Linkuri accesibilitate

Кабальный кредит на вооружение


Замминистра обороны Армении Ара Назарян объявил парламенту, что вооруженные силы получат новое вооружение, которое окажет существенное влияние на баланс сил в регионе

Замминистра обороны Армении Ара Назарян объявил парламенту, что вооруженные силы получат новое вооружение, которое окажет существенное влияние на баланс сил в регионе

Россия предоставила Армении кредит в 200 миллионов долларов на покупку оружия, которое окажет существенное влияние на баланс сил в регионе.

ПРАГА---Россия предоставила Армении кредит в 200 миллионов долларов на покупку оружия и модернизацию ее вооруженных сил. Замминистра обороны Армении Ара Назарян объявил парламенту, что вооруженные силы получат новое вооружение, которое окажет существенное влияние на баланс сил в регионе. Парламентарии уже ратифицировали кредитное соглашение с Россией, подписанное в Ереване на прошлой неделе. У нас на связи из Еревана Рубен Меграбян – политолог, эксперт армянского Центра политических и международных исследований.

Амина Умарова: Господин Меграбян, каков баланс на сегодняшний день в регионе, если Армении понадобилось покупать оружие на сумму 200 миллионов долларов, и 200 миллионов – это много или мало в данном случае?

Рубен Меграбян: Россия предоставила кредит Армении, на который страна приобретет новейшие типы вооружения и попытается восстановить тот баланс, который был нарушен именно усилиями нашего т.н. союзника, который начал с 2010 года поставлять на миллиарды долларов наступательное вооружение Азербайджану. Притом, если вы помните, генеральный секретарь ОДКБ господин Бордюжа говорил словами героя Марио Пьюзо, что тут как бы ничего личного, только бизнес. Но мы понимаем, что это бизнес на крови, потому что только благодаря этому смещению баланса именно усилиями России, во-первых, мы получили по большому счету срыв переговорного процесса со стороны Азербайджана из-за резкого ужесточения позиции и перехода на позиции максимализма, с одной стороны, с другой стороны, Азербайджан уже стал позволять себе попытки силового посягательства на линию соприкосновения и на перманентное нарушение режима прекращения огня, который был до сих пор. И опять-таки со стороны России был только общий призыв соблюдать спокойствие, как будто она к этому не имеет абсолютно никакого отношения.

Теперь же, учитывая то, что фактически в Армении зрело крайнее недовольство такой политикой России и оно уже могло вылиться в протесты против политики России в Армении (что мы увидели во время недавних акций протеста в Ереване, из-за того, что делает российская компания – она здесь занята грабежом), Россия стала делать шаги навстречу общественному мнению в Армении. Мы помним, чем это закончилось: во-первых, согласились проводить аудит в этой компании, во-вторых, выдали армянской стороне дело Пермякова, чего они упорно не желали делать, начиная с января, и, в-третьих, это как бы предыстория к этому кредиту. Много это или мало? Тут вопрос относительный. Вопрос уровня вооруженности предполагает постоянное развитие. Скажем, Армении это поможет в определенной мере повысить уровень своей вооруженности, и для Азербайджана сделать цену возможной авантюры (если режим Алиева пойдет на это) еще более высокой, вплоть до неприемлемости. Это в определенной мере поможет сохранить режим прекращения огня. Я это говорю потому, что для армянской стороны изначально неприемлемо возобновление боевых действий, а также нет никаких резонов.

Амина Умарова: Какие виды оружия намерена приобрести Армения?

Рубен Меграбян: По этому поводу мы можем делать суждения, только исходя из данных, которые у нас есть в прессе. В прессе говорится об «Искандерах» – оперативно-тактических ракетах, причем об «Искандерах» разных модификаций. Жизнь покажет, что мы приобретем и в чьем распоряжении они окажутся. То есть это еще пока разговоры, а дальше будет видно, что к чему. Я полагаю, что это еще раз показывает, что Россия, как посредник, ведет себя крайне недостойно.

Амина Умарова: Кредит со сроком погашения в 13 лет имеет трехлетний льготный период и годовую процентную ставку 3%. Деньги будут потрачены на покупку российского оружия со скидкой в 2015-м и 2017-м годах. Насколько выгоден Армении этот кредит и не ставит ли Россия Армению в невыгодную ситуацию, давая деньги под хоть и небольшой, но все-таки процент, оговаривая, что оружие Армения может купить только у России?

Рубен Меграбян: Тут, конечно, очень много подводных камней с этим кредитом, и в этом плане, учитывая то, что фактически в Армении ухудшается экономическое положение, причем, во многом это «благодаря» членству в Евразийском союзе, потому что достаточно сопоставить экономические показатели Армении и Грузии и сделать суждение на основе разницы этого всего. Мы видим, что объем трансфертов в Армению из России тоже упал и есть тенденция к дальнейшему падению, к дальнейшему свертыванию экономических связей, на чем держалась концепция развития Армении. Мы все это видим, и поэтому, я думаю, будут в дальнейшем еще большие затруднения с погашением этого кредита. Я к этому могу добавить еще то, что Россия, в принципе, недостойно ведет себя как посредник, потому что другие посредники поставили перед собой такое правило: пока конфликт продолжается, в регион не должно поступать оружие, чтобы это оружие не стреляло. Это со стороны двух остальных сопредседателей Минской группы ОБСЕ. Россия же ведет себя совершенно по-другому. Она ведет себя как наркодиллер: поставляет оружие обеим сторонам конфликта, с другой стороны, тем самым она увеличивает их зависимость от себя. Фактически мы видим, что в этой неурегулированности карабахского конфликта главным и порой единственным бенефициаром является именно Россия. Поэтому Россия будет продолжать эту политику, пока она не будет пресечена силами внутри региона и силами вне региона – скажем так, объединенными усилиями вышеназванных мною сил, субъектов. Вот с чем мы имеем дело.

Амина Умарова: Армения, на территории которой находится российская военная база, является главным союзником России на Южном Кавказе. В то же время Россия продает оружие соседнему Азербайджану, с которым Ереван находится в состоянии конфликта из-за Нагорного Карабаха. Продажа оружия двум конфликтующим сторонам – это как подлить некое количество масла в тлеющий конфликт. А как это воспринимают правительства двух стран?

Рубен Меграбян: Я полагаю, что правительства двух стран за эти годы неурегулированности конфликта превратились в своего рода клиентов российского руководства, поэтому они являются тем самым еще и провайдерами российского влияния в регионе и в каждой стране, учитывая еще и характер этих режимов. А каков этот характер? Это – коррумпированность, тотальное слияние бизнеса и политики, монополизация всех сфер. Это такой капитализм для друзей по образу и подобию старшего брата. Вот, собственно, эта формация этими поставками и неурегулированностью этого конфликта и поддерживается со стороны России, именно в этих интересах. И это называется, с одной стороны, многовековой армяно-российской дружбой, с другой стороны, такой же многовековой армяно-азербайджанской дружбой.

Амина Умарова: Вы хотели сказать российско-азербайджанской дружбой...

Рубен Меграбян: Да, российско-азербайджанской дружбой. Причем, неважно, как это называется, но ясны мотивы всего этого. К сожалению, ни в Армении, ни в Азербайджане пока нет таких массовых политических сил, которые называют все вещи своими именами и авторов такой политики тоже соответствующим образом. К сожалению, мы имеем то, что имеем. Но я все-таки надеюсь на то, что и в армянском обществе, и в азербайджанском разум возобладает и понимание гибельности этого пути тоже возобладает над эмоциями. То есть мы будем своих детей любить больше, чем ненавидеть своих врагов.

XS
SM
MD
LG