Linkuri accesibilitate

Лето 2015 года началось с события, которое ясно дало нам понять: слухи об ослаблении противостояния России и Запада сильно преувеличены. 7-8 июня в Баварии прошел очередной саммит «Большой семерки», и хозяйка встречи, канцлер ФРГ Ангела Меркель, несколькими днями ранее дала понять, что присутствие российского президента Владимира Путина нецелесообразно.

На саммите, в числе прочего, обсуждалась возможность новых санкций против России на случай очередного обострения обстановки на востоке Украины. А утром в понедельник британское правительство заявило о возможности возвращения на свою территорию американских тактических ядерных ракет из-за потенциальной угрозы со стороны России. Сама же Россия устами пресс-секретаря Кремля Дмитрия Пескова уже выразила неудовольствие намерением Лондона.

Короче говоря, набор деклараций, намерений и действий за год с лишним не изменился. Остается только один вопрос: насколько богата фантазия лидеров ведущих держав, не только не прекращающих конфронтацию, но не выказывающих желания хотя бы «сбавить обороты»? С другой стороны, невооруженным глазом видна усталость научного и экспертного сообщества от этой проблемы – нет, сама по себе тема постоянно вдохновляет авторов на новые опусы, но ведь не меняются ни причины, ни следствия, и пишущей братии зачастую приходится повторять одно и то же месяцы напролет.

Поэтому в данном материале мы попытаемся рассмотреть «околоконфликтную» ситуацию с учетом целей и задач крупных игроков, исторических и современных особенностей их политики. Вот, например, консультант Совета Европы, доктор юридических наук Владимир Чернега считает, что у России нет альтернативы возобновлению сотрудничества с Западом, в первую очередь с Европейским союзом. «Ее [России] экономическая слабость не позволяет рассчитывать на победу в конфронтации «на измор». «Поворот к Азии» (не первый в истории России), расширение сотрудничества с Китаем, проект ЕАЭС, сами по себе полезные и нужные, такой альтернативой быть не могут», - пишет эксперт на сайте «Россия в глобальной политике».

«Во-первых, азиатские партнеры, включая Китай, не в состоянии заменить Запад в качестве источника передовых технологий и инвестиций, без которых невозможна модернизация и реальная диверсификация российской экономики. Во-вторых, Россия при любых обстоятельствах останется на европейском континенте, где проживает более 80% ее населения и где сосредоточена основная часть ее экономического потенциала. Несмотря на нынешнюю конфронтацию, между Россией и ЕС сохраняется глубокая торгово-экономическая взаимозависимость. Между ними (как и в целом между Россией и Западом) нет того идеологического противостояния, которое существовало во времена СССР, а российское общество, несмотря на… диссонанс с Евросоюзом в общественно-политическом развитии, в целом принадлежит к европейской культуре, и эту данность не под силу изменить никому», - уверен Чернега. Он считает необходимым скорейшее достижение компромисса по украинскому кризису.

Главный редактор вышеупомянутого издания Федор Лукьянов называет ошибочной саму постановку вопроса о выборе между Востоком и Западом. «Вообще, тема современного мира – не выбор, а совмещение, дополнение. Что означает ложный выбор и попытка его сделать, хорошо видно на примере Украины. Годы бессмысленных дебатов о необходимости определиться, «с кем мы – с Европой или с Россией», привели к упадку государственности и нынешнему плачевному состоянию», - пишет политолог на страницах журнала «Огонек». «Теоретически все, даже самые убежденные националисты, сейчас понимают, что нормальное развитие страны возможно только при совмещении возможностей, которые дают Украине Европа и Россия. Но практически страна удаляется все дальше от этого варианта и все глубже в туман неопределенности», - добавляет Лукьянов.

Он же рассуждает о роли Германии в современном политическом раскладе в Европе. «Одной из проблем Германии становится то, что она стала слишком сильной, а остальные [в Европейском Союзе] – слишком слабыми. Раньше Франция при любых обстоятельствах сохраняла роль политического лидера Европы. Сегодня она просто не выполняет данную функцию в силу внутренних проблем и качества национального лидерства. Это плохо и для Франции, но самое главное – является проблемой для Германии, поскольку Германии, в силу прошлого, необходима страна, партнерство с которой легитимирует ее политический рост, так как иначе он будет вызывать все больше и больше опасений у всех вокруг», - пишет главред на сайте «Ленты».

