Linkuri accesibilitate

Сергей Ковалев – о политике Запада

Я позволю себе несколько замечаний о нынешнем политическом курсе Запада, в котором слились воедино его сила и слабость, если хотите, его гордость и предубеждения.

История моей страны, СССР, изобилует жестокими, противоправными, массовыми репрессиями; участием в развитии международного политического терроризма, в создании новых тоталитарных режимов; фактами агрессии; другими грубыми нарушениями фундаментальных принципов права. Нынешняя Россия вернулась к этой традиции.

Запад занял устойчивую позицию сопротивления российской экспансии. Это внушает надежду, притом относительно самых острых глобальных проблем.

Есть, однако, и опасения. Вот о них я и стану говорить.

Основания для этих опасений – широко распространенные на Западе мифологические штампы. Они очень эффективно поддерживаются мистификаторами из специальных подразделений ФСБ.

Один из главных мифов: СССР освободил мир от фашизма. Это неправда. После середины XIX века Россия, СССР, РФ никогда никого не освобождали. Только порабощали, включая собственное население.

Царь-освободитель, Александр II, отменивший в 1861 году крепостное рабство, убит террористами, нагло назвавшимися "Народной волей".

Да, гитлеровская армия была утоплена в советской крови и завалена советскими трупами. Да, Европа и США сделали меньше, нежели могли и должны были бы. Но это совсем другой вопрос. Решающее участие в военной победе отнюдь не тождественно освободительной миссии. Государственные мотивы СССР были нескрываемо противоположны освобождению. Жителям Восточной Европы и Германии, пережившим двух тиранов, надлежало бы это хорошо понимать.

Бытует и другая опасная точка зрения, будто российское варварство есть исключительно внутреннее дело России. Это не так. В нынешнем тесном, взаимозависимом мире все серьезные проблемы стали глобальными, они затрагивают всех. Российские (и не только российские) тоталитарные тенденции чреваты катастрофическими последствиями для всего мира. Что делать с этим вызовом, по-моему, не знает никто. Но очень многие хорошо понимают: не принять его стыдно и опасно.

Ладно, мы не знаем, что делать, чтобы универсальные ценности стали инструментом, а не лозунгом. Но мы обязаны хотя бы знать, чего нельзя делать. Нельзя потакать агрессору, нельзя расплачиваться за собственную безопасность, тем более за природный газ, чужими жизнями и судьбами. Безнравственное равнодушие политической прагматики – позорное наследие Мюнхенского пакта и Ялтинских соглашений. Давно пора изжить это наследие.

Увы, дефицит политической воли гасит благие намерения Запада. Российская экспансия на Кавказе выявила яркие примеры западной "забывчивости". Каждый этап этой экспансии встречал неподдельное возмущение Запада. Это и жестокие этнические чистки начала 1990-х в Абхазии, спровоцированные российскими "миротворцами". И молниеносная война 2008 года, завершившаяся созданием российских сателлитов на территории Грузии. Но возмущение это не влекло ощутимой активности в защиту права и гуманитарных ценностей, и затухало очень быстро.

В том же ряду многолетняя невнятная, безрезультатная возня Совета Европы вокруг российских бесчинств в Чечне.

Теперь пришла очередь Украины.

Похоже, что и аннексия Крыма почти уже забыта международной общественностью. Европейские политики отсрочили выполнение некоторых важных пунктов соглашения с Украиной, а Европарламент в свое время не оспорил этого решения. Говорят, оно не принесет экономического вреда Украине и не даст России экономических преимуществ. Но Россия их и не ищет, она просто не пускает Украину в Европу. Россия будет интерпретировать и использовать отсрочку на полтора года как уступку своему давлению. А промышленность разоренной Украины за это время не станет конкурентоспособной.

Пока Россию можно только принудить вести честную игру, а уговорить – нельзя

В свое время Запад вообразил, будто холодная война завершилась разрушением Берлинской стены. Это не так. Россия только взяла передышку. Попробуйте представить себе послевоенную Германию, сохранившую в неприкосновенности гестапо. Или подполковника "Штази" в должности канцлера Германии. Вот это и будет Россия, с которой вы ищете партнерства и взаимопонимания. Пока ее можно только принудить вести честную игру, а уговорить – нельзя (замечу, "принуждение к миру" – принятое ООН понятие).

Многие готовы на уступки, утверждая, что крыса, загнанная в угол, опасна. Это так. Но помните: крыса – хоть в углу, хоть оставленная в покое – все равно остается мощным естественным резервуаром чумы. Этой чуме уже скоро столетие. Эта чума годами истребляла людей и истребила миллионы. Выбор невелик – борьба с чумой, либо, словами Пушкина, "пир во время чумы".

Пять лет назад Европейский парламент удостоил моих товарищей и меня звания лауреатов Сахаровской премии, и я хотел бы, чтобы эта заметка стала своего рода открытым письмом Западу. Я близко знал Андрея Дмитриевича. Уверен, что и сегодня он призывал бы цивилизованный мир решительнее и последовательнее противостоять произволу. Я не возьмусь обсуждать здесь конкретные шаги поддержки жертв российской экспансии. В качестве исторического примера длительных и успешных усилий в защиту демократии сошлюсь лишь на ленд-лиз и план Маршалла.

Сегодня противостояние "империи зла" требует предельного напряжения сил, послезавтра оно может оказаться безнадежным.

Сергей Ковалев – российский правозащитник, участник правозащитного движения в СССР

Высказанные в рубрике "Право автора" мнения могут не отражать точку зрения редакции

XS
SM
MD
LG