социальную группу бывшего Советского Союза.

Тогда, в 2008 году, г-н Медведев, который как раз стал президентом России, провозгласил две доктрины: доктрину приоритетных интересов и доктрину права России защищать своих „соотечественников”. Запад не воспринял всерьез эти вещи. Меньше чем через год он вернулся к нормальным отношениям с Россией Медведева и Путина. Медведева запад переоценил, не понял, что Медведев был лишь ставленником Путина, лишенным власти; Медведева ошибочно восприняли как реформатора, как сильного политика.

И на этом фоне в 2009 году между западными лидерами развернулась некое соревнование в нормализации отношений с Россией. Сегодня на Украине дело до этого не дошло, не думаю, что со стороны Запада наметится процесс нормализации отношений с Россией. Если такая тенденция и обозначится, то очень нескоро и потребует много времени.

Повторения грузинской ситуации не будет – на быструю нормализацию отношений с Западом России рассчитывать не приходится. Но можно ожидать – и я практически уверен, что так оно и будет – что после замораживания конфликта на Украине Россия выйдет с предложениями по пересмотру европейской архитектуры безопасности. И Советский Союз поступал аналогичным образом после каждого своего серьезного вторжения - в Чехословакию в 68-ом, например, после объявления военного положения в Польше в 1981 году и, разумеется, после вторжения в Грузию в 2008 году.

Уверен, что и на этот раз Москва уже готовит какие-то инициативы, которые представит западу как основу для пересмотра архитектуры европейской безопасности – естественно, чтобы обеспечить доступ России к принятию решений, касающихся безопасности на европейском континенте. Думаю, Германия проявит интерес к этим предложениям, такова идеология немецкой внешней политики – привлекать Россию к принятию решений в вопросах европейской безопасности в целом. Таким образом, и здесь налицо сходство между ситуацией в Грузии после 2008 года и той, что намечается после перевода конфликта на Украине в латентную стадию. Думаю, это произойдет в следующем году, когда станет возможной и постепенная – не резкая, а постепенная – отмена европейских санкций против России.

Свободная Европа: Мнение западного аналитика Владимира СокОра.

***

Зураб Бендианишвили

Зураб Бендианишвили

Свободная Европа: Российско-грузинская война оставила без крыши над головой десятки тысяч людей, сделав их беженцами в собственной стране. Согласно отчету ООН, который включает данные и Грузии, и России, в августе 2008 года более 118 тысяч человек были вынуждены покинуть свои дома. До этого времени более 20 тысяч грузин всё еще не могут вернуться домой. Социологическое исследование, проведенное ООН, показало, что более 90% беженцев надеются вернуться домой, но только после реинтеграции Грузии и возвращения в ее состав Абхазии и Южной Осетии. Зураб Бендианишвили возглавляет неправительственную организацию „Коалиция за права беженцев, которая, по его словам, строит те маленькие мосты, посредством которых можно будет общаться грузинам, осетинам и абхазам. Об августовской войне 2008 года, беженцах и произошедших с тех пор переменах в жизни этих людей – интервью Зураба Бендианишвили сотруднику Радиостанции Эхо Кавказа Кети Бочоришвили:

Кети Бочоришвили: Зураб, сегодня годовщина начала августовской войны. У вас с ней связаны особые воспоминания.

Зураб Бендианишвили: Самые тяжелые воспоминания, конечно, связаны с человеческими судьбами, погибшими людьми, людьми, которые остались без крова и пережили очень большую трагедию. Я сам являюсь участником всего этого, и мне, конечно, очень трудно об этом сегодня вспоминать.

Кети Бочоришвили: Зура, вы жили там, когда все это происходило?

