Linkuri accesibilitate

Греция после "нет"


Уровень государственных расходов в Греции в расчете на душу населения превышает средний по еврозоне почти на 20%

Уровень государственных расходов в Греции в расчете на душу населения превышает средний по еврозоне почти на 20%

Вариантов немного. Один жестче другого

Греция заявила "нет" соглашению с межгосударственными кредиторами, срок действия которого истек еще 30 июня. При явке на референдум 5 июля более половины всех зарегистрированных греческих избирателей 61,31% из них, по официальным данным, проголосовали против и 38,69% – за. Представители правительства Греции не устают повторять, что "нет" не относится к самому пребыванию страны в еврозоне. Кредиторы, со своей стороны, все последние дни предупреждали об обратном. Но в любом случае чисто финансовых вариантов дальнейшего развития событий – минимум.

На вечер 7 июля уже запланирован экстренный саммит стран еврозоны. Финансовые рынки продемонстрировали в понедельник разную динамику. Рынки акций в странах Азии реагировали на результаты греческого референдума снижением главных сводных индексов примерно на 1–1,3%. Цена нефти Brent снизилась более чем на 1%, и впервые с апреля этого года один баррель стоит менее 60 долларов. Курс евро к доллару, снизившись поначалу почти на 2 цента к уровню пятницы, уже вскоре отыграл почти половину этих потерь.

А как только стало известно, что нынешний министр финансов Греции Янис Варуфакис подает в отставку, "чтобы облегчить правительству переговоры с кредиторами", курс евро на биржевых торгах повысился до уровней лишь на четверть цента ниже отмеченных в пятницу.

Теоретически существуют только три потенциально возможных варианта. Все остальные – это некие частные их случаи

"В случае, если большинство скажет "нет" на референдуме (а это – более сильный вариант, уверяю вас!), то уже на следующий день я окажусь в Брюсселе и соглашение будет подписано", – убеждал соотечественников за три дня до референдума премьер-министр Алексис Ципрас.

У кредиторов, впрочем, были свои аргументы. "Прежнего соглашения более не существует, а на переговоры по новому как минимум потребуется время – даже в случае "да" на референдуме, – заявил в тот же день министр финансов Германии Вольфганг Шойбле. – Греции предстоит подать новую заявку, министры финансов еврозоны ее рассмотрят, и, если она будет отвечать определенным условиям, одобрят. Только тогда и можно будет вести речь о формальном начале новых переговоров".

Ну, а вечером того же дня государственный министр и старший советник премьер-министра Греции Никос Паппас убеждал журналистов в скором открытии греческих банков:

"В ту же минуту, когда соглашение будет подписано, а возможно, даже чуть раньше нормальное функционирование греческих банков, с точки зрения располагаемых ими ресурсов, будет немедленно восстановлено".

В пятницу министр финансов Греции заявил журналистам, что, мол, греческие банки, закрытые уже неделю, вновь откроются во вторник, 7 июля. По данным Ассоциации банков Греции, до этого времени они еще будут располагать минимально достаточным объемом средств. Но не более… По сообщениям греческих деловых изданий, финансовые власти страны намерены запросить у Европейского центрального банка (ЕЦБ) повышение действующего лимита кредитования банков Греции со стороны национального банка (почти 89 миллиардов евро) сразу на 6 миллиардов евро.

Поэтому без решения фискальной проблемы, какие именно варианты денежной политики Греция выберет, уже не будет иметь особого значения

Полторы недели назад ровно такую же заявку ЕЦБ отклонил. Спустя четыре дня Греция допустила дефолт по своему долгу перед Международным валютным фондом – первый для индустриально развитых стран за всю 70-летнюю историю МВФ. Но на следующий день, в среду, ЕЦБ, несмотря на все опасения, все же сохранил лимит кредитования греческих банков на прежнем уровне, не снизив его. До референдума оставалось четыре дня.

Каким будет ответ ЕЦБ теперь, когда итоги плебисцита известны, не берется предсказать никто. Однако если он вновь ответит на заявку Греции отказом, шансов на то, что банки страны во вторник действительно откроются, окажутся минимальными. Представители кредиторов не раз предупреждали на прошлой неделе, что "нет" на референдуме поставит под вопрос сохранение линии экстренного кредитования греческих банков. А это фактически единственный на сегодня источник финансирования банковской системы Греции.

С прошлого понедельника в стране действует лимит на получение денег через банкоматы – не более 60 евро в день. Плюс к этому вкладчики банков, по действующим ограничениям, не могут получить и те свои накопления, которые они хранят не на счетах, а в банковских ячейках, подтвердила в воскресенье заместитель министра финансов Греции Надиа Валавани.

"Если соглашение с кредиторами не появится в течение ближайших 48 часов, мы окажемся на пути к трагедии", – заявил вечером в воскресенье бывший спикер парламента Греции Вангелис Мемаркес.

"В правительстве Греции не обсуждаются планы выпуска новой национальной валюты, – заявил в воскресенье уже по завершении референдума координатор переговоров страны с кредиторами Евклид Цакалотос. – Я не думаю, что они хотят нас вышвырнуть (из еврозоны. – РС). Мы же готовы встретиться с ними хоть сейчас".

