Linkuri accesibilitate

„Приоритет номер один - чистка государственных институтов и хоть в какой-то мере восстановление доверия к политикам”


В завершении недели Валентина Урсу беседует с жителями Кагула, гости программы La sfîrșit de săptămînă - Владимир Солонарь, Виктор Гребенщиков и Константин Оборок.

С недавних пор стали говорить об умении политиков создавать конфликты и, в результате, разобщать народ. О политике разобщения или расколе как форме сосуществования жителей Молдовы поговорим в конце уходящей недели.

Двойная игра правящей власти и оппозиции – еще одна причина раскола в молдавском обществе. Кроме того, людей по-прежнему разделяет проблема идентичности. Вот несколько мнений, услышанных на улицах Кагула.

Если по Конституции, по документам, то мы молдаване. А если опираться на историю, то мы считаем себя румынами. Не думаю, что здесь должны быть ссоры и недоразумения. Но в смысле поддержки левых и правых партий – выйдя из коммунистической системы, и видя, что новая система почти ничего не дает взамен – люди потеряли доверие и к старой, и к новой системам, и к альянсу, который перед выборами говорил, что будет иначе.

Свободная Европа: У власти находится миноритарный альянс. Коммунисты его лишь поддерживают.

Да, поддерживают. Вообще, граждане голосовали за европейскую интеграцию, а не за то, что происходит сейчас в стране. Поэтому я думаю, что люди потеряли всякое доверие и не верят в европейское будущее.

Свободная Европа: А молодежь во что сейчас верит? Какая национальная идея сможет сплотить молдавское общество?

Думаю, к власти должны прийти новые люди. Молдове нужен руководитель из-за рубежа. Если бы это было возможно, то это следовало бы сделать. Так как молдаване не очень умеют руководить.

Идея состоит в том, что до тех пор, пока будет сильна коррупция и бюрократия, никакого порядка не будет. В стране есть достаточно мотивированная молодежь, с творческими способностями. Она борется до определенного момента, потом разочаровывается и приходит к выводу, что не стоит тратить всю свою жизнь на людей, которым всё безразлично, и которые настроены против тебя, не все, но таких немало. Думаю, я выберу для себя более легкий и комфортный путь, чтобы быть счастливой и до тех пор, пока я смогу вносить свой вклад в перемены, я буду это делать, но жертвовать собой я не собираюсь, так как здесь преобладают совершенно другие ценности.

В стране бедность. Бедность разобщает. Каждый думает о том, как выжить.

Свободная Европа: Общество раскололи политики?

Понятное дело, они. По одну сторону богатые, по другую – бедные.

Свободная Европа: Раскалывает ли общество внешнеполитический вектор? Одни ходят на Восток, другие – на Запад.

И это тоже. Одни хотят быть с Россией, другие – в Европу.

Свободная Европа: Кто и как может помочь людям достичь единства и гармонии?

Не могу сказать.

Свободная Европа: Какая национальная идея могла бы сплотить народ?

Мы ждем, что к власти придут новые силы. Гражданское движение наверное единственное, на что может рассчитывать Молдова. Мы ждем единства. Митинг 16 числа был доказательством того, что молдаване объединяются. Ждем поддержки и со стороны Румынии.

Конечно, кто кроме Румынии поддержит нас? Больше некому. Россия никогда не поддерживала Молдову, она нас все время только притесняла.

Россия время от времени бросает нам кость, а Европа нас поддерживает. Скоро произойдет и объединение.

Свободная Европа: Почему среди молдаван нет единства? Почему общество так разобщено?

Политическая система разделена и мнения людей разные, и они тоже разобщены.

Свободная Европа: Общество раскалывают политики?

Политическая система разделяет общество и культуру, определяет социальный статус.

Свободная Европа: Почему общество позволяет себя разобщать? Людьми манипулируют, они не понимают этого?

У них не хватает смелости это признать. Люди из других сел выходят на протесты с открытым сердцем, чтобы то-то изменить, а у нас повсюду кумовство и люди опасаются выйти и высказать свое мнение.

Свободная Европа: И тогда они остаются по разные стороны баррикад?