Зураб Бендианишвили: Я не жил там, а работал. Я был там во время боевых действий. Все происходило на моих глазах. Там, как и при каждой военной ситуации, царила сильная неразбериха, люди не знали, что делать, с ними никто не общался. Я имею в виду Большое Лиахвское ущелье – это грузинские села, которые были отделены от остальной части Грузии, города Цхинвали и других осетинских поселений. Народ, не понимая и не зная, что делать, оставшись без воды и света, каждый день и каждый час ждал какого-то сигнала, как поступить, что делать, однако такой сигнал так и не поступил. Когда они поняли, что уже обречены и русские войска входят на территорию Грузии и, в частности, в сторону Цхинвали, они были вынуждены бежать. Это повлекло за собой жертвы среди мирного населения, многие бежали без личных вещей, потому что не у всех были машины. К тому же для того, чтобы передвигаться по обходной дороге, нужны были машины с высокой проходимостью, поэтому люди бежали в очень тяжелой ситуации.

Кети Бочоришвили: Приходилось, естественно, рассчитывать только на себя... Но среди односельчан, может быть, кто-то занимался организацией или все было абсолютно спонтанно?

Зураб Бендианишвили: Все происходило абсолютно спонтанно. И жители, и гамгебели этого ущелья были постоянно на телефонной связи, в том числе со мной, и обменивались информацией. Они не знали, что делать – выходить или не выходить. У них не было даже света и, исходя из этого, не было информации. Они два дня ждали, когда вошедшие в Цхинвали грузинские войска пойдут в сторону Тамарашени и откроют дорогу от Большого Лиахвского ущелья в сторону Гори и Тбилиси, но этого так и не случилось. Когда поступила информация о том, что русские войска двинулись, единственное, что оставалось – бежать. Никто этим вопросом не занимался, в том числе правительство, к сожалению. В противовес осетинам, которые в течение 3-4 дней на автобусах до начала войны вывозили людей из Цхинвали. Примерно 80-90% осетинского населения было эвакуировано из зоны военных действий. Почему-то наше население там осталось фактически заложником и само себе спасло. Очень помогло в этом то, что на дороге, по которой выходили последние части грузинского населения, стояли чеченские подразделения.

Кети Бочоришвили: Откуда они взялись?

Зураб Бендианишвили: Это было решение командования российских войск. Чеченские подразделения контролировали ту обходную дорогу, по которой грузины шли, оставляя свои дома, и выходили в сторону Гори. У мирного населения там тоже было оружие, и когда они бежали, конечно, кое-кто взял с собой оружие, чтобы безопасно двигаться по этой лесной дороге. Чеченцы забрали у этих людей оружие, но не арестовали, а отпустили дальше.

Кети Бочоришвили: А почему вы считаете, что этим самым они сократили количество жертв?

Зураб Бендианишвили: Потому что там очень агрессивно вели себя осетинские боевики. Если бы они там стояли, то жертв было бы намного больше.

Кети Бочоришвили: Зура, а жертвы среди беженцев были?

Зураб Бендианишвили: Во время бегства?

Кети Бочоришвили: Да, во время бегства.

Зураб Бендианишвили: Во время бегства, нет, конечно, потому что там был очень короткий промежуток этой дороги, хотя среди мирного населения было очень много жертв. Кое-кто, кто не смог выехать, остался там. Люди там оставались по 3-6 месяцев. Их брали в плен, заставляли хоронить погибших грузинских военных. Некоторые прятались в лесах – старики, женщины пожилого возраста, – и когда их находили, было такое, что их расстреливали. Еще была бомбежка в центре села Эредви, где полегло восемь человек. Надо также вспомнить и то, что были жертвы и с осетинской стороны. Когда бомбился город, люди не могли прятаться от бомб, и почти одинаковое количество мирного населения погибло с обеих сторон. Это обязательно надо помнить и почитать этих безвинных людей, которые там погибли.

Кети Бочоришвили: Все последние годы вы работаете с гражданским сектором и именно по тематике конфликтов. Расскажите, пожалуйста, о ваших последних проектах. Мы знаем, что вы осуществляли их совместно с абхазскими и осетинскими коллегами в гражданском секторе. Так ли это?

