Linkuri accesibilitate

Горячий асфальт, "замороженные" тарифы


Десятки тысяч протестующих на проспекте Барграмяна, воскресенье, 28 июня

Десятки тысяч протестующих на проспекте Барграмяна, воскресенье, 28 июня

Полиция в Ереване не рискнула вновь применить силу против демонстрантов на акции #ElectricYerevan

После того как власти Армении решили заморозить тариф на электроэнергию, повышение которого вызвало массовые протесты в стране, акция #ElectricYerevan на проспекте Баграмяна в Ереване продолжилась. Полиция настойчиво рекомендовала собравшимся переместиться на площадь Свободы – традиционное место митингов в Ереване, где можно протестовать, не перекрывая движение. Внести раскол в ряды демонстрантов властям отчасти удалось. Небольшая группа протестующих последовала призыву полицейских, но подавляющее большинство людей осталось на старом месте. Всю ночь с воскресенья на понедельник здесь ждали повторения событий 23 июня, когда полиция применила против участников акции и журналистов водометы, но тревоги оказались напрасными: "Электрический Ереван" встретил новую неделю мирно. Участники акции признают, что для ее продолжения им нужна новая тактика, которую они пока не выработали.

Акция на проспекте Баграмяна - демонстранты за баррикадой из мусорных баков

Акция на проспекте Баграмяна - демонстранты за баррикадой из мусорных баков

Воскресное утро в Ереване началось с масштабного стягивания полицейской техники в центр города. Десятки полицейских машин и автозаков парковались на центральной площади Франции, то и дело звучат полицейские сирены. Казалось, полиция раздосадована отказом митингующих уйти с проспекта Баграмяна в ответ на заморозку тарифа и готовится отомстить. На шесть часов вечера был объявлен общий сбор митингующих на проспекте, чтобы решить, что делать дальше: оставаться или все-таки согласиться с требованием властей и освободить улицу. Заморозку тарифа и покрытие разницы в цене за счет правительства большинство участников акции сочло половинчатым и недостаточным решением: "Они хотели погасить долг, который сделал Бибин (российский руководитель компании "Электрические сети Армении") из одного нашего кармана, а погасят из другого, ведь деньги правительства – это бюджетные деньги, а значит, тоже деньги людей", – говорит один из активистов.

Вагинак Шушанян

Вагинак Шушанян

К шести вечера на проспекте Баграмяна собралось уже почти десять тысяч человек, однако представитель координационной группы протестующих и движения "Нет грабежу!" Вагинак Шушанян взял слово лишь полтора часа спустя, зачитав заявление. В нем говорилось, что "общественное обсуждение" дальнейших действий "будет продолжено". Отсутствие ярко выраженных лидеров у этого протеста, его отличительная черта, явно не играет на руку протестующим. Шушанян призвал людей переместиться к оперному театру, сказав, что не может взять на себя ответственность за последствия нового силового разгона акции. Освистанный собравшимися, Шушанян ушел с проспекта Баграмяна вместе с сотней-другой активистов. Позже кто-то принес от него на проспект Баграмяна листовки, призывающие последовать этому примеру, но они были порваны на мелкие клочки, а фамилию Шушаняна в социальных сетях в знак его слабости некоторые активисты стали писать в женском роде – "Шушаник".

Техника журналистов армянской службы Радио Свобода, разбитая при разгоне акции в Ереване 23 июня

Техника журналистов армянской службы Радио Свобода, разбитая при разгоне акции в Ереване 23 июня

Впрочем, ссоры "лидеров протеста" занимали людей гораздо меньше, чем главная тема – ожидание разгона основной акции полицией. Та вела себя устрашающе: стучала дубинками по щитам, подходила все ближе к баррикаде, в какой-то момент тактика запугивания произвела эффект и стало казаться, что до силовых действий считаные секунды. Журналисты, помнившие, что именно их 23 июня полиция била с особой жестокостью, отнимая и ломая технику, заняли места на столбах и заборах. Те, кому для этого не хватило сноровки, остались вместе с протестующими, которые сели на асфальт, сцепившись руками.

И "сидячая забастовка", и раскол среди митингующих очень напомнил события весны 2012 года в России – первые митинги на Болотной стали "мирной" альтернативой более радикальному предложению протестовать на площади Революции, а "сидячая забастовка" около кинотеатра "Ударник", по одной из версий спланированная заранее, стала поводом для полиции применить 6 мая 2012 года силу. К слову сказать, у событий на Болотной площади и в Армении есть еще одна связующая ниточка, случайная: именно 6 мая 2012-го в Армении состоялись последние на сегодняшний день парламентские выборы, на которых оппозиция потерпела поражение.

Заместитель начальника полиции Еревана Валерий Осипян

Заместитель начальника полиции Еревана Валерий Осипян

"Героем вечера" 28 июня на проспекте Баграмяна стал заместитель начальника ереванской полиции Валерий Осипян. Он выходил к журналистам и участникам #ElectricYerevan раз десять, предупреждая, что в случае отказа разойтись полиция "наведет порядок". На главный вопрос протестующих: "Почему вы пугаете людей, собравшихся на мирную акцию?" – ответа не было. В какой-то момент Осипян совсем осмелел и в сопровождении всего лишь нескольких коллег подошел вплотную к баррикадам. Через плечи людей он вглядывался в даль проспекта Баграмяна, оценивая численность собравшихся (их к тому моменту собралось около 20 тысяч). По официальной версии, поводом для такой инспекции стало сообщение о якобы имеющейся у митингующих взрывчатке.