Да. Иногда случается, что и в семьях люди придерживаются разных позиций, от этого возникают ссоры, так как один поддерживает одну партию, другой – другую. Думаю, что улучшение ситуации в политической и экономической сферах привело бы к гармонизации отношений между людьми.

Свободная Европа: Эта гармония строится на доверии к власти, к политическому классу?

Разобщение коренится в культуре и менталитете людей.

Люди лишены веры.

Свободная Европа: Веры в кого и во что?

В Бога. Люди стремятся лишь к материальным ценностям. Нет веры в духовные и моральные ценности. Поскольку, когда мы во что-то не верим, создается дискомфорт. Это, думаю, тоже ведет к дисгармонии в обществе. Люди скорее критикуют, чем готовы что-то менять.

*

Депутат парламента первого созыва независимой Молдовы Владимир Солонарь, который в настоящее время преподает в университете во Флориде, США, сожалеет, что процесс разобщения общества продолжается. И, по его словам, неизвестно, когда в стране вновь наступит гармония.

Владимир Солонарь

Владимир Солонарь

Владимир Солонарь: К сожалению, раскол общества продолжается, и происходит это, большей частью, из-за неблагоприятного влияния политики, которую проводит сегодня Владимир Путин. Путинский режим в России отличается крайне жестким и агрессивным национализмом и накаляет обстановку, этого не было в 90-е годы. Всё познается в сравнении. Некоторое время политика Москвы более-менее укладывалась в рамки международного права, сохранялось некоторое приличие. Но то, что происходит сейчас, не имело прецедентов в послевоенные годы, за исключением сталинского периода, когда не считались ни с международным законодательством, ни с подписанными соглашениями и декларациями. Поэтому я и считаю, что обстановка сильно накалена. Российская пропаганда настаивает сегодня на идее непримиримого конфликта между Западом и Россией и ставит вопрос следующим образом: либо ты с русскими, либо с Западом. Разумеется, это в большой степени способствует общественному расколу в Молдове. Когда я читаю разные комментарии в интернете, то хорошо вижу, что говорят люди: «вот, те, кто поддерживают Запад, Европу, это аморальные люди, европейцы желают нам только плохого, а русские хорошие» и так далее. Это, конечно же, провокационная риторика.

Свободная Европа: В расколе общества граждане винят политиков. Внешнеполитический вектор тоже разделяет общество, так как часть политического класса пытается убедить Молдову и молдаван, что будет лучше сблизиться с Российской Федерацией. Другая часть политиков и граждан говорит, что видит будущее Молдовы рядом с Европейским союзом. В обществе больше нет связующей силы. Почему внешнеполитический вектор раскалывает общество?

Владимир Солонарь: Я смотрю на это немного иначе. Вы говорите о роли, которую играют политики, но они, большей частью, отвечают тем настроениям, которые складываются в обществе. Предположим, если бы российский, откровенно антизападный вектор не поддерживала значительная часть общества, то даже политики не смогли бы развить эту идею, так как не было бы людей, которые бы за них голосовали, и они бы не прошли в парламент.

Свободная Европа: Считаете ли вы, что простой гражданин понимает, что значит сближение с Россией и сближение с Европейским союзом, каковы преимущества, выгоды и минусы этого?

Владимир Солонарь: Кроме политиков и простых граждан должны быть и интеллектуалы, учителя, комментаторы и журналисты, которые должны объяснять обществу сложившуюся ситуацию. Так как многие из тех, кто пишет, говорит, появляется на экранах телевизоров, не справляется с задачей объяснить происходящее, примирить людей. Их безответственные слова больше будоражат умы, чем способствуют согласию. Да, политики способствуют этому, но не нужно забывать и о других людях, не нужно забывать об историках, ученых и писателях. По большей части само общество должно учиться, как жить в гармонии, а не в разладе. Без этого знания, без этого опыта, без его накопления, не думаю, что можно построить устойчивое общество.

Свободная Европа: Вы видите, что почти ни у кого нет терпения выслушать аргументы за или против. Бывает, еще даже не начал как уже тебя причисляют к тому или иному лагерю.

