Linkuri accesibilitate

"Если ты патриот России – помоги Украине"


Владимир Федорин и Мария Гайдар получают украинские паспорта из рук президента страны Петра Порошенко, 4 августа 2014 года

Владимир Федорин и Мария Гайдар получают украинские паспорта из рук президента страны Петра Порошенко, 4 августа 2014 года

Журналист Владимир Федорин, получивший украинское гражданство, о своей пользе для Украины, ее врагах и о расчеловечивании россиян

Президент Украины Петр Порошенко во вторник подписал указ о присвоении украинского гражданства и лично вручил украинские паспорта двум гражданам России – вице-губернатору Одесской области Марии Гайдар и журналисту Владимиру Федорину. Федорин, хотя и не имеет, как Гайдар, именитых предков, известен на Украине куда больше, чем бывшая помощница губернатора Кировской области: он живет здесь уже 6 лет, несколько лет возглавлял издание "Forbes Украина", активно поддерживал Майдан, а в сентябре прошлого года написал колонку, вызвавшую бурную реакцию в России – в ней он говорил о своем потрясении от "внезапного превращения россиян в агрессивных и кровожадных скотов".

Мария Гайдар приехала на Украину лишь недавно и уже столкнулась с волной критики в свой адрес со стороны украинцев, считающих необоснованным назначение на государственную должность россиянки без большого опыта работы в органах власти. Федорин родился на Украине, живет здесь сравнительно давно, и его трудовая биография в этой стране гораздо объемнее. Впрочем, и это не спасло его, как и Гайдар, от очередной порции упреков со стороны украинцев и живущих на Украине политэмигрантов из России. Упреки в основном сводятся к тому, что Гайдар и Федорин получили гражданство будто по мановению волшебной палочки, в то время как другие россияне, бежавшие на Украину из-за своего несогласия с курсом российских властей, уже больше года обивают пороги чиновников и до сих пор не могут стать обладателями заветного украинского паспорта.

В интервью Радио Свобода Владимир Федорин (кстати, живущий, как и Гайдар, в Одессе) рассказывает о своем отношении к этой критике, о том, чем он собирается дальше заниматься на Украине, о реформах, которые проводит в Одесской области Михаил Саакашвили, и о своем взгляде на политические и общественные процессы в России:

Вы получили украинское гражданство из рук Петра Порошенко вместе с Марией Гайдар. Вы получаете множество теплых слов и поздравлений от украинцев, и есть не меньше критических откликов на это решение украинского президента – почему, мол, вам и Гайдар гражданство дают, а другие политэмигранты, среди которых немало признанных профессионалов, людей, воевавших в АТО, вынуждены обивать пороги чиновников уже год, а украинский паспорт до сих пор не получили. Вас это как-то смущает?

– Я думаю, ни для кого не секрет, что украинская бюрократия, украинское государство в том виде, в котором оно существует сейчас, – это действительно крайне недружественная к большинству своих граждан машина. И граждан, и неграждан. Это то, что в Украине нужно менять, то, ради чего стоял и победил Майдан, ради чего ребята сражаются на востоке. Мне уже 44 года. Я знаю, что ничего сразу не бывает. Длинная дорогая начинается с маленького шага. Для меня решение о принятии украинского гражданства означает, что я хотел бы принимать участие в построении нового свободного дружественного гражданам государства. Вы правы, я не был там, где, как сказал поэт, мой народ, к несчастью, был. Это тоже правда. И для меня, наверное, это дополнительный опыт – работать над тем, чтобы упростить процедуры, потому что то, что, например, в Грузии доступно каждому, в Украине доступно не каждому. Я хотел бы обратить ваше внимание, что эта процедура вручения паспорта, процедура предоставления гражданства осуществлялась по статье, которая говорит о предоставлении гражданства людям за заслуги или тем, к которым у властей есть некий государственный интерес. В этом смысле было, наверное, с моей стороны правильно и важно пойти по этому пути. Я считаю, что я внес какой-то вклад, чтобы в Украине была качественная, свободная и независимая журналистика. И то, что эта заслуга – не только моя, но и моих коллег, – была каким-то образом отмечена, мне кажется, важным.

Я правильно понимаю, что, когда вы говорите о построении новой Украины, это и есть ответ на вопрос, который задают предъявляющие вам претензии люди: "Какую, собственно, пользу Украине вы можете и собираетесь принести?" Журналистикой вы уже не занимаетесь. Как вы будете эту пользу приносить? Как вы будете это государство строить? Что вы будете делать?

– Что значит я не занимаюсь журналистикой? Я по-прежнему пишу какие-то тексты, публикую их в качественных российских изданиях. Сейчас, наверное, буду публиковаться в украинских изданиях. Это первое. Второе. Я считаю, что у меня есть что сказать по поводу реформ, которые нужно сделать в Украине. Я собираюсь это делать в качестве основателя нового аналитического центра, того, что на Западе называется think tank – Центра свободной экономики имени Кахи Бендукидзе. Вот в этом качестве, я думаю, что я могу быть полезен.

