Linkuri accesibilitate

Собеседники Валентины Урсу в программе La sfîrșit de săptămînă - Анна Ротару, Людмила Булига и Хараламбие Батог

Зарубежные доноры и партнеры по развитию Молдовы направляют все более жесткие требования молдавским властям, убедившись, что Кишинев игнорирует рекомендации ЕС по проведению реформ. Глава делегации Европейского союза в Кишиневе Пиркка Тапиола считает, что показатель успешных реформ - степень доверия людей правосудию. О реформировании в понимании рядовых граждан поговорим в конце уходящей недели.

Реформы нужны не Европе, а гражданам Молдовы, - убеждена Анна Ротару, учительница из села Кэлимэнешть Ниспоренского района.

Анна Ротару: До сих пор было сделано очень много, перемены заметны. Мы надеемся, что реформы все-таки будут реализованы. Думаю, необходимо немного изменить менталитет простых людей и политического класса.

Свободная Европа: В каком ключе нужно менять менталитет?

Анна Ротару

Анна Ротару

Анна Ротару: Политики в первую очередь должны думать о гражданах, о соблюдении их прав, о процветании страны. Тогда у людей появится доверие к политическому классу, граждане поддержат политиков.

Свободная Европа: Для благополучия граждан нужна модернизация, о которой так много говорят, а это предполагает и хорошие дороги, и воду, и канализацию, и приличные зарплаты, и новые рабочие места. Молдаване все еще боятся, что если у них не будет работы, им придется податься за границу на заработки. Что должно произойти, чтобы люди почувствовали изменения?

Анна Ротару: Нас не должна заботить лишь материальная сторона вопроса, мы должны более активно участвовать в общих проектах или мероприятиях, каждый должен вносить свой вклад в общее дело. Когда мы начнем вкладывать труд, энергию, наши идеи, тогда, думаю, ситуация начнет меняться.

Свободная Европа: В селах нередко можно услышать, что власть чем-то обязана людям, так как граждане отдали свои голоса, поверив обещаниям.

Анна Ротару: Это устаревшая идея. Мы не должны ждать манны небесной, того, что нам кто-то что-то даст. Мы тоже должны прилагать усилия и, в первую очередь, хорошенько подумать о том, кого мы выбираем. Мы должны наделять властью людей достойных, цельных, инициативных.

Свободная Европа: Существует ли разрыв между низами и верхами?

Анна Ротару: В настоящее время, да, между ними глубокая пропасть. И если у меня есть возможность встречаться с политиками, то многие другие не знают, кого они выбирают во власть; не знают депутатов, председателей районов; не знают, кто и из какой партии нами руководит. Они слышат лишь о скандалах, которые показывают по телевизору.

Свободная Европа: О чем чаще всего говорят люди в селах?

Анна Ротару: Драки, скандалы, ссоры и склоки. Это люди обсуждают и осуждают. Они так и говорят: „Если они там, наверху богаты, у них все есть, и они не могут договориться друг с другом по-человечески и ничего друг другу не хотят уступать, тогда что делать нам, бедным, у кого ничего нет?”. И я лично не совсем понимаю, какими методами и как можно было украсть эти деньги из банков, украсть так, чтобы об этом никто не узнал. Люди толкуют это по-разному, потому что не знают правды, многое им непонятно.

Свободная Европа: То, что люди не доверяют как прежде правительству, парламенту, президенту, правовым институтам - всё это приводит их в отчаяние. Каким образом политический класс может вернуть себе доверие граждан?

Анна Ротару: Скажу как простой гражданин, как человек, у которого ничего нет. Недавно я вышла на пенсию, я получаю мизерную зарплату в школе. Нынешний политический класс должен доказать, что обладает смелостью и достоинством, чтобы найти способ вернуть эти деньги и добиться прозрачности.

Свободная Европа: И если вернут миллиард, думаете, вернут и доверие? Или кого-то нужно наказать и посадить за решетку?

Село Кэлимэнешть

Село Кэлимэнешть

Анна Ротару: Те, кто преступили закон, должны быть наказаны, а руководство страны должно исправить ошибки и больше их не повторять.

Свободная Европа: Раскол внутри общества становится все более очевидным, так как часть граждан хочет, чтобы Молдова сблизилась с Европейским союзом, а другая по-прежнему считает, что место Молдовы рядом с Российской Федерацией, в Таможенном союзе, в Евразийском союзе. Этот раскол очевиден в обществе, в селах, люди спорят об этом?