Владимир Солонарь: Все верно. Я живу в Соединенных Штатах уже 15 лет, дольше всего - во Флориде. Во время Гражданской войны в 19-ом веке этот штат входил в состав Конфедерации, то есть тех, кто выступал против федерального правительства. Вы мне, возможно, не поверите, но это так: последствия этой войны все еще чувствуются и в настоящее время, то есть раскол есть и в Америке, особенно на юге, среди республиканцев, консерваторов, либералов и люди друг друга почти не слушают. Но в чем между нами разница? Она состоит в государственных институтах, в законах, в судьях. В Америке люди думают, что если они проголосовали, то закон следует исполнять, и если кто-то его нарушает, то его арестовывают и сажают, как говорится, на нары. У нас закон не работает, не соблюдается, люди не верят, что государственные институты функционируют и не доверяют власти. Никто никому не верит. Это отсутствие доверия является самым большим изъяном молдавского общества. Его нет не только между народом и элитой, но и в обществе: никто друг с другом не ладит.

Свободная Европа: Отсутствие национальной идеи способствует расколу в Молдове?

Владимир Солонарь: Так и есть, но есть и проблема на более низком уровне: все против всех.

Свободная Европа: Как вы объясняете то, что порой в Молдове происходит раскол и по этническим признакам? Утверждали, что принцип "единство в многообразии" сможет быстро укорениться.

Владимир Солонарь: Верно. Но очень важно учитывать нюансы. У нас выходит, что либо белое, либо черное, но во многих случаях бывает ни то, и ни другое, а нечто среднее или совершенно иное. Например, 9-го мая говорят о великой победе так, будто ты за Россию или против нее. Та война была настолько трагичной и настолько сложной, в ней было столько всего, люди верили в разные вещи, воевали, страдали. В ней были не только герои и, как говорится, плохие, но были и люди, просто жертвы, которые пытались адаптироваться к условиям, которые все время менялись. Нужно учитывать всю эту историю со всеми ее нюансами и с меньшим накалом страстей. У нас будто два лагеря воюют друг против друга, большей частью из-за низкого уровня культуры и невозможности говорить менее предвзято и с большим пониманием деталей. Здесь большая часть вины ложится на историков и ученых Молдовы, чтобы одни могли понять других, видеть реальность во всей ее сложности. Это нелегко, но возможно.

Свободная Европа: При каких условиях можно говорить о единой Молдове, о солидарности и гармонии в обществе?

Владимир Солонарь: Думаю, что в настоящий момент чистка государственных институтов и хоть в какой-то мере восстановление общественного доверия к политикам - приоритет, без этого невозможен никакой прогресс. Говорят о борьбе с коррупцией, но ничего не делают. Посмотрите, Румыния стала чем-то вроде эталона для государств Восточной Европы. Те, кто были ярыми противниками унионизма уже стали говорить, что „Молдове лучше объединиться с Румынией, чтобы бороться с коррупцией, иначе нам не справиться”. Мы пришли к ситуации, когда борьба с коррупцией является самым важным аспектом, самым важным приоритетом для Молдовы, что в результате приведет к восстановлению доверия к институтам власти. Это лишь первый шаг. Кроме того, многое будет зависеть и от церкви, и от интеллектуалов, и от журналистов, от всего общества, с тем, чтобы политическая жизнь Молдовы стала чище и осознанней, осмысленней, чтобы она не сводилась лишь к борьбе между разными враждующими лагерями.

Свободная Европа: Делает ли Молдову уязвимой территориальный раскол страны?

Владимир Солонарь: Да. Но не думаю, что в настоящее время это должно быть приоритетом. В Приднестровье ситуация еще тяжелее, в экономическом плане они полностью зависят от России.

Свободная Европа: Хочет ли Россия видеть Молдову сильной и единой страной или, напротив, желает ее раскола?

Владимир Солонарь: В настоящее время режиму Путина нельзя верить ни в чем. Это режим, который порождает провокации.

Свободная Европа: И не желает видеть Молдову единой и сильной?