Вы получаете с украинским гражданством какие-то преимущества, которые собираетесь использовать в этой деятельности?

– Я пока не думал и не считал эти преимущества, потому что жить с паспортом россиянина и с постоянным видом на жительство, который у меня был, достаточно удобно и комфортно. Сейчас мне, наоборот, нужно будет проделать дополнительную какую-то работу, чтобы восстановить те возможности, которые у меня были, например, восстановить визы в некоторые страны со сложным визовым режимом. В этом краткосрочном, среднесрочном периоде у меня больше мороки, чем удобства от украинского паспорта.

Конечно, я подписал заявление об отказе от российского гражданства

​– Отказываться от российского гражданства вы не планируете?

– Украинское законодательство не предусматривает двойного гражданства. Конечно, я подписал заявление об отказе от российского гражданства. Теперь мне нужно пройти эту процедуру с российскими властями.

На самом деле, невозможно двойное, оно почти нигде невозможно, но власти обычно закрывают глаза, когда у людей два паспорта, если только речь не идет о какой-то государственной должности, которую вы, как я понимаю, занимать пока не планируете.

– Нет, не планирую. На самом деле, в украинском правовом режиме есть ситуация, при которой человек, получивший иностранное гражданство, имеет некоторое время, до двух лет, на то, чтобы принять окончательное решение о том, какое гражданство себе оставить. Я собираюсь гораздо быстрее принять это решение.

В мае 2014 года Каха Бендукидзе был назначен советником президента Украины Петра Порошенко оставался им до своей смерти в ноябре того же года

В мае 2014 года Каха Бендукидзе был назначен советником президента Украины Петра Порошенко оставался им до своей смерти в ноябре того же года

​– Вы упомянули Каху Бендукидзе. Вы много с ним встречались, написали даже целую книгу с самыми интересными фрагментами ваших бесед. Как вам кажется, следуют ли нынешние украинские власти его заветам в том, что касается структурных реформ государства?

– Да, конечно, я считаю, что Бендукидзе был совершенно выдающимся и деятелем, и мыслителем. Его сочетание нацеленности на действие и глубокого думания о том, что нужно делать, о том, что делает человека человеком, что делает человека свободным, – это очень сильный фундамент. Это тот фундамент, на котором возможно строить новую Украину.

Говорил ли что-то Каха Бендукидзе в беседах с вами о личности Михаила Саакашвили, который сейчас часто упоминается в связи с занятием поста губернатора Одессы? Как он его оценивал? Верите ли вы, что у Саакашвили что-то получится в Одессе? Видны ли какие-то реальные перемены, если не считать роликов в интернете, где он катается с простыми людьми на маршрутке или открывает захваченный депутатом пляж?

Михаил Саакашвили в одесском трамвае представляет жителям города нового главу местной полиции

Михаил Саакашвили в одесском трамвае представляет жителям города нового главу местной полиции

– Первое – по поводу отношения Бендукидзе к Саакашвили. Процитирую нашу беседу годичной давности. В августе 2014 года мы с Бендукидзе разговаривали. И он сказал, что накануне встречался с Мишей, и сообщил мне примерно следующее, что сейчас, поездив примерно полгода в Украину, он Саакашвили стал уважать еще больше. Бендукидзе воспринимал, наверное, как нечто само собой разумеющееся такие качества Саакашвили, как напор, активность, политическую волю, правильное мировоззрение. И в украинском политическом пространстве ему всего этого найти не удалось. По словам Бендукидзе, Саакашвили служил самым надежным прикрытием для тех реформ, которые происходили в Грузии, этим все сказано.

По поводу активности Саакашвили и грузинской команды в Украине. Я считаю, что результат уже есть. Результат заключается в том, что они показывают, как важно действовать, как важно не бояться препятствий, как важно с помощью политических методов сражаться с системой. И я думаю, что этот урок, этот пример очень важен для восстановления новой политической культуры в Украине. Борьба идет. Борьба тяжелая. В любом случае, либо в краткосрочной, либо в долгосрочной перспективе, я верю, что эта борьба даст плоды.

Можно ли будет на примере Одессы судить о том, возможны ли реальные системные изменения в других регионах Украины?