Анна Ротару: Люди спорят по этому поводу. Та часть, которая выступает сближение с Востоком, считает себя правой, и та, которая выступает на стороне Запада – тоже. Но уже и старики начали убеждаться, что те, кто примкнул к Европейскому союзу, и придерживаются европейских правил и законов, живут намного лучше, у них выше уровень культуры, лучше дороги. Старики из Молдовы ездят в Европу чаще, чем люди среднего возраста.

Свободная Европа: Они навещают своих детей?

Анна Ротару: Он ездят к ним в гости. Это меня радует, потому что таким образом люди открывают для себя мир, появляется возможность сравнить, видят истину. Они часто думают, что то, что показывают по телевизору – ложь, но когда они видят своими глазами, тогда убеждаются, что там все-таки лучше. В Европе - закон есть закон, люди как люди, все вежливы, словно братья друг другу. Думаю, это изменит менталитет молдаван.

Свободная Европа: Но даже в парламенте левые партии нередко утверждают, что проевропейские партии скомпрометировали идею европейской интеграции, идею реформ.

Анна Ротару: Партии левого фланга очень агрессивны и стараются отыскать пятна на солнце, чтобы очернить идею европейской интеграции. Но многие все равно задаются вопросом: „Хорошо, вы хотите повести нас к России, но какую помощь оказала нам Россия за последние 20 лет?”. Она не только шантажирует нас с помощью эмбарго, но и наказывают людей, которые там за копейки прислуживают. Они вынуждены остваться дома, потому что находятся разные причины: то одного документа нет, то другого. Многие меняют свой взгляд на сближение с Россией. Большинство из тех, кто выступает за Россию, там немного заработали и построили хозяйства, считают, что там лучше.

Свободная Европа: Но снова парадокс: люди зарабатывают деньги в России, это так, но своих детей они посылают учиться в ту же Европу. Они зарабатывают там деньги, но приезжают и делают евроремонт.

Анна Ротару: Они ездят в Россию и зарабатывают деньги, но все равно, когда им что-нибудь нужно, они уезжают. Даже машину получше они привозят из Германии, чтобы она была мощнее, прочнее, выносливее и т.д. Люди не ездят в Россию, чтобы там заработать больше, чем в Европе. Они сами признают, что в России зарабатывают намного меньше. Я их спрашивала: „Почему вы все-таки ездите в Россию?” – „Потому что там я могу дать взятку, если нарушу закон, чтобы устроиться на работу. А в Европе мне нужно знать язык”. Страх сковывает людей, страх языкового барьера.

Свободная Европа: Существует комплекс неполноценности, страх того, что в европейской стране придется соблюдать закон, вести себя цивилизованно?

Село Кэлимэнешть

Село Кэлимэнешть

Анна Ротару: Да, все это признают. Действительно, это самые большие проблемы, потому что в Европе нельзя дать взятку полицейскому, нельзя незаконно пересечь границу, невозможно. А в России, поскольку там хаос и никто не соблюдает законы, они чувствуют себя как в своей тарелке. При этом не считают себя виновными, когда их ловят на нарушении российских законов, и возмущаются: „Я заплатил столько тысяч. Меня поймали на улице и выслали из страны”.

Свободная Европа: Может ли Молдова избавиться от коррупции и от коррупционеров?

Анна Ротару: Думаю, нескоро.

Свободная Европа: Почему коррупция так глубоко укоренилась?

Анна Ротару: Потому что мы всюду даем взятки. Идешь к врачу и, чтобы не стоять в очереди, даешь 10-25 леев, хотя врач их и не просит. Чтобы быть хоть немного впереди. Для того, чтобы ребенок был в школе одним из первых, говоришь с учителем в сторонке. Мы все даем взятки и думаем: „Пять леев, десять леев?”. Это уже становится привычкой. И если в Италии была сильная коррупция – мне вспоминается фильм „Спрут” с Каттани – думаю, молдаване превзошли итальянцев, потому что мы намного продажнее, начиная с низов и до самых верхов.

Свободная Европа: Говорят, что рыба портится с головы, а чистится с хвоста. Политики должны быть примером для простых граждан. Если политик честен, если у него, как говорят в Молдове, чистые руки, то люди захотят последовать за ним.