Владимир Солонарь: Не только не желает единой Молдовы, но и не желает сильной Украины, сильной Белоруссии. Путин желает доминировать на этой территории и доминировать самым примитивным образом, насилием, не с помощью тонкой дипломатии, а силой и угрозами. То есть, это очень агрессивный и очень опасный режим, поэтому я и не думаю, что правительство Молдовы должно рассматривать приднестровскую проблему в качестве первоочередной. Проблема номер один сейчас общество. И если в отношении общества можно чего-то достичь, то это будет самым правильным направлением развития.

*

Виктор Гребенщиков, бывший советник президента, родом из Сибири, он долгое время живет в Молдове и очень хорошо владеет румынским языком. О том, что разделяет и что объединяет граждан Молдовы, мы поговорили и с ним.

Виктор Гребенщиков

Виктор Гребенщиков

Виктор Гребенщиков: Что их объединяет? То, что они граждане Республики Молдова, живут здесь и многие составляют этническое большинство. И еще всех объединяет православие.

Свободная Европа: А что разделяет?

Виктор Гребенщиков: Политическая борьба, различные геополитические устремления. И этот раскол, к большому сожалению, довольно глубок.

Свободная Европа: Вы можете объяснить, почему молдаване настолько разобщены, когда речь заходит о том, куда двигаться Молдове: на Восток или на Запад?

Виктор Гребенщиков: Меня это не удивляет, поскольку очевидны последствия тех 175 лет пребывания под политическим, языковым, культурным влиянием России. И многие люди, особенно интеллектуалы, понимают, что Молдова и Румыния – родственные страны, и что их разделение не было законным на протяжении истории. И, разумеется, сложно сразу же сблизить эти два лагеря. Помимо этого, граждан Молдовы разделяют разные политические взгляды. И этот затянувшийся переходный период, который вынуждает людей бороться за существование, и в какой-то степени делает из них конкурентов в борьбе за выживание.

Свободная Европа: Существует ли этнический раскол в Республике Молдова?

Виктор Гребенщиков: Раньше его не было, различные этносы жили в мире друг с другом, за некоторыми исключениями, если вспомнить, например, погром 1903 года. Но, опять же, к большому сожалению, этот раскол становится сейчас намного глубже, и мы приближаемся к ситуации, которая была в Прибалтике. То есть, формируются два сообщества, существующих параллельно друг другу, которые мало друг с другом общаются и разделены с точки зрения языка и мышления.

Свободная Европа: Но как простые люди - дедушка Ион и тетушка Мария смогут понять, что Молдове будет лучше с Востоком или с Западом?

Виктор Гребенщиков: Думаю, что материальный аргумент убедительнее всего, но и здесь возникает странная ситуация, когда некоторые сторонники унионизма говорят, что в Румынии пенсии и зарплаты в несколько раз больше, чем в Молдове. Этот аргумент не слышала большая часть тех, о ком вы говорите. То есть, остается некоторое упрямство, гордость быть местным жителем, не исчезают исторические стереотипы. Румынию видят такой, какой она была в период между двумя войнами, но с тех пор многое изменилось. Странно, к немцам мир уже изменил свое отношение, и никто уже не говорит, что Германия сегодня такая же, какой она была во времена нацизма, а в отношении Румынии эти стереотипы меняются очень медленно.

Свободная Европа: Вы можете это объяснить?

Виктор Гребенщиков: Однажды я сказал Леониде Лари, что люди, которых убили, например, в семье, забываются быстрее, чем те, кто в какой-то степени подвергся насилию или унижению. Память о злоупотреблениях румынских властей сохранилась надолго, потому что эти люди жили долгое время и после того, как подверглись тяжелым испытаниям. При этом о людях, умерших во времена голодовки и репрессий, зачастую, к сожалению, забывали. Таким образом, все эти рассуждения о Румынии намного устойчивей, чем память обо всех ужасах, совершенных в коммунистический период.

Свободная Европа: Территориальный раскол делает Молдову уязвимой. Похоже, тех, кто живет в Григориополе, не заботят нужды жителей Оргеева или Комрата, а жители Конгаза не интересуются тем, что происходит в Стрэшенах или в Унгенах.