Украина вступает в долгий и трудный период, когда будет казаться, что боли больше, чем результатов

– Помните высказывание Чжоу Энлая, когда его в 200-ю годовщину Великой французской революции попросили оценить ее результаты? Он сказал: "Еще слишком рано об этом судить". Я хочу и вам, и слушателям напомнить, что результаты либеральных реформ в России вся страна ощутила по большому счету только в нулевых годах. В Грузии эти радикальные реформы, которые проводились при полной политической поддержке сверху, стали приносить некие зримые заметные любому внешнему наблюдателю плоды тоже не на первый год, а хорошо если на пятый-шестой. Поэтому Украина, если она будет делать реформы, вступает в долгий и трудный период, когда будет казаться, что боли больше, чем результатов. Это, на мой взгляд, совершенно неизбежная вещь. Дальше вопрос, насколько политические лидеры способны все-таки довести страну до выхода из этой долины смерти.

Игорь Коломойский

Игорь Коломойский

​– Почти год назад в своей нашумевшей колонке "Сентябрь четырнадцатого" вы писали, что вместе с советской эпохой на Украине уходят в прошлое и олигархи. Вы их еще назвали "комичными в своем неправдоподобии". Уходят ли? Можно ли такое словосочетание употреблять сегодня? Несмотря на потерю Коломойским формального контроля за "Укрнафтой", у него остается достаточно активов и влияния, остается Ахметов, у которого множество активов как на оккупированных территориях Донбасса, так и на остальной территории Украины, например, в Мариуполе. Ушли ли и продолжают ли уходить украинские олигархи на самом деле?

Я уверен, что на горизонте двух-трех лет деолигархизация украинской экономики будет завершена

– Хороший вопрос. Да, я считаю, что они уходят. Потому что просто страна выжата, как лимон. Ни метра госграницы, ни каких-то субсидий при глубоко закопанных привилегиях страна себе позволить не может. Я считаю, что дни олигархов сочтены. Другое дело, что они настолько плотно вгрызлись в разные куски украинской экономики, что отрубание или отдирание этих щупалец займет какое-то время. Но поскольку я являюсь историческим оптимистом, я уверен, что на горизонте двух-трех лет деолигархизация украинской экономики будет завершена.

В том же тексте вы писали о "России, захваченной КГБ", и "о внезапном превращении россиян в агрессивных и кровожадных скотов". Спустя почти год, продолжается ли, по вашему мнению, трансформация российского общества? И если продолжается, то в каком направлении?

Украина воюет с российским телевидением, которое вбило в голову россиян, что обманывать, предавать, убивать – это правильно и хорошо

– Это вопрос, который все время задаю себе. С какого-то момента я пытаюсь ответить коротко и ясно на вопрос: с кем воюет Украина? Украина воюет с путинским режимом. Украина воюет с историческим мифом, который в сознание русских, россиян внедряют уже лет 200, начиная с Ключевского, а может быть, еще раньше. Украина воюет с российским телевидением, которое вбило в голову россиян, что обманывать, предавать, убивать – это правильно и хорошо. Конечно, если говорить о том, продолжается ли расчеловечивание, мне кажется, что это по-прежнему есть. Это, может быть, не так обострено, как было в прошлом году, но это по-прежнему подпитывается пропагандой. Конечно, русскому народу, россиянам будет очень тяжело выходить из этого синдрома, из этого похмелья.

Каким для россиян может быть путь выхода из этого синдрома, кроме, например, болезненного поражения в гибридной войне с Украиной и в новой холодной войне с Западом?

– Лучшее, что сейчас может сделать для своей страны настоящий патриот России, – это помочь Украине стать успешной страной. Как это произойдет? Понятно, что Украине придется эту независимость отстаивать и с помощью жесткой силы. Но, наверное, главный фронт – это внутренние реформы. Мне кажется, что как бы идеалистически это ни звучало, но стратегия с преобладанием мирного подхода, с преобладанием мягкой силы, а не жесткой, может сделать Украину важным источником отрезвления для русского народа.

Сегодня вы бы посоветовали россиянам, которые ищут убежища от всего этого безумия, выбрать в качестве места для эмиграции нынешнюю Украину?

Украина – это не оптовая фабрика превращения хороших россиян в украинцев

– Мы живем в историческое время, когда происходит то, чего никто еще какое-то время назад не мог и спрогнозировать. Очень многое зависит от индивидуальных решений, от индивидуальных действий. Что касается советов другим. Для меня решение принять украинское гражданство и отказаться от российского – непростое решение. Я люблю обе страны. Я в Украине родился. Я всегда считал себя человеком русской культуры. Собственно, к этому дню я шел последние 20 с чем-то лет. Украина – это совсем не оптовая фабрика превращения хороших россиян в украинцев. Это первый момент. Второй момент. Мне кажется, что если посмотреть на более общую картину, да, наверное, многие россияне могли бы быть и полезны, и востребованы в Украине и в качестве менеджеров, и в качестве людей интеллектуального сектора. Просто нужно понимать, что мы – люди, которые были гражданами России на момент начала агрессии, – несем ответственность. Значительная часть украинского общества инстинктивно отторгает все, что связано с Россией. И мы должны нести ответственность за то, что допустили такое.

XS
SM
MD
LG