Бивалютная система в принципе возможна, но не в Греции сегодня. Долг страны номинирован в евро, и его надо погашать

О теоретически возможных вариантах дальнейшего развития событий вокруг пребывания Греции в составе еврозоны мы говорим с научным сотрудником Гуверовского центра Стэнфордского университета в США профессором экономики Михаилом Бернштамом:

– Международный валютный фонд буквально в канун референдума предложил компромиссный вариант и, по-моему, работоспособный. Главное предложение – реструктуризация греческого долга: вместо 20 лет растянуть его погашение на 40 лет. В этом случае Греция сможет, занимая новые деньги на рынке, и залатывать дыры в экономике, и обслуживать накопленные долги, исправно выплачивая проценты по ним.

Кстати, в результате предыдущих переговоров эти процентные ставки уже были резко снижены. Сейчас Греция в среднем платит 4,1% годовых по своим государственным долгам, это весьма умеренный их уровень. И если в стране начнется экономический рост, хотя бы на 2% в год, они вполне смогут справиться с предстоящими многолетними платежами. Тогда как при любых других вариантах развития событий эти процентные ставки будут значительно выше, не говоря уже о том, что Греция окажется уже перед угрозой дефолта по всем своим долгам.

Более того, в случае соглашения сохраняется программа экстренного кредитования греческих банков, регулируемого Европейским центральным банком, – единственный на сегодня источник их финансирования, и греческая экономика начнет оживать. То есть план, предложенный МВФ, в сочетании с уже достигнутыми договоренностями, – это довольно большие уступки со стороны кредиторов. И при наличии определенных уступок со стороны правительства Греции можно достичь компромисса и продолжать процесс.

У Греции изначальная проблема всего кризиса – очень крупные, по европейским меркам, государственные расходы

Но попробуем представить себе некие крайние варианты развития событий… И первый из них – условно "черногорский". В Черногории евро с 2002 года является фактически официальной валютой, но, естественно, без права на его эмиссию, так как страна не входит не только в еврозону, но и в Европейский союз. И Черногория зависит от притока этих евро из-за рубежа.

В Грецию туристов приезжает на порядок больше, поэтому условно допустить такой вариант, видимо, можно. Другое дело, насколько он приемлем как для самой Греции, так и для Европейского центрального банка, всей еврозоны?

– На мой взгляд, размер страны здесь не имеет никакого значения. Любая страна в одностороннем порядке может ввести валюту любой другой страны и ею пользоваться, если, конечно, у нее есть такая возможность. Есть очень простой термин для обозначения этого процесса – долларизация. Причем вовсе не обязательно речь должна идти именно о долларе. Это может быть и китайский юань, и японская йена, и евро… То есть любая страна в принципе может воспользоваться чужой валютой для собственной денежной стабильности.

Профессор экономики Михаил Бернштам

Профессор экономики Михаил Бернштам

Проблема, правда, заключается в том, чтобы эту валюту иметь! И, более того, располагать немалыми резервами в этой "чужой" валюте. В случае Греции, накопленные государством долги – в первую очередь в евро. А значит, чтобы их обслуживать, страна должна иметь и очень большие еврорезервы. Они формируются как следствие либо крупного профицита внешней торговли, то есть превышения экспорта над импортом, либо крупных иностранных инвестиций. Ни того ни другого пока не предвидится. А раз так, то и варианта использования страной "чужой" валюты просто не существует. Даже если его ввести, он продержится лишь считаные недели.

Другие варианты предполагают использование страной уже собственной валюты. Один из них – так называемое "валютное управление" (currency board), когда валюта национальная жестко привязывается к одной из мировых валют, а объемы ее эмиссии не менее жестко ограничиваются имеющимися валютными резервами. Примеры из недавней истории – Эстония после 1992 года и до полного перехода на евро, Гонконг или Болгария, а также Аргентина – до кризиса 2002 года.

Главное в последних предложениях МВФ – реструктуризация греческого долга: вместо 20 лет растянуть его погашение на 40 лет

Допустим, появляется некая новая греческая валюта, которая жестко привязывается, естественно, к евро. А ее эмиссия лимитируется валютными резервами страны. Но этого лимита (на сегодня – примерно 5,5 миллиарда евро) на всю экономику явно не хватит… Стало быть и такой вариант неприемлем?

– Валютное управление – работоспособный вариант в том случае, если у страны, с одной стороны, есть немалый торговый профицит, а с другой – нет крупных накопленных долгов. Но самое главное условие для сколько-нибудь продолжительного существования валютного управления – это бюджетное "здоровье".

Ведь если страна набрала долгов, а ее бюджет в дефиците, то она должна каким-то образом этот бюджетный дефицит покрывать. Как? Очень просто: печатать деньги. Но режим валютного управления ей не позволяет.