Анна Ротару: Как педагог, хотела бы сказать, что в последние годы очень многое перекладывают на плечи учителей. Мы, мол, не выполняем своих обязанностей, не воспитываем детей. Но, действительно, в обществе нет примеров, нет личностей, за которыми можно было бы последовать, которых можно считать патриотами, у кого болит душа за эту страну. Таких примеров нет, и политики должны постараться. Я с кем-то говорила о том, что было бы неплохо, чтобы и для них был составлен некий кодекс: когда они приходят в парламент, они должны соблюдать определенные правила. Клясться на Библии могут почти все. Нужно проверять биографию с самого рождения: что он сделал, каких добился успехов, как накопил свое имущество. Если они работали и заслужили свое состояние, построили себе хороший дом – в этом нет ничего противозаконного. Большой или малый бизнес, но на законных основаниях, созданный благодаря труду – это вовсе не проблема. Но когда в парламент попадают, как сейчас говорят, депутаты, которые в 30-35 лет уже миллионеры или мультимиллионеры, тогда возникает вопрос: сколько рук у этого господина?!

Свободная Европа: И если пока в Молдове нет образцовых политиков, опросы общественного мнения показывают, что многие граждане доверяют и выказывают симпатии кремлевскому лидеру Владимиру Путину. Респонденты Барометра общественного мнения наделили его самым высоким рейтингом доверия и симпатии.

Анна Ротару: Это происходит не из-за его хороших дел. Думаю, многие с симпатией относятся к его выдержке и силе характера. Молдаване все еще преклоняются перед авторитетными людьми, которые могут влиять на общество, внушать страх.

Свободная Европа: Таковы диктаторы, но люди хотят жить в условиях свободы.

Анна Ротару: Да, таковы диктаторы. Не знаю, почему молдаване симпатизируют Путину. За что? За войны, которые он провоцирует: у нас, мы были тому свидетелями, теперь на Украине, угрожает прибалтийским странам. Я бы не сказала, что он положительный пример. Его уважают не за его ум, знания, нет, а только за то, что он ведет войну. Думаю, в нас тоже есть что-то противоборствующее, если мы ценим это качество. Поэтому нам нравятся люди, которые конфликтуют с другими: „Молодец, вот он им показал!”.

Свободная Европа: Насколько ясным видится вам будущее? Что произойдет в следующие четыре года, десять лет?

Анна Ротару: В следующие четыре года, думаю, мы будем топтаться на месте. Мы не сдвинемся с места до тех пор, пока не решим свои главные проблемы, пока не успокоятся массы, а власть не вернет себе достоинство или честь в глазах народа. Не знаю, откуда у нас эта традиция, корни которой подобны щупальцам осьминога. Даже если появляются молодые, кто не был в политике, те, кто были прежде, очевидно влияют на них. И власть снова выглядит как прежде. Я не вижу разницы между политиками, которые были во времена коммунистов и сегодняшними политиками. Коррупция как была, так и осталась.

Свободная Европа: Политики задаются вопросами, которые волнуют вас?

Анна Ротару: Думаю, нет. Они думают только о том, чтобы перевести на свой счет или вывести из страны как можно больше денег, чтобы никто не знал об их происхождении, построить себе как можно больше домов, устроить как можно лучше свою семью. Они не ведут счет деньгам. У кого тысяча леев, не знает, как ее разделить, а им все равно, они не думают о том, чтобы оказать кому-то помощь, повысить пенсии. Если бы они повысили пенсии, если бы были созданы рабочие места, если бы была справедливость и верховенство права, тогда, думаю, люди стали бы им доверять.

Свободная Европа: То есть, за четыре года ничего не изменится, а за десять лет?

Анна Ротару: Если они начнут прямо сейчас, десять лет довольно долгий период. Думаю, можно было бы сделать очень многое в деле европейской интеграции. Если мы не вступим в Европейский союз, нам не выбраться из этого болота.

Свободная Европа: Молдове должен кто-то помочь или она и ее граждане справятся сами?

Анна Ротару: Самим нам из трясины не выбраться. Во-первых, мы не настолько богаты и у нас нет всего необходимого. Во-вторых, у нас нет политического класса. И, в-третьих, нам не хватает сплоченности, в обществе нет солидарности. Может, это придет со временем, но мы должны быть едиными, нам нужна помощь Америки, Европы, но только не России. Что ж, только если она захочет оставить нас в покое, чтобы мы могли сами решать, куда идти и что делать. Нормально, когда между соседними странами взаимопонимание и мир. Когда есть мир, и отношения лучше, и страна развивается. О депортации и голодовке многие говорят следующее: „Меня тогда не было”. Хорошо, тебя не было, но были твои бабушки и дедушки, прадеды, родные, разве у тебя не болит душа и ты не думаешь об их страданиях? А если мы склоним головы, нам будет труднее, ведь одной бомбой нас всех уничтожат как мух. Мы не должны склонять головы, нам тяжело, но мы должны выдержать и идти вперед, делая по одному, по два шага в год, но все-таки нужно идти вперед, на коленях, вставать и снова идти. Иначе мы ни к чему не придем, останемся здесь, останемся рабами, хуже, чем когда-либо. У меня такое впечатление, что через 10-15 лет у нас не будет народа, молдаван вообще не останется.