Виктор Гребенщиков: Да, так и есть. Уже выросло поколение, которое смотрит на Приднестровье как на что-то чужое, где живут люди, которые не знают языка, иначе воспитаны. Это серьезная проблема для объединения Республики Молдова.

Свободная Европа: Что делают власти, чтобы страна стала единым целым?

Виктор Гребенщиков: Должна быть очень мощная дипломатия и развитая экономика. Потому что, если здесь люди станут жить намного лучше, чем в Приднестровье, многие откажутся от своих взглядов, выступят в поддержку объединения Молдовы.

Свободная Европа: А кремлевские лидеры хотят видеть Молдову сильной и единой?

Виктор Гребенщиков: Я не являюсь кремлевским лидером, не знаю, хотят ли они видеть ее сильной. Но я бы сказал, что официально Россия хотела бы иметь единую Молдову, потому тогда политическая ситуация изменилась бы здесь радикальным образом. Если сейчас, после выборов, ситуация примерно 50 на 50, то если бы произошло это объединение, пророссийские силы стали бы намного сильнее и доминировали бы в стране, по крайней мере, несколько десятилетий.

Свободная Европа: Что значит российское доминирование?

Виктор Гребенщиков: Российское доминирование означает ориентацию в сторону России, то есть поведение наподобие Армении, в большей степени Белоруссии и Казахстана, то есть отдаление от Европейского союза и Соединенных Штатов.

Свободная Европа: Могут ли граждане этого государства решать свою судьбу самостоятельно?

Виктор Гребенщиков: Проходят пять-шесть месяцев и десятки тысяч людей возмущаются этой властью. То есть, многие не участвуют в выборах или голосуют под влиянием различных подарков, и выходит то, что выходит. Потом они видят, что этот парламент им не подходит, но могут сменить его только спустя четыре года.

Свободная Европа: И тогда граждане Молдовы доказывают, что разобщение генетически предопределено?

Виктор Гребенщиков: Я бы не был столь категоричен и не утверждал бы, что это генетическая предрасположенность, но молдаване все-таки разобщены намного сильнее, чем другие народы. Тот факт, что в настоящее время историческая Молдова разделилась на три составные части, то есть на восемь уездов Румынии, Республику Молдову и самопровозглашенную приднестровскую республику, говорит о многом.

Свободная Европа: При каких условиях может идти речь о единой, процветающей Молдове, которая знает, чего хочет?

Виктор Гребенщиков: Граждане Молдовы должны понять, что их судьба зависит в первую очередь от них. Они должны быть ответственными, участвовать в выборах, делать осознанный выбор, уважать тех, кто придерживается другого мнения.

Свободная Европа: Считаете ли вы, что те, кто представляет политический класс Молдовы, живут по принципу «разделяй и властвуй»?

Виктор Гребенщиков: Многие политики мало думают о гражданах страны, а думают в основном о своей выгоде, и об этом приходится сожалеть. Вот, тот же скандал с кражей денег, невообразимой по своим масштабам кражей, говорит о многом. Эта безответственность, разумеется, создает в стране большие проблемы. Было бы лучше, чтобы те, кто занимается бизнесом, меньше занимались политикой, так как совмещение этих двух видов деятельности ведет, в конечном итоге, к краху.

Свободная Европа: Господин Гребещников, прежде чем подвести итоги этой беседы, я хотела бы спросить вас о том, сохраняете ли вы оптимизм, когда речь заходит о гармонии, о связи между гражданином и политиком, о гармоничной жизни русских, украинцев, румын, гагаузов, молдаван? Есть ли такие перспективы у страны и ее граждан?

Виктор Гребенщиков: Без сомнения, такая перспектива есть, иначе мы бы здесь не жили. Я оптимист и надеюсь, что люди, наконец, найдут между собой общий язык. И, критикуя нынешнюю власть и нынешнее положение в Республике Молдова, не нужно забывать о том, что мы все-таки достигли заметного прогресса за годы независимости. Человек становится свободнее, он больше не боится и человеческая свобода дороже всего.