Именно на этом, кстати, "рухнула" Аргентина в начале 2000-х – на крупных бюджетных дефицитах своих провинций, которым центральное правительство пыталось помочь. Даже Россия в свое время, до дефолта 1998 года, тоже имела нечто сходное с системой валютного управления: хотя в стране и был тогда плавающий обменный курс, но сама схема в чем-то была сходной. Тем не менее из-за обширного бюджетного дефицита и крупного накопленного внутреннего долга страна не смогла более поддерживать эту систему.

У Греции изначальная проблема всего кризиса – очень крупные, по европейским меркам, государственные расходы. В расчете на душу населения они составляют 8100 евро в год, тогда как средний уровень по еврозоне – 6800 евро. Плюс в стране самый крупный в Европе государственный долг, а также немалый бюджетный дефицит. А в такой ситуации о сколько-нибудь не только долгосрочном, но даже среднесрочном валютном управлении не может быть и речи.

А раз так, то и варианта использования страной "чужой" валюты просто не существует. Даже если его ввести, он продержится лишь считаные недели

Теперь – о варианте обращения в стране "параллельных" валют: евро плюс, скажем, новая драхма, которая на первых порах (пока ее не напечатают в нужных объемах, на что потребуются как минимум месяцы. Кстати, накануне референдума министр финансов Греции заявил в одном из интервью, что в стране и не осталось прежних прессов для печатания драхмы) может иметь вид и неких долговых расписок правительства…

– Бивалютная система в принципе возможна, но не в Греции сегодня. По той простой причине, что долг страны номинирован в евро, и его надо погашать. Да, для внутренних платежей они могут использовать некую свою собственную валюту. Но ее существование не решает главной проблемы: как выплачивать долги и избежать дефолта?

А это – вопрос фискальный в первую очередь, соотношения доходов и расходов бюджета. Поэтому снова мы возвращаемся к исходной проблеме: где брать евро для обслуживания долгов? Если при этом не удастся как-то договориться с кредиторами, то повысятся и проценты по греческим долгам – с нынешних 4% до, скажем, 10% годовых. А это прямая дорога к полному дефолту.

Ибо ни одна страна, достигнув такого уровня своего госдолга, за которым его дальнейшее расширение уже невозможно, не сможет существовать в ситуации, когда темпы экономического роста при этом ниже, чем те проценты, которые она должна выплачивать своим кредиторам. И поэтому без решения фискальной проблемы, какие именно варианты денежной политики выбрать, уже не будет иметь особого значения.

Получается, что все эти варианты, скорее, не реализуются и что в итоге отказ Греции от евро все же маловероятен. Хотя решать предстоит не только ей самой, но и 18 другим странам еврозоны…

- Теоретически, как мне представляется, существует только три потенциально возможных варианта. Все остальные – это некие частные их случаи.

Первый – сохранение евро с одновременным принятием каких-то компромиссных условий кредиторов. Ведь воспользоваться теми преимуществами, которые предоставляет стране в период кризиса собственная валюта (девальвация, которая ведет к удешевлению экспорта, стимулированию внутреннего производства и др.), можно и сохраняя евро. При помощи того, что называется "внутренней" девальвацией. Это простая и понятная категория: снижение зарплат и, соответственно, снижение внутренних цен. И когда экспорт за счет "внутренней девальвации" становится дешевле, а импорт – дороже, то уже не принципиально, использует страна свою собственную валюту, девальвируя ее по своему усмотрению, или она сохраняет евро. Одновременно и кредиторы идут на определенные уступки, особенно в части реструктуризации долга.

Любая страна в одностороннем порядке может ввести валюту любой другой страны и ею пользоваться, если, конечно, у нее есть такая возможность

Второй вариант – отказ Греции от евро, но еще без объявления дефолта по своим долгам. В этой ситуации немедленно взлетят проценты по ним, и обслуживать эти долги оказывается крайне затруднительно. Государству рано или поздно все равно придется идти на неизбежные меры сокращения собственных расходов, но уже гораздо более суровые, чем по первому варианту.

И третий вариант: страна и отказывается от евро, и объявляет дефолт по долгам. Существует, правда, немалый риск того, что второй вариант может просто перейти в третий. Но теоретически третий может быть выбран и сразу: отказ от евро – дефолт по долгам – все начать с "чистого листа". Однако это будет означать, что Греция в течение еще многих лет не сможет одалживать новые деньги – как через кредиты, так и через продажу своих гособлигаций. А раз так, власти страны все равно должны будут принять жесткие структурные меры в части бюджетной политики, резко сокращая расходы казны. И вновь гораздо более суровые, видимо, чем при любом компромиссе с кредиторами.

Можно будет забыть об иностранных инвестициях… Плюс страна утратит возможность оплачивать необходимый ей импорт. Греция импортирует на 50 миллиардов евро в год, в том числе продукты питания и лекарства. Другими словами, любой из этих двух вариантов – либо отказ от евро без дефолта по долгам, либо отказ от евро с дефолтом – в итоге окажется куда хуже, чем вариант сохранения евро и компромисса с кредиторами. Он также потребует от страны немалых жертв, связанных с сокращением бюджетных расходов, но они будут гораздо меньшими, чем при любом другом варианте, – полагает Михаил Бернштам.

XS
SM
MD
LG