Зураб Бендианишвили: Да, у нас в последнее время было несколько таких актуальных проектов, которые касались участия формальных и неформальных политических лидеров начала 90-х годов, в то время, когда начинались эти конфликты – я имею в виду грузино-осетинский конфликт. Был очень интересный диалог. Было также еще несколько интересных проектов, но я особо хочу выделить проект писателей, в котором участвовали абхазские, осетинские и грузинские коллеги. Было несколько интересных встреч, в том числе, мы участвовали совместно в международной конференции в Словении, где работает международный комитет «Писатели за мир». Это была 46-я конференция, и впервые в ней приняли участие представители Грузии. Очень радушно принимали и нас, и наших осетинских коллег, потому что для них это было очень интересно, там были самые знаменитые писатели из разных стран мира. В конференции принимали участие представители около 80 стран, и это был очень большой опыт для наших писателей и их коллег с осетинской стороны. Потом была вторая встреча в Стамбуле, в которой принимали участие также наши абхазские писатели, и там осуществлялся очень интересный проект, модератором которого был Лаша Бугадзе. Участники этой встречи писали истории друг друга, то есть они рассказывали партнеру свою историю и тот писал, стараясь мыслить его мыслями, и это было очень интересно. В рамках обеих встреч и проектов вышли в свет литературные сборники на грузинском, русском и английском языках. Это сотрудничество продолжается и сейчас.

Кети Бочоришвили: Они доступны простому читателю, они где-то продаются или это был маленький тираж?

Зураб Бендианишвили: Эти книги не продаются, тираж, конечно, был маленьким, но пока мы можем всем желающим отправлять эти книги, они еще есть в наличии. Самое интересное то, что этот творческий союз продолжается, и сейчас, наверное, удастся сделать совместный сценарий одного очень интересного художественного фильма. Для этого мы вместе с осетинами, с Тома Чагелишвили снимали документальный фильм. Так что эти творческие связи существуют, они очень интересные, они свободны от политики, что немаловажно, и поэтому такое общение продолжается с большим успехом.

Кети Бочоришвили: Зура, чувствуете ли вы, что ваша работа кому-нибудь нужна, что вы делаете полезное дело? Ведь гражданский сектор все чаще и чаще обвиняют в бесполезности его деятельности, если не сказать больше – просто в пожирании грантов. Ощущаете ли вы, что эта работа нужна?

Зураб Бендианишвили: Начну с того, что международные организации без крупных исследований и анализов не выделяют деньги на гранты. Другое дело, как потом эти деньги осваиваются и как эти проекты осуществляются. О том, насколько они важны, наверное, нужно спросить у тех людей, тех бенефициаров, на которых направлены эти проекты. Я считаю, что и мои проекты, и проекты моих партнеров – нескольких организаций, которые их осуществили, были очень важны, потому что они выдали конкретные продукты. Во-вторых, люди, вовлеченные в этот проект, продолжают сотрудничать, общаться. В-третьих, растет число людей, которые хотят открыть закрытые занавеси и выйти на более свободное общение не только с грузинскими коллегами, но и западными, посмотреть Турцию, ознакомиться с зарубежным опытом. Мы, конечно, не решаем своими проектами политических проблем, не способствуем восстановлению территориальной целостности, но мы строим те маленькие мосты, через которые можно будет общаться грузинам, осетинам и абхазам. Мы не должны в историческом плане оставаться врагами. Поэтому я думаю, что эти маленькие мостики будут способствовать тому, чтобы наши народы не относились друг к другу враждебно. Я думаю, что это не менее важно, чем решать сегодня определенные политические вопросы.

Свободная Европа: Мнение главы неправительственной организации “Коалиция за права беженцев” Зураба Бендианишвили.

***

Свободная Европа: Дамы и господа, наша передача подошла к концу. Ее ведущий Александр Фрумусаки благодарит вас за внимание и прощается до следующей встречи. Вы слушали Радио Свободная Европа

XS
SM
MD
LG