Свободная Европа: Села пустуют. Даже здесь есть брошенные дома.

Анна Ротару: Кто остается в стране? Болгары, гагаузы, русские. Страна будет называться Молдовой, но молдаван не сыщешь днем с огнем. Если большинство уезжает, забирает семьи, забывает о корнях. Те, кто забрал свои семьи, и у кого родителей уже нет в живых, не возвращаются домой.

Свободная Европа: Вы не верите, что из миллиона уехавших за границу граждан Молдовы, часть может вернуться домой?

Анна Ротару: Думаю, молодое поколение, если соберет некоторую сумму денег, может и вернется, чтобы вложить свои сбережения, открыть в Молдове небольшой бизнес. Но те, кто уехал из страны 20 лет назад, можно сказать, уже прожили там половину своей жизни. Они там прижились, интегрировались, получили гражданство, построили дома, накопили состояния, устроили своих детей и понятно, что уже не смогут расстаться с живущими там детьми. Но молодежь, надеюсь, вернется. В Кэлимэнешть есть прекрасные примеры: молодые люди не ездили за границу, но если работают… Есть земля, они сажают сады, виноградники, которые действительно приносят им доход. Они настоящие хозяева. Думаю, молодежь вернется, с трудом, но вернется.

*

Людмила Булига - тоже учительница в селе Кэлимэнешть, говорит, что, хотя и нелегко достичь процветания, благополучия в стране и в домах граждан, Молдова, тем не менее, идет в верном направлении.

Людмила Булига

Людмила Булига

Людмила Булига: Думаю, европейский путь, по которому идет Молдова, правилен. Как мы пошли, так и идем. Трудностей много, но надеюсь, мы их преодолеем.

Свободная Европа: И каковы те трудности, из-за которых простые люди теряют доверие?

Людмила Булига: В селах люди многого не понимают, потому что не читают, не обладают верной информацией, у них ошибочные взгляды и они не верят в европейский путь Молдовы, выступают против него. В этом и есть препятствие.

Свободная Европа: Более убедительны доводы тех, кто говорит, что Молдова должна сблизиться с Россией? Как сельские жители понимают выражения: «Молдова сближается с ЕС» и «Молдова должна быть рядом с Российской Федерацией»?

Людмила Булига: Сближение с ЕС означает, что молодежь сможет ездить за границу, учиться за рубежом и вернуться в Молдову, внести вклад в экономику, в развитие страны. А те, кто говорит, что нам нужно остаться с Россией, те просто привыкли, чтобы нами кто-то руководил, поучал, чтобы мы были зависимы, чтобы кто-то нами командовал, как это было до сих пор.

Свободная Европа: Почему молдаване нуждаются в вожде?

Людмила Булига: Думаю, нам это передалось от наших предков – необходимость того, чтобы нами кто-то понукал. Молдаванин трудится, но не привык руководить собой сам. Всегда должен был быть кто-то, кто бы его вел, поучал, хотя наш народ очень трудолюбивый. Но надеемся, что все изменится.

Свободная Европа: Отсюда и тот результат, который показывают опросы общественного мнения: молдаване больше доверяют и симпатизируют Владимиру Путину - кремлевскому лидеру, а не молдавским политикам.

Людмила Булига: В России Путина поддерживают военные, которые получили квартиры. Мне довелось общаться с теми, кто приехал из России. Они говорят, что простые люди очень разочарованы и потеряли доверие к Путину, сейчас уже не так, как раньше.

Свободная Европа: Но и молдаване ему симпатизируют.

Людмила Булига: Если наши политики положительно решат все проблемы, тогда, думаю, мнение, изменится.

Свободная Европа: Но наши граждане пока что не видят по-настоящему достойного политика.

Людмила Булига: Надеюсь, он появится.

Свободная Европа: Каким должен быть образцовый политик? Какими качествами он должен обладать?