Кажется, все это зашло немного в тупик

К этому моменту полиция предприняла еще несколько устрашающих маневров: перекрыла проспект с противоположной стороны, ограничив приток новых людей, полицейские поднялись на крышу стоящего рядом отеля, были погашены фонари, дававшие изрядную долю света на передовой линии противостояния протестующих и силовиков (в их числе в воскресенье были замечены и сотрудники спецподразделения полиции "Ангел" – аналог украинского "Беркута").

Правоохранительные органы выдвинули ультиматум демонстрантам: разойтись до 23 часов. Однако ни в 23 часа, ни в полночь ситуация коренным образом не изменилась, разве что у собравшихся росла уверенность в том, что разгон произойдет ранним утром, как в прошлый раз.

Из этой колонки для собравшихся на проспекте Баграмяна звучит музыка - от гимна Армении до народных мелодий

Из этой колонки для собравшихся на проспекте Баграмяна звучит музыка - от гимна Армении до народных мелодий

Впрочем, тогда, 23 июня, многое было по-другому: на проспекте не было такого количества людей, как сейчас, не было и представителей парламента, художников, музыкантов, актеров и священников, вставших между полицией и митингующими, чтобы не допустить силового сценария. Многие из этой цепочки принципиально отказываются комментировать действия полиции и требования демонстрантов, как, например, представитель оппозиционного "Армянского национального конгресса", депутат Николай Пашинян: "Наша роль – не допустить кровопролития" (Пашинян был объявлен в розыск в 2008 году после приведших к гибели 8 человек протестов в Ереване против итогов президентских выборов, отсидел два года в тюрьме, вышел по амнистии и избрался в парламент 6 мая 2012-го).

Армянский народ не заслужил, чтобы его били дубинками. Если в России привыкли, что их дубинками бьют, это их право. А у нас степень свободы высокая

Чуть больше позволяет себе сказать пришедший на проспект Баграмяна Степан Григорян, ученый-физик, один из лидеров демократического движения в Армении в 1990-х годах, бывший депутат Верховного Совета республики и бывший посол Армении в России:

"Эту ситуацию можно разрешить переговорами и миром, зачем применять силу? У ребят, которые начали эти митинги, было простое требование: было воровство – должно быть расследование. Но движение стало таким мощным, что они уже не могут им управлять. Поэтому власти тоже испугались. А что касается тарифов, я хочу спросить: это бог поднял тарифы? Кто? Какая-то временная комиссия, членам которой даже их жены не подчиняются! У нас власть не умеет идти на уступки, она считает, что если ты уступил – ты проиграл. Я считаю, что хорошая власть, напротив, должна уметь уступать. А еще одна причина, почему до сих пор не выполнены требования митингующих, – это, возможно, позиция России. Все эти корпорации – "РАО ЕЭС", "Газпром", они очень не склонны к компромиссам. Они говорят: "Нам плевать, не хотите платить – мы вам завтра свет не дадим". Их не интересует то, что здесь происходит. Армянский народ не заслужил, чтобы его били дубинками. Если в России привыкли, что их дубинками бьют, это их право. А у нас степень свободы высокая".

Страх разгона приводит к тому, что на ночь на проспекте Баграмяна остается очень много людей, пожалуй, больше, чем во все предыдущие дни. Но разгона не происходит ни ночью, ни утром. Жара наступает рано, уже к семи часам утра воздух прогревается до +30, а асфальт и того сильнее, поэтому на акции остается лишь группа журналистов и сотни две человек. Молодежь разъезжается на работу, старшее поколение постепенно занимает ее место. Власти Армении пока не повторяют своей ошибки, поняв, что любое применение силы приводит лишь к увеличению количества людей на проспекте. По словам Вазгена, одного из активистов, за каждым молодым участником #ElectricYerevan – двое родителей, которые сейчас, может быть, и сидят дома, но, если пострадает их сын или дочь, непременно выйдут на улицу: "Тогда нас будет втрое больше".​

Убедить демонстрантов разойтись и разблокировать движение властям пока не удается. Митингующим же, кажется, надо искать новую тактику, а может быть, и лидеров, иначе рано или поздно "Электрический Ереван" может свою энергию растерять. "Кажется, все это зашло немного в тупик", – говорит еще один участник акции. "Нам надо что-то придумать, но на обострение мы идти не хотим. У нас по-прежнему одно требование: отменить повышение тарифа и наказать виновных в разгоне 23 июня. Пока ни одно, ни другое не сделано". Около часа дня в понедельник полиция объявила, что возбуждено уголовное дело по факту "порчи имущества" – мусорных баков местной компании "Санитек", из которых построена баррикада. Однако попытка разобрать ее не увенчалась успехом, а участники акции потребовали от полицейскго руководства предоставить 15 тысяч письменных копий постановления о взбуждении дела, чтобы с ним "могли ознакомиться все желающие".

XS
SM
MD
LG