Свободная Европа: Много лет назад вы приехали жить и работать в Республику Молдова. Образ мыслей Виктора Гребещникова похож на то, как думают Ваши соотечественники, русскоговорящие жители Молдовы?

Виктор Гребенщиков: Хотел бы обратиться к другому смыслу понятия молдаванин, как представителя этнического сообщества. Хочу сказать, что с этой точки зрения русские в Молдове намного солидарнее. Русские активисты знают мои взгляды, но мы все равно продолжаем сотрудничать, пожимаем друг другу руки и уважаем мнение друг друга. То есть, каждая нация, каждое гражданское сообщество должно быть солидарным, тогда оно добьется успеха.

*

Бывший президентский советник Константин Оборок также отвечает на вопрос, кто и что раскалывает молдавское общество

Константин Оборок

Константин Оборок

Константин Оборок: Кто нас разделил? Речь, главным образом, идет о внешнем влиянии. Мы, к сожалению, были неспособны защитить себя на уровне, скрытом от глаз большинства, так как в тогдашней службе информации – КГБ, которое в одночасье из КГБ Советского Союза превратилось в наше КГБ, находившееся на службе независимого государства – не было людей, преданных этой земле, этому народу. У нас долгое время были люди, которые работали на кремлевские службы, реорганизованные в секретные службы Российской Федерации. В целом, на нас извне оказывали влияние более сильные государства, страны, по сравнению с нами более развитые. Это оказало огромное влияние на то, что произошло на этой территории и последствия тянутся еще с тех пор.

Свободная Европа: Господин Оборок, но почему граждане позволяют себя разобщать? Так как они разобщены в семье, в школе, в обществе, в политике, в бизнесе, в диаспоре. Они ссорятся из-за денег, земли, из-за политических должностей, кресел, из-за всего.

Константин Оборок: Мы не сумели изменить правила политической игры таким образом, чтобы выбирая кандидатов мы могли выбрать лучших из лучших, которые стали бы руководить этим государством. Мы оказались у разбитого решета. Во время Великого национального собрания 27 августа 1989 года говорилось, что нам нужно отделять зерна от плевел. Но решето, через которое следовало просеивать людей власти, было разбито лапами нескольких толстосумов. Они запустили свои кулаки, разбили это решето и сеют, а то, что задерживается у них между пальцами, тех они и приводят к власти. А что мы видим в итоге? Уже много-много лет мы видим фигуру из трех пальцев. И тогда возникает вопрос, почему мы не в состоянии подняться, поменять правила игры таким образом, чтобы это решето стало целым и здоровым, через которое мы, на людях, станем выбирать компетентных, преданных, незапятнанных людей, специалистов в своем деле. Сегодня все покупается.

Свободная Европа: Есть ли люди, которые готовы впрячься и повести государство вперед? Ведь все тянут в разные стороны, разрушая это государство.

Константин Оборок: Во всем демократическом мире, в европейских странах, странах американского континента, в самых прогрессивных странах – самый высокий уровень демократии, который начинается с политических партий. Есть ли у нас сегодня подлинная и настоящая демократия внутри политических партий? Я вас умоляю, даже дети знают, что партии находятся в руках их лидеров, и то, что скажет лидер или тот, кто финансирует партию, то в партии и будет. На самом деле, этой страной управляют всего несколько человек. Достаточно пальцев одной руки, чтобы пересчитать, кто правит страной, остальные вращаются вокруг них.

Приведу пример. В начале апреля в Национальном дворце проходила встреча мэров. Там собралось свыше тысячи мэров. Входит председатель партии, это видела вся страна, я даже не поверил своим глазам, когда он начал здороваться с мэрами и в какой-то момент положил одному из них руку на голову и потрепал по волосам, будто какую-то дворняжку. Я не поверил своим глазам. Эта сцена показывает, кем являются мэры для политических лидеров, хотя эти люди работают на местах, трудятся в поте лица. И что мы в итоге получаем? Собираем урожай капризов и фокусов, откормленных политических лидеров, вот в чем беда.