Людмила Булига: Во-первых, он должен быть честным, быть с народом и думать о будущем страны, о молодежи. Если у молодежи будет хорошо оплачиваемая работа, тогда молодежь останется и тогда и в Молдове все будет хорошо.

Свободная Европа: Есть ли шансы избавиться от коррупции?

Людмила Булига: С ней нужно продолжать бороться.

Свободная Европа: Что значит, наш ваш взгляд, борьба с коррупцией? Что должно произойти, чтобы люди вновь обрели доверие к правосудию, к судьям?

Людмила Булига: Борьба с коррупцией означает, что все, сверху до низу, должны быть честными – и судьи, и врачи, и учителя: чтобы все во всех сферах были честными. Это трудно, но надеемся, что все получится.

Свободная Европа: Почему вы считаете, что это трудно?

Людмила Булига: У этой беды глубокие корни. Все друг другу друзья. Как говорят, ворон ворону глаз не выклюнет, рука руку моет. Потому и трудно, но надеемся, что прилетит ласточка, которая принесет нам весну. Думаю, что люди все-таки очнутся, начнут сравнивать, судить и поймут, что так, как было раньше, нехорошо, история недолжна повторяться.

Свободная Европа: Как вы, будучи учителем, объясните деду Иону и тетушке Марии, в чем преимущества сближения с Востоком или с Западом?

Людмила Булига: Если взять хотя бы хорошие дороги, всю помощь мы получаем от Европейского союза – бесчисленные фонды. Люди надеются на лучшую жизнь, мы должны об этом думать. Не слышно, чтобы мы получали помощь из России: все только на словах, а на деле ничего не видно. Думаю, дела значат больше слов. Людей тревожит близость Украины. Боже упаси, чтобы они перешли к нам. У нас Приднестровье. Та же Россия разделила нашу страну и неизвестно, объединится она когда-нибудь или нет.

Свободная Европа: Может ли в обществе возникнуть идея, которая сплотит Молдову?

Людмила Булига: Думаю, да. Если все объединятся и начнут бороться за свою страну.

Свободная Европа: Молдаване – борцы, бунтари или скорее выжидают, чтобы кто-то что-то им дал?

Людмила Булига: Раньше они больше боролись. Нам нужно проснуться, начать думать о нашем будущем. Мы сами можем сделать нашу страну процветающей.

Свободная Европа: Если молдаванину дать удочку, а не рыбу, поменяет ли он свое отношение, станет ли более ответственным?

Людмила Булига: Удочку, а не рыбу? Что-то должно измениться, иначе невозможно. История ведь движется вперед, а не назад.

*

Хараламбие Батог представляет бизнес-среду. По его словам, все предприниматели стремятся к благосостоянию, и единственная гарантия этого благополучия Европейский союз. Но пока стране предстоит долгий путь.

Хараламбие Батог

Хараламбие Батог

Хараламбие Батог: С кем сейчас не поговоришь, все считают, что дела в стране идут не так, как им хотелось бы. Каждый ищет, куда бы примкнуть, следит за тем, какое общественное движение наиболее активно, отражает ли его интересы. Большинство проголосовало за европейскую интеграцию, понадеявшись, что руководство страны выполнит то, чего ждут граждане. Но если бы во время предвыборной кампании ЛДПМ и ДП заявили, что сформируют альянс с коммунистами, то очевидно расклад был бы другим и мы бы не пришли к миноритарному правительству. С тех пор и образовалась эта пропасть, конфликт в уже созревшем обществе. Молдаване начинают брать на себя ответственность, поскольку предыдущие выборы показали, что многие голосовали неосознанно, либо по совету соседа. Люди теперь будут голосовать осознанно и настаивать, чтобы именно их выбор был воплощен в жизнь, а не то, что делает власть, которая, как правило, далека от народных требований и нужд.

Свободная Европа: Что и кто может объединить людей вокруг одной идеи?

Хараламбие Батог: Если взять к примеру прибалтийские страны, там с самого начала все без исключения партии выбрали европейскую интеграцию. У нас нашлось место Додону, Усатому или кому-то еще. Речь не о личностях, а о том, что такое возможно. В стенах нашей крепости трещины и обязательно найдется тот, кто их углубляет. Мы не укрепили стены нашей крепости. Если бы у нас президента выбирал народ…

Свободная Европа: Мы говорим не о «если бы», а о том, что должно произойти, чтобы люди сказали: «Объединяемся вокруг этой идеи, этого человека».

Хараламбие Батог: Объединимся, но люди не допускают фальши. Политический класс играет по своим правилам, это процесс, который касается только их, народ остается вне игры. И тогда этот разрыв обращается в злую шутку.