«Еще один фактор, который, вероятно, влияет на позицию Германии по отношению к России, Украине и постсоветского пространства, - изменение баланса в Европе», - продолжает автор. «В ней сейчас, в силу разных обстоятельств, нет стран – политических тяжеловесов. Великобритания отчаливает в непонятную сторону, Франция занята своими внутренними проблемами, Южная Европа как политический фактор практически исчезла», - утверждает Лукьянов. По его мнению, Берлин вынужден переключаться с Парижа на Варшаву как на активного и экономически развитого игрока.

О роли Польши говорит и доцент Высшей школы экономики Дмитрий Офицеров-Бельский. Он анализирует итоги президентских выборов в этой стране и выражает оптимизм по поводу отношений Польши с Россией после победы правоконсервативного политика Анджея Дуды. «Самое важное в том, что Польша с Анджеем Дудой во главе станет более ориентирована на собственные национальные интересы и в гораздо меньшей степени будет следовать в фарватере Брюсселя. Европейский вектор не отойдет на второй план, но политика Варшавы, несомненно, сделается более осторожной и критичной на этом направлении», - говорится в авторском материале на сайте «Ленты». Доцент напоминает о кратковременном периоде улучшения отношений между двумя странами (до украинского кризиса), но подчеркивает, что их дальнейший прогресс зависит от успешности диалога между Москвой и Вашингтоном.

О роли США, между тем, высказывается и французский политолог Тьерри Мейсан. Он считает, что американцы подогревают кризис в Украине, чтобы отрезать Россию от Европы. Более того, США не желают видеть Украину в составе Евросоюза. «В 1991 году президент Буш-старший поручил последователю Лео Штрауса Полу Вулфовицу… разработать стратегию для постсоветской эры. В «доктрине Вулфовица» утверждалось, что для обеспечения превосходства США над остальными странами мира необходимо для большей гарантии сдерживать Европейский Союз, - повествует Мейсан. – В 2008 году во время финансового кризиса в США председатель экономического Совета Белого Дома и историк по профессии Кристина Ромер утверждала, что единственное средство спасения банков – закрыть налоговый рай в странах третьего мира, а затем провоцировать смуту в Европе, чтобы капиталы хлынули в США. В итоге, Вашингтон предложил объединить компанию ALENA с ЕС, доллар с евро и довести государства-члены ЕС до уровня Мексики. К сожалению, ни народы европейских стран, ни их лидеры не осознают того, что им готовит президент Барак Обама».

А Россия не оставляет попыток найти точки соприкосновения с Западом в украинском вопросе. Так, 18-19 мая министр иностранных дел РФ Сергей Лавров посетил Брюссель, где принял участие в заседании Комитета министров Совета Европы. Глава МИД России провел ряд встреч, в том числе с генеральным секретарем НАТО Йенсом Столтенбергом. Беседа прошла за закрытыми дверями, но еще до нее Лавров заявил, что «Россия никогда не уходила от контактов с НАТО, они были интенсивными до того, как альянс их заморозил». Однако источники «Ленты» в российской делегации рассказали, что переговоры министра и генсека «были непростыми». Столтенберг, в свою очередь, призвал Москву «прекратить поддерживать вооруженных противников киевских властей на востоке Украины».

Словом, опять те же лица, декорации, разговоры… Даже если представить, что кризис в Донбассе будет урегулирован в обозримом будущем, отношения между Россией и Западом всё равно останутся испорченными на более длительный период. Вспомним «холодную войну»: с середины 40х годов коммунистическая и капиталистическая система не жалели никого и ничего в противостоянии, которое длилось до начала 70х годов. Знаменитая «разрядка» значительно ослабила накал, но продлилась меньше десятилетия – ввод советских войск в Афганистан поставил на ней крест. То есть из почти полувекового клинча лишь 1972-1979 годы можно условно отнести к «спокойному» периоду.

Очередной всплеск глобальной вражды вылился в распад СССР и социалистического лагеря, но логика «холодной войны» осталась и в 90х годах, и в новом тысячелетии. Именно она, считают многие политики и политологи, стала причиной нового витка напряженности, а Крым стал лишь катализатором. Между Россией и Западом окреп антагонизм, углубленный объективной слабостью современной Российской Федерации в сравнении с СССР, а значит, значительным перевесом в пользу западного сообщества. Но Москва не намерена терять лицо, и это неминуемо ведет к тому, что европейский континент нескоро придет к стабильности и равновесию…

XS
SM
MD
LG