А если бы мы сделали так, чтобы в Конституции был четко прописан порядок выбора власти в избирательной кабинке во всех партиях, чтобы была конституционная норма: всех сверху донизу выбирают путем тайного голосования и без протоколов. Посмотрите, как изменится отношение. Во всех партиях есть компетентные, преданные, образованные люди, которые всей душой желают перемен. Но что толку, если все упирается в капризы и грубость политического лидера? Все упирается будто в стену. Если бы это произошло, если бы сегодня было народное восстание, те, кто были бы во главе этого движения, поняли бы, что следующие шаги нужно делать в направлении кардинального изменения способа взращивания власти в этой стране. Тогда у нас есть шанс на будущее. Без этого очень мало шансов на перемены.

Поставим вопрос таким образом: хорошо, они друг друга сменят, сменят всех, чего и потребовала платформа „За справедливость и правду”, да, поменяем всех, но возникает вопрос, кто это сделает. Есть люди, занимающие должности на конкурсной основе, стоящие на виду, лучшие из лучших специалистов. Верит ли кто-нибудь в действенность этого механизма? Никто не верит, потому что все знают, что те, кто управляли страной до этого, будут управлять ею и дальше. И очень жаль, что мы этого не замечаем и не говорим им об этом.

Свободная Европа: Почему у других наций, у других народов видно, что люди друг другу помогают, переживают один за другого, радуются успехам других, едины перед лицом врага? Неужели молдаване лишены этого дара?

Константин Оборок: Мы не можем так говорить, так как у нас нет этого дара. Он был у нас в прошлом, в наших селах, на наших хуторах, он передавался из рода в род. Мы мягкий народ, дружелюбный с соседями, с народом, с родственниками, так было всегда. Но то, что у нас есть сегодня, это следствие того, что люди, которые находились у власти в последние 20-25 лет, не обращали внимания на то, что находится в основе подлинной демократической жизни, подобно той, что есть в странах, которые процветали раньше и сегодня. Они сменят друг друга, сменятся правительства, одни придут на смену другим, но важно, чтобы эта страна была подобна поезду: как его поставишь на рельсы, в том направлении он и идет, остальное зависит от расторопности, от смены локомотивов, машинистов, но направление и путь остаются теми же. Мне кажется, мы должны делать именно это.

Свободная Европа: Какова национальная идея, вокруг которой смогли бы объединиться как можно больше людей?

Константин Оборок: Национальная идея состоит в том, что на этой земле, все, сколько нас есть и какими бы мы ни были, люди должны стать плечом к плечу, и поставить вперед в первую очередь лучших из лучших, чтобы они нами руководили, управляли этой маленькой страной. Приведу пример. Раньше безграмотные люди в наших селах ходили измерять удой овец. Что это значило для села? Люди собирались вокруг овчарни, каждый доил своих овец и у всех на глазах поднимался кто-либо из хозяев, мерил и говорил: „У тебя ведро и столько-то чашек”. Все лето люди придерживались этого правила, и не было никаких проблем. И никому ни приходило в голову менять этот обычай. И действительно, так измерялся твой труд, твое отношение к овцам, которые тебя кормят. И никто не пытался этого менять. Подобно этим людям, если бы были прямые выборы у всех на виду, без денег, без миллионов, выброшенных на ветер.

Свободная Европа: Господин Оборок, если бы в воскресенье проходили парламентские выборы, ситуация изменилась бы к лучшему?

Константин Оборок: Не думаю, что изменилась бы. Должна подняться сила, которая четко сказала бы людям: „Люди добрые, мы хотим поменять правила политической игры в этой стране, чтобы сделать то-то и то-то”. Есть несколько фундаментальных проблем в этой стране, которые следует решить. Во-первых, реальная демократизация политических партий, чтобы во всех из них проходили выборы, сверху донизу, чтобы знали, что лидер политической партии должен прислушиваться к мнению других. Идеи, решения должны идти со стороны команды людей, которые думают, взвешивают, генерируют идею, принимают решение, и которым лидер обязан подчиниться. Он не должен быть лидером, стуча кулаком по столу: „Я плачу, я руковожу. Партия моя, печать у меня, деньги мои, будете делать то, что я скажу”.

XS
SM
MD
LG