Свободная Европа: Что такое интересы государства?

Хараламбие Батог: На мой взгляд, интересы государства состоят в следующем: наши корни тянутся из советского прошлого, из русского мира. Мы всегда были близки России. Сейчас, когда давление со стороны России на некоторое время ослабло, мы начали естественный путь на Запад. Интеграция в Европейский союз. Там все думают в первую очередь о своих государствах, всегда говорят об интересах государства.

Свободная Европа: К чему сегодня сводятся интересы государства Республика Молдова?

Хараламбие Батог: С точки зрения власти или народа?

Свободная Европа: И тех и других.

Хараламбие Батог: Интерес в том, чтобы мы перестроились, воспользовались этим благоприятным периодом, пока Россия застряла на Украине, и пока госпожа Меркель нас там ждет. Она пообещала, что Германия инвестирует в Молдову большие деньги. Но мне кажется, что европейцы не понимают, кому они их дают. Более того, ограбление банков привело к дальнейшему расколу. Гагаузы уже хотят создать собственный банк. Они не хотят хранить свои деньги вместе с нами. И теперь я и многие думающие люди, понимаем, что наше государство разваливается. И мы выходим на баррикады, потому что не нормально не замечать происходящего. Если бы люди могли избирать президента, он был бы ответственнее и вмешивался бы в ситуацию. У нас установился партийный диктат, но должен быть один человек, президент, который чувствует, болеет за страну и не может навредить своему народу.

Свободная Европа: У Совета Европы был такой девиз: «Единство в разнообразии». Многие с симпатией отзывались о Молдове, поскольку здесь много нацменьшинств жили в мире и гармонии. И если вы сейчас утверждаете, что у Гагаузии свои капризы, у Приднестровья свои амбиции, что в итоге остается, как обрести единство?

Хараламбие Батог: Я с большим удивлением слушал выступление господина Формузала, который говорил, что гагаузы хотели выучить румынский язык, но у них не было учителей. И спрашиваю наших руководителей: Почему они не смогли выделить на это деньги, ведь это же в наших интересах? Если бы вы отправили туда учителей… Мне известна советская практика, когда русская учила учеников в классе, и они знали русский. Точно так же, если была бы молдаванка учила бы гагаузов и болгар, многие владели бы румынским, молдавским, как они его называют, и стали бы лояльными гражданами, ведь нас разделяет язык. Но этого сделано не было. И я спрашиваю себя, какова политика властей этого государства, если такие важные вещи ускользают из их поля зрения? Если бы мы решили эту проблему, у нас было бы единство, и мы построили бы единую Молдову.

Свободная Европа: В каких условиях могут появиться предпосылки этого единства?

Хараламбие Батог: Нужны четкие меры и политические решения, направленные на укрепление, построение государства. Например, Додон, который ездит в Россию как к себе домой, и привносит элементы сепаратизма только для того, чтобы выйти вперед. Почему его не арестовывают? Власти обязаны реагировать, но этого никто не делает. И в обществе накапливается враждебная энергия. Прошло 25 лет, и мы вернулись к началу. Воронин снова у власти и мы должны бороться с самого начала.

Свободная Европа: Неужели все потеряно?

Хараламбие Батог: Не понимаю, почему я должен умереть при Воронине, почему он десятки лет должен быть во власти? Этот человек определяет стандарты нашего развития.

Свободная Европа: Господин Батог, но его выбрали люди.

Хараламбие Батог: Все верно, но ведь существует и интеллект. Мне лично стыдно, так как европейцы, по всей видимости, лучше нас видят решение наших проблем…

Свободная Европа: Вы гордитесь тем, что вы - гражданин Молдовы?

Хараламбие Батог: Уже нет. У меня есть родственники в Италии, Португалии, Испании, Германии и поначалу мне не хотелось ехать вместе с ними, так как я решил остаться здесь, считая, что народ не должен рассеиваться. Но в последнее время меня все чаще посещает мысль о том, что мне следовало выбрать другой путь. У меня три взрослых сына, которые разъезжаются и говорят мне слова, которые мне больно слышать: „Папа, ты не сумел построить страну, в которой нам хотелось бы жить” и мне нечего им ответить.

Свободная Европа: Но вы строите дом...

Хараламбие Батог: Я его строю и на старости могу остаться в нем один. Но я его строю, потому что так молдаванин заканчивает свою жизнь…

XS
SM